Google+
Мир Черного отряда Глена Кука Разговор с Борисом Стругацким Вспомнить всё - две недели Звездные войны: Технологии «Star Wars»
Рассказы читателей: Нереализованные возможности

Нереализованные возможности


– В жизни надо всё испытать, – произнёс гость, едва переступив порог замка.

– Да-да, сэр, – поклонился я. – Добрый вечер и добро пожаловать в замок Кентервилей.

Я принял плащ и шляпу юноши и посторонился, пропуская его в холл. Знаменитый, описанный ещё Оскаром Уайльдом холл Кентервильского замка.

Гость остановился, и на лице его возникла растерянность. Я понимаю. Это место подавляет. Здесь начинаешь сомневаться в самых незыблемых человеческих истинах.

– Спуститься в воздушном колоколе на дно Марианской впадины, – пробормотал гость, – подняться на монгольфьере в заоблачные выси, предаться мерзостным порокам в гнуснейших амстердамских трущобах... – Он подошёл к лестнице, ведущей на второй этаж и придирчиво осмотрел перила. – Да, да, порокам...

– Они достаточно прочны, чтобы выдержать ваш вес, сэр, – с деликатностью сообщил я ему.

Гость обернулся словно бы в испуге:

– Вы читаете мысли?

– Нет, что вы. Просто интуиция. В жизни надо испытать всё.

– Золотые слова!

***

Пожалуй, следует рассказать, как и откуда в моём обиталище появились посетители. Дело в том, что у каждого уважающего себя замка есть проклятие. Есть оно и в Кентервильском замке. Нет-нет, призраки здесь ни при чём. Между нами: я не верю в их существование. Горькая известность Кентервиля началась не с Уайльда и его гимна индустриальному мышлению, но со статьи «Невинные радости бытия» опубликованной в одном из новомодных иллюстрированных журналов. Статью перепечатали прочие издания, и наша провинциальная жизнь превратилась в кошмар.

Просто удивительно, как мы, люди, обожаем всяческие списки и руководства, предписывающие, как нам оставаться собой! «Настоящий джентльмен обязан...», «Пять вещей, делающих истинную леди истинной...», «Нельзя называться культурным человеком, если вы не...».

Боже мой!.. Боже мой!..

Подчас кажется: лиши нас всех этих «не...» – и исчезнут джентльмены и леди, утончённые ценители искусств, знатоки моды. Останутся лишь безумные призраки, мечущиеся в подземельях собственных душ.

Скажи кто-нибудь моему гостю, что он сомневается в собственной принадлежности к роду человеческому, тот рассмеялся бы. Но вот незадача: в статье Вирджинии Е. Отис «Невинные радости бытия» (подзаголовок «Сто вещей, которые должен совершить каждый уважающий себя человек») воздушный колокол находится на третьем месте, а монгольфьер на втором. Зад и лестничные перила, трущобы Амстердама, несколько потасканных туристических Мекк... мисс Отис практичная девушка, но многие истинные безумства даже не пришли ей в голову.

Вставить шестым пунктом Кентервильское привидение посоветовал ей я. Тогда это казалось мне превосходной шуткой. Увы! Мой совет повлёк за собой вереницу смертей и сумасшествий. Седьмой пункт списка: «Выбросить этот список в мусорную корзину и просто жить» превратился в насмешку. До него просто никто не добирался.

***

– Что же.. – преувеличенно оживлённо заявил гость, прерывая мои размышления. – Привидение заждалось. Пожалуй, пора осмотреть мои апартаменты.

Я не двинулся с места.

– Ах да, – проговорил он со слабой улыбкой. – Документы. «В моей смерти прошу никого не винить»... Послушайте, вы это серьёзно?

– Более чем, сэр. И мой вам совет: уезжайте отсюда. Я знаю, вы им не воспользуетесь. Я видел многих юношей, подобно вам пытающихся распробовать красоту мира словно суп, зачерпывая ее ложкой и кладя в рот. Вы богаты и пресыщены; вы думаете, мир ничем не может вас удивить... но именно для вас Кентервильский замок особенно опасен. Вы можете погибнуть здесь.

– Я остаюсь.

– Не сомневался в этом. Сэр.

Гость заколебался.

– Скажите... Я читал сочинение мистера Уайльда. Здесь действительно живёт призрак?

– Сэр?.. – Я удивлённо поднял брови. – Призраков не существует.

Мои шаги на лестнице звучали неуместно громко. Пламя свечи колебалось, заставляя тени плясать на стенах. Гость потерянно семенил следом, боясь остаться один в темноте.

– Вы никого не встретите здесь, кроме себя, – продолжал я. – Зачем вам это?

– Но я стремлюсь к полноте ощущений! – с вызовом выкрикнул он моей спине. – Я живу, понимаете?! Не смейте меня презирать! Что, я не вижу?! Эти усмешки, это поджатые губы... Да что вы знаете... вы – червяк, заперший себя в могильной дыре!

...Спорить нет смысла. Когда-то я был глуп и пытался переубеждать их. Впереди у бедняги шестой пункт списка и, если повезёт – седьмой. Газета со статьёй Вирджинии имеет над ним власть, а значит, в отличие от меня он ещё не стал человеком.

***

У входа меня встретил Джон Фокс, наш полицейский инспектор.

– Сэр Симон! – бросился он ко мне. – Каковы прогнозы?

– Неутешительные, Джон, – ответил я. – Второй тип, футляр без футляра. Не думаю, что он выживет.

– Спаси его господь, – вздохнул инспектор. – А нам опять работёнка... И как это в нашем славном королевстве допускают подобные сумасбродства? Вот раньше, под вашим началом, помню...

Моя полицейская карьера – одно из самых светлых его воспоминаний. До полуночи ещё около двух часов, и мы проведём их в «Бескровном Бенедиктинце», кабачке в Аскоте, умеренно напиваясь и вспоминая старые добрые денёчки. Потом вернёмся к замку: юноша мог проявить здравый смысл (который он считает трусостью), и тогда ему понадобится помощь. Инспектор Фокс знает, что я единственный, кто способен ночью войти в замок. Ему самому туда путь заказан: однажды я после долгих уговоров провёл его в подземелья, но обратно его пришлось нести на себе.

– Скажите, сэр Симон, – нерешительно начал Джон, когда мы обосновались в «Бенедектинце», и бармен принёс нам по кружке «Восходящего солнца демократической партии» и блюдечко с сыром и оливками. – Что вы видели там... ну, в замке? Когда спасли меня?

– Ничего, Джон. Я не вижу ничьих фантомов, кроме собственных.

– Иногда мне мне кажется, что вы – истинный призрак Кентервиля... И как же вам удаётся обмануть привидения?

Я медленно отпил из кружки. Кабатчик клянётся, что его «Солнцем» действительно можно счищать ржавчину с цепей. Конечно же, это реклама. В состав коктейля входит кола, смесь адская, но, хвала Уайльду, стиль «Бенедектинца» имеет бешеный успех.

– Дело в том, Джон, – сказал я, – что я действительно испытал в жизни всё. Почти всё.

– Верно. Вы всегда так говорите. – Фокс придвинулся с торжественным лицом: – Я вспомнил, что я видел в замке, – сообщил он. – Воистину, это самое жуткое воспоминание моей жизни.

Я ждал, когда он продолжит.

– Когда я был юн... вот как тот мальчик, что в замке, храни его Господь. Мальчика, а не замок, я имею в виду... Так вот, я хотел жениться. Мэри Статфилд, шестнадцати лет, прекрасна как Ботичеллева Венера... если конечно её одеть и дать подобающее английской леди образование. Её дядя, опекун, препятствовал нашему браку.

– И чем всё закончилось? – спросил я, заранее зная ответ.

Джон кисло улыбнулся и развёл руками:

– Я – провинциальный полицейский инспектор. Нищ, одинок, мечтателен и циничен. А ведь мог бы стать лордом. Или, если бы дела пошли плохо, убийцей. Я ведь всерьёз пытался укокошить старого хрена.

Он прав. Это действительно один из моментов его жизни, добавивший постояльцев в Кентервильском замке. Я коснулся пальцем старого шрама на горле Джона.

– Это оттуда?

– Да.

– Вспоминайте эту историю, Джон, – сказал я. – Вспоминайте её и – кто знает? – если вас ещё раз занесёт в замок, одного или двух фантомов вы не досчитаетесь.

Он кивнул и потянулся к кружке.

Рука его замерла на полпути.

Наши взгляды встретились.

У хорошего полицейского должно быть чутьё на неприятности, иначе он станет хорошим мёртвым полицейским. Я же связан с замком крепче, чем мне самому кажется.

Не сговариваясь, мы вскочили на ноги.

***

Крик мы услышали ещё у входа в парк.

Джентльмены вроде нашего гостя обычно считают себя людьми лёгкими и раскованными. Они и не подозревают как много напряжения прячется у них внутри. Судя по крикам, гость проходил экстренную и весьма травматичную психотерапию.

Взлетев на крыльцо, я рванул ручку двери.

Юноша вопил не переставая, так что я быстро нашёл его – в библиотеке, стоящим на четвереньках у кровавого пятна. Он умудрился порезаться, или же кто-то из фантомов настиг его... Психосоматика – страшная вещь.

На моё появление он внимания не обратил. Это и к лучшему. По крайней мере, он не пытался сопротивляться, когда я схватил его за воротник и потащил к лестнице.

Я думал, что всё обошлось, но передо мной возник фантом. Он был бы похож на меня – если бы я сутулился, питался одними чипсами и пивом и не знал бы слова «спорт».

– Он не поблагодарит тебя, – хмуро сказал фантом. – Такая же эгоистичная свинья, как и остальные.

– Я занят, Саймон, – пытаясь быть вежливым, ответил я. В конце концов, мой собеседник — это тоже я, просто в какой-то момент ему повезло меньше, чем мне.

– Понимаю, – отвечал фантом с напускным смирением. – Но мне нужно поговорить. Неужели это так сложно? Мне нужен совет, поддержка, помощь. Ведь я – это ты.

– Саймон, если я не потороплюсь, этот человек умрёт. А твои проблемы не меняются вот уже десятки лет. Ты фантом, Саймон. Скажу больше: если ты разберёшься со всем этим, ты умрёшь.

И вот тут он меня удивил.

Честно говоря, я даже не подозревал, что он способен на такое.

Когда до выхода из библиотеки оставалось три шага, он захлопнул дверь. Все двери в доме. Я рванул ручку, но тщетно.

Лежащий на полу юноша захрипел, попытался подняться, но тщетно. Удар невидимой ноги отбросил его к зеркалу.

***

Каждый человек – это целая вселенная. Никто не спорит с этим фактом, но подчас мы даже не представляем, что он означает в действительности. Как электронная орбита на самом деле суть хаотичный набор положений электрона, так и мы являемся сгустками вероятностей.

Нереализованных возможностей.

В девочке, которая из-за насмешек бросила балетную школу, скрыта балерина. Скорее всего плохая балерина, не в этом дело. Она есть. Родитель, пожертвовавший ради чад своими увлечениями, пристрастиями и пороками, хранит в себе целое кладбище возможностей. Возможно, там будут великий поэт и великий финансист, священник и гений преступного мира – чем выше цель, тем больше трупиков нереализованных «я» устилают ступени лестницы.

Здесь, в замке иллюзии пропадают.

Мы встречаемся с теми, кем могли стать, но по какой-то причине не стали.

Их вид ужасен. Не каждый способен взглянуть в глаза собственному мертвецу.

Но иногда это приходится делать.

***

Я в отчаянии повернулся к собственному фантому:

– Ты не понимаешь, о чём просишь! Если я решу твои проблемы, нам придётся поменяться местами и тогда...

– Что тогда? Тебе придётся признать, что ты – примитивная личность? Что ты не способен подняться выше толпы? Есть лишь одна причина, по которой я – твой единственный фантом.

Я закрыл глаза.

Он ошибается.

Да, я не блистаю талантами, но не в этом дело.

Нет смысла кататься на всех аттракционах, которые предлагает нам жизнь. Прыгать с парашютом, ездить на слонах, слизывать кокаин с груди проститутки... да, кого-то эта идея привлечёт в восторг, но у меня она вызывает тошноту. Прожить все свои жизни – вот что важно. Именно свои, не чужие. Заглянуть в лицо каждому своему обитателю... это сложно, это больно, это труд и разочарования... но мне пришлось проделать этот путь.

Единственное существо, которым я не стал – это ноющий, вечно всем недовольный неврастеник, запертый в клетке своих страхов.

И вновь впереди этот путь...

Потому что каждая секунда спора приближает к смерти человека, лежащего у моих ног.

– Саймон, – негромко позвал я. – Слушай меня внимательно.

Кажется, нашлось что-то, что смогло заставить этого беднягу замолчать. Мой фантом умолк и выжидательно посмотрел на меня.

– У нашего гостя мало времени. Когда я сделаю то, что ты просишь, ты станешь реален. Я же займу твоё место. Я знаю, ты щепетильно относишься к собственному слову – это твоё достоинство и недостаток. Тебе придётся тащить юношу на плечах. Сделай это быстро. Я кое-что знаю об этом месте и о нас... после обмена ты окажешься в опасности. Возможно, меня разорвёт на множество фантомов, обладающих своими сознаниями – ущербными, малыми, ненавидящими.

– Ты пугаешь меня.

– Я готовлю тебя к жизни. Этот мир не настолько покрыт шоколадом, как тебе кажется из твоей ямы, но и не так уж плох. И да – тебе придётся здорово потрудиться, чтобы стать мною теперешним.

– Но это нечестно! Ты счастлив, ты силён, а мне обещаешь невесть что!

– Ты – это я. Я в тебя верю. Приготовься.

– Дай мне подумать!

– Нет времени.

– Н-е-е-ет!!

...Вы верите в то, что призраки могут дрожать?.. И ведь я не могу на него сердиться. Я помню себя в детстве – о сколько отражений меня обитало в этом замке!.. Он не знает одного: путь, который ему предстоит, не только труден, но и интересен.

– Постой, я открою! Не надо!..

Фантом лихорадочно замигал, высвобождая язычки замков в дверях. Шагнул обратно в пустоту, в затхлую плесень замка с привидениями – всё, что у него было. Нет тьмы, нет света, но есть покой и постоянство.

И блаженная неизменность.

Я подхватил под мышки потерявшего сознание юношу. Слишком, слишком много времени потеряно... Успею ли я вытащить его наружу?

Об этом нет смысла думать. Надо нести. Надо двигаться.

– Позвольте, я вам помогу, сэр.

Фокс подхватил юношу за ноги.

– Фокс?! Ты?!

– Я решил рискнуть, сэр. Знаете, там в кабачке я кое-что о себе понял. Жизнь – чертовски интересная штука. Да, я мог бы стать богачом, мог бы убить, мог выучиться на профессора или погибнуть в колониальных войнах. Это всё я, от этого никуда не деться. Но главная, понял я, фундаментальная истина бытия в том, что...

– Осторожно, голову!

Фокс притормозил, и я сумел придержать голову юноши, чтобы не ударить об угол. Мы повернули юношу, словно шкаф и вынесли его в знаменитый тюдоровский холл. На крыльце, за открытыми дверями суетились врачи, полицейские, зеваки – откуда они берутся, эти зеваки?! – суетились, не решаясь войти.

– Давай, парень, – я перехватил тело поудобнее. – Борись! Седьмой пункт ждёт тебя.

И мы с Фоксом помчались вниз по лестнице.

10
ВСЕГО ГОЛОСОВ
1
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться