Жанры. Мифологическая фантастика
Кратко о статье: Что общего между «Американскими богами» Нила Геймана и «Королем былого и грядущего» Теренса Уайта? В основе обоих этих книг лежат легенды — то, во что люди когда-то верили. Борис Невский рассматривает лики мифологической фантастики.

Старая сказка на новый лад

Мифологическая фантастика

История — это правда, которая становится ложью. Миф — это ложь, которая становится правдой.

Жан Кокто

Миф одна из основ человеческого бытия. Задолго до возникновения религии и науки люди пускали в ход фантазию, пытаясь уяснить суть окружающего мира. Почему гремит гром? Что такое звезды? Откуда взялся человек? Миф давал ответ на любой вопрос. Миф зримое отображение детства нашей цивилизации...

Мифологическое фэнтези вплетает традиционные мифы разных народов в ткань вторичной реальности, которая создается авторами современной фантастики. Конечно, условно все фэнтези основано на мифологии. Однако, например, Толкин, используя при создании «Властелина Колец» кельтскую, германскую и христианскую мифологии, творил на их основе уже собственный вторичный мир с оригинальным мифическим сводом. А мифологическое фэнтези лишь переосмысливает и преобразовывает традиционные мотивы и персонажей, которые рождены человеческим воображением столетия назад.

Еще один великолепный миф

Мифы бывают разные — по тематике, содержанию, форме. Есть мифы космогонические, где рассказано о происхождении мира. В антропогонических мифах повествуется о появлении человека. Солярные, лунарные и астральные мифы посвящены историям о рождении Солнца, Луны и звезд. У всех народов популярны мифы о животных, которые наделяются метафорическими человеческими чертами. Появление ремесел, государства, разных обычаев и обрядов — все нашло отражение в мифологии. Иногда мифы с течением веков превращаются в религию.

Миф (от греческого mythos — предание, сказание), повествование о богах, духах, обожествленных героях и первопредках, возникшее в первобытном обществе. В мифах переплетены ранние элементы религии, философии, науки и искусства.

Вокруг Гарри Поттера мифические твари так и кишат.

Наверное, самый распространенный прием мифологического фэнтези — творчески переработать традиционный сюжет. Примером могут служить книги популярного отечественного автора Генри Лайона Олди. Скажем, трилогия «Черный Баламут» — художественное переложение древнеиндийского эпоса «Махабхарата». По схожей схеме — классический миф пересматривается по воле автора — с изменением изначального смысла событий созданы романы «Мессия очищает диск», «Герой должен быть один», «Одиссей, сын Лаэрта».

Разноликие мифы античности.

Древневосточные и античные мифы лежат в основе циклов «Минотавр» и «Меллона» Томаса Бернета Суонна, «Троя» Дэвида Геммела, романов «Битва титанов» Алана Дина Фостера, «Поддельный меч» Эванджелины Уолтон, «Царь Гильгамеш» Роберта Силверберга и многих других.

Весьма популярна у фантастов мифология древних скандинавов. Ее активно использовал Пол Андерсон: «Сломанный меч», «Сага о Хрольфе Жердинке», «Демон острова Скаттери», «Война богов». Особенно интересен последний из романов, где писатель совместил северную мифологию с историческими событиями. После ужасной войны северных богов ван Ньорд мечтает отомстить предводителю асов Одину. Инкарнация Ньорда рождается в человеческом мире как Хаддинг, будущий полулегендарный король данов. Война богов продолжается уже среди людей...

Писатель может принципиально ничего не менять в привычной многовековой мифологии — кроме формы подачи материала. Ведь знаменитые мифы придуманы давно, и с тех пор уровень восприятия читателей значительно изменился. Современный автор служит своеобразным толмачом классического мифа. Так поступил американец финского происхождения Эмиль Петайя, написавший фэнтезийный цикл «Калевала». Взял великий эпос финского народа — и переписал его современным языком по лекалам Толкина.

Долог путь в Вальгаллу.

Впрочем, иногда авторы используют традиционную мифологию лишь как фон, на котором действуют их герои. Так поступила Элизабет Бойе в объемном цикле о мире Скарпсея, где обитают существа скандинавской мифологии — альвы, огненные йотуны, тролли, драконы, альвоторны... А в центре событий — бесконечное противостояние справедливых Огненных Магов и коварных Ледяных Колдунов. Мифологический мир — всего лишь подмостки, на которых разыгрывается бесконечное представление.

Блестящую версию мифологического фэнтези сотворил Лайон Спрэг де Камп в соавторстве с Флетчером Прэттом. Их популярный юмористический цикл о Гарольде Ши — яркая мозаика забавных похождений героя в мирах, основанных на различных мифах. Чего только не довелось испытать Гарольду! Выпить пивка и сразиться бок о бок с Одином и его божественными родичами, посетить мир «Калевалы», поручкаться с Кухулином и Королевой Маб...

Мрачные тайны Беовульфа.

Иную сторону привычного мифологического конфликта англосаксонского эпоса показывает Джон Гарднер в постмодернистской фантазии «Грендель». Да, Беовульф, конечно, великий герой, но кто-нибудь интересовался мнением чудовища Гренделя по поводу произошедшего? Нет, сразу начали мечом пыряться...

Славянские мифы тоже пользуются спросом среди авторов фэнтези. С отечественными писателями — дело понятное, у нас даже есть целое направление, именуемое «славянским фэнтези», где мифические элементы активно используются. Но и западные авторы обращаются к нашей мифологии. Цикл Кэролайн Черри «Славянские хроники» повествует о превратностях судеб несчастных русалок, без конца страдающих от трагической любви и людского жестокосердия. Питер Морвуд в цикле «Князь Иван» использовал чуть ли не все привычные архетипы древнерусских сказок — Кощей, Жар-Птица, Спящая Царевна. А Орсон Скотт Кард перенес американского аспиранта в сказочную Киевскую Русь, где тому предстоит намылить холку Бабе Яге (роман «Чародейство»). Правда, представления о древнерусской мифологии, истории и обычаях у западных авторов весьма специфические. Поэтому русским духом там не пахнет — скорее, сомнительно попахивает...

Истинно русский Пельмень сотоварищи.

Важнее демонов и драконов?

Термин «мифологическое фэнтези» (mythic fantasy) придумал американский писатель, критик и редактор Терри Уиндлинг, который работал в издательствах Ace Books и Tor Books. Уиндлинг был составителем серии антологий Borderland Stories, куда включал произведения, в которых, по его определению, «привычный для фэнтези героический квест заменяется историями, тесно связанными с легендами, балладами и другим фольклором, а внутренние переживания героев важнее схваток с демонами или драконами». По мнению Уиндлинга, мифологическое фэнтези граничит с городской сказкой. Впоследствии такой гибрид назвали «эльфпанком».

Гримасы эльфпанка.

Мифы каменных джунглей

Еще один популярный пласт мифологического фэнтези проявляется в произведениях, где сюжеты и персонажи классических мифов переносятся в современный мир победившего материализма. Такое направление в последнее время иногда называют «эльфпанк».

Чаще всего современный человек и мифологические существа, каким-то чудом дотянувшие до наших дней, противопоставляются друг другу. Пожалуй, одно из самых ярких и удачных произведений — знаменитый роман Нила Геймана «Американские боги». Что происходит с богами, вышедшими в тираж? Некогда Один, Иштар, Морриган, Гор повелевали миллионами — им поклонялись, их страшились, проклинали, молили. А ныне они — лишь пыль давнопрошедших веков, зыбкие тени в кромешной мгле. Экс-небожители тихо угасают в новом центре мира — в Америке, где о них изредка вспоминает лишь горстка людей. Но упадок старых богов вовсе не означает, что исчезла потребность человечества в поклонении кумирам. Сменился лишь адрес — процветают новые повелители современных мифов: боги самолетов, автомобилей, компьютеров, интернета. Однако «Боливар не вынесет двоих», поэтому между старыми и новыми богами назревает война.

Мифы в век технологии.

В другом романе Геймана «Дети Ананси» африканский Бог-Паук и его сыновья сумели приспособиться к современному миру. А мифическая реальность никуда не исчезла — она существует рядом с нами, надо лишь найти туда правильную дорогу.

Еще одна вершина мифологического фэнтези — цикл Роберта Холдстока «Лес Мифаго». Оказывается, в Англии существует мистический Лес, который порождает странную субстанцию, принимающую облик существ из легенд и сказаний. И когда обычные люди попадают туда, то переживают опасные и поучительные приключения, встречаясь с ожившими мифическими персонажами.

Затерянный миф Чарльза Де Линта.

Канадец Чарльз Де Линт в поэтичных произведениях из цикла «Легенды Ньюфорда» показывает различные грани взаимоотношений древних мифических созданий с современным миром. И обычно наша цивилизация проигрывает в этом споре. Нет, человек может вырубить священный лес и под корень извести «малый народец» — большого ума для этого не надо. Вот только каждая такая «победа» оборачивается тяжким поражением, ибо в погоне за благами цивилизации человечество утрачивает нечто более важное. Вместе с мифами из мира уходит его душа...

Впрочем, мифические существа способны прижиться среди небоскребов. Например, спрятаться ...в цирке. Мало ли каких уродцев рождает природа — кто станет приглядываться? Такая грустная история рассказана Чарльзом Финнеем в романе «Цирк доктора Лао». Более оптимистична Джоди Линн Най: племени эльфов из ее иронического цикла «Прикладная мифология», хоть и не без труда, все же удается найти себе место в современной Америке. Правда, с активной помощью обычного человека — романтика-студента Кейта Дойля.

Лепреконы, баньши и кока-кола.

Фэнтезийные авторы довольно часто сталкивают мифологических персонажей с цивилизацией лишь для достижения юмористического эффекта. Эстер Фриснер в цикле «Нью-Йоркские сказки» рассказывает историю эльфийского принца, которому вздумалось сбежать из отчего дворца в мир людей. Мальчишка поселился в небольшом уютном американском городке, куда однажды нагрянул разгневанный папаша — повелитель Эльфхейма — в сопровождении целой свиты надменных фейри, драконов, саламандр и других магических существ. И как теперь быть добропорядочным американским обывателям? В другом цикле Фриснер, о приключениях Тима Десмонда, юный герой сталкивается с проникновением в современный мир целого стада волшебных существ: баньши, лепреконов, гоблинов, брауни, эльфов, единорогов. Даже Баба Яга маячит на горизонте! Бедная Америка, медом там намазано, что ли...

А вот могучей цивилизации эльфов, обитающих глубоко под землей, самим пришлось противостоять зловещим планам юного ирландского прохиндея Артемиса Фаула. Сидели себе, никого не трогали, пока на их след не вышел алчный преступный гений (цикл Йона Колфера). Впрочем, подземные эльфы не беспомощны — у них есть такие технические гаджеты, что даже Билл Гейтс и Джордж Буш обзавидуются!

Мифологическая НФ

Мифологические сюжеты и мотивы использует и научная фантастика. Образцом служит роман Роджера Желязны «Бог Света»: далекие потомки землян, обитающие на другой планете, построили технологический мир ожившей индуистской мифологии со всеми ее приметами — богами, героями и монстрами. Желязны умело жонглировал мифологией в других романах — «Этот бессмертный», «Создания света, создания тьмы», «Маска Локи». Стоит еще отметить Дэна Симмонса, создавшего эпическую НФ-дилогию «Илион» и «Олимп».

Мифы будущего.

Эльфы, кельты и короли

Кроме собственно мифологического фэнтези, в западном фантастиковедении отдельно выделяются близкие поджанры — «фейных сказок», «кельтики» и «артурианы». Там своя специфика, да и уж больно много написано на эти темы...

Загадочные миры фейри.

Фейными сказками называют истории о фейри, однако этот термин не означает исключительно одних эльфов. Речь идет о «малом народце», различных мифологических существах — выходцах преимущественно из кельтского, англо-саксонского и германского фольклора. Эльфы, феи, гоблины, баньши, хобы, кобольды, гномы, лепреконы и им подобные встречаются во многих фэнтезийных произведениях. Однако в «фейных сказках» они должны быть главными героями или играть в сюжете решающую роль: «Дочь короля эльфов» лорда Дансени, «Лепреконы» Крейга Шоу Гарднера, «Сделка с хобом» Патриции Бриггз, «Малый народец» Тома Холта, «Сага об Арафель» Кэролайн Черри, «Кража роз Эльфийского Короля» Дианы Дуэйн, «Сказка Фейри» Рэймонда Фэйста и многие другие.

Интерес к кельтике на Западе очень велик. Так уж вышло, что лет 30 назад ирландская, шотландско-гаэльская и валлийская культуры пережили настоящий бум. Во многом это было вызвано обращением известных рокеров к кельтским музыкальным мотивам, а также массовым всплеском интереса к фэнтези, прежде всего Толкину и его последователям, которые при создании вымышленных миров, опирались на кельтский фольклор. Но есть внушительный отряд авторов, для которых кельтская мифология стала центральной темой.

Очарованные кельтами.

Одним из лидеров направления считается американка Эванджелина Уолтон, чей цикл «Мабиногион» — абсолютно культовая вещь для всех истинных кельтоманов. Написанный в начале семидесятых «Мабиногион», как ясно из названия, — фэнтезийная переделка одноименного свода кельтских сказаний. Если Уолтон в своем цикле придерживается мифологических канонов, то для других популярных циклов кельтики, таких, как «Лайонесс» Джека Вэнса или «Деверри» Кэтрин Керр, мифология — не более чем пресловутый «гвоздь» для собственного полотна.

Артур — это навсегда!

И, наконец, артуриана. Истории о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола — одна из наиболее востребованных тем мировой культуры, и не только фантастической. Книжный спектр артурианы весьма широк. От сурового исторического материализма «Короля Зимы» Бернарда Корнуэлла и чуть фантастической реалистичности «Хроник Мерлина» Мэри Стюарт — до иронично-печальной сказки «Короля былого и грядущего» Теренса Хэнбери Уайта и фэнтезийной «лав стори» «Камелота» Сары Зеттел. И прочая, и прочая, и прочая...

Десять книг мифологической фантастики

Роджер Желязны «Бог Света»

Генри Лайон Олди «Герой должен быть один»

Томас Барнетт Суонн «Зеленый Феникс»

Лайон Спрэг де Камп, Флетчер Прэтт, цикл «Приключения Гарольда Ши»

Теренс Хэнбери Уайт, тетралогия «Король былого и грядущего»

Нил Гейман «Американские боги»

Нил Гейман «Дети Ананси»

Кэролайн Черри, дилогия «Сага об Арафель»

Чарльз Де Линт, цикл «Легенды Ньюфорда»

Дэн Симмонс, дилогия «Илион»

* * *

Мифы существовали всегда. А значит, люди испытывают в них реальную потребность. Возможно, прямо на наших глазах рождаются новые мифы? И через несколько тысяч лет ученые будут ожесточенно спорить — существовали ли на самом деле авторы «Властелина Колец» и «Звездных войн»? Или это легендарные личности сродни Гомеру? Кто знает...