Google+
Нанороботы Вспомнить всё - две недели НА ЗЛОБУ ДНЯ. ЧЁРТОВА ДЮЖИНА СТРАШИЛОК Арнольд
Рассказы читателей: Запретная любовь

Запретная любовь


Каждый из нас — часть великого целого.
Вместе мы — нерушимая общность разнообразия.
Наша декларация — толерантность к любым видам жизни!
Как завещали мудрые предки...
Вестник Галактики, кластер 127584875,
Транссер «Вакуба», издание 778.

Сизые подтёки на стенах, светящаяся плесень в каждом углу, запах криоклопов. Стул, стол, треснутый голоэкран. А ещё — древний, дико провисающий навларовый гамак. И след под ним. Сотни лет, миллионы задниц самых фантастических форм и конфигураций поработали над этой «картиной эпохи». Пройдут ещё сотни лет, и яма в полу, возможно, обретет завершенные формы. Например, примет вид далёкой галактики, где нет всепоглощающих позора и лжи. Потому что нет разума. Квадриллионов извращенных наномозгов, болтающихся в узкоспециализированных оболочках для потребления и передвижения.

Но этого не будет. Какова эпоха, таков и след. Эпохи более не меняются. Картины не создаются.

Волнение рождает чушь.

Касс ждёт Фло третий час. Легкое беспокойство давно переросло в тревогу. Убогость гостиничного номера делает ожидание ещё более тяжким.

За окном шумит гигантский город-улей. Такой же грязный и страшный, несмотря на фальшивую феерию постоянно длящегося праздника.

Планета Вегас, сектор Анархис. Миллионы казино, отелей и борделей. На подлёте Вегас сверкает, словно клубный шар с блёстками. Эффект создают первые несколько сотен развлекательных уровней. Чем ниже, тем дальше ускользает ощущение реальности. Бандиты, отбросы, фабрики жратвы, свалки. Все это в полунаркотическом смоге и удушающей жаре. Ещё ниже, в кошмарной канализационной системе, по-прежнему обитают аборигены. Ни одна из операций по их полному уничтожению не увенчалась успехом. Жизнь в постоянном страхе сломает кого угодно. Вероятно, поэтому упавшие к ним не возвращаются. Никогда.

Все просто. Однажды в твой мирный цветущий дом вламываются миллиарды уродов и покрывают его вонючим бетонным панцирем. Но им этого мало. Каждый заселённый квадрат перенасёленной планеты начинает сочиться миазмами пороков, большинству из которых даже нет названия.

Когда сознание очищается, коренных жителей нетрудно понять. И простить.

Касс нервно разминает нижнюю пару рук. Верхней наливает себе ещё стакан паршивого местного виски и залпом опрокидывает его, прищёлкнув неестественно мощной челюстью. Крохотные глазки-бусины под узким лбом медленно закрываются. Кассиус пытается расслабиться. Убеждает себя, что все нормально. Ведь Фло говорила, что наглый босс обожает задерживать ее на работе.

Как обычно, приходят воспоминания.

Пот. Море... океан пота. В нем барахтается одинокая личинка. Растёт, дергается. Пытается осознать себя и тут же забыть. Волны ужаса не дают вырваться, даже приблизиться к поверхности. Но однажды просто включается интерфейс, и тебя приветствуют в новом, самом прекрасном из миров. Ты свободен! Голый, беспомощный, на ледяном полу.


Как и все специалы, Касс помнит только один промежуток существования — между пробуждением в резервуаре с биораствором и сегодняшним днем. Все эти годы — лишь боль. Боль — это его жизнь, по состоянию и предназначению. Ещё неделю назад он готов был отдать все, чтобы найти и оприходовать подонка, который заказал его рождение.

Касс не получил право побеждать. Хоть иногда. Хотя бы в одном бою из тысячи. Галактика огромна, но нигде Касс не встречал подобного себе. Возможно, именно поэтому у него всегда была работа. И деньги, достаточные, чтобы намазать их жирным слоем на внутренний комок стыда и позора.

Ускоренная регенерация, превосходная реакция, редчайший имплантат «Контролируемая ярость», неслабый интеллект, наконец. Все, что нужно победителю, настоящему чемпиону. За одним исключением: не извлекаемый без угрозы для жизни имплантат повиновения «Боксёрская груша».

Специал-боксёр для битья и веселья. Просто Груша.

Вчера Касс лег в семнадцатом раунде, едва не убив противника — популярного на Вегасе фрика по кличке Циклоп. У того почти не осталось адекватного лица. А было ли оно вообще? Теперь огромный нос вплющился в череп. Пасть перекосило, когда один из торчащих клыков от перелома челюсти загнулся внутрь. Одинокий глаз посреди узкого лба стал похож на бельмо, потеряв непонятно куда закатившийся зрачок. Груша поработал как художник, создав из классического урода нечто новое, брутальное. И уже готов был принести жертву искусству — попросту снести Циклопу башку, когда в голове прозвучал треклятый сигнал очередного заказчика, призывающий к повиновению. Официальный имплантат клиники «Счастливое многообразие» должен работать по своему прямому назначению. Таков Закон. Огромная челюсть сама мягко подставилась под пудовый кулак качающегося противника. Свет померк... Но, уже валяясь на ринге, Касс успел заметить, как Циклопа уносят на руках. И улыбнуться.


Каждый, кому становится невыносимо и кто может позволить себе арендовать свободного фристукера, мчится туда. Путь не близкий. Но и не скучный. Фристукеры — народ особый. Настолько древний, что многие из них даже не помнят, как появились на свет. Полностью интегрированный в биокорабль специал-фристукер может многое рассказать о своих долгих путешествиях. Но тебя никогда не покидает ощущение, что фристукеры гораздо более загадочны и могущественны, чем кажутся. Да ещё эти люди, незримо присутствующие где-то рядом в течение всего полета. Они стараются не показываться, но когда ты случайно сталкиваешься с человеком, отвращение и презрение на миг лишают тело подчинения. Это похоже на спонтанный дисбаланс самых глубоких программ контроля. Невозможно сдержать. Словно инстинкт у животных. Придя в себя, ты замечаешь, что человека уже нет. А может, и не было. В любом случае, по прибытии надолго забываются и приятные беседы с фристукером, и случайные встречи с людьми.

Вот он — великий оргазм каждого специала! Центр галактики. Миллионы звёзд совсем рядом. Настоящий праздник, ради которого стоит жить. Всего несколько минут безграничного восхищения, и ты снова заряжен на долгие годы страданий. Но в эту самую минуту ты понимаешь: не хватает чего-то ещё. Становится до боли тоскливо. Еще немного, самую малость, и ты осознаешь, как стать самым счастливым специалом на свете. Но катарсис постепенно проходит. Остаётся лишь энергия космоса. Потом, каждый раз пробуждаясь или приходя в себя, ты сначала активируешь внутренний интерфейс. Долго смотришь запись далеких звёзд. Затем открываешь глаза, понимая, что великолепная картина стала ещё немного тусклее. Вскоре исчезает и восхищение, даже память о нем.

После небольшой реабилитации специал-букмекер — многорукий шар с десятками лиц — похлопал Касса по широкой груди, сунул пачку космоюаней и поведал, что может устроить бой со знаменитым Кожаным ублюдком. Пока Касса как следует не просекли на планете. Деньги очень приличные, однако у Касса должны быть сломаны две руки и выбит глаз. Страховка все покроет. Но есть ещё один незначительный нюанс. Ублюдок желает вставить Груше в энное место государственный флаг сектора Анархис.

Тут и случилось невероятное. «Контролируемая ярость» впервые дала сбой. Касс схватил букмекера всеми четырьмя ручищами и просто швырнул его в окно, пожелав прекрасного многокилометрового полёта в гости к самим аборигенам.

Убийство неидентичного специала — тяжелейшее преступление. Так же как и любовь к нему.

Возможно, именно поэтому за одним преступлением сразу последовало другое.

Ярость Груши вырвалась на волю в полной мере. Касс несся словно специал-усмиритель, вышибая двери, расшвыривая прохожих, перепрыгивая широченные участки между зданиями и нагромождениями металлоконструкций.


Он вспоминал женщину, человека. Тёплые нежные руки, преданные любящие глаза, ощущение величайшего счастья. Странное слово — мама. Где-то уже слышал.

Вдруг — ужасная боль утраты! Тьма отчаяния ледяными языками выжигает нутро. А ещё — ненависть. Жуткая ненависть к тем, кто отобрал женщину. Навсегда.

Чья эта жизнь? Зачем его так мучают?! Удалите эти лживые, такие жестокие воспоминания. Пожалуйста! А еще лучше замените весь кластер мозга целиком, в котором они хранятся. Нет, постойте! Передумал... Стойте! Не надо!!!

Мама, мамочка...


«Запомни, боксёр! — говорил старый специал-инструктор. — Хотя ты изначально и создан боксёром, это не отнимает у тебя права стать полноценным гражданином нашего великого общества. А сделать это ты сможешь, только добившись максимальных результатов в своей функции. Законными способами. Будь не просто боксёром, будь бойцом! И когда-нибудь, возможно, у тебя появится шанс выбрать функцию, которая тебе действительно интересна».

Проклятое трепло! Конечно, этот ржавый говорящий ящик уже знал, КАКОЙ перед ним боксер. И каковы его шансы стать бойцом.

Ложь, обида, злоба, страх.

Как генерировать хотя бы одну положительную эмоцию, если не знаешь ее программный код?


Очнулся Касс в тёмном переулке за мусорным баком. Могучее тело болело, словно отработало стораундный максибой. Касс закрыл глаза, активировал навигатор и ничуть не удивился. Он несся более трёх часов и пришёл в себя за восемьдесят километров от места преступления. Тридцатью шестью уровнями ниже, в спецквартале закусочных и магазинов для обслуживающего персонала.

Накатил дикий голод. Десятки имплантатов требовали немедленной энергетической подпитки.

Чувствуя на себе удивлённые взгляды немногочисленных прохожих, Касс практически вполз в ближайшую забегаловку. Только проглотив тройную порцию брикетов и запив её ведром патоки, Груша, наконец, почувствовал себя лучше. Красные столбики интерфейса жизнеобеспечения под прикрытыми веками перешли в зелёную зону. Он откинулся на спинку дивана, поднял глаза и увидел специала-официантку, которая его обслуживала.

— Желаете рассчитаться? — вежливо спросила она, изящно покачиваясь на хромированном колесе, которое служило ей ногами.

— Ж-ж-желаю, — промямлил Касс. И пропал.

Это была Фло.


Глаза — голубые, зеленые, красные, вообще без зрачков, фасетчатые, квадратные, ромбовидные, обручем вокруг головы, выпуклые, на стручках, огромные, как блюдца, мелкие бусины...

Тысячи, сотни тысяч, миллионы ликующих болельщиков.

Все провожают ором, свистом, рыком, градом аплодисментов «победителя» — влекомого помощниками по следу из собственной крови и соплей Циклопа.


Протяжный трубный рёв раздается с улицы. Стены отеля дрожат.

Касс открывает глаза, резко швыряет стакан в большую настенную рамку с облупившейся позолотой. Веер осколков увлекает за собой на пол табличку с вычурной надписью: «Не опустись до человека! Будь полезен обществу».

В окне медленно проплывает огромный рекламный цеппелин клиники «Счастливое многообразие». Внизу, на проекции голоэкрана, вереница ярких образов: реклама туристических «прелестей» Вегаса, новейших имплантатов; агитация Департамента усмирителей и даже демонстрация новейших специалов.

Казалось, штат цирка галактических уродов укомплектован под завязку. Не тут-то было! Касс с удивлением и презрением смотрит на новую чудовищную разработку клиники — специала-чистильшика. Большую скользкую гусеницу, с ярко-синими вращающимися энергетическими ободами на сочленениях. В углу экрана сверкает надпись: «Безопасная планета — счастливая жизнь! Очистим Вегас от подземной клоаки. Покажем гадким аборигенам настоящих хозяев планеты! Решись на трансформацию — и дополнительный иммунитет от очеловечивания твой!»

Говорят, Единораса специалов произошла от людей многие тысячи лет назад. Касс уверен: каждый из сонма функциональных уродов в галактике готов понизить уровень, сменить новые имплантаты на доисторические, многие — даже умереть, лишь бы вновь не обернуться приматом. Так называют людей специалы высшего уровня — управленцы. Кто такие приматы, давно никто не помнит. Это и не важно. Для большинства люди — это изгои, рабы. Но они точно не уроды, и их жизнь — не цирк. Касс теперь глубоко убеждён в этом. Пусть его глазки так и останутся крохотными. Но внутри бывшего Груши растет что-то невероятно сильное, тёплое, такое приятное. День за днём оно становится все больше. И Касс начинает видеть мир совершенно по-другому, оставаясь бесконечно благодарным той самой дорогой, единственной, которая уже почти сделала его... человеком. Без унизительных физических трансформаций.

Теперь он совершенно точно знает, чего так недостаёт паломникам к Ядру.

Оба сердца Касса начинают учащённо биться. Слабый стук в дверь.

Голосовая активация замка — и в следующий миг милая, драгоценная, такая родная Фло в его объятиях. Сначала Касс думает, что теперь сможет разорвать любого, причем не только на ринге. Он больше не Груша. Теперь можно взять себе какое-нибудь достойное прозвище. Например, Халк. А что! Есть в древней мифологии такой борец за справедливость. Один из первых специалов, видимо. Да ещё такой же зелёный, как и Касс.

Спустя миг он понимает, что больше не способен драться за деньги. Только защищать любимую. И тех, кого она попросит. А деньги... Как-нибудь справятся. Галактика огромна. И, как ни странно, не всегда враждебна.

Мысли постепенно утекают, замещаясь чистым блаженством. Касс тонет в поцелуе Фло. Святая Техносингулярность, как он счастлив!

Под утро Фло читает Кассу удивительный текст, который она назвала незнакомым словом — стихотворение. Когда-то, очень давно, оно было написано одним влюбленным специалом, наказанным за свои безответные чувства. Говорят, у людей есть так называемые поэты. Их стихотворения несравненно более прекрасны. Они рождаются в вихре сильнейших всплесков реальных, не программных эмоций. Но как специал мог создать даже такое?! По меркам Касса – это уже шедевр.

Странный ритмичный текст каким-то чудом окончательно разрывает и без того дискретные логические цепочки в кристаллах мозга. Нейроимпульсы начинают искать иные, неведомые ранее пути. Внутри специала-боксёра окончательно рождается новое существо. На мгновение оно замирает…

Положительные эмоции не имеют программного кода! Они рождаются самим естеством. Если ты живой, тебе не нужны никакие имплантаты, чтобы быть счастливым! Озарение молнией проходит через кластеры мозга, выжигая ядовитые кристаллы, наполненные вековой злобой. Из глаз Касса вырываются яркие фиолетовые лучи. Тело искривляется дугой и расслабляется. В глазах больше нет странного света, теперь в них только жизнь и любовь.

— Милый, любимый, что с тобой! — словно издалека кричит Фло. Обняв его голову хрупкими руками, она покрывает лицо гиганта нежными поцелуями, солёными от слез.

— Все хорошо, родная, — улыбается Касс. — Я просто заново родился, вот уже в третий раз. Надеюсь, в последний.


Лучи красного солнца проскальзывают в окно. Следом врываются усмирители. Огромные, напичканные оружием, летающие монстры. Они вышибают двери вместе со стенами. Вламываются в окно. Практически разносят комнату.

Касс бьется до последнего, прикрывая собой Фло. За огромными кулаками многорукого гиганта невозможно уследить. Удары с силой строительного молота корежат тяжелые навларовые панцири «уродов порядка». Массивные усмирители разлетаются в стороны, подобно осколкам дейтановой бомбы. Уровень отеля продолжает стремительно разваливаться, еле удерживая верхний массив здания. Но усмирителей слишком, слишком много...

Ещё выстрел. Крепкая сеть, словно кокон, окутывает бывшего боксёра. Ярость, обида и любовь разрывают Касса на части. Сеть начинает лопаться. Кажется, ничто не сможет его остановить. Но это легко делает знаменитый транквилизатор усмирителей «Сладкий сон». Толстая игла вонзается в шею. Последнее, что приходит на ум: «Недооценил гада. Надо было не выбрасывать его из окна, а засунуть сразу в мусорный аннигилятор. Фло, родная, прости!..»


Приговор суда короткий и справедливый. По меркам помпезного Вегаса.

— Специал-боксёр Кассиус Клей по кличке Груша обвиняется в попытке преднамеренного убийства специала-букмекера второго класса Магуайара Тонка, сопротивлении аресту с нанесением ущерба Департаменту усмирителей, а также в порочащей принципы Счастливого общества нейросинтетической любовной связи со специалом-официанткой Флоренс 707285. Учитывая предыдущую полезность подсудимого по осчастливливанию общества, суд смягчает наказание. Аннигиляция сменяется на трансформацию в человека. С конфискацией имущества, обновлением памяти, вживлением имплантата «Покорность» и отправкой на пожизненные работы по обслуживанию специалов-кораблей класса «Фристукер» в орбитальных доках Вегаса.

Тело судьи целиком состоит из мантии, которую венчает треугольный колпак. Никаких эмоций в голосе. Для чего этому клоуну нужны минутные паузы? Сбой напряжения в тайном имплантате «Справедливость до суммы в миллион космоюаней»?

— Специал-официантка Флоренс 707285 приговаривается к наказанию в виде программы «Реабилитация с чистого листа». Стирание памяти с лишением всех накопленных бонусов и направление в спецшколу «Общепит во благо».

Раздается противный звук зуммера. Это значит, что процедура вынесения приговора окончена. Судилище завершено.

— Апелляции подаются в течение трёх стандартных суток в Верховный суд галактики на Фемиде, сектор Демокрус. Поскольку подсудимые не имеют должных средств, решение суда Вегаса признается окончательным и обжалованию не подлежит.

Касс и Фло смотрят друг на друга последний раз. Слезинки стекают по прекрасному личику Фло. Падают. И вонзаются красными иглами в оба сердца гиганта. Вот настоящая боль... Прощай, любимая!

Будущий человек закрывает глаза.

КОНЕЦ ФИЛЬМА.


Джонни блокирует пиратскую программу в мусорном кластере мозга. Затем направленным потоком нейроимпульсов расщепляет её на биты и направляет для окончательного уничтожения во вживлённый на чёрном рынке имплантат «Деструктор пошлости».

Открывает глаза, полные слёз. Привычным движением снимает с кистей садовый инструмент, смахивает солёную влагу рукавами. Сегодня, как никогда раньше, Джонни осознаёт: его личность разрушается. Если и дальше смотреть запрещённые фильмы, впереди его ждёт только стандартная участь их главных героев.

Он надевает инструмент, подхватывает ножницами коробочку с оставшимися капсулами фильмов и выезжает на улицу. В прекрасный сад богатой семьи специала-торговца. Возле большого куста малиновой сирени стоит декорированная урна-аннигилятор. Джонни заносит коробочку над урной. Правая гусеница газонокосилки, на которой покоится тело садовника, осторожно касается рычага урны. Появляется яркий плазменный обруч.

Джонни поднимает голову. Оранжевое солнце Монополии — столицы сектора Демокрус — ласкает нежными лучами этот цветущий и справедливый, по меркам галактики, мир.

Как спокойно... Лишь журчащее, словно ручеек, пение вибросоловья да шелест листвы великолепного сада — предмета восхищения любого специала с новейшим имплантатом «Искусство для народа».

Хозяин вернулся.

Раздаётся мощный гул. Над головой в сторону дворца проносится новейший красавец-фристукер. Космический скиталец словно срывает с Джонни покров оцепенения, увлекая за собой.

Стоп! Ведь эти несносные фильмы — единственное «лекарство» пусть и талантливого, но совершенно никому не нужного садовника от чувств к дочери торговца. Зажатая в руконожницах коробочка начинает предательски дрожать.

Быстрым движением Джонни отправляет фильмы в карман спецовки, резко разворачивается на гусеницах и принимается за работу. Подросшая за несколько дней живая изгородь вновь обретает правильную, приятную для глаз форму.

Любовь между специалом-садовником и специалом-торговкой... Размечтался.



0
ВСЕГО ГОЛОСОВ
0
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться