Рецензия на книгу: Андрей Балабуха «Ахмановские мозаики»Геннадий Прашкевич «Василий Головачев: Человек цели»

Андрей Балабуха  «Ахмановские мозаики»

Издательства: АураИнфо * Выход:  2008 * Серия: Писатели друг о друге

Геннадий Прашкевич  «Василий Головачев: Человек цели»

Издательства: Эксмо * Выход:  2008 * Серия: Грандмастер

Писатели о писателях

Так уж получилось, что в 2008 году одна за другой вышли в свет две работы фантастов «поколения семидесятых», посвященные творчеству их куда более плодовитых и известных коллег. Книга Андрея Балабухи о Михаиле Ахманове (Нахмансоне) составлена из пяти предисловий, написанных в разное время к романам Михаила Сергеевича. Балабуха пытается ввести авантюрно-приключенческие произведения своего коллеги в контекст мировой культуры, вспоминая то Валерия Брюсова, то Даниэля Дефо, то постмодернистскую традицию, то классическую антиутопию от «Войны миров» до «1984». Иной раз речь идет о четкой преемственности, иной раз — об отсутствии таковой, но в любом случае знаковые имена звучат, и в голове у читателя выстраивается определенная смысловая цепочка. Не знаю, насколько автор «Тени Ветра» и «Заклинателя джиннов» разделяет позицию Андрея Балабухи, но читать «Ахмановские мозаики» куда увлекательнее, чем иные романы самого Ахманова.

По совершенно иному пути пошел в «Человеке цели» Геннадий Прашкевич. В этой книге, изданной к шестидесятилетию Василия Головачева, одного из известнейших фантастов современной России, Геннадий Мартович выступил в первую очередь как составитель. Обширные цитаты из бесед с самим Головачевым и его женой Зоей, из переписки ВВГ с поклонниками и его ответов на официальном сайте писателя, из предисловий Игоря Черного к романам юбиляра, и так далее, и тому подобное — вот основное содержание этого небольшого тома. Даже о «невероятном таланте» Василия Васильевича говорит не сам Прашкевич, а Леонид Шкурович, главный редактор издательства «Эксмо». На основе этих материалов внимательный читатель сможет составить представление не только о биографии и творческом пути ВВГ, но и о его взглядах и убеждениях — и это, пожалуй, самое увлекательное. Из интервью с Головачевым мы узнаем, например, что «алфавит древних родовичей Руси состоял даже не из 51, а из 147 букв», что над спин-торсионной теорией «работают многие серьезные ученые», а Вадим Панов недостаточно внимательно изучал «материалы о Гиперборее, и вообще о наших исторических предках»...

Итог: обе вышедшие скромным тиражом книги интересны библиографам и библиофилам — широкому кругу читателей не предназначены.