Google+
Метательные машины НА ЗЛОБУ ДНЯ. ЧЁРТОВА ДЮЖИНА СТРАШИЛОК 8BIT Вселенная Горца
Рассказы читателей: Поиск

Поиск


За толстым стеклом иллюминатора, поросшим игольчатым мхом изморози, в чёрной пустоте умирала неизвестная звезда.

Неподвижное тело Каспара Линдера лежало в полумраке. Глаза были открыты. Сон не шел к нему. Слабо перемигивались огоньки панели управления. Датчики непрерывно выдавали бисерные цепочки цифр и изломы графиков, информирующие о состоянии корабля и его экипажа. Тихо пощёлкивая, шумел кислородный генератор.

Не отрывая взгляда от стынущего иллюминатора, Линдер тихо заговорил с пустотой:

– Мельхиор, думаешь, мы когда-нибудь найдем его?

Черные соты старого динамика задребезжали, исказив до зубной боли, в общем-то, приятный голос бортового компьютера:

– Желаете, чтобы я произвел подсчёт вероятности встречи?

– Давай, – согласился тоскующий Каспар.

– Боюсь, цифра огорчит вас.

Линдер поднялся с нагретой койки и подошёл к иллюминатору. Протёр его рукавом. Всматриваясь в темноту, ничего, кроме косматого старика, не увидел.

– Сколько я уже здесь? – вопрос был риторический, но компьютер счёл нужным ответить.

– Думаю, что и эта цифра вас огорчит.

– Что?... А… Но все же сколько?

– Сорок три года четыре месяца пять дней восемнадцать часов тридцать четыре минуты и пятнадцать секунд.

«Я уже достиг возраста Олдермена Фишера», – подумал Линдер. Вспомнилось, как он, ещё молодой, сидел в просторном кабинете и слушал Фишера.

– Человечество вымирает! – говорил Фишер. – Это факт, который уже невозможно игнорировать, а скрывать тем более. Еще немного, и мы исчезнем. Так вот Совет намерен избежать этого. Спросите, как? Мы вернём человечеству веру!

– Веру в кого?

– Вот об этом-то и речь! – вскричал старик. – Вот именно поэтому мы и мрём, как мухи. У нас нет веры! А без веры человек жалкий червь! И жизнь его ничего не стоит. Посмотрите в окно! Войны, голод, природные катаклизмы – в прошлом. Мы дали вам всё. Мы освоили Луну и Марс. Но человечество вырождается! Почему? Потому что оно потеряло веру, веру в бога!

– Признаться, я не совсем понимаю, о чем или о ком вы говорите.

– Я знаю, – вздохнул старик, чуть успокоившись, – знаю. Уже никто, кроме членов Совета, и не помнит о боге… Мы наняли около десяти тысяч специалистов. И у всех вас одна задача – отыскать бога… Ну, так что вы скажете?

– Да я даже не представляю, о чем идет речь! Кого я вообще должен найти? Бога? А кто это? Мне нужна хоть какая-то информация.

– Вся информация здесь, – старик положил на стол толстенную книгу.

– И где его искать?

– Задавая этот вопрос, вы заставляете меня усомниться в вашем профессионализме. Но я понимаю, дело необычное, потому и прощаю вас. Все задают этот вопрос, – рассмеялся Фишер. – На Земле вам делать нечего. У человечества было достаточно времени, чтобы отыскать Бога здесь. А вот во Вселенной посмотреть стоит.

Это было давно. Мистер Фишер уже мёртв. Хотя не исключено, что безумный старик подверг себя заморозке, чтобы дождаться окончания поиска. Вот только когда он закончится, одному лишь Мельхиору известно.

Линдер принял участие в экспедиции не потому, что верил в успех. Он надеялся, что огромная и влиятельная корпорация Фишера не станет напрасно тратить такие большие средства. Но прошло больше сорока лет – и ничего. Нет, люди Фишера находили что-то, но, по мнению Линдера, то была ерунда, место которой в «Космическом Паноптикуме». Например, один искатель рассказывал, как оказался на планете, где аборигены занимались теософскими поисками, прибегая к каннибализму. Они считали, что познают бога, пожирая себе подобных. В доказательство был продемонстрирован пузатый коротышка, напоминающий терракотовую жабу. Уродец был последним представителем своей планеты. Куда делись остальные, становилось ясно, стоило взглянуть на его круглое брюхо. Неужели этот искатель всерьёз верил, будто всё сущее создано каннибалом?

В другой истории присутствовала куда более развитая раса гуманоидов. Они не жрали друг друга, а всей планетой пялились в мерцающий куб, который сами же и построили. Искателю удалось выкрасть куб, и он предлагал представить, какой хаос сейчас творится на планете, находя это крайне забавным. На вопрос, что же интересного можно увидеть в этом кубе, искатель ответил, что не заглядывал в него.

Много было всего. Одни считали великими творцами собственные глаза и утверждали, что каждое утро Вселенная заново рождается из чёрного небытия. Другие поклонялись солнцу или океану. Кто-то возводил идолов из минералов и приносил в жертву блестящие камешки, животных, себя – в зависимости от жизненной позиции племени. Низшие цивилизации видели творцов в своих развитых соседях, которые, в свою очередь, преклонялись перед другими, а те и вовсе давным-давно вымерли, оставив после себя развратные барельефы, на которых можно было проследить зарождение их соседей и сделать вывод, что это всего лишь глупая случайность.

Но иногда Каспар надеялся, что кто-нибудь всё же отыщет бога. Тогда его собственные поиски закончатся, и можно будет вернуться домой.

– Время ухаживать за растением, – затрещал компьютер. Мельхиор внимательно следил за уровнем эмоционального состояния Линдера. Ежедневный психологический тренинг стал уже своеобразным ритуалом.

На столике стоял треснутый глиняный горшок. Кривая синяя повязка изоленты не давала ему распасться пополам. Из горшка тянулся изогнутый ствол чахлого деревца. Это была настоящая марсианская сосна. Давным-давно прапрадед Линдер участвовал в массированной колонизации Марса, засаживая Красную планету различными видами растений. Из всего земного многообразия прижились лишь бальтазаровы сосны. Привычных размеров они, конечно же, не достигали, в лучшем случае вырастая до метра высотой, но для флоры Марса это было большим прогрессом. Когда Красная планета стала пригодной для существования, начались активные разработки месторождений, и скудные карликовые рощи постигла земная участь. Все было нещадно вырублено и уничтожено. Теперь единственным живым доказательством, что на Марсе когда-то росли деревья, было только это жалкое деревце.

– А он вообще существует? – вдруг спросил Линдер, сосредоточенно, капля за каплей, увлажняя красный песок.

– Первая модель моего типа была создана, чтобы ответить на этот вопрос, – сказал Мельхиор.

– Получилось?

– М-1 не знал того, что было недоступно человеческому знанию, потому что был создан человеком.

– Но твоя версия считается лучшей на данный момент, и тебе известно больше.

– Если бы моя версия была настолько умна и продвинута, чтобы дать ответ, я бы мог заменить творца собой, игнорируя вопрос. Для человечества это было бы благом.

– Надеюсь, это не случится, – усмехнулся Линдер, аккуратно, пинцетом, собирая сухие иголки из горшка.

– Под моим руководством человек не только смог бы правильно освоить Марс и Луну, но и сохранить Землю в ее идеальном виде. И, конечно же, мне бы удалось справиться с всеобщим коллапсом.

– Чересчур глобальные планы для бортового компьютера.

– Прямо по курсу комета Эдмонда, – сменил тему Мельхиор. – Советую воспользоваться этим для пополнения запасов воды.

– Я лично произведу высадку на поверхность, – ответил Линдер, откладывая пинцет.

– Это крайне опасно, я бы не советовал вам этого делать.

– Если в ближайшее время я не выберусь из этой герметичной банки, – огрызнулся Каспар, уже натягивая термокостюм, – то сойду с ума.

Холодные ночи бесконечного странствия Каспар коротал за чтением материала по объекту поиска, предоставленного некогда Фишером. За столь долгий срок увесистый и плотный том сильно истрепался и заметно похудел, растеряв половину страниц. Но Линдеру удалось сделать следующие выводы: 1) все попытки бога наладить жизнь на Земле не увенчались успехом; 2) у бога своеобразный, если так можно выразиться, подход к воспитанию человечества.

«Так почему же Фишер думает, что появление бога на Земле исправит наше плачевное положение? – думал Каспар, залезая в скафандр. Разряженный воздух шлюзовой камеры не давал сделать полный вдох. Закружилась голова. – Может, старик чересчур очеловечивает трансцендентную сущность бога?.. Несмотря ни на что, он хочет верить?..»

Линдер нацепил шлем, проверил подачу воздуха и уселся на скамейку.

– Высадка осуществится через шесть минут, – прогудел компьютер. – Будьте предельно осторожны.

Камеру пару раз сильно тряхнуло. Каспар инстинктивно вцепился в поручни, хотя был крепко пристёгнут ремнями.

Из «Истории освоения Вселенной», которой Каспар зачитывался еще в детстве, он хорошо помнил, что первыми в космос были отправлены животные: пресмыкающиеся, кошки, собаки, обезьяны. И лишь затем высокоразвитые существа осмелились покинуть свою уютную планету и отправились к издревле манящим звёздам. Но ничего, кроме боли и страдания, они там не нашли.

В биологической иерархии Линдер и Фишер находились на одной ступени, но все менялось, стоило им перейти на социальную лестницу. Вот тут-то Линдер становился по отношению к старику-миллиардеру той самой безродной дворнягой, в чьих глазах был дикий ужас, когда её засовывали в тесную ракету.

Здесь, в шлюзовой камере, Каспар ощутил всю никчёмность своего существования, где бы он ни находился: в крохотной комнатке на Земле или в ещё более тесном корабле на просторах Вселенной.

Ступив на поверхность кометы, Линдер утонул в облаке газа и пыли. Он безвозвратно бы заблудился, не будь пристёгнут углеродным тросом к роботу-бурильщику, которым управлял Мельхиор. Может, действительно незачем было сюда лезть?

– Оставайтесь возле бурильщика, – посоветовал Мельхиор.

Захотелось съязвить, что и без того чувствуешь себя собачкой, которую выгуливает робот-прислуга. Пришлось прикусить язык: высокоинтеллектуальный компьютер не распознает сарказм и замучает бесконечными тестами на психическую адекватность.

Белая пелена. Едва различимо мерцание рубинового огонька бурильщика. Пытаясь разглядеть поверхность под ногами, Каспар опустился на колени. Ничего не видно. Тогда он встал на четвереньки, максимально, насколько это позволял костюм, склонив голову в скафандре. Голубой лед вперемешку с песком, будто в начале ноября стоишь на берегу замерзшей реки, у самой кромки воды. Песок уже превратился в камень, но река еще борется, бежит, увиливает от ледяной смирительной рубашки.

Протерев ледяное зеркало с вкраплениями космической пыли, Каспар увидел собственное отражение. Оно показалось чужим. Вглядевшись, он понял, что именно напугало его: глаза зеркального двойника были закрыты. Безбровое, тонкогубое, бледно-синее лицо. От неожиданности Линдер шарахнулся назад и упал.

– В чем дело? – мгновенно среагировал Мельхиор, увеличивая подачу кислорода, чтобы успокоить Линдера.

– Лицо, – наконец смог произнести тот. – Направь сюда бурильщика! Быстрее!

Бурильщик вырезал аккуратный куб.

– Доставь его на борт и растопи лед, – суетился Линдер. Внутри куба находилось существо, которого здесь не должно было быть. Существо лежало не в ожидаемой и привычной позе эмбриона, а прямо, скрестив руки на груди, будто покойник в гробу.

– Это противоречит всем правилам безопасности, – заупрямился Мельхиор.

– Не забывай, что я здесь главный! – крикнул возбужденный Линдер. – Выполняй!

Зажужжали гусеницы бурильщика, увлекая за собой глыбу в сторону корабля.

– Сколько времени потребуется, чтобы растопить лёд и привести его в чувство? – Каспар в нетерпении стаскивал защитный костюм.

– Тридцать четыре минуты, включая карантинную диагностику. Но я не разделяю вашей уверенности в жизнеспособности этого существа. Вы слишком возбуждены и не в силах принимать адекватные решения. Вам следует отдохнуть. Я отвечаю за ваше здоровье и не могу подвергать вашу жизнь опасности. Поэтому управление кораблем и его экипажем переходит под мое начало до тех пор, пока вы не будете владеть собой для продолжения дальнейшего командования.

– Ты этого не сделаешь, – Линдер прекрасно знал, что предпримет компьютер в данной ситуации. Надеть скафандр он уже не успеет. Воздух наполнился сладковатой дымкой. В горле запершило. Тело стало ватным, голова тяжёлой. Перед глазами все поплыло.

– Я обо всем позабочусь, – голос Мельхиора гулким эхом доносился издалека.

Свихнувшийся компьютер может запросто выбросить глыбу с гуманоидом в открытый космос или вообще уничтожить ее, ссылаясь на директивы о карантине. Но тут Линдера накрыло чёрной волной беспамятства. Ему удалось вынырнуть почти сразу.

Он был опутан проводами. Тихо пищали датчики, на мониторах ползли изгибы линий, цифры сменяли друг друга. Все-таки Каспар вырубился основательно, раз Мельхиор успел перетащить его в медпункт.

– Как ваше самочувствие? – услужливо поинтересовался Мельхиор.

– Что с гуманоидом? – хмуро проворчал Каспар.

– Всё в порядке. Конечно, возникли кое-какие трудности со сканированием тела, но я справился. Вы были правы: он жив. Откуда вы знали?

С первого взгляда гуманоид мало чем отличался от обычного человека. Выглядел как десятилетний мальчишка, с гладко выбритой головой и пронзительным взглядом голубых, светящихся глаз.

– Считаете, это тот, кого мы искали? – спросил Мельхиор.

– Не знаю, – ответил Линдер.

– Значит ли это, что мы продолжаем поиск?

– Нет, – это единственное, в чем Каспар был абсолютно уверен.


На пути к Земле он всё время проводил с мальчиком, пытаясь выяснить, является ли тот искомым объектом. Однажды мальчик сказал ему:

– Ты так сильно хочешь вернуться домой, что для тебя не имеет особого значения, тот ли я, кого ты искал. И твоя вера в меня основана на желании вернуться. Ты понимаешь, что тебе будет трудно убедить людей? Ведь мой внешний вид не позволяет воспринимать меня всерьёз. Человечеству будет легче поверить, что ты являешься творцом вселенной, нежели какой-то мальчишка. И ты хочешь, чтобы я дал тебе веру.

Каспар молча хмурил густые брови.

– И ты ничем не отличаешься от своих друзей, – продолжал мальчик, разглядывая так полюбившееся ему кривое деревце, – которые обрели свою веру или же обман, избрав каждый своего бога, будь то каннибал или же светящийся камень. В тебе нет веры, но есть сомнения, которые мешают тебе. Ты никогда не обретешь бога, Каспар. Без веры – никогда. И для тебя, даже я если сотворю сейчас настоящее чудо, я буду лишь билетом домой, который позволит тебе с чистой совестью вернуться. Тебе, в отличие от других, бог не нужен. Ты сам есть бог в себе, но не хочешь или же просто боишься это понять и принять.

Мальчик замолчал.

– Дереву тесно в маленьком горшке, поэтому оно такое хилое и уродливое, – вдруг сказал он.

Больше Линдер с ним не разговаривал.

– Не могу связаться с космопортом, – сказал Мельхиор, когда они вышли на орбиту Земли. – Никто не отвечает. Но я смогу посадить корабль.

Странное чувство страха овладело Линдером. Это не был страх смерти или же боязнь прохождения атмосферы. Какое-то томящее душу мрачное предчувствие. Он обернулся и наткнулся на взгляд улыбающегося мальчишки. Стало легче.

«Я слишком стар», – подумал Линдер, когда корабль стало трясти. Сейчас их расплющит или разорвёт на части. Надо было отправить мальчишку в спасательной капсуле, а самому остаться здесь, потому что большую часть своей жизни Каспар провел в глубоком космосе. Что, если теперь он не сможет жить на Земле и ему нельзя будет вернуться домой?

Их тряхнуло в последний раз. Линдер не шевелился, прислушиваясь к ощущениям, пытаясь понять, жив он или всё же умер. Сердце бешено билось о ребра, было трудно дышать.

– Я хочу выйти, Мельхиор, – выдавил Каспар. Шатаясь, пошел к шлюзу. Не хватает воздуха. – Сейчас же! Открой дверь!

Компьютер молча повиновался. Люк с шипением опустился. Непривычно яркий свет резанул отвыкшие от него глаза старика. С трудом удалось спуститься вниз. Ноги в тяжёлых ботинках вязли в песке. Горячий ветер бил в лицо. Пустыня.

– Где мы?

– Я провожу анализ данных, и… – Компьютер сделал паузу, чего с ним раньше никогда не случалось. – Ничего не обнаружено. Планета мертва. Здесь нет жизни.

– Ты что-то перепутал! Может, во время посадки растряс электронные мозги? Или мы ошиблись планетой? Отвечай, Мельхиор!

– Все верно. Это Земля, и она мертва. Мы отсутствовали слишком долго, за это время планета прекратила свое существование.

– Нет, – старик помотал головой. – Нет, нет!.. Это не правда!.. Ты обманываешь меня!..

– Зачем ему это? – подошел мальчик, щурясь от солнца.

Обессиленный старик повалился на колени и зарыдал:

– Что мне теперь делать?..

– Посади дерево, – мальчик протянул ему горшок.

0
ВСЕГО ГОЛОСОВ
0
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться