Google+
АНИМЕ. TENGEN TOPPA GURREN LAGANN ARMAGEDDON ЭКРАНИЗАЦИИ ФИЛИПА ДИКА кАМША ЭПИК
Рассказы читателей: Суд третьей категории

Суд третьей категории



Старый лесник Маркелыч не любил ходить в Медвежью Падь. Не то чтобы он боялся. Маркелыч, несмотря на свои шестьдесят, был старик бравый, огромного роста, отменного здоровья, широкой бородой. Но, видит бог, с этим местом было что-то нечисто. Каждый месяц лесник, согласно графику, должен был посещать этот чёртов участок. И каждый раз Маркелыч с замиранием сердца уходил в эту экспедицию. Обычно старик обходил свои владения неторопливо, с остановками. Но Медвежью Падь он пролетал быстрым походным шагом часа за два – три.

Вот и сейчас, прислушиваясь к стонам и уханьям, доносящимся из ущелья, Маркелыч грустно вздохнул и сел у высокой сосны. Он, не торопясь, достал из рюкзака чекушку, постелил чистую тряпицу и положил на неё кусок чёрного хлеба с салом. Маркелыч с тоской посмотрел в сторону чащи, перекрестился и, крутанув бутылку против часовой стрелки, в одно мгновение опрокинул содержимое внутрь. Закусив, он неспешно поднялся, глубоко вздохнул, поправил на плече ружьё и отправился по маршруту.


В старой избушке стены имели чисто формальный характер. В щели между досками мог пролезть кулак взрослого мужика. Длинный стол и лавки были настолько колченогими и ветхими, что казалось, будто они в любое мгновение могут рассыпаться. Русская печь, занимавшая треть дома, была черна от копоти. Древняя, морщинистая старушка с большим горбом вытащила из печи с помощью ухвата чугунок и с грохотом опустила его на стол. Брызги из чугунка полетели на колени замшелому старичку. Он недовольно буркнул:

– Ты бы поаккуратней, старая. Новые порты запачкала.

– А ты, пенёк трухлявый, лучше бы женщине помог, а не гундел, – огрызнулась старушка.

Сидящие за столом засмеялись. Помимо старика и бабушки, к трапезе приступили ещё трое: молодой курчавый здоровяк, одетый в греческий хитон, худая девица с лисьей мордочкой и статный, весь седой дед с длинными мокрыми волосами.

– Ну, что ж. Всем приятного аппетита, но не будем терять время, – прохрипел старичок, потянувшись за ложкой.

– Не будем, – хмыкнул полным ртом курчавый здоровяк.

– Мы на суд не опоздаем? – пискнула девица.

Старушка сердито оглядела присутствующих.

– Да ешьте вы нормально, оглашенные! Не торопитесь. Без нас не начнут.

Несколько минут все ели молча. Представительный дед, с головы которого всё время стекала вода, отложил ложку в сторону.

– Спасибо, бабка. Давно такого не ел.

– На здоровье, родимый, – довольно сморщилась старушка.

– А что, – дед мотнул головой, – сегодня кто-нибудь Маркелыча пужал?.. Вроде пора.

Молодой здоровяк хохотнул.

– Да брось ты его. Пусть старик сегодня хоть спокойно прогуляется… Да и не до него сейчас.

Дед неторопливо разгладил мокрую бороду.

– А кто письмо в Москву написал, в «Космопоиск»? – спросил он, оглядывая присутствующих.

– Это Чернобровцеву, что ли? – прошамкал замшелый старичок.

– Ему, ему, касатику.

– Ну, я, – смущённо признался старичок.

– Вот вечно ты торопишься, лешак старый, – буркнула старуха. – А если мы суд проиграем?

– Если проиграем, то уже будет всё равно.

– Это точно, – вздохнула девица. – И куда тогда нам деваться?

Дед хлопнул мокрой рукой по столу.

– А ты не помирай раньше времени… Ещё поглядим…


Судья третьей категории Броксент Абкот проявился на работе в плохом настроении. Из- за технических неполадок он едва не застрял в служебном портале. Перспектива торчать там полдня, ожидая ремонтников, была не слишком желанной. Он плыл по воздуху к залу судебных заседаний, размышляя о несправедливом распределении благ в мире: «Конечно, себе начальство отгрохало дворец правосудия по последнему слову науки и техники. А мы здесь как на планете отбросов».

Мечтой судьи Абкота был переход на следующую ступень карьерной лестницы. Стать судьёй Межгалактического Суда. Но об этом без нужных знакомств можно было только грезить.

«Вот там дела так дела, – продолжал размышлять судья. – Масштаб… А у нас… Мелкие склоки да войны на бытовой почве. То соседи спутник друг от друга прячут, то родственники из-за какой-нибудь зачуханной планетки наследство не поделят».

Наконец, добравшись до зала заседаний, судья пристроился на своё место и посмотрел перед собой. Места для публики были почти все заняты. Кто-то ожидал, когда начнут рассматривать его дело, кто-то просто пришёл поглазеть на правосудие в действии. Судья Абкот посмотрел на пустующие места истцов и ответчиков.

– А где… Эти?

Сидящий на месте секретаря разноцветный квадрат с щупальцами быстро преобразовался в рупор и громко скомандовал:

– Истцы и ответчики по делу планеты, именуемой в материалах как «Земля», прошу проявиться в зале!

Судья Абкот с интересом посмотрел на участников предстоящего дела. И хотя все восемнадцать глаз статуи местного символа правосудия были закрыты повязками, судья, несмотря на инструкции, всегда обращал внимание на внешний вид участников разбирательства.

Истцами выступали три головоногих моллюска с выпученными глазами. У них было что-то общее с праздной публикой, сидящей в зале. Зато ответчики выглядели необычно. Судья вспомнил: нечто подобное он уже когда-то видел. Два старика со старухой представляли старшее поколение. А нахального вида здоровяк и худая, как крысиный хвост (вселенский огонь забери этих бессмертных животных), девица, судя по всему, были ещё недотёпами.

Перед судьёй проявились голубоватые полупрозрачные листы, и он стал изучать дело.

В это время в зале появились ещё трое. Судья Абкот одним маленьким запасным глазком успел заметить, что отряд ответчиков пополнился. На скамью рядом с худой девицей сел молодой человек, какой-то красномордый фрукт с рогами, вокруг которых роились чёрные гудящие точки, и нечто змеевидное с хитрыми узкими глазками.

Судья Абкот отодвинул взглядом в сторону листы дела и, негромко присвистнув, объявил:

– Внимание! Суд третьей категории рассматривает дело о незаконном присвоении планеты «Земля». Согласно пятой статье уложения законов, предлагаю присутствующим в зале подключиться к информационному порталу и выбрать себе внешность разумных обитателей данной планеты. Те, кто этого не сделает, будут удалены из зала.

Среди публики произошло оживление. С кем-то метаморфозы происходили мгновенно, а кто-то растерялся и никак не мог остановиться на чём-то одном. Зал тоже преобразился. Появились ряды кресел, столы, барьеры. На высокой трибуне восседал судья Абкот. Сухопарый старик в чёрной мантии и белом барашковом парике повертел в руке деревянный молоток и с удовольствием шмякнул им о подставку.

– Попрошу тишины в зале суда! – грозно крикнул он в публику и покосился на секретаршу.

Сидящая за компьютером Мэрилин Монро преданно смотрела на своего начальника. Судья Абкот перевёл взгляд в зал. Публика пестрела нарядами всех времён и народов планеты Земля. Генеральские мундиры с ослепляющими орденами, шитые золотом восточные наряды, бриллиантовые короны... На фоне этой мишуры выделялись три Элвиса и четыре Сталина. Но если Элвисы выглядели как близнецы, то Сталины были разными. Один был облачён в зелёный френч, второй – в шинель, а двое красовались в маршальских мундирах. Все четверо дымили трубками.

Судья Абкот с сомнением в голосе поинтересовался:

– Может, вы смените вид?

Элвисы и Сталины переглянулись. Через несколько мгновений в зале остался один Элвис, зато появились Пол Маккартни и Джон Леннон. Сталиных же осталось по-прежнему четверо. Судья Абкот махнул рукой, но тут же взорвался:

– А ну, прекратить курить в зале!

Сталины с ненавистью и обидой зыркнули на судью, но трубки погасили. Судья бросил взгляд на скамью, занятую ответчиками, и, указав пальцем на змеевидное существо, строго спросил:

– А вы почему в таком виде? Я ведь сказал принять вид разумных существ…

Змеевидный ответчик блеснул хитрыми узкими глазками и возмутился:

– Что за дискриминация? Я Тугарин. Полное имя – Тугарин-змей.

– Он, батюшка, всегда в таком виде обретается, – подала голос старушка-ответчица.

– Помолчи, Яга. Я сам за себя постою.

Судья Абкот замахал руками.

– Ну ладно. Чёрт с вами… Продолжаем заседание суда… Кто будет выступать со стороны истца?

Из-за стола поднялся моллюск с серебряным поясом.

– Досточтимый судья третьей категории…

– Стоп! Стоп! – грохнул молотком по деревянной наковальне судья Абкот. – В таком виде вы должны обращаться ко мне «Ваша честь».

Он с типично английской брезгливостью, так идущей к его нынешнему виду, посмотрел на истцов, которые невыгодно отличались от остальных участников процесса. Но закон есть закон. Истцы имели право выступать в любом виде.

Моллюск поправил пояс и продолжил:

– Ваша честь, дело состоит в следующем. Около миллиарда лет назад по земному исчислению нашему народу по ордеру дали во владение планету. Но так как мы существа влаголюбивые, а жить там оказалось невозможно, мы решили какое-то время подождать, пока планета дозреет. А недавно мы вдруг узнаём, что произошёл самозахват и на нашей планете обретаются эти… ответчики. Мы просим выселить их и предоставить планету в наше распоряжение.

Судья Абкот просмотрел предоставленные истцами бумаги.

– Я что-то не вижу. Вы оформили документы на планету или нет?

Из-за стола поднялся моллюск с бронзовым поясом и несколько смущаясь, произнёс:

– Видите ли, Ваша честь, вовремя мы этого не сделали. Думали, что успеем. А потом навалились другие дела, мы и забыли. А когда пришли оформлять, нам заявили, что на нашей планете зародилась местная жизнь и по старым законам мы оформить уже ничего не сможем.

– А что, заселиться не пробовали? – поинтересовался судья Абкот.

– Пробовали, конечно. Мы были там около ста миллионов лет назад.

– И что?

– Да там такие гигантские рептилии ходили… А в океане? Мы таких кровожадных монстров и не видели никогда. Жуть!

Судья перевёл взгляд на скамью ответчиков.

– А вы когда заселились? И документы какие-нибудь есть?

Встал молодой кудрявый здоровяк в коротком хитоне.

– Документов у нас никаких нет, и вселились мы незаконно. Признаём. Но куда нам было деваться? Жить-то где-то надо!.. Кстати, у нас встречный иск. Мы хотим, чтобы планету узаконили за нами.

– Протестуем! – раздалось со скамьи истцов.

Судья Абкот с удовольствием хряпнул молотком по наковальне.

– Отклоняется! По закону ответчики имеют на это право. Тем более что у вас нет надлежащих документов… Между прочим, ответчики, а когда вселились вы?

Горбатая старушка чуть приподнялась.

– Дык, когда они были, тогда и мы заселились, батюшка.

– Я не священник, – грозно пророкотал судья. – Обращаться ко мне – «Ваша честь».

– Дык, я и говорю, батюшка-Ваша честь, – стушевалась старушка. – Сто лимионов лет тому назад.

Судья Абкот удивлённо поднял брови.

– А почему вас эти рептилии не сожрали?

Здоровяк толкнул локтем задремавшего старичка. Тот бодро вскочил, расправил косматую бороду и затараторил:

– Так с умом ведь надо. Ну и что, что ящер. А всё равно животная. Ты к ней по-доброму, и она к тебе ластится. Что ж мы, не понимаем?

Из-за стола истцов вскочил моллюск с серебряным поясом.

– Да в ту эпоху там жить было невозможно! Камни да болота.

Старичок развёл руками.

– Ну так что ж. Действительно, мох да папоротники. Ну так возьми да посади лес-то.

– Я не понял, – насторожился судья. – Так это вы леса посадили?.. А вы кто?

– Я Леший. Специалист по лесам, значит.

– И вы в одиночку…

– Зачем? Нас много таких-то. В каждой губернии, в районе то есть. Как же в одиночку? Попробуй-ка я один тайгу засадить. Смешно.

Из-за стола поднялся кряжистый дед и, тряхнув мокрыми волосами, забасил:

– И насчёт того, что жить там нельзя было тогда, они всё врут. Я вот тоже влагу люблю… Да, поначалу трудно было, но постепенно мы всё водное хозяйство наладили…

– Мы бы и сами наладили! – закричали все истцы разом. – Но, Ваша честь, они нас не пустили на планету.

– Когда такое было? – возмутился Леший.

– А когда ваш трёхголовый летающий ящер наш корабль огнём пожёг!

– Поклёп! – крикнула старушка. – Змей Горыныч не пришелец. Он представитель местной фауны!

В зале начался шум. Судья Абкот начал изо всей силы стучать молотком.

– Тишина в зале! А не то попрошу очистить помещение!

Он стучал до тех пор, пока всё не успокоилось. Тут он заметил, что в пылу не всегда попадал по деревянной наковаленке и в результате расколотил стол.

– Пригласите столяра, – приказал он секретарше и погрузился в бумаги.

В зале проявился разноцветный осьминог. Половина щупальцев была занята инструментами. Он быстро починил стол, время от времени бросая косые взгляды на необычную публику.

Судья движением руки отпустил столяра, и тот поплыл к выходу. Мэрилин Монро кокетливо помахала ему ручкой и послала воздушный поцелуй. Осьминог весь зарделся, помахал ей в ответ и удалился из зала суда.

– Продолжаем заседание, – объявил судья Абкот.

В зале перестали шушукаться. Истцы и ответчики впились глазами в судью.

– У меня вопрос к истцам. На спорной планете существует автономная жизнь. Цивилизации рождаются и погибают, но, судя по докладам наших учёных, развитие идёт в перспективном направлении… Как вы планируете совместное проживание? Не пострадают ли аборигены?

Из-за стола торжественно поднялся моллюск с золотым поясом.

– Ваша честь, согласно законам галактики, мы имеем право требовать выселения аборигенов, если посчитаем совместное проживание невозможным.

– Во даёт, гад! – воскликнул ответчик с рогами и мотнул головой так, что мухи разлетелись по залу. – Он ещё похлеще меня будет.

– А ну, молчать, а то оштрафую! – резко одёрнул нарушителя судья.

Из-за стола ответчиков поднялся молодой парень.

– Разрешите, Ваша честь.

– Слушаю вас.

– Видите ли, перед судебным заседанием я изучал законы.

Неожиданно молодой человек преобразился в четвероногое лохматое животное. Он приветливо помахал хвостом и вновь приобрёл свой первоначальный вид.

– Что это за фокусы? – возмутился судья Абкот. – Немедленно прекратить!

– Это он волнуется, батюшка-Ваша честь, – вступилась за выступающего старушка. – Из оборотней он у нас…

– Да? – с интересом взглянул на оратора судья.

– Успокойся, Вервольфушко, – ласково прошамкала старушка.

– Хорошо, продолжайте.

– Я изучил законы и должен заметить, что действительно, согласно галактическому закону, истец прав. Но, – сделал паузу Вервольф, – согласно межгалактическим законам, кои имеют верховенство, уничтожать, а равно и изгонять аборигенов, если они разумны, никто не имеет права.

Судья Абкот не помнил такого закона, но на всякий случай важно, в знак согласия, склонил голову. Истцы заметно заволновались. Резко вскочил моллюск с серебряным поясом.

– А может, мы с ними подружимся?

– А нам и дружиться с ними не надо, – резко выкрикнул молодой кудрявый здоровяк.

– Это как понимать? – удивлённо спросил судья Абкот.

С места поднялся мокроволосый дед.

– Дело в том, Ваша честь, что мы образуем гармоничный симбиоз с аборигенами. Мы являемся частью их культуры. Мы элементы фольклорного искусства.

Из-за стола приподнялась горбатая старушка.

– Про нас книжки пишут и в киманитографе снимают.

– Если нас убрать, – продолжал дед, – искусство Земли понесёт большую утрату.

– А вы не преувеличиваете? – недоверчиво спросил судья Абкот.

Резво вскочил медноголовый рогоносец.

– Если бы вы знали, Ваша честь, сколько картин написали великие мастера на мифологические темы, сколько музыкальных произведений сочинили классики! А книги?.. Одна Библия чего стоит!

– Это всё слова! – выкрикнул с места моллюск в золотом поясе.

– Что вы хотите этим сказать? – спросил судья.

– Нужны свидетельские показания.

Судья, задумавшись, покачал головой.

– Это справедливо, – он взглянул на ответчиков. – Вы можете предоставить хотя бы одного свидетеля?

Ответчики собрались в кучку и зашушукались.

– Кого мы сейчас найдём? – тоскливо спросил старичок.

– А Маркелыч? – пискнула бабушка.

– А что. Подойдёт, – кивнул дед.

– Тугарушко, золотой ты наш, – засуетилась старушка. – Ты самый молоденький из нас. Сгоняй за Маркелычем.

– Да где я его сейчас найду?

– Он окрест где-то около моей избушки нынче бродит.

– Ну, хорошо, – кивнул змеиной головой Тугарин и растворился в воздухе.

– Придётся подождать немного, Ваша честь.

Судья Абкот важно кивнул в знак согласия.

– Зря вы Маркелыча задействовали, – шепнул кудрявый здоровяк. – Он тут со страху такого нагородит…

– Другого у нас нет, – развёл руками старичок.

В этот момент в зале проявился Тугарин с двумя спутниками. Слева от него стоял ошалевший Маркелыч. Он испуганно водил из стороны в сторону ружьём и икал. По правую длань от Тугарина стоял высокий представительный мужчина в потёртой ветровке. Лицо мужчины обрамляла аккуратно постриженная чёрная шкиперская бородка. Он посмотрел на судью, оглянулся назад и замер под пристальными взглядами четырёх Сталиных. Услышав громкий голос, он вздрогнул и повернулся к трибуне.

– Итак, вы приглашены в качестве свидетелей... Назовите себя.

– Что? – растерялся чернобородый.

– Я говорю, назовите себя.

– Чернобровцев, Владимир, – чернобородый посмотрел на впавшего в ступор лесника и продолжил. – А это Степан Маркелыч. Мы с ним только что познакомились.

– Хорошо, – удовлетворённо кивнул судья Абкот.

– Простите, а где это мы?

– Позже вам всё объяснят ответчики, а пока отвечайте на мои вопросы... И не бойтесь ничего. Вы — свидетель.

– Понятно, – кивнул чернобородый.

– Чем вы занимаетесь?

– Я исследую различные аномальные явления. Я учёный.

– Отлично, – судья повёл рукой в сторону стола ответчиков. – Вы знаете кого-либо из присутствующих?

Чернобровцев повернулся лицом к залу и показал рукой на ближайшего Иосифа Виссарионовича.

– Нет, нет! Свидетель, я имею в виду – кого-либо из ответчиков.

Чернобровцев повернулся к столу и нерешительно пожал плечами.

– Мне эти люди незнакомы.

Из-за стола резко поднялся мокроволосый дед.

– Ваша честь, мы ведь с ним тоже незнакомы. Вы уж как-нибудь по-другому поставьте вопрос.

– Хорошо... Свидетель, ответчики утверждают, что являются частью вашей культуры. Представителями фольклорного искусства вашей планеты... Теперь узнаёте?

Чернобровцев в недоумении смотрел на представителей.

С места поднялась старушка.

– Тебе что, милок, в детстве сказок не читали? Или ты в киманитограф не ходил?

Чернобровцев пожал плечами.

Неожиданно Маркелыч медленно указал пальцем на старичка и хрипло произнёс:

– Это Леший... Я его несколько раз на своём участке видел.

– Верно, Степанушка, – подскочил старичок. – Узнал, родимый... Ты уж извини за прошлое, Степан Маркелыч, больше пужать не буду.

– А- а… В этом аспекте, – протянул Чернобровцев. – Сейчас подумаю.

Он ещё раз оглядел живописную группу ответчиков, с надеждой смотревших на него.

– А вы случайно не Баба Яга? – спросил он старушку.

Та радостно захихикала.

– Узнал, батюшка! Узнал!

– Вы, скорее всего, Водяной.

Дед от радости так тряхнул головой, что забрызгал сидящую сзади публику аж до третьего ряда.

– А вы – чёрт, – сказал Чернобровцев, отгоняя назойливых мух.

– Правильней сказать – Вельзевул, – рогоносец по-гусарски склонил голову – так резко, что исследователю аномальных явлений пришлось отпрянуть, чтобы не попасть под рога.

– А вот вас… – стоя перед парнем, Чернобровцев нахмурил брови.

Парнишка через мгновение превратился в серого волка, приветливо махнул хвостом и радостно заскулил.

– А, я понял. Вы оборотень, – улыбнулся исследователь и перешёл к худющей, постоянно шмыгающей простуженным носом девице.

– Вы, наверное, кикимора.

Девица взвизгнула от восторга и высморкалась. Свидетель оглядел обряженную в хитон, мускулистую фигуру кудрявого здоровяка и неуверенно произнёс:

– Простите, а вы, судя по всему, из Греции… Вы не Аполлон?

– Нет. Я Аластор. Демон мести и гнева. Но географически вы не ошиблись.

Демон повернулся к судье.

– То, что он меня не знает, – простительно. Мы из разных регионов.

Судья Абкот согласно кивнул.

– Свидетель, вы подтверждаете, что ответчики являются составляющей вашей культуры и одушевлёнными предметами искусства?

– Ну, в общем и целом, да… Вообще-то, на Земле у каждой народности таких… м-м-м… предметов искусства – завались. Всех и не упомнишь.

Судья Абкот строго посмотрел на свидетеля и, сосредоточившись, нахмурил брови.

– Суду всё ясно, – он передвинул на столе бумаги и стал отмечать в них что-то карандашом.

В это время Чернобровцев потихоньку вытащил из кармана фотоаппарат и навёл объектив на стол, за которым сидели пригорюнившиеся истцы.

– Протестуем! – закричал моллюск в серебряном поясе. – Мы не давали согласия на съёмку!

Судья Абкот посмотрел на истца, затем перевёл взгляд на свидетеля и, поправив съехавший на лоб каракулевый парик, строгим голосом произнёс:

– Протест принимается.

– Но, Ваша честь, – умоляюще посмотрел на трибуну Чернобровцев. – Ведь такой случай. Мне же никто не поверит!

– Вот и хорошо, – буркнул судья Абкот. – А то начнётся потом. Сначала «давайте дружить», а потом будете просить: «Помогите с высокими технологиями». И ладно бы для развития, а то вы ведь начнёте мир делить. Знаем мы это. Проходили уже… Так что спрячьте свою технику.

Чернобровцев, насупившись, сел.

Судья Абкот принял горделивую позу, трахнул молотком по наковальне и, откашлявшись, начал торжественно вещать:

– Внимание! Суд третьей категории тщательно изучил материалы данного дела и выносит следующее решение: истцы действительно получили планету Земля в пользование, но документов на право собственности не предоставили. Ответчики же заселились на данную планету незаконно. Но ответчики своими действиями способствовали интеллектуальному развитию коренного населения и стали неотъемлемой частью культуры и искусства вышеупомянутой планеты. Суд постановляет: в иске отказать, планету оставить за ответчиками, но при условии оформления соответствующих документов на право собственности в течение трёх земных месяцев!

– Ур-р-ра-а-а-а!!! – заголосил Леший и стиснул в объятиях Чернобровцева.

Размазывая сопли подолом, взвизгнула и бросилась плясать Кикимора. Дородный Водяной бестолково размахивал руками и встряхивал головой так, что над ним появилась небольшая радуга. Вельзевул в экстазе стал плеваться огнём. В заключение Маркелыч саданул из двух стволов в потолок… На том заседание суда и закончилось.


В Медвежьей пади царило веселье. Победу отмечали в бабкиной избушке. На столе блестели маслом рыжики, в деревянных плошках гостей ждали мочёная брусника, квашеная капуста, черемша. Бабка орудовала у закопчённой печи, время от времени выбрасывая на стол очередную порцию горячих пирогов. Леший сидел в обнимку с четвертью самогона. Кикимора, время от времени шмыгая носом, кокетливо поглядывала на кудрявого Аластора. Она учила его лепить пельмени. После каждого тоста на крыльцо выходил Маркелыч и устраивал праздничный салют из своей двустволки.

Упершись локтями в стол и обхватив голову руками, сидел, раскачиваясь из стороны в сторону, исследователь Чернобровцев. Он смотрел на лежащий перед ним фотоаппарат и тихонько причитал:

– Но ведь не поверят же… Не поверят!

Из-за сопок медленно поднималось солнце.

5
ВСЕГО ГОЛОСОВ
3
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться