Миры. Мир Клайва Стейплза Льюиса. Хроники Нарнии
Кратко о статье: Говорят, когда Клайв С. Льюис писал свои «Хроники Нарнии», он задумывал пересказать для детей Библию. В какой-то степени так оно и вышло — но, помимо основной задачи, писатель создал интересный, необычный и мудрый мир фэнтези, в который мы с вами — через щелку в платяном шкафу — и заглянем.

Лев, колдунья и фонарный столб

«Хроники нарнии»

Лев открыл пасть, но не запел и ничего не сказал, только дохнул на стоявших вокруг него. Из-за дневного, синего неба послышалось пение звезд. Сверху (или ото льва?) сверкнула молния, не обжигая никого, и самый дивный голос, какой только слышали дети, произнес:

— Нарния, Нарния, Нарния, встань! Потоки, обретите душу! Деревья, ходите! Звери, говорите! И все любите друг друга.

Клайв С. Льюис, «Племянник чародея»

Название мира: Нарния

Создатель: Клайв Стейплз Льюис

Возникновение: 1950 год новой эры нашего мира

Происхождение: литература

Проявления: книги-игры, фильмы, настольные игры, мультфильм, компьютерная игра

Всё началось задолго до того, как восьмилетняя Люси Певенси забралась в платяной шкаф в доме профессора Керка и, пройдя между шубами, встретила в заснеженном лесу живого фавна. Дело было, разумеется, в шкафе, но шкафы в нашем мире сами собой не появляются. Шкаф профессора Дигори Керка был срублен из яблони, семена которой юный Дигори принес из Нарнии: именно в те времена всё и началось.

Мироходцы

Первое полное издание «Хроник Нарнии» на русском языке (1991).

Наш подлунный мир не место для магии и чародейства, и все, кто этого не понимает, жестоко расплачиваются. Как, например, Эндрю Кеттерли: этот почтенный джентльмен викторианской эпохи, именовавший себя чародеем, больше смахивал на обыкновенного сумасшедшего. Безумные глаза, растрепанные волосы, дерганые движения... Зато — тайные знания (о которых, впрочем, неприлично рассказывать детям). Зато — шкатулка атлантской работы, где хранилась пыль, позволяющая путешествовать между мирами. После опытов на морских свинках мистер Кеттерли отправил в рискованное путешествие собственного племянника Дигори и его подругу Полли. Но попали они всё еще не в Нарнию.

Каждый творец, который создает Мультивселенную, рано или поздно оказывается перед вопросом: а как, собственно, устроено сообщение между многочисленными мирами? Одни разрабатывают разветвленную систему порталов. Другие считают, что переход между мирами случается во время путешествия. Третьи придумывают некую межмировую реальность, откуда можно попасть в любую из вселенных. Так поступил и Льюис: Полли и Дигори переносятся из Лондона конца 19 века в Лес-между-мирами — безмолвное, сонное, дурманящее место, вместе с тем полное скрытой жизни и энергии. В лесу множество прудов, и каждый ведет в свою реальность. Мы знакомимся только с тремя: нашей Землей, Нарнией и миром Чарна.

Говорящие лошади позволяют себя оседлать только в исключительных случаях.

Мир Чарна — яркая иллюстрация того, что вселенные могут стариться и умирать. Полли и Дигори оказываются в типичных декорациях постапокалипсиса: бесконечные руины гигантского дворца, мертвая тишина и безлюдие, освещаемые уставшим багровым солнцем. Из любопытства Дигори пробуждает последнюю владычицу этого мира — красивую, но жестокую королеву Джедис, уничтожившую всех своих подданных. Заклятие над миром падает, Чарн начинает умирать, дети бегут обратно на Землю, а Джедис увязывается за ними. Чтобы восстановить статус-кво, Дигори и Полли отправляются еще в одно путешествие между реальностями, на этот раз в куда более широкой компании: к мироходцам невольно присоединяются дядя Эндрю, лошадь и лондонский кэбмен. Вшестером они наблюдают, как рождается Нарния.

Если гибель Чарна больше всего напоминает постапокалипсис, то появление Нарнии вызывает в памяти библейский миф о Сотворении мира и первые страницы «Сильмариллиона». Нарния рождается по воле бога — златогривого льва Аслана, — который пробуждает ее из ничего своей песней. Разделяются твердь, небо и море. Прорастают деревья, появляются звери и птицы, фавны, дриады и гномы. Появление гостей из иных миров не спутывает карты: из монет дяди Эндрю вырастают золотое и серебряное деревья, а в сердцах брошенный колдуньей Джедис обломок лондонского столба превращается в живой фонарь. Аслан собирает некоторых животных и дает им дар разума и речи, английская лошадь Земляничка становится крылатым пегасом, а кэбмен и его жена — первыми королями Нарнии. Так появляется традиция, которая соблюдалась на протяжении тысячелетий: править волшебной страной могут только сыны Адама и дочери Евы.

По своему замыслу Нарния должна была стать благословенным, гармоничным краем, где было бы место для каждого и каждый испытывал бы Радость жизни. Однако Полли и Дигори невольно привели сюда Зло. Королева Джедис, которая не оставила властолюбивых планов, стала главным врагом Аслана. Мы не можем с уверенностью сказать, была ли она Белой Колдуньей, заморозившей на сто лет Нарнию, Дамой в зеленом, очаровавшей единственного наследника нарнийского престола, или птицеголовой Таш, главным божеством агрессивного Тархистана. Да и не это главное. Главное — что по вине людей в Нарнию проникло Зло. Но всякий раз, когда оно поднимало свою многоликую голову, на его пути вставали златогривый Лев — и дети из нашего мира.

Порядок чтения

Клайв Стейплз Льюис писал «Хроники Нарнии» не согласно внутренней хронологии книг. Рекомендованный порядок чтения семикнижия выглядит так:

  • Племянник чародея (The Magician’s Nephew, 1955)
  • Лев, колдунья и платяной шкаф (The Lion, the Witch and the Wardrobe, 1950)
  • Конь и его мальчик (The Horse and his Boy, 1954)
  • Принц Каспиан (Prince Caspian, 1951)
  • «Покоритель зари», или плавание на край света (The Voyage of the Dawn Treader, 1952)
  • Серебряное кресло (The Silver Chair, 1953)
  • Последняя битва (The Last Battle, 1956)

Нарния и окрестности

Посреди Нарнии растет самый настоящий фонарный столб.

Сама по себе Нарния невелика: за пару дней можно пройти ее от западных гор до восточного побережья. Здесь нет больших городов, только у впадения реки Беруны в океан высится столица — замок Кэр-Паравэл. Оно и понятно: ведь живут здесь в основном не люди, а наделенные речью звери — потомки тех пар «каждой твари», в которых Аслан вдохнул разум при творении мира, — и разнообразные существа из земных мифологий. Козлоногие фавны и сатиры, покровительницы лесов дриады, подземные мастера гномы, речные духи наяды, кентавры, нимфы... Пожалуй, единственные незнакомые нам существа, которых придумал сам Льюис — квакли-бродякли, унылые и долговязые болотные жители с лягушачьими чертами. Впрочем, и они замечательно вписываются в общую картину этого радостного и спокойного мира.

В горах к югу от Нарнии расположена дружественная Орландия (Арченланд), где правит боковая ветвь королевской династии Кэр-Паравэла. Кроме того, Нарнии принадлежит несколько островов в восточном океане. Еще дальше к востоку находится целое ожерелье волшебных островов, на каждом из которых — свое чудо. Один населен невидимками, на другом сны становятся явью, третьим управляет старик — звезда в отставке... А за ними — край света, где море низвергается в бесконечность величественным водопадом. Впрочем, где-то там, на востоке же, возможно, и за пределами мира Нарнии находится страна Аслана — высокая цветущая гора, где обитает божественный Лев и откуда он приходит к своим подопечным в тяжелые времена.

А тяжелые времена наступают в Нарнии нередко, ибо окружена она воинственными и могущественными соседями. К югу от орландских гор, за пустыней, лежит громадная империя Тархистан (Калормен), основанное беглецами из Орландии. Здесь правят смуглые и властолюбивые тарханы, здесь в порядке вещей рабство и завоевательные походы, здесь недолюбливают северян и разумных зверей, и поклоняются жестокой богине Таш. Тархистанцы не раз пытались захватить Нарнию, но до последнего север отбивал их армии. Менее удачно сложились отношения с западным соседом Нарнии, Тельмаром. Эту страну основали потомки земных пиратов, обнаруживших на своем острове проход в иной мир. Тельмаринцы завоевали Нарнию и долгое время худо-бедно правили ею — всё-таки они тоже были сынами Адами и дочерьми Евы. На это время пришлось и царствование короля Каспиана X Мореплавателя, которое стало, пожалуй, Золотым веком Нарнии.

В своем плавании на край света команда «Покорителя Зари» нанесла на карту много новых земель.

Принц Каспиан, будущий Каспиан X Мореплаватель, в юности скрывался от дяди-узурпатора.

Безрадостные пейзажи Подземья.

На холодном севере находится Эттинсмур — страна великанов-людоедов. Их главный замок Харфанг расположен недалеко от руин древнего города, о котором, впрочем, почти ничего не известно. Зато отсюда можно попасть в Подземье — громадный край пещер и коридоров. В одном из подземных залов спит Отец Время, и когда он проснется и поднимется к свету, настанет последний час Нарнии.

От рассвета до заката

Последняя битва Нарнии.

Он и настает — в заключительной книге «Хроник», «Последней битве». Хитростью и предательством тархистанцы захватывают отцветающую Нарнию, по опустошенным лесам и полям бродит кошмарная Таш. Последний король Тириан и прибывшие ему на выручку дети оказываются в плену завоевателей. Но всё это — суета сует, ибо трубит в рог Отец Время, и ночь падает на Нарнию. А верным Льву достается другая, настоящая Нарния, — и другая, настоящая Англия, где возможны самые невероятные встречи и где наконец-то обретается Радость. Та единственно существующая вселенная, имя которой — Рай.

Вся история Нарнии от сотворения до конца света занимает две с половиной тысячи лет. В то же время в нашем мире проходит всего полстолетия — меньше одной человеческой жизни. Нарния живет на глазах главных героев, и Льюису удается уместить поистине эпическое повествование в рамки неполных пяти десятков лет — и одного не самого толстого тома. «Хроники Нарнии» — это прекрасные сказки и прекрасные приключенческие истории, но вместе с тем они куда больше, чем просто сказки и просто приключения. Льюис писал прежде всего историю о Боге и человеке, о Творце и создании — и сделал это куда более доступно, чем тысячи и тысячи христианских проповедников. «Хроники Нарнии» — о любви, о Радости, о божественном промысле, о благой вести.

Несложно найти библейские символы, рассеянные по семикнижию. Вот, например, сам Аслан, златогривый Лев. «Апокалипсис» называет Львом из колена Иудина Иисуса Христа, а затем у средневековых мистиков златогривое животное выступает символом Спасителя. Не скрывал этого и сам Льюис: «Представьте себе, что существует земля, подобная Нарнии, и что сын Бога, ставший человеком в нашем мире, стал львом там». Неудивительно, что во второй книге «Хроник» Аслан приносит себя в жертву, чтобы спасти Нарнию. Появляется здесь и Древо Познания — яблоня, растущая в саду далеко на западе. Прилетев к ней, Полли и Дигори срывают один плод, чтобы выросшее из него дерево хранило Нарнию от врагов, — и встречают там колдунью Джедис, которая съедает яблоко для личного могущества.

Лев — Христос — Радость.

Полли и Дигори в поисках древа, которое оградит Нарнию от бед.

На мой взгляд, история Нарнии — метафорический пересказ истории земного христианства. Первая книга, «Племянник чародея», — о Боге, о Творении, о появлении Зла. Во второй части, «Лев, колдунья и платяной шкаф», Бог приносит себя в жертву, чтобы освободить смертных от морозных оков язычества. Третья повесть, «Конь и его мальчик», отражает период, когда христианство оказалось под угрозой ислама. Четвертая, «Принц Каспиан», рассказывает о мраке позднего средневековья. В пятой книге, «Покоритель Зари» или плавание на край света», мы видим эпоху Великих географических открытий и соблазны, с которыми сталкивались тогда мореплаватели. Шестая, «Серебряное кресло» — о мистическом умствовании и о новомодных культах, которые отвлекают мысли человека от Господа. Наконец, седьмая, «Последняя битва» — о конце света, страшном суде (который, оказывается, вовсе не страшный) и обретении Царства Небесного.

Православный публицист, исследователь творчества Льюиса священник Яков Кротов видит христианскую подоплеку «Хроник Нарнии» следующим образом:

«Сказки Льюиса написаны не в том порядке, в котором рекомендованы им самим ко чтению. Писались они, как виделись, а виделись они, наверное, в порядке важности. Самая первая, опубликованная в 1950 году, — «Лев, колдунья и платяной шкаф» — это само Евангелие, рассказ об Искуплении через Распятие и о Воскресении. Второй появляется сказка «Принц Каспиан» — о вере в невидимого Христа и доверии к чужой вере, на которой основана Церковь. Третьей пишется «Покоритель Зари» — о жизни в Церкви и о ее центре — Евхаристии, литургии. Четвертая сказка «Серебряное кресло» — о необходимости соблюдать Божию заповедь, церковный канон вне зависимости от степени их понимания.

Дорога в Нарнию

В компьютерных «Хрониках Нарнии» четверым Певенси предстоит немало подраться. Надеемся, что этим дело не будет исчерпываться.

В Нарнию ведут разные пути. Одни попадают сюда через Лес-между-мирами. Другие заходят в зачарованный платяной шкаф. Третьи проваливаются в ожившую внезапно картину. Четвертых зов Аслана попросту бесцеремонно выдергивает из привычной действительности. Но в течение последних пятидесяти лет миллионы людей во всех уголках мира попадали в Нарнию со страниц книг Клайва С. Льюиса. В конце восьмидесятых было выпущено пять книг-игр по миру Нарнии — читателю предлагалось отправиться в собственное приключение, «прыгая» по пронумерованным главкам, — но о полноценной атаке индустрии развлечений речи еще не шло. Вместе с тем, книги Льюиса оставались на вершине популярности: к нашему времени «Хроники Нарнии» вышли на трех десятках языков почти 90-миллионным суммарным тиражом.

Герой, нарушивший размеренную жизнь Нарнии, сегодня известен всем. Это молодой волшебник в очках и со шрамом на лбу — Гарри Поттер, который доказал, что детское фэнтези может быть коммерчески успешным и невероятно прибыльным делом. Студия Диснея решила, что «Хроники Нарнии» вполне могут стать их «Гарри Поттером» — и запустила съемки фильма с беспрецедентным для этого производителя бюджетом, режиссером обоих «Шреков» Эндрю Адамсоном и спецэффектами уровня «Властелина Колец» от «Weta Digital». Рука об руку с кинематографистами работают игроделы: не за горами и 3D-Action по «Льву, колдунье и платяному шкафу». Не отстает и книжная часть: в ушедшем году на свет появились многочисленные «путеводители» по Нарнии, книги о создании фильма, а издатель книг Льюиса «HarperCollins» обмолвился о том, что планирует выпустить серию нарнийских романов, написанных анонимными авторами. Что произойдет дальше, предугадать несложно: из-под маховика индустрии развлечений посыплются коллекционные фигурки, настольные игры, официальные копии мечей и плюшевые игрушки со знакомым лейблом.

С одной стороны, это хорошо. Классика детской фантастики станет еще популярнее, старые поклонники «Хроник Нарнии» смогут еще ближе прикоснуться к любимому миру, а непосвященным станет легче узнать о нем. С другой стороны — не потеряется ли во всей этой финансовой круговерти та христианская основа, которая и составляет основу «Хроник»? Без всякого сомнения, потеряется: религиозность нынче не в чести, — но таков порядок вещей. Хочется надеяться только, что до издания «исправленных» и «политкорректных» «Хроник» дело не дойдет.

Это интерсно
  • Настольные «Хроники Нарнии» (1988).

    В 1914—1917 годах молодой Клайв С. Льюис обучался в частном порядке у профессора У. Т. Керкпатрика, который привил будущему писателю любовь к скандинавской мифологии. Несмотря на то, что Керкпатрик был атеистом, Льюис явно вдохновлялся образом своего учителя, когда создавал профессора Дигори Керка.
  • Итальянский город Нарния (современный Нарни), расположенный в 85 километрах к северу от столицы, упоминается в «Истории Рима» Тита Ливия.
  • «Джедис» на языке фарси означает «ведьма», «Аслан» на турецком — «лев». «Кэр-Паравэл» переводится со староанглийского как «Меньший двор».
  • «Последняя битва» получила премию Карнеги — самую престижную награду в области детской литературы.
  • Фильм Эндрю Адамсона станет не первой экранизацией «Хроник Нарнии». До него вышло несколько телеверсий. В 1968 — черно-белый фильм «Лев, колдунья и платяной шкаф», в 1979 — мультфильм по той же книге, а в восьмидесятых — три фильма для «BBC»: всё те же «Лев, колдунья и платяной шкаф», «Принц Каспиан и плавание «Покорителя Зари» (по двум книгам) и «Серебряное кресло».
  • По мотивам книг и вышеперечисленных фильмов вышло четыре настольные и три компьютерные игры — последние, правда, ныне безнадежно устарели.
  • Джон Р. Р. Толкин отнесся к черновикам «Льва, колдуньи и платяного шкафа» с большим скептицизмом. Льюис ценил мнение друга настолько, что чуть не бросил писать книгу.

* * *

В конце повести «Повелитель Зари», или плавание на край света» Люси и Эдмунд Певенси беседуют с Асланом, провожающим их обратно в Англию, и сожалеют о том, что там им не придется встретиться со Львом. Аслан отвечает, что бывает и на Земле: «Только там я зовусь иначе. Учитесь узнавать меня и под другим именем. Для этого вы и бывали в Нарнии. После того, как вы узнали меня здесь, вам легче будет увидеть меня там». Точно так же, мне думается, надо относится и к нынешнему «буму» вокруг Нарнии — и тогда даже в донельзя политкорректном массовом продукте мы сможем увидеть то зерно, которое сделало льюисовское семикнижие шедевром.