Google+
экранизации булгакова ИЙОН ТИХИЙ «Властелин Колец» Толкиена: Магия Средиземья Русские в западной фантастике
Версия для печатиВрата Миров: Бестиарий. Гидры
Кратко о статье: Хотя гидры и не самые популярные твари в мировом бестиарии, всё же они заслуживают доброго (и не очень) слова. Но писатели и кинематографисты их отчего-то не жалуют. Давайте посмотрим на них вблизи и поймём, почему.

Неубиваемая злоба

Гидры

Вода — источник жизни и смерти. Прозрачная и глубокая, она одновременно и пугает, и притягивает. А вот что в ней водится — вопрос особый и отдельный. Кроме волшебных мудрых рыб и обольстительных водяных дев, кроме золота, янтаря, жемчуга и прочего богатства, в глубинах всегда живёт смерть. Причём не только в океанских глубинах. В тихих озёрах и спокойных реках обитает гидра — змея-дракон. У неё может быть одна голова, а может быть — целый сад. Главное в гидре — ничем не мотивированная злоба, крайняя агрессивность и непостижимая способность к регенерации. Попробуйте разрубить воду мечом! Примерно так же сложно сражаться с гидрой.

ЛЕРНЕЙСКАЯ ГИДРА

Сейчас в Лерне никакого озера уже нет. После того как в Греции вырубили леса, оно обмелело, стало малярийным болотом, а потом и вовсе пересохло. Уже в XIX веке оно представляло собой жалкое зрелище: трудно было поверить, что когда-то здесь расстилалась бездонная гладь, под которой, как считалось, находился вход в царство мёртвых. Поэтому об озере как-то позабыли. Во всех современных сборниках мифов оно названо болотом — чтобы не противоречить тому, что можно увидеть собственными глазами. Однако предание гласит, что озеро было, да ещё какое! К нему приходили убийцы, чтобы очиститься от своего греха. Именно это проклятое место избрала для себя страшная Гидра — змееподобное чудовище с девятью головами и собачьим туловищем. Она поселилась в пещере под платаном, откуда истекали семь ключей, питающих реку Амимону. Одна голова Гидры была золотой — она обладала бессмертием. Яд чудовища был настолько силён, что даже запах её следов был смертельным.

Греция — маленькая страна, все там друг друга знают не в одном поколении. В греческих мифах каждый герой снабжён не просто биографией, но и более-менее полной родословной; чудовища — не исключение. Мать Гидры — титанида Ехидна, полудевушка-полузмея (греки звали таких существ дракайнами), отец — неистовый Тифон, самый сильный и безумный из всех титанов. Помимо Гидры, эта чудесная пара подарила миру Немейского льва, Колхидского дракона, трёхголового Цербера, двухголового пса Орфа, Химеру, а также, по некоторым данным, Сфинкса и того самого орла, что терзал прикованного к кавказской скале Прометея. Кстати, смертоносным сиренам Гидра приходилась родной племянницей, а её бабушка с материнской стороны, морское чудовище Кето, чуть не съела красавицу Андромеду. Имя Кето (или Кито), собственно, и означает «морское чудовище», и отечественный Чудо-юдо рыба-кит — того же корня.

Страшный водоворот Харибды, острые зубы лающей Сциллы, обманчивые песни сирен и мстительные боги рек — вот далеко не полный перечень того, чего следовало остерегаться, покидая сушу. Но кошмарная тварь, жившая у озера Лерны, пожалуй, затмевает всех в этой милой компании

Гидра, покинув родительскую пещеру, обосновалась в Лерне, пожирая скот и прохожих (убийство путников — это семейная забава Ехидны и её многочисленного потомства). Поселившись на границе царства мёртвых, Гидра, как и её брат Цербер, охраняла вход в преисподнюю, а не просто опустошала территорию; кроме того, по версии Гесиода, Гидра была нарочно воспитана Герой, чтобы погубить Геракла. Царь Эврисфей велел Гераклу убить чудовище, и герой отправился на свой второй по счёту подвиг.

Дети Ехидны и Тифона имели причины ненавидеть Геракла. Он убил трёх из них (Лернейского льва, Гидру и орла), а Цербера, по приказу всё того же Эврисфея, взял в плен и притащил из царства Аида во дворец. При этом Геракл — правнук героя Персея, который в своё время убил Кето, бабушку Гидры, то есть семейный бизнес с обеих сторон имел давние традиции. Правда, персеидом Геракл мог считаться лишь условно: Персей был дедом Амфитриона, и, хотя Амфитрион и Алкмена состояли в честном браке, настоящим отцом Геракла был Зевс. Но если принять во внимание эту версию, то Персей и Геракл — вообще единокровные братья, потому что в рождении Персея Зевс тоже принял непосредственное участие. Короче, всё непросто в этой Греции...

Геракл поехал в Лерну вместе с любимым племянником и другом, Иолаем. Иолай вёл колесницу, а когда герой добрался до озера, остался на поле боя, и, как выяснилось, не напрасно. Вскоре ему представился случай помочь дяде. Битва закипела, и тут стала понятна особенность Гидры: её жизненная сила была настолько велика, что на месте одной отрубленной головы вырастало три новых, и вскоре Геракл оказался в крайне затруднительном положении.

Особенно умиляет густая шерсть и совершенно пёсьи головы Гидры. Сразу видно: сестричка Цербера и Орфа

Легенда гласит, что никто из зверей и птиц не выступил против Геракла и на защиту Гидры из бездонных болот выполз один только рак, ущипнувший героя за пятку. Геракл растоптал рака, но счёл, что раз противников двое, то он тоже может призвать помощника, и Иолай вступил в бой, прижигая шеи Гидры горящими головнями из заблаговременно подожжённой рощи. После этого отрубленные головы больше не вырастали, и вскоре Гидра была повержена. Отрубив бессмертную голову, Геракл закопал её в землю у дороги и сверху придавил скалой (по преданию, бессмертная голова шипела из-под земли). В желчь убитой Гидры Геракл окунул стрелы, и с тех пор даже малейшая царапина, причинённая ими, становилась смертельной. Когда Гераклу, по несчастью, случилось ранить такой стрелой бессмертного мудрого кентавра Хирона, страдания от яда были так велики, что Хирон предпочёл отказаться от бессмертия и сойти в подземное царство. Даже мёртвая, Гидра продолжала убивать. Неизвестно, оплакивала ли Гера свою воспитанницу, но растоптанного рака за смелость она буквально вознесла до небес, введя в Зодиак. Гидра тоже стала созвездием — Зевс поместил её на небо как трофей своего сына.

Царь Эврисфей впоследствии оспаривал этот подвиг и отказывался засчитать его, поскольку Иолай помогал герою, таская горящие головни. История про рака не впечатлила вздорного царя, но тем не менее победа над Гидрой считается вторым подвигом Геракла.

В античности этот сюжет пользовался бешеной популярностью

ЛЭМБТОНСКИЙ ЧЕРВЬ

Спустя нес колько веков в Англии обнаружилось существо, до чрезвычайности напоминающее нашу старинную знакомую — Гидру. В фольклоре остались предания и даже песня о Лэмбтонском черве. В графстве Дарем, где происходило дело, все знают историю о славной битве Джона Лэмбтона с огромным червём — или водяным драконом? Или гидрой?

Юный Джон, наследник поместья Лэмбтон, однажды в воскресенье не пошёл в церковь, как положено добрым католикам, а вместо того отправился на рыбалку. Рыба не клевала, и юный Лэмбтон ругался и богохульствовал; в конце концов он заявил, что готов хоть чёрта поймать, лишь бы не сидеть впустую. Необдуманные слова оказались вещими. Джон выловил странную тварь, не больше пальца размером; по обе стороны уродливой головы этого существа было девять отверстий. Согласно одной из версий, зафиксированных фольклористами, у существа были ноги, другие же считают, что тварь напоминала угря. Как бы то ни было, юный рыболов пришёл в ужас, считая, что поймал самого дьявола. Он поспешил избавиться от жутковатого трофея, вышвырнув его в колодец, а потом позабыл об этом неприятном случае. Исправился ли Джон после такой нервной встряски или нет, мы не знаем, но прошло несколько лет, и юноша отправился в крестовый поход, а тварь... Тварь терпеливо ждала своего часа.

Гидра — самое длинное созвездие на небосводе

Через некоторое время после отъезда Джона в округе началась паника. Начал пропадать скот, а потом обнаружился и вор. Змей вырос огромным, покинул своё убежище и поселился на холме (жители тех мест до сих пор показывают «холм Червя»). Дьявольское порождение стало ядовитым; тварь безнаказанно крала овец, портила молоко у коров и, что хуже всего, воровала маленьких детей. Отогнать её не было никакой возможности. Когда на червя нападали, он шипел и отбивался жутким хвостом. Регенерация твари была сверхъестественной — отрубленные куски мгновенно прирастали к телу, и змей набрасывался на смельчаков. Ни крестьяне, ни даже рыцари ничего не могли поделать с этим проклятьем. Вскоре червь пополз к замку Лэмбтон, и старый лорд, отец Джона, вынужден был откупаться от червя, каждый день наливая ему в каменную поилку-корыто молоко девяти отличных коров, а если молока было меньше, чем девять кадок, змей начинал буянить и вырывать хвостом деревья в саду. Так продолжалось до того момента, пока из Святой земли не вернулся Джон Лэмбтон. Закалённый в боях рыцарь твёрдо решил убить чудовище, но сперва надо было собрать информацию о черве. Местная ведьма охотно дала ему три хороших, дельных совета, а заодно объяснила, кто виноват в том, что на округу обрушилось это несчастье: «Помнишь ли, Джон Лэмбтон, как удачно ты однажды порыбачил в детстве? Твой грех вырос стократ, и теперь ты должен победить его».

Лэмбтон ловит червя. Теперь уже на меч

Первый совет, который дала ведьма, был таков: броня рыцаря-крестоносца должна быть покрыта наконечниками копий. Второй совет: сражаться со змеем надо там же, где он был пойман, в реке Уир, взобравшись на камень посреди стремнины, чтобы червь не выбрался на берег. И, наконец, третий совет звучал так: убей первое живое существо, какое попадётся на глаза после того, как с червём будет покончено. Только таким образом можно было избежать проклятия адской твари.

В назначенный час тварь поползла в усадьбу — глотать молоко девяти коров. Путь её лежал через реку Уир, мимо камня, на котором стоял молодой лорд Лэмбтон. Рыцарь сразился со змеем в бурных водах реки Уир. Змей пытался задушить героя, сжимая кольца, но только рвал своё тело о наконечники копий, которыми была усеяна броня крестоносца. Воспользовавшись замешательством твари, рыцарь перерубил её пополам. Потоки воды унесли прочь половину туловища раньше, чем куски успели срастись. Уир помешал исцелению червя. Наконец тварь издохла, и Джон Лэмбтон трижды протрубил в боевой рог. По этому сигналу старик-отец должен был отвязать собаку: рыцарь решил пожертвовать своим псом, лишь бы избавиться от проклятия. Но старый лорд слишком переживал за сына — и при звуке рога бросился навстречу победителю. Разумеется, рыцарь не смог убить своего старого отца, и проклятие змея пало на род Лэмбтонов. В течение девяти поколений в этой семье люди не умирали своей смертью — такова была плата за рождение и гибель Червя.

Червь напрасно смотрит на рыцаря печальными глазами. В средневековой Англии «Гринписа» не было!

Интересно, что в обоих случаях — и в Лерне, и в Лэмбтоне — чудовища обитали там, где вода соединялась с грехом. Лернейская гидра жила на берегу озера, куда приходили убийцы, чтобы ритуально смыть свои преступления в водах, граничащих с царством мёртвых (в большинстве своём вместо очищения они находили смерть в зубах чудовища). Английская гидра завелась из-за небрежения: пропускать воскресное богослужение без уважительной причины — серьёзный грех. Вода сохраняет память обо всём, в том числе о давно забытых ошибках и преступлениях. Вода «аккумулирует» их — и вот крохотный червячок всего в палец длиной превращается в огромного змея, который похищает людей и скот и может трижды обвиться вокруг холма. Да, голова у английской твари одна, но таинственная скорость заживления ран и девять отверстий по бокам головы наводят на подозрения.

Показательно также обращение героя за советом, следуя которому, он побеждает в жестокой битве (Гераклу советы давала мудрая Афина Паллада — она, в отличие от Геры, довольно тепло относилась к легендарному герою-труженику). Да и сами советы, как одолеть змея, в сущности, совпадают. Любопытно, что Джон Лэмбтон — крестоносец и рыцарь — не гнушается советами ведьмы и в результате одерживает победу.

И вправду очень похоже на гидру. Особенно тонкие мотающиеся шейки...

А вот проклятие змея — мотив новый. Обычно посмертные проклятие — особенность драконов, а не гидр. «Посмертным проклятием» Лернейской гидры были, пожалуй, только ядовитые соки её тела, ведь именно отравленные её желчью стрелы погубили Хирона, Фола и Несса. Интересно, что гибель самого Геракла, можно сказать, тоже не обошлась без участия гидры: он убил отравленной стрелой кентавра Несса, дерзнувшего похитить и изнасиловать молодую жену героя, Деяниру. Умирающий от яда Несс решил отомстить герою и велел Деянире собрать его, Несса, кровь и семя, обещая, что это будет лучшее приворотное зелье, — в знак извинения за доставленные неприятности. Надо ли говорить, что отравленная ядом гидры кровь кентавра не особенно укрепила здоровье мужа и супружескую любовь, так что благодаря ревнивой дурочке-жене Геракл довольно быстро отправился на Олимп?

Конечно, британский фольклор хранит память и об огромном количестве драконов и дракониц, внезапно объявлявшихся в том или ином районе Англии. Некоторые из них — говорящие (по крайней мере, обмениваются колкостями с теми, кто приходит их убить), другие — просто отвратительные твари, с которыми можно справиться силой или хитростью. Но Лэмбтонский червь не особенно похож на дракона: хотя те и могут временно становиться неуязвимыми, способностей к мгновенной регенерации нет больше ни у кого.

БОЙ НА КАЛИНОВОМ МОСТУ

Нечто вроде гидры встреч ае тся и в русском фольклоре. По крайней мере, три основных условия здесь соблюдаются. Тварь живёт около воды, при этом вода эта — не просто источник, а вход в потусторонний мир. У чудища множество голов (от трёх до девяти, а в некоторых сказках даже двенадцать). И наконец, оно способно мгновенно приращивать сшибленные мечом или палицей головы, в битве один на один становясь практически неуязвимым. Для всех, кроме избранного героя, кому на роду написано победить чудовище. Зовут эту тварь Змей Горыныч или Чудо-юдо. Можно было бы представить её драконом, но мешает всё то же, что и с Лэмбтонским червём: драконы не могут регенерировать с такой феноменальной скоростью.

Чудо-юдо выезжает на бой на «добром коне» — что равно нехарактерно как для гидры, так и для дракона. Более того, оно наделено даром речи, да и конь его в некоторых версиях говорящий. Чудо-юдо вступает в разговор со своим конём, а когда появляется супротивник — Иван Крестьянский Сын (иногда Иван Коровий Сын или Иван Быкович), — то беседуют враги довольно долго и не без юмора. Стоит заметить, что обычно гидре не свойственен хоть какой-то интеллект; она по сути своей тёмная, слепая и хтоническая сила, умеющая только одно — убивать. В этом отношении Змей Горыныч и впрямь ближе к драконам, известным интеллектуалам и манипуляторам.

Богатырская застава на Калиновом мосту — последний рубеж человеческого мира. Сюда из потустороннего пространства приходит Чудо-юдо, чтобы истребить всё живое

Ещё одно резкое отличие Горыныча от других гидр — у него есть мать и жена (в некоторых вариантах — братья и, соответственно, невестки). Мы уже познакомились с семьёй Лернейской красавицы (кстати, Геракл крайне цинично пришёл к сестре, нарядившись в шкуру её убитого брата), так что сам факт наличия у чудовища родни нас смущать не должен. Но здесь целое змеиное логово, колдовское и опасное. Не случайно после страшного и тяжёлого боя богатырей ждёт ещё более опасное испытание: требуется избежать гибельных соблазнов змиевых женщин, напускающих на путников голод, жажду и сон. Иван Крестьянский Сын и здесь демонстрирует сверхосведомлённость: рубит в щепки яблоньку с золотыми яблочками, разрушает колодезь с серебряным ковшиком и кровать с пуховой периной. Всё это оказываются змиевы жёны, желавшие заманить путников в сети своих чар и предать страшной смерти. Такой уровень «продвинутости» не демонстрирует больше ни одна гидра. Русские монстры оказались на высоте: псионически подкованные жёны Змея Горыныча не то владеют психометаболизмом, не то чрезвычайно успешно наводят морок на ничего не подозревающих богатырей.

У Змея Горыныча и Гидры есть ещё одна общая черта: некоторая часть их тела обладает бессмертием. Именно она и обеспечивает необыкновенную регенерацию. У Гидры это бессмертная голова среди всех прочих голов. У Змея Горыныча о двенадцати головах есть «огненный палец»: чиркнув им по шее, он мгновенно приращивает вроде бы уже побеждённые головы.

Но самое главное, разумеется, — это роли Змея Горыныча и Гидры, полностью совпадающие. Эти монстры стерегут границу царства мёртвых. На дне озера Лерна скрывается проход в преисподнюю. Река Смородина, «свирепая да сердитая», — последний рубеж обитаемого мира живых, и рядом с этим источником живёт грозный страж. Однако гидры не просто охранники — это враги человечества вообще и героев в частности, зло в чистом, беспримесном виде. Они губители и убийцы, живой вызов людям.

КАЛЁНАЯ КАЛИНА

Некоторые учёные считают, что в образе Чуда-юда русский народ выразил своё поэтическое видение половцев, татаро-монголов и прочих злых обидчиков. Картинка, что и говорить, получилась не самая политкорректная

Калинов мост не имеет никакого отношения к растению калине. При всей магической силе калины, при всей народной любви к «калинке-малинке» в данном случае речь идёт о раскалённой переправе — ведь речка Смородина, через которую перекинут мост, не простая, а огненная река.

Под власть подобной путаницы подпал и извечный противник русских богатырей — татарский Калин-царь. Иногда его называют Каином-царём, но всё же учёные склоняются к тому, что имя царя происходит от тюркского слова «калин», что означает «толстяк».

ГИДРЫ В ПОТОКАХ СЛОВ

По сравнению с прочими существами, представленными в фантастическом бестиарии, гидры не самые распространённые твари. Вампиры, оборотни, драконы и фениксы густо населяют фэнтези-библиотеки, но отыскать на книжных полках гидру довольно сложно. Главная причина такой несправедливости — уж очень несимпатичный и безыскусный это персонаж. На обложку её не поставишь, если только это не роман ужасов, глубокую философию с многоголовой злобной тварью не разведёшь. Чаще всего гидра упоминается в романах, построенных на античном материале, но и там она практически не выходит за пределы батальных сцен. Даже великий поэт и ниспровергатель общеизвестных истин Яков Голосовкер в своём знаменитом «Сказании о титанах» удостоил гидру мимолётного замечания — вот, дескать, была ещё и такая. Притом что титаниде Ехидне, её несчастной матери, посвящена едва ли не самая трагическая и поэтичная глава книги.

Вот так Змея Горыныча представлял себе Иван Билибин

Не забыл про гидру и Рик Риордан в своём цикле «Перси Джексон». Но и там гидра — отнюдь не самостоятельный персонаж «со словами». Какие уж тут слова... Здешние гидры вряд ли могут считаться отдельными персонажами. Они по сути своей — обслуживающий персонал, необходимый, чтобы по воле автора сожрать кого-то из героев, нарушить покой целого города или нанести удар по стеклянной витрине.

Писатель Джереми Робинсон, работающий в авантюрно-приключенческом жанре, также отдал дань гидре. Его книга «Приключения Шахмат: гидра» строится вокруг личности Геракла и, разумеется, его знаменитых подвигов. Основная идея: это вам не сказочки, это суровая реальность, и лев был взаправду, и гидра. Особенности поведения и жизнедеятельности гидры привлекли к себе пристальное внимание весьма серьёзных сил и организаций; в результате геном злющей, редчайшей, но при этом вполне реальной твари стал ключом к регенерации и бессмертию. Робинсон, считающийся конкурентом Дэна Брауна, устроил целое шоу вокруг многоголового монстра. Чтобы гидру изловить, победить, спастись самим и спасти весь мир, в книжку введены супероперативники обоего пола, которые геройствуют среди экзотических перуанских пустынь, читают греческие петроглифы и вообще молодцы.

Вот яркий пример того, как недокормленный дохлый дракончик с надписью «гидра» на боку выражает собой всю невыносимую сущность деспотического самодержавия. А освобождённая Россия в сарафане и не подозревает, что гидры — они совсем другие!

Великий исследователь тайных глубин ужаса Говард Филлипс Лавкрафт, разумеется, не мог обойтись без такого жуткого создания, как гидра. Мать Гидра и её супруг, отец Дагон, — покровители кошмарных Глубинных. Но хотя они и вошли в пантеон лавкрафтовских богов, непосредственно в сюжете Мать Гидра не участвует. Её прославляют культисты — и это всё, что мы знаем о великой Гидре. А уж какой она была — бесформенным хтоническим монстром или ядовитой холодной красоткой — остаётся на усмотрение художника. Сам Лавкрафт никаких описаний не оставил.

Но чаще гидры попадают «в переплёт» не столько как страховидлы с чудовищным количеством шей и редкостной регенерацией, сколько в качестве поэтического обозначения страшной и неистребимой организации, с которой просто невозможно бороться: ты ей секир-башка, а она тебе — десять голов на месте одной, и все кусаются. Яркий тому пример — популярная серия «Гидра». Криминальные истории, издающиеся в ней, никакого отношения к мифологии не имеют — здесь название серии указывает на неистребимость и агрессивную враждебность преступного мира. Вообще гидра благодаря своей неубиваемости и омерзительности удачно вписалась в газетные штампы — всевозможные гидры фашизма, капитализма, коммунизма, коррупции и прочих уродливых социальных явлений заполонили колонки печатных изданий, занимающихся бичеванием социальных язв.

ГИДРОКИНЕМАТОГРАФ

В важнейшем из искусств с гидрами дела обстоят тоже не слишком блестяще. И по той же самой причине: как ввести гидру, чтобы из фильма в фильм не кочевала одна и та же картинка — лес злющих зубастых пастей на тонких шеях и больше ничего? Когда речь идёт об экранизации античных мифов, где гидра играет первую скрипку, то всё прекрасно. И сериал «Новые приключения Геракла», и фильм «Геркулес» не обошлись без участия всеобщей любимицы — симпатяги гидры. Кстати, в «Геркулесе» Гидра вошла в шорт-лист: из двенадцати подвигов Гераклу дали совершить только шесть.

Современный зритель свысока посматривает на кинотрюки образца 2005 года. И хотя времени прошло всего-то ничего — каких-то восемь лет, — сейчас даже представить невозможно, чтобы к этому монстру из лавки игрушек «сделано в Китае» можно было испытывать что-то, кроме сентиментальной нежности. А ведь когда-то он казался техникой на грани фантастики...

Особенно удался художнику пресловутый «огненный палец». Вернее, их целых три — сияют из огня пожарища

То ли дело монстр из фильма «Перси Джексон и похититель молний»! Когда юным героям по ходу сюжета надо добыть одну из раритетных жемчужин, в музее им стараются помешать несколько охранников... и внезапно видоизменяются, сливаются и становятся единой в многоголовии тварью — Гидрой, конечно. Охранники превращаются в огромные слюняво-зубастые пасти, изрыгают пламя и помогают юным героям основательно попортить ценные экспозиции. Огонь, потоп, погром в музейных интерьерах, два мальчика, одна девочка и толстый-толстый слой мифологии, знакомой нам по комиксам и учебникам истории за пятый класс. Что ещё нужно для счастья?

А вот ещё один фильм, где появляется знакомый персонаж: «Гидра. Затерянный остров» 2009 года. Сюжет картины прост: Тима Нолана, бывшего морского пехотинца, похитили вместе с тремя бывшими заключёнными. Солидные господа купили их в качестве живых мишеней и увезли на маленький островок вулканического происхождения. Разумеется, на острове живёт гидра. И довольно скоро она откроет свой сезон охоты.

Здесь мы наблюдаем изумрудного дракончика на лапках, характерно-компьютерного и не слишком сложного для художников. Тем не менее поверим разработчикам WoW: это гидра, товарищи! Гидристая такая...

Кроме того, конечно же, именно в это время просыпается старый вулкан. Но герой не зря бывший морпех — он останется жив, а все злецы найдут упокоение.

Однако, увы, приходится признать, что гидра тут похожа на любого среднестатистического монстра. Кажется, будто фильм появился, когда режиссёр заметил в соседнем павильоне никому не нужное оборудование, оставшееся после съёмок многочисленных «пеплумов». А впрочем, можно ли сделать разнообразным то, что так удручающе однообразно по своей природе? Поэтому и в кинематографе гидры как-то не стали звёздами.

ИГРЫ В ГИДРУ

То, что мешало в изящной словесности и утомляло в кинематографе, в играх пошло на ура. Гидры охотно расползлись по различного рода играм, игрушкам и всяческим забавам. Тупая злоба, отсутствие рефлексии (думать гидра не может, думать гидре нечем), а также пугающий внешний вид делают этих чудищ отличными персонажами, а то и боссами на уровнях.

Так, в игре God of War, основанной на мифологии Древней Греции, Гидра и вправду ключевой противник, довольно страшный. Нужно немало постараться, чтобы уложить такое страшилище, но Кратос — тот ещё умелец. В игре Titan Quest гидра тоже работает боссом. И в самом деле: такая мрачная, с ужасной пастью, плюётся ядом и того и гляди сожрёт...

Гидра в «Перси Джексоне и похитителе молний» практически неотличима от динозавра-мутанта, но разве кого-нибудь волнуют такие мелочи?

В Diablo 3 гидры представлены со всем возможным разнообразием. Магические, ледяные, электрические, ядовитые и просто гигантские гидры изрыгают магические сферы, плюются кислотой, замораживают героев ледяным дыханием... То есть ведут обычную жизнь рабочих юнитов, без претензий.

В World of Warcraft гидры, разумеется, тоже присутствуют в полном ассортименте. Кто же откажется от такого удачного и злобного юнита? Во-первых, гидру можно обрядить и в поножи, и в плащ, и во что угодно — список используемых предметов внушает почтение. Во-вторых, стройные ряды практически малоубиваемых и быстровосстанавливаемых тупых вояк греют душу истинного стратега! А глубокие психологические переживания здесь неуместны: гидра должна работать, а не глазки строить!

Старомодная гидра сейчас ка жется резиновой и не особенно настоящей

В развесёлой азартной игре «Манчкин», которая не щадит никого и для которой нет ничего святого, разумеется, тоже имеется своя карта-гидра. Выглядит она довольно странно — этакое семейное фото, композиция. Тут вам и лев, и змея, и орёл, и коза-химера, и какие-то зелёные плачущие остроухие существа... Вот такое генетическое макраме. Ох, непросто быть гидрой!

И ПОЛИСТАТЬ ГИДР!

В манге One Piece мы тоже встречаем гидру. Вернее, часть гидры: заместитель начальника тюрьмы «Импел Даун», вкусивший Дьявольского плода, трансформируется в гидру. Зама зовут Магеллан, это ужасный тип, ненавистник всего живого, который страдает диареей и проводит на горшке примерно десять часов в сутки.

Ах, какая женщина! Не дай бог такую!

Но и здесь гидра не настоящая, а нечто вроде хитрого гидрокостюма. Магеллан не превращается в гидру, а просто «косплеит» полюбившуюся мифологическую тварь. При этом, как и полагается истинному косплееру, рабски следует за прихотью художника и не особенно заморачивается тем, насколько предлагаемая картинка соответствует историческим первоисточникам.

В Marvel тоже не смогли пройти мимо такого соблазна, как гидра. Правда, здесь изобразили не столько тварь-гидру, сколько весь тот сложный комплекс идей, который возникает при этом слове в голове у современного человека: постоянное обновление, пикантная безжалостность и смертельная ядовитость персонажа. Получилась Мадам Гидра. Её псевдонимы так же бесчисленны, как головы у болотной твари: в детстве и юности мадам Гидру звали Офелией Саркисян, а позже — Леоной Хисс, Мериэм Дрю, миссис Смит и просто Гадюкой. Она сумела сильно отсрочить свою старость и выгаданное время потратила с пользой. Главные достоинства Мадам Гидры — меткая стрельба, безукоризненное тело и мастерство в боевых искусствах. Она стоит во главе организации «Гидра», она враг Щ.И.Т.а и Людей Икс, она богиня и мечта! Пусть и не всеобщая.

***

Гидра — любопытный пример того, как типаж, совершенно не прижившийся в литературе и с трудом и скрипом появляющийся в кинематографе, внезапно стал очень популярен в среде компьютерных игр. Очевидно, определённые особенности гидры сыграли ей на лапу. Эта холодная, злобная тварь, у которой нет ни мыслей, ни души, появилась на свет ради мести и ненависти, была воспитана стервой Герой, чтобы уязвить и по возможности убить Геракла, нашла свою смерть в Лернейских болотах и теперь сияет нам с неба тусклым рядом звёздочек — и целой грудой пикселей с мониторов. Кто мог ожидать, что именно гидре так улыбнётся игровая судьба? Тем не менее гидры в играх — это вам не гидры в книжках! Тут не приходится перерывать тонны литературы в поисках одного-единственного гидрина хвоста. Напротив, они толпятся и отталкивают друг дружку, они вообще не похожи между собой, они прижились в компьютерном мире как родные именно из-за тех качеств, что помешали им продвинуться в других слоях искусства: гидры безнадёжно стандартны, очень злобны и не поддаются очеловечиванию. С этими тварями психологию не разведёшь — не для того они нужны, им бы убить да слопать, поскорее да поужаснее. Так что просто выбираем гидру — и мочим всё живое и не в меру умное!

Что почитать?
  • Николай Кун «Мифы древней Греции»

  • Роберт Грейвз «Мифы древней Греции»

  • «Мифы народов мира»

  • Агата Кристи «Лернейская гидра»

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Max-88
№ 1
06.07.2015, 22:32
У тёмных эльфов они брызгаются кислотой из раны.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться