Google+
uNIVERSAL Космическая музыка ЕСЛИ БЫ. УТОПИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ZOMBIE
Рассказы читателей: Частная собственность

Частная собственность



2342 год от Р. Х., 14 марта, Париж, 04.52 местного времени


Тёмные коридоры музея слабо освещались фосворенторами, имитирующими средневековые факелы. Собственно говоря, никакой необходимости в них не было: камеры слежения работали в целом спектре визуальных режимов, от инфракрасного до нейтрогавитационного. С другой стороны, расходы на инопланетную плесень невелики, пусть светится…

… Тень, быстро двигавшаяся по коридору, не опасалась ни робких отсветов псевдо-факелов, ни камер, ни датчиков. Новейший спецкомбез из тех, что постоянно совершенствуются лабораториями Семаноры для индивидуумов, не отягощенных почтением пред федеральным законодательством, полностью скрывал малейшие гравитационные колебания.

Тень быстро просочилась в зал временных экспозиций и так же быстро нейтрализовала сигнализацию у стеклянной пирамиды. Грабитель перемахнул через цепочку и сделал несколько шагов к витрине. В нескольких дюймах от него на алом бархате застыл чёрный матовый шар. Вчера вечером он был привезён в Лувр и уложен сюда под беззвучные вспышки снующих в воздухе фотодроидов и сдавленную ругань протискивающихся поближе репортеров с диктоэдрами. Преступник удовлетворенно вздохнул, но комбинезон поглотил его вздох. До датчиков и камер не донеслось ни звука, ни дуновения.

Внезапно шар, зависший в двадцати сантиметрах от поверхности, приподнялся и засветился.

Звякнуло бронированное стекло, и экспонат ядром вылетел на середину зала, свистнув у щеки грабителя. Тот потрясенно обернулся, но шар мгновенно переместился за спину вора. Его свечение заметно усилилось, переходя в красную часть спектра.

Грабитель перекувыркнулся и мгновенно оказался на другой стороне зала. Шар метнулся к нему.

В досье человека в спецкомбезе был указан уникальный результат теста по психоустойчивости: девяносто семь и семь из ста. Он никогда не требовал отпуска после заданий. А сейчас по железным нервам профессионала что-то шкрябало, как ногтём по штукатурке. По спине пробежали колючие мурашки. В грабителе нарастал совершенно иррациональный ужас – а ведь шар пока ничего не делал, летал себе да светился.

Модные детские светильники тоже летают и светятся. И мигают периодически. Правда, они ещё и поют колыбельные, а шар левитировал в полнейшей тишине.

«Гробовой», – неожиданно для себя подумал человек и облизнул невидимые губы.

Сваливать, сваливать, сваливать от этой хреновины, и куда подальше! Пятясь, он зацепился за цепь ограждения какой-то витрины, снова звякнуло стекло, и на этот раз наконец-то заорала сигнализация.

– Стоять!!! – это проснулись динамики.

Шар в ответ вспыхнул оттенком калёного железа.

Человек дернулся и, объятый паническим ужасом, попятился от кровавого света своего преследователя. Пятился и пятился, и, только когда зал остался позади, грабитель понял намерения инопланетной штуковины. Шар медленно загонял объект преследования в комнатушку с табличкой «Для персонала».

Оказавшись тет-а-тет с незримой тенью в тесном пространстве уборной, шар потемнел, помутнел, налился тяжелым багрянцем. Ужас, отразившийся на лице преследуемого, потряс бы видавшего виды психиатра – если бы камера могла засечь лицо невидимки.

Шар начал медленно приближаться к объекту.

И тогда тень заорала.

Из-за сирены её почти не было слышно.


2343 год от Р. Х., 14 марта, Париж, 07.41 местного времени


– Очевидно невероятное, – констатировал детектив Хемминг. – Гражданин наверняка из Семаноры, и я готов обменять свою кредитку на мышиные какашки, если неправильно назову цель его посещения.

– Угу, Лувр хотел посмотреть. А денег на билет не хватило, – мрачно кивнул начальник парижского отделения планетарной полиции.

– Джоконда его явно не интересовала, – продолжил Хемминг. – Правда, он зачем-то сорвал ограждение у витрины «Орлова» из временной экспозиции, которую привезли русские, но я не думаю, что вора интересовал русский бриллиант. Видимо, он просто споткнулся об ограждение и упал на витрину – тут-то и включалась сигнализация. Но со стороны преступника это не было запланированным шагом. Мне кажется, ему заплатили побольше, чем стоит «Орлов», «Шах» и осколки «Куллиандра», вместе взятые.

– Да, господин Негар обмолвился, что планирует получить на аукционе очень крупную сумму…

– И потому он и предоставил вашему музею свою очередную находку? Я предполагаю, в рекламных целях? Чтоб больше заплатили?

– С мерзавца станется… – недобро прищурился начальник парижского отделения. – В прошлый раз он подобным образом выставлял бесценную «Урну Комлиза», уникальную вещь, которая из-за жадности Негара ушла в частную коллекцию. Этот шар, конечно, тоже заинтересует ценителей искусства… Слыхали, кто заявил о своём участии на аукционе?

– Как и вы, полагаю.

– Увы, как представлю бесценный раритет в лапах Семаноры, не имеющей ни единого музея… Это трагично и непостижимо для судеб искусства…

– Успокойтесь, Семанору не интересует ничего, кроме портативных термоядерных бомб и иже с ними.

– Merde! – выругался француз. – Потому «наверху» и отказались от услуг наших детективов, конечно, прислали госбезника!

– Не обижайтесь.

– Да я так. Я, когда этого мерзавца поймаю… вместе с вами… я ведь его с четырнадцати лет… как облупленного…

– Пройдемте лучше к телу, – предложил Хемминг.

Около трупа деловито суетились патодроиды, толстый полисмен надиктовывал диктоэдру наблюдения. Хемминг достал блокнот. Когда он писал, ему лучше думалось.

– Я правильно понял, мсье, что данные свидетельствуют о смерти злоумышленника без постороннего вмешательства?

– Ну, можно и так сказать. По голове его никто не бил.

– И вы утверждаете, что смерть наступила в результате сильнейшего нервного потрясения? Я не ошибся?

– Точно может сказать только тщательная паталогоанатомическая экспертиза. Но то, что говорит портативный медсканер, свидетельствует именно об этом, – ответил француз.

– Он, похоже, того… обделался, – заметил толстяк.

– У профессионала такого ранга сфинктер не в порядке? – хмыкнул Хемминг. – Ну-ну.

Все с опаской оглянулись на зал временных экспозиций, где на алом бархате, в окружении осколков бронированного стекла, затаилась неведомая опасность.

– Интересно, что это за хреновину на этот раз приволок Негар? – выразил общую мысль начальник парижского отделения.


2343 год от Р. Х., 15 марта по стандартному календарю, 09.13 местного времени


– Негар – это такой идиот, который подбирает на сожженных планетах все, что плохо лежит, – объяснял профессор Федюков японцу Нагасиме, эксперту по инопланетному вооружению. – И, главное, тащит все это на Землю. В прошлый раз приволок контейнер с химическими реактивами, достаточными для того, чтобы напрочь изменить всю земную атмосферу. Неужели вы совсем не читаете прессу? Экий вы затворник, коллега. Это же Негар… «Черный археолог», черт его раздери.

– Насколько высока вероятность того, что объект является именно вооружением или иным опасным для земного сообщества прибором? – невозмутимо спросил азиат.

– Никто не знает, – развел руками доктор Доров. – Может, это вообще не оружие, а какой-нибудь предмет искусства. Предварительное сканирование особых результатов не дало, принцип действия остается загадкой, а на подробное исследование владелец добра не дал.

– А что скажет наш юный гений, мсье Сегье?

Луи Сегье, в общем-то, был не совсем юным – в декабре ему стукнул ровно тридцатник, но гением был определенно. А на фоне маститых спецов действительно смотрелся почти мальчишкой, несмотря на свои раритеты: массивную кожаную папку и очки из темно-зелёного стекла в тонкой золотой оправе.

– Как специалист по древнейшим ксенотехнологиям, могу пока сказать одно: шар создала раса, истребившая себя в многочисленных войнах. Но это вам и так известно. Что это такое – бог его знает. Что может принести Земле – господь ведает. Их планеты – одно большое кладбище, и как там Негар отыскал что-то целое, да еще и действующее, – ума не приложу. В общем, исходя из имеющихся данных, можно предположить…

– Что Негару давно место за решеткой.

– Мсье Федюков, я бы не был столь категоричен – ведь это может быть что угодно, банк данных, например, с ценнейшей информацией…

– О том, как угробить себя с наименьшими затратами. То-то Семанора так разволновалась.

– То есть вы не отрицаете, что это может быть и оружие? – поинтересовался Нагасима.

– Не отрицаю, – вздохнул Сегье. – То есть вполне может быть.

– Значит, – констатировал генерал федеральной безопасности Исаак Мейзер, – паршивца надо схватить и выбить из него разрешение на исследование. Судебного решения ждать несколько месяцев, а Негар наймет таких адвокатов, что процесс затянется на века. За это время мерзавец тысячу раз продаст Семаноре эту потенциально опасную – подчеркиваю: опасную! – штуковину. Так что сопли не развозим, берем Негара, бьем его по пяткам бамбуковыми палками и получаем разрешение. Я готов на любые действия, вплоть до устранения владельца. Не поймите меня превратно, он просто побудет в каком-нибудь тщательно охраняемом бункере, может, даже и выйдет на свободу… но… безопасность Федерации. Пояснять не надо?

– Похоже, он нас опередил… – на лице Дорова, поднявшего взгляд от ленты сообщений, стремительно бежавшей по информационному экрану, читалась растерянность.

– Да-а? – протянул Мейзер, и по выражению его глаз присутствующие поняли, что самое время поежиться.

– Поясните.

– Сегодня утром господин Франк Негар обратился к дирекции Лувра с просьбой предоставить ему возможность забрать ранее предоставленный экспонат для собственного использования.

– Простите, а кто позволил?.. – вкрадчиво поинтересовался Мейзер у собеседника.

– Но ведь шар – его частная собственность. И музею не поступало указаний препятствовать законным действиям и пожеланиям владельца.

– Бл-л-лин!..

…Мейзер, имевший преимущественно русские корни, выразился, конечно, несколько иначе, но по тембру голоса все поняли, что он имел в виду.


2343 год от Р. Х., посольство Семаноры, 14 марта по стандартному календарю, 16.56 местного времени


– Я хочу продать этот предмет с аукциона, – упрямо нудел Негар.

Его собеседник вздохнул, отставил кальян, жестом велел внести очередную перемену блюд. Для Негара во льду охлаждалось выдержанное вино.

– Но мы готовы приобрести товар по блиц-цене.

По лицу археолога было видно, что он просто не может представить себе такой блиц, который Семанора могла бы выплатить, а он, Негар, при этом бы не продешевил. Некоторые цифры казались слишком велики для постижения разумом, другие вызывали опасения своей незначительностью.

– Назовите любую сумму.

– Э-э-э…

– Стоимость индустриальной планеты со всем населением по курсу Лиги Рабовладельцев.

Негар вытаращил глаза. Подумал. То ли от жары, то ли ещё от чего-то думалось плохо. Господи… это ж сколько в кредитах-то…

– Две, – твердо сказал Негар.

– Хм.

– Две.

– Ну ладно. Давайте обсудим другой вопрос – передачу нам этого предмета.

– А что тут обсуждать, – хрипло сказал Негар. – Если я вам отдам игрушку прямо здесь, на Земле, меня сцапают за незаконную сделку. Если мы будем проводить сделку честь по чести…

– Я же сказал, аукцион нас не интересует.

– Во-во. Законно вы получить не хотите, потому что мало ли как оно на аукционе сложится… а незаконно на территории Земли я вам эту фиговину передать не рискну. За мной следят.

– Вот это-то нас больше всего и беспокоит, господин Негар. Как вы собираетесь привезти нам шар?

– Просто заберу из Лувра, погружу на корабль и до свидания. Прилечу на ближайший астероид, попадающий под юрисдикцию Семаноры, и выгружу шарик. Всё. Ничего сложного.

Собеседник Негара испытующе посмотрел на «черного археолога».

– Странно. Вы утверждаете, что незаконную сделку на Земле провести невозможно, и в то же время не видите ничего сложного в том, чтобы вывезти уникальный экспонат за пределы Земли.

– Так ведь это ж моя частная собственность, – ухмыльнулся Негар. Он знал, что некоторые чисто земные понятия не всегда понятны другим цивилизациям, даже тем, которые сами некогда отпочковались от матушки-Земли. – Моё это, значит. Я куда хочу, туда и лечу. В космосе чётких границ с колючей проволокой нет. Три измерения плюс гипер! Официально я полечу навестить тётушку на Лапаре, а сам заскочу на ваш астероид, скину груз, а потом власти пусть как хотят, так и доказывают, что я не мусорный контейнер у вас оставил…

– Умно, – похвалил посол. – Но мы бы на месте ваших властей никуда бы вас не выпустили.

– Не посмеют. Вся наша цивилизация построена на священном праве частной собственности. Человек столько лет добивался абсолютного примата права собственности над всеми остальными соображениями! Сколько воплей стояло вокруг того, чем можно ограничить право собственности. А эти бестолковые споры о морали в контексте собственности на предметы искусства и культуры… Может ли владелец сжечь купленный на аукционе портрет кисти Рембрандта? Может ли законный собственник запретить всем читать черновик неизданной рукописи гения? Можно ли продать лунный свет, любовный вздох и чье-то вдохновенье? Радикалы требовали, как известно, передачи всего культурного наследия в лапы государству – немыслимо! Где бы тогда был стимул для нас, искателей, археологов?.. – эпитет «черные» Негар тактично опустил. – Наша цивилизация, мой друг, – при этих словах посол слегка поморщился, но перебивать не стал, – наша цивилизация построена на особой ментальности, где успех и богатство интерпретируется как божественный знак, указующий на праведника… в этом религиозном контексте собственность приобретает характер сакрального посвящения. Гм, – Негар запнулся, – кажется, я цитирую учебник права. У меня вообще-то пять высших образований.

– Да, я сразу в вас признал культурного человека, – вежливо заметил посол.


2343 год от Р. Х., 17 марта по стандартному календарю, 14.11 бортового времени


– Предупреждаем: вы совершаете противоправное деяние. Предупреждаем: полиция и Комитет федеральной безопасности считают ваши действия нарушающими федеральное законодательство. Прокуратура выписала ордер на ваш арест. Вывоз культурных ценностей является запрещенным действием и расценивается как контрабанда. Мы будем вынуждены ввести в действие патрульные перехватчики…

Негар зло пялился на переговорник, словно тот мог ему показать лицо диспетчера. Наглую свинскую харю. Наглого федерального свина. Который хочет прихапать его сокровище. Хотят обойти его, чтобы самим всучить подарочек Семаноре. Чтобы самим получить денежки за две индустриальные планеты со всем их свинским населением.

– Хрен вам! У меня нейтронные демате… – он запнулся, выговаривая, – риализаторы… Пушки, короче, у меня! Только подойдите на расстояние выстрела, я вас по всему парсеку размажу! Федералы недоделанные!

– Господин Негар, предупреждаем: ваши действия расцениваются как контрабандный вывоз культурных ценностей, потенциально опасных вне специализированных лабораторий…

– Я лечу к тёте на Лапару!

– Мы проследуем за вами. В случае отклонения от курса в сторону не принадлежащих Федерации планет мы оставляем за собой право силового захвата. В случае добровольной сдачи мы готовы заплатить вам сумму, определенную лично вами…

– Да у вас бюджет лопнет, если вы попробуете переплюнуть Семанору! Нет у вас столько бабок, и быть не может, шавки учёные!

– Негар, придурок! – это уже был другой голос – начальника парижского отделения, что ли? Негар терпеть не мог этого самодовольного борова, вечно сующегося в его дела. – Ты хоть понимаешь, зачем этим террористам твой шар? На что они рассчитывают? Мы заплатим, мы действительно заплатим столько, сколько тебе надо! Чтобы ты захлебнулся своими кредитками! Чтоб ты потонул в числе нулей, идиотина! Мы тебе весь оборонный бюджет отдадим, остановись ты, ради бога!

– Запомните раз и навсегда: что делать с этой хреновиной, решать буду я и только я! – рявкнул Негар и оглянулся на шар.

Шар, окруженный красноватым ореолом, парил в двух метрах за спиной «черного археолога». Когда Негар возвращался с того пепелища, где он нашел это черт знает что, на Землю, тоже было тяжело держаться и не свихнуться, но от безымянной планеты до Земли было полтора дня.

Сейчас же шел третий день полета, и нервы Негара были на взводе. Пока он держался. До Семаноры оставалось больше недели.

– Негар!..

Негар вырубил переговорник и потянулся к стакану с виски. Он еще кое-как держал себя в руках, но вскоре, похоже, начет пить прямо из горла. Интересно, сколько это – весь оборонный бюджет? Пусть даже меньше, чем стоят две индустриальные планеты, но… по крайней мере, это будет быстрее, и он избавится от шара через каких-то пару-тройку часов. Решено. Еще стаканчик, и пусть федералы забирают свою хреновину.

Шар кружил по командной рубке и вдруг начал стремительно приближение.

– Как же ты меня достал, сука! – всхлипнул Негар и замахнулся на кроваво светящийся шар. У него уже не хватало сил бороться со зловещим ореолом, исходившим от проклятой штуковины. – Отцепись, тварь! Оставь в покое!..

Шар медленно кружил вокруг Негара, наливаясь багрянцем.

– Тварь! Тварь!! Тварь!!! Ты же моя собственность! Моя! Частная!! Собственность!!! – Негар почти разрыдался и, размахнувшись, ударил по шару.

– Сдохни, гад!

Шар увернулся, отлетел и вновь стал приближаться. Перед глазами Негара плыли красные круги. На заплетающихся ногах археолог добрался до шлюза, открыл люк и, извернувшись, пихнул шар прямо в проем. Тот завис посреди шлюзовой камеры и вновь начал приближение к Негару. Но Негар уже нажал на блок, а когда шар отделила от него бронированная стена, плача, открыл внешний люк шлюза.


2343 год от Р. Х., 17 марта по стандартному календарю, 21.06 местного времени


– Этот козел выкинул шар в пространство, – мрачно констатировал Мейзер. – Теперь его не выловишь, разве что случай поможет.

– Вероятность удачного поиска сводится...

– Заглохни! – рявкнул на комп генерал. – Всё, баста. Для порядка пошаримся, но можно прощаться с находочкой.

– А может, поискать на той планете еще чего? – предположил кто-то.

– Ну, поищи, на тамошнем-то пепелище. Может, найдешь. Семанора тебе много деньгов отвалит. Много-много. Как раз хватит, чтоб лечение в лучшей клинике оплатить.

– Так Негар в психушке?

– Плачет и подсчитывает убытки.

Присутствующие подавленно молчали. Наконец, Сегье высказал давно вертевшуюся у всех на языке мысль:

– А ведь мы даже не знаем, утратили ли мы ценнейшую информацию или спаслись от катастрофы.


208 345 год до Р. Х.


«Испытания охранной системы «Эйнавош-Старшестаршего» успешно завершены. Все военные комплексы теперь охраняются системой Эйнавоша. Она работает в спектре жёсткого эмоционального излучения, безопасного при недлительном контакте, но вызывающим резкий шок при длительном воздействии и особенно при попытке несанкционированного завладения частной собственностью. Предлагаем приобрести эту замечательную охранную систему для личного пользования. Теперь ни один гнайгар не залезет в ваше жилище и не похитит любимую кнайпхоа…»

– Ну, начнется, – поморщилась носогубная полость Рагаскха-Среднемладшего. – Сейчас каждый Младшемладший начнет ставить «Эйнавош» на свой сейф с придатками размножения. Не говоря уж о хозяйках, блокирующих доступ к кастрюле с варевом. Как всегда: кто-то придумает умную вещь для военного комплекса, и тут же какой-нибудь ушлый торговец пытается приспособить её для тупого потребителя! Астаремс уйнгар-кха, как ни неприлично это звучит!


2343 год от Р. Х., 23 марта по стандартному календарю, 11.24 по Гринвичу


«Что бы это могло быть?» – ломал голову каждый из участников экспедиции, пытающейся найти хоть что-нибудь на планете, где так повезло Негару.

– Мить, как думаешь, что это была за фиговина?

– Наверное, что-то опасное.

– А может, религиозная, – подал голос Сидх. – На неё, например, молились, а она что-то излучала.

– А что, тоже может быть, – задумчиво согласился Нагоров.

– Ребя… чё спорить – мы, наверное, даже не представляем, что это было на самом деле.

Археологи вздохнули и задумались.

Сейф? Саркофаг? Термоядерная торпеда? Книга? Шкатулка с драгоценностями? Кейс с документами? Хранилище ядовитых отходов? Портативный холодильник с местной выпивкой? Заколлапсированная черная звезда? Скульптура? Свехоружие?

Что бы это ни было, система Эйнавоша свято оберегала частную собственность давно ушедших владельцев.

0
ВСЕГО ГОЛОСОВ
0
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться