Google+
Tolkien SOviet Внеземные формы жизни и способы борьбы с ними БЕСТИАРИЙ. ГЕТЫ ИЙОН ТИХИЙ
Версия для печатиМашина времени: Арсенал: История штурмовика Ил-2
Кратко о статье: История легендарного самолёта эпохи Второй мировой — «летающего танка», известного также под лестными прозвищами «бетонбомбер», «мясорубка» и «железный Густав».

WORLD OF WARPLANES

ТАНКИ В ВОЗДУХЕ

Штурмовик Ил-2 в советские годы стал героем нескольких фильмов. Ныне же уникальной машине, у которой в своё время не было аналогов, посвящаются видеоигры, включая культовую «Ил-2 Штурмовик» и популярнейшую World of Warplanes. История создания этого легендарного самолёта была долгой, интересной и драматической, полной неожиданных поворотов, гениальных находок и нереализованных возможностей.

Подключившись к онлайн-игре World of Warplanes, можно заметить одну оригинальную особенности советской стороны. Если участие в виртуальных сражениях на стороне Германии, Англии, Японии или США позволяет усесться за штурвал тяжёлого или лёгкого истребителя, то советский парк представлен только лёгкими истребителями и штурмовиками. И это соответствует исторической правде: самолёты, специально приспособленные для ближнего боя с наземным противником (включая зенитные батареи), — вооружение чисто русское.

Железный «боевик»

Ещё в 1928 году, разрабатывая стратегию для будущих сражений, советские генералы пришли к выводу, что первую скрипку в следующей мировой войне будут играть подвижные автобронетанковые соединения и бронированные самолёты, поддерживающие пехоту пулемётным огнём. На тот момент, к слову, Страна Советов не имела ещё ни танков, ни достойной упоминания авиации; техникой только предстояло обзавестись. И если с танками проблем не предвиделось — у империалистов они уже были, и требовалось лишь приобрести лицензии на производство, — то по части бронированных самолётов мировая буржуазия ничем не могла помочь своему могильщику.

В конце 1930 года задание на разработку бронированного штурмовика получил ведущий советский авиаконструктор Николай Поликарпов. Он сформулировал концепцию «бронированного кокона», оказавшуюся очень удачной. Штурмовик мыслился как одномоторная машина, в которой все наиболее уязвимые агрегаты — двигатель, кабина экипажа, бензобак, радиаторы, кассета с бомбами — плотно размещались в едином забронированном пространстве. Но воплотить задуманное в металле оказалось не так-то просто. Одно только стальное «корыто» экспериментальных «Тяжёлых штурмовиков» — ТШ-1, ТШ-2, ТШ-3 — весило почти тонну. А самолёт-то был одномоторным! Для обеспечения приемлемых лётных качеств требовался очень мощный двигатель. Авиамоторов с необходимыми характеристиками в начале 1930-х просто не существовало.

В 1934 году конструктор признал, что эта задача пока неосуществима, и предложил авиации «эрзацштурмовик», переделанный из уже испытанного разведчика Р-5. Но опыт сражений в охваченной гражданской войной Испании немедленно показал, что броня самолёту необходима. Как правило, истребителям или Р-5Ш («штурмовым») удавалось безнаказанно совершить лишь первый заход на цель — пока застигнутый врасплох враг метался в поисках укрытия. Когда самолёт возвращался, его уже встречал плотный огонь из винтовок и поставленных на зенитные станки пулемётов. Тянущиеся с земли трассы быстро настигали крылатую машину, проносящуюся на высоте 50–200 метров.

ГЛОССАРИЙ: КЛАССЫ БОЕВЫХ САМОЛЁТОВ
  • Истребителем именуется крылатая машина, предназначенная для уничтожения вражеских самолётов в воздушном бою. В 1930-40-е годы обычным было деление истребителей на лёгкие, отличающиеся высокими скоростями, манёвренностью и скороподъёмностью, и тяжёлые, как правило, двухмоторные. Преимуществом последних были бо льшая дальность полёта, позволяющая сопровождать бомбардировщики и патрулировать воздушное пространство, а также способность самостоятельно наносить бомбовые удары.

  • Бомбардировщики предназначались для доставки и прицельного сброса бомб. Хотя зачастую они вооружались большим числом пулемётов и пушек, чем истребители, вооружение бомбардировщики использовали лишь для самообороны. Основными достоинствами этого класса самолётов считались грузоподъёмность и дальность полёта. Отличало их также наличие бомбового прицела. Исключение в этом плане составляли бомбардировщики пикирующие, просто «падавшие» на цель, что позволяло доставить «груз» с максимальной точностью.

  • Штурмовики именовались ещё «самолётами поля боя». Они были призваны поддерживать пехоту и танки прицельным пулемётно-пушечным огнём с минимальной высоты. Подобные функции могли выполнять и тяжёлые истребители. Штурмовики ценились преимущественно за живучесть, так как они могли выдержать попадание сотен выпущенных с земли пуль.

Успеть к ноябрю

Свой проект одномоторного бронированного штурмовика Сергей Ильюшин предложил в феврале 1938 года. В направленной на имя Сталина докладной записке он указывал на уязвимость самолётов, состоящих на вооружении в СССР, и выражал готовность предоставить настоящий «летающий танк» на государственные испытания уже к ноябрю. Оснащённый двигателем АМ-34 мощностью 1200 л.с., вооружённый пятью пулемётами и несущий 200 кг бомб двухместный самолёт должен был развивать скорость 400 км/ч. Бронирование представляло собой обтекаемую капсулу из стальных листов толщиной 5 мм. Но даже броня толщиной 13 мм не обеспечивает гарантированную защиту от пули, выпущенной из винтовки. Однако при попадании под углом вероятен рикошет и от 5-мм листа. Кроме того, пули, сталкиваясь с преградой, несущейся в поперечном направлении на скорости 100 м/с, неизбежно опрокидывались. На случай же пробития Ильюшин предусмотрел вторую линию защиты — прикрывающие наиболее уязвимые узлы «внутренние капсулы», совсем лёгкие, но достаточно прочные, чтобы устоять под ударами осколков внешней брони и бронебойного сердечника пули.

В WORLD OF WARPLANES «РАЗВИТИЕ» ИЛ-2 НАЧИНАЕТСЯ С ДВИГАТЕЛЯ 1350-СИЛЬНОГО АМ-35 И 20-ММ ПУШЕК. В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ПРЕДСЕРИЙНЫЕ «ИЛЫ» ВООРУЖАЛИСЬ ЛИБО ТОЛЬКО ПУЛЕМЁТАМИ, ЛИБО 23-ММ ПУШКАМИ

Конструктор сильно рисковал. В действительности ни о каком ноябре не могло быть и речи. Для достижения проектной скорости мощности АМ-34 наверняка бы не хватило, а технологию, позволяющую штамповать детали сложной формы из броневой стали, ещё только предстояло разработать... Новый 1939 год машина, получившая индекс БШ-2 («бронированный штурмовик»), встретила в виде деревянного макета с совершенно неясными перспективами. «Летающей брони», к которой предстояло крепить всё остальное, включая и заведомо слабый двигатель АМ-34, не было и в помине. Но промышленность не подвела. Весной появились броня — хоть и не совсем такая, как в первоначальном проекте. От внутренних капсул пришлось отказаться, зато прочность общего контура возросла за счёт использования на наиболее ответственных участках листов толщиной 6–8 мм. А летом успешно прошёл испытания и новый 1350-сильный двигатель АМ-35.

Вооружённый десятью пулемётами ШКАС ТШ-3 выпускал 300 пуль в секунду — в полтора раза больше, чем 12-пулемётный британский Hurricane IIB образца 1941 года

Взлетел БШ-2 только в сентябре 1939-го. С государственными же испытаниями пришлось повременить. Мотор постоянно перегревался. Дело было в том, что Ильюшин разместил уязвимые водяной и масляный радиатор за двигателем, где врагу было до них не добраться. Но, как выяснилось, воздух до радиаторов там тоже добраться не мог.

Масляный радиатор в итоге пришлось перенести в отдельную броневую коробку под корпус, прикрыв спереди подвижной заслонкой. Предполагалось, что в бою пилот будет эту заслонку опускать. Именно с такими масляными радиаторами самолёт и прошёл всю будущую войну, и стоит ли говорить, что заслонка почти никогда не закрывалась! Летом её использование вообще оказалось невозможным — масло вскипало моментально. Ну а немцы, несмотря на крошечный размер «окошка», всё равно умудрялись попадать в радиатор!

Испытания 7 мая 1940 года БШ-2, в сущности, провалил, так и не развив обещанные 400 км/ч. Другие характеристики тоже оставляли желать лучшего; особенно огорчала дальность полёта — всего 600 км вместо требуемых 800. Тем не менее впечатление на комиссию машина Ильюшина произвела очень благоприятное. Ибо, как было отмечено в протоколе заседания технического совета НИИ ВВС, «самолёт БШ-2 АМ-35 является единственным типом хорошо бронированного самолёта». К тому же и 1600-сильный двигатель АМ-38 был уже на подходе. Его появление позволило бы справиться с нехваткой «лошадей» под капотом.

Разрабатывая Hs.129, конструкторы фирмы «Хеншель» полагали, что дублирование двигателя повышает живучесть. Но моторы на крыльях нельзя было защитить бронёй

«Боливар не вынесет двоих»

Штурмовик был рекомендован к скорейшему, срочному запуску в серию. Ведь в Европе война уже бушевала! Но список недоработок, устранить которые требовалось к декабрю, был очень велик. Военные требовали улучшить обзор вперёд, увеличить дальность полёта до 800 км, установить радиостанцию, усилить вооружение, заменив два пулемёта 23-мм орудиями, установив направляющие для реактивных снарядов и повысив бомбовую нагрузку до 400 кг. Не вполне удовлетворительным было признано и бронирование. Ильюшин предусмотрел лишь защиту от обстрела снизу. А если завяжется воздушный бой? Нужно было заменить плексиглас бронестеклом и прикрыть кабину сзади 12-мм стальным листом. Общая масса бронирования в итоге повышалась с 500 до 780 кг.

Заказчик также потребовал приспособить штурмовик к нанесению бомбовых ударов с пикирования. Но этот пункт упоминался лишь для проформы. Подобные требования предъявлялись тогда к любому самолёту, не исключая и тяжёлые бомбардировщики. Для того чтобы конструкция БШ-2 смогла переносить перегрузки при выходе из пике, её пришлось бы сделать куда более прочной (а значит, и тяжёлой), пожертвовав либо бронёй, либо скоростью. Ильюшин хоть и согласился, но переделывать штурмовик в пикировщик не стал. На самом деле никто этого и не ждал.

Для улучшения обзора кабину пришлось поднять на 17 см. Вроде бы мелочь, но изящество обводов было утрачено — в дальнейшем штурмовик получил прозвище «горбатый». От предложения же вооружить штурмовик пушками Ильюшин яростно отбивался. Ставить орудия было некуда. В бронированной капсуле не нашлось места даже для пулемётов. Оставались крылья. Но их конструкция не обладала достаточной жёсткостью. Сотрясения, вызванные отдачей мощного 23-мм орудия, сделали бы кучность стрельбы неудовлетворительной.

В виртуальном небе World of Warplanes все нации, кроме советской, для ударов по наземным целям используют тяжёлые истребители

Именно «моторное» расположение оружия считалось в то время оптимальным с точки зрения удобства прицеливания и точности стрельбы: отдача приходилась точно по продольной оси самолёта, и даже при ведении огня длинными очередями прицел не сбивался. При конструировании моторов, предназначенных для истребителей, большое пространство между цилиндрами оставлялось специально — в развал авиадвигателя М-105, устанавливавшегося на «Яки» и ЛаГГ-3, вписывалась даже 37-мм пушка. Но V-образные моторы АМ-34, АМ-35, АМ-38, хоть и ставились на истребители и штурмовики, изначально разрабатывались для бомбардировщиков, и о развале никто не думал. По этой причине, кстати, МиГ-3 остался без достойного вооружения: между цилиндрами АМ-35 помещался только крупнокалиберный пулемёт. На штурмовике же и это скромное пространство оказалось занятым воздухозаборником убранного за двигатель водяного радиатора.

Да и не было ещё таких пушек! В серийном производстве на тот момент находилась 23-мм МП-6 Таубина, имеющая магазинное питание. Громоздкий автомат для смены обойм не помещался в крыло, а в воздухе — в условиях перегрузок и тряски — работал крайне ненадёжно. Более совершенная пушка ВЯ-23 конструкции Волкова-Ярцева существовала лишь в опытных экземплярах. Разработанная же для вооружения истребителей 20-мм авиапушка ШВАК (Шпитального-Владимирова авиационная крупнокалиберная) создавалась для установки в развале цилиндров V-образных двигателей водяного охлаждения.

Советские авиаторы считали огневые точки в крыльях малополезными. Трудно целиться. Плохая кучность. С импортных «Аэрокобр» и «Томагавков» крыльевые пулемёты просто снимались

Непросто складывалось и с остальными требованиями. Вносимые в конструкцию изменения увеличивали вес машины.

Тем не менее установка АМ-38 действительно позволяла повысить скорость полёта у земли до 400 км/ч (максимальная скорость, достижимая на высоте, была выше, но в случае штурмовика она представляет лишь академический интерес) и скороподъёмность до 500 м/мин. Однако новый двигатель потреблял на лошадиную силу в час уже не 0,25, а 0,28 литра горючего. Прибавлялось и самих «лошадей». В результате с прежним запасом топлива штурмовик мог пролететь только 500 километров. Для дополнительного же бензобака в бронированной капсуле просто не было места.

Решение Ильюшина оказалось неожиданным. Второй бензобак установили на место кабины стрелка-радиста. До этого дня концепция самолёта-штурмовика без оборонительной турели не рассматривалась даже гипотетически. Но поставленная перед фактом комиссия понимала: или так, или никак. А штурмовик был очень нужен.

На войне

Двигатель АМ-38 удалось «довести» и запустить в массовое производство в ноябре 1940 года. Приказ о начале серийного производства БШ-2, получившего новое имя Ил-2, отдали в декабре. Потом в январе 1941-го. И потом ещё раз, в феврале. Третий раз, как водится, оказался счастливым. Заводы всё-таки взялись за дело, хотя предусмотренные проектом пушки ВЯ-23 ещё долго поставлялись промышленностью в ограниченном количестве. В результате на первые «Илы» ставили то, что было, МП-6 и даже экспериментальные пушки Горюнова, СГ-23. Чаще же всего использовались 20-мм ШВАКи, которые категорически отказывались работать в крыле.

Причина отказа была выявлена и устранена только к зиме. Но после этого вооружение Ил-2 не вызывало никаких нареканий. Лётчики-штурмовики не просили его усилить. Даже замена 20-мм пушек на ВЯ-23, производство которых всё-таки было освоено к концу 1942 года, фактически осталась незамеченной. Снаряды ШВАКов могли поразить разве что бронетранспортёр, более мощная ВЯ-23 пробивала и бортовую броню лёгких танков Вермахта, но в качестве истребителя танков Ил-2 в любом случае проявлял себя плохо: сказывалась низкая кучность стрельбы. При штурмовке же площадных целей, таких как автоколонны или позиции артиллерийских батарей, большое рассеяние снарядов, напротив, становилось преимуществом.

Не решала проблему борьбы с бронетехникой и бронебойная модификация реактивных снарядов РС-82 и РС-132. Даже в идеальных условиях танк поражался залпом из восьми ракет лишь в одном случае из четырёх. Но против пехоты реактивные снаряды действовали эффективно. Хотя, в отличие от снарядов «катюш», разрушать полевые укрытия они не могли.

Отношения с бомбами у «Илов» не сложились. Первые серии штурмовиков оснащались громоздким единым пушечно- бомбовым прицелом. Позже прицел ставить перестали — пользоваться им в бою оказалось некогда. Орудия и пулемёты наводились «по трассе». Точному же бомбометанию препятствовало отсутствие обзора вниз. Предполагалось, что пилот должен поймать цель в перекрестие прицела, затем, когда она уже скроется под капотом, выждать несколько точно отмеренных мгновений и произвести сброс... Трюк был признан невыполнимым в боевых условиях. Бомбы летели наугад.

Снижение до 50 метров улучшало точность, но в таком случае, чтобы избежать повреждения самолёта ударной волной и осколками собственных фугасов, взрыватели приходилось устанавливать на задержку. Бомбы же, сброшенные «в упор», не успев разогнаться в падении, отскакивали от земли и улетали неведомо куда.

К концу войны, впрочем, многие пилоты научились этот эффект использовать. Сброшенная на бреющем полёте бомба сотни метров рикошетами неслась по земле вслед за штурмовиком, пока не влетала, например, в тоннель. Но в большинстве случаев удовлетворительный эффект давала лишь бомбардировка по площади. Одновременное опустошение четырёх кассет по 48 осколочных, зажигательных или кумулятивных бомб калибром 2,5 кг обеспечивало гарантированное поражение противника в полосе 15 на 200 метров.

Довоенный штурмовик ТШ-3 в небе World of Warplanes

Мясник

Попытки превратить Ил-2 в противотанковый самолёт с крупнокалиберными авиапушками продолжались вплоть до 1944 года. Первые девять Ил-2 с двумя ШФК («Шпитального фюзеляжно-крыльевая») отправились на фронт в декабре 1942 года. Орудие с громоздким 40-зарядным магазином обладало слишком большим весом — 300 кг — и в крыло целиком не помещалось. Неуклюжие обтекатели существенно снижали скорость самолёта. Зато 37-мм снаряды ШФК пробивали броню средних немецких танков.

Результатом 75 боевых вылетов крупнокалиберных «Илов» стало уничтожение только двух танков. Из-за отдачи орудий самолёт буквально ходил ходуном, и прицельным оказывался лишь первый выстрел. Кроме танков, впрочем, немцы лишились изрядного количества грузовиков, склада горючего и нескольких зениток. Интересно, что весь этот «побочный» урон штурмовики нанесли лишь огнём пулемётов и залпами реактивных снарядов. Бомбы «пушечный» Ил-2 не брал, а бронебой- ные снаряды ШФК против пехотных целей были бесполезны.

Стандартное вооружение штурмовика оказалось более практичным. И вполне достаточным для завоевания репутации «мясника». Две мелкокалиберные пушки и два пулемёта — это немного только на первый взгляд. Да, встречались истребители с куда более солидным весом секундного залпа. Но, в отличие от истребителей, Ил-2 стрелял в упор — в пологом пикировании он открывал огонь с высоты 3 км и не прекращал его, пока не добивался результата. Минимальную дистанцию стрельбы оценить трудно, но она была минимальной во всех смыслах слова. После атаки на обшивке часто обнаруживались ветки, листья и кровь, а однажды самолёт вернулся на аэродром с обломком паровозной трубы, застрявшем в фюзеляже.

В WORLD OF WARPLANES 37-ММ ОРУДИЯ ИЛ-2 — СИЛЬНЕЙШИЙ АРГУМЕНТ В ВОЗДУШНОМ БОЮ. ТО, ЧТО НС-37 И ШФК-37 В РЕАЛЬНОСТИ ЗАРЯЖАЛИСЬ БРОНЕБОЙНЫМИ СНАРЯДАМИ (БЕЗ ЗАРЯДА ВЗРЫВЧАТКИ), НЕ УЧИТЫВАЕТСЯ

Вести исключительно эффективный пулемётно-пушечный огонь позволяла живучесть штурмовика. В крыло попадал 37-мм зенитный снаряд, но Ил-2 продолжал лететь и с метровой пробоиной. Обстрел из пушек меньшего калибра чаще всего не причинял вреда даже при попаданиях в забронированный отсек. Бронебойные снаряды обычно прилетали под большим углом и рикошетировали. Осколочно-фугасные взрывались, оставляя в капсуле пробоины величиной с кулак, но внутрь влетали только мелкие осколки, хоть и опасные для пилота, но не способные повредить механизмы. Пули же вообще не шли в зачёт. Ил-2 выдерживал в 15-20 раз больше попаданий по сравнению с другими машинами аналогичного размера.

Впрочем, немцы (по 22 пулемёта MG-34 на роту) со своей стороны брались обеспечить столько попаданий, сколько потребуется. Так, за месяц боёв из девяти вооружённых ШФК машин было потеряно семь (две сбиты, пять повреждены и разобраны на запчасти). В среднем Ил-2 мог выдержать семь вылетов в начале войны и лишь вдвое больше в конце, в условиях полного господства советской авиации в воздухе. Это немного по сравнению с 40 вылетами «летающей крепости» B-17, 90 вылетами неуловимого британского «Москито» и совсем уж недосягаемой неуязвимостью ночного бомбардировщика По-2 — 125 вылетов!

Но B-17 с высоты 10 000 метров не всегда попадал бомбовым залпом по территории нужной страны — случались досадные промахи. Целью же назойливых набегов По-2, прозванного «русской фанерой», по мнению немцев, было нарушение ночного отдыха солдат. Ведь иного урона По-2 не наносил. А вот цель, с которой прилетал «мясник» Ил-2, не могла быть истолкована превратно. Штурмовик не избегал вражеской ПВО, а подавлял её. Расчищая дорогу бомбардировщикам.

Сбить Ил-2 удавалось редко. Подбить — другое дело. Как минимум в половине случаев после вылета штурмовик требовал ремонта. Но даже в неремонтопригодном состоянии он всё-таки возвращался... и даже садился — если стойки шасси были целы.

Существовало лишь четыре способа быстро уничтожить Ил-2 : попадание в масляный радиатор (но это мог быть лишь «счастливый выстрел» с земли), попадание в верхнюю, небронированную часть капота (туда могли угодить только осколки крупнокалиберных зенитных снарядов — истребители в лоб на 23-мм пушки не шли), попадание сверху в кабину пилота и разрушение хвостового оперения.

Атакуя «Илы», пилоты Bf.109 часто предпочитали выпустить шасси. Так меньше разница в скоростях и больше времени для ведения огня

Всё-таки двухместный

Поразить пилота штурмовика поверх заголовника истребитель мог, лишь пикируя под большим углом, — а из такой позиции в воздушном бою вообще трудно попасть в цель. Для того же, чтобы расстрелять рули, требовались классический заход в хвост, время и некоторая удача, но именно этот метод немцы признали наиболее простым. Штурмовые эскадрильи, вынужденные в начале войны действовать без сопровождения истребителей, несли большие потери. Пилоты требовали «Илов» с бортстрелком. Но Ильюшин считал, что выше головы не прыгнешь и Ил-2 с двигателем АМ-38 уже не получится усовершенствовать, поэтому упорно стоял за одноместный вариант машины. В феврале 1942 года конструктор даже направил в наркомат обороны письмо, где обосновывал ненужность стрелка полной неуязвимостью «Илов» в воздушном бою. Руководство ВВС в то же время бомбардировало наркомат депешами противоположного содержания.

На самом деле конструктор уже успел поработать в 1941 году над двухместным «Илом» и убедился в бесперспективности этой идеи. Установка на самолёт двигателя М-82 мощностью 1675 л. с. позволяла уменьшить массу брони на пару центнеров, поскольку двигатель воздушного охлаждения в защите не нуждался. Экономия веса позволяла вернуть кабину стрелка.

В WORLD OF WARPLANES ШТУРМОВИК ИЛ-10 И ИСТРЕБИТЕЛЬ ЛА-5 ОБЛАДАЮТ РАВНОЙ СКОРОПОДЪЁМНОСТЬЮ. В РЕАЛЬНОСТИ НА МАЛЫХ ВЫСОТАХ ИЛ-10 ИМЕЛ ПРЕИМУЩЕСТВО НАД БОЛЬШИНСТВОМ ИСТРЕБИТЕЛЕЙ

Самолёт был испытан в августе 1941-го, но особого впечатления не произвёл. Двигатель с радиальным расположением цилиндров имел большое поперечное сечение, из-за чего лобовое сопротивление штурмовика возросло. Лётные характеристики Ил-2 с М-82 оказались приемлемыми, но, несмотря на мощность двигателя, были заметно хуже, чем у одноместного Ил-2.

Испытания продолжались до февраля 1942 года, после чего проект был закрыт по экономическим соображениям. Двигателей М-82 не хватало — они требовались для новых истребителей Ла-5. Моторы АМ-38, напротив, наличествовали в избытке, так как прекращалось производство истребителя МиГ-3... И вот тогда, в феврале, Ильюшин и написал письмо в наркомат.

Убедившись, что милости от заводов ждать не приходится, лётчики решили взять свою судьбу в собственные руки. Летом 1942 года стихийно — прямо в войсках — началась переделка «Илов» из одноместных в двухместные. Дополнительный бак демонтировался, и на его место аэродромные техники устанавливали снятую с бомбардировщика Пе-2 турель.

Ил-10. Взлётный вес 6300 кг, скорость 555 км/ч, вооружение — две 23-мм пушки, два 7,62-мм пулемёта, одна пушка 20 мм, 500-700 кг бомб и реактивных снарядов

Игнорировать столь прозрачный намёк было невозможно, и в августе работа над модернизацией Ил-2 велась уже сразу в нескольких направлениях. Форсированный до 1700 «лошадей» АМ-38Ф испытывался ещё с июля. Увеличение мощности двигателя открыло бы новые возможности, но полагаться на моторостроителей было бы опрометчиво. Надежды связывались в первую очередь с Ил-2бис, в котором «проблема стрелка» решалась изящно — второй бензобак переносился в бомбовый отсек, и турель возвращалась на своё законное место.

С уменьшением бомбовой нагрузки военные готовы были смириться. Выпущенные ограниченной серией «бисы» получили высокую оценку на фронте. Но не завоевали популярности в тылу. Предельно оптимизировав производство одноместных «капсул», заводы отказались менять технологию. Внедрение новых схем привело бы к сокращению производства, что было недопустимо, когда страна вела ожесточённые оборонительные бои.

По этой причине в сентябре в серию пошёл «компромиссный» вариант штурмовика. Ил-2 сохранял прежний корпус, но получал форсированный двигатель, позволяющий удержать подвижность самолёта на прежнем уровне. Кабина же стрелка, вооружённого 12,7-миллиметровым пулемётом УБС, оборудовалась вне броневой капсулы. Второго члена экипажа прикрывал лишь небольшой стальной щит толщиной 6 мм, закрывающий от обстрела сзади.

Именно в таком виде штурмовик выпускался до конца войны. Из-за того, что задняя кабина была фактически лишена бронирования, потери в рядах стрелков оказывались втрое выше потерь среди пилотов.

ГЛАВНЫЙ КОНКУРЕНТ

После того как требования к штурмовику были сформулированы, не только КБ Ильюшина взялось разгрызть этот крепкий орешек. Свой штурмовик начал конструировать и Павел Осипович Сухой, до этого уже разработавший лёгкий бомбардировщик Су-2. Вооружённая шестью ШКА-Сами и реактивными снарядами машина зачастую использовалась именно в качестве штурмовика. Но для атак с бреющего полёта самолёту не хватало брони.

Испытания Су-6 начались в 1941 году. Вооружённый парой 23-мм или 37-мм пушек — причём размещённых в фюзеляже, а не в крыльях, — «альтернативный» штурмовик брал меньше бомб (только 200 кг), но был двухместным и при чуть худшей защищённости обладал куда лучшей манёвренностью. Су-6 развивал скорость 520 км/ч, набирал высоту вдвое быстрее «Ила» и при встрече не оставил бы шансов ни одному из бомбардировщиков Люфтваффе.

Слабость у Су-6 обнаружилась только одна, но роковая. Сухой сконструировал самолёт в расчёте на использование двигателя М-71, освоить производство которого советская промышленность так и не сумела.

Конструктор был прав

В августе 1942-го конструкторское бюро Ильюшина приступило к проработке двух проектов по глубокой модернизации Ил-2 — Ил-8 и Ил-1. Ил-8 мыслился как тяжёлый штурмовик-бомбардировщик, обладающий дальностью полёта 1100 км и способный доставлять к цели бомбы калибром до 500 кг. Идея «летающего танка» доводилась здесь до логического завершения. Самолёт получал стальную вращающуюся башню с оборонительным пулемётом либо с пушкой. Вес одной только брони, толщина которой доходила бы до 16 мм, должен был составить полторы тонны! Наступательное вооружение состояло из двух 37-мм орудий и четырех пулемётов, причём Ильюшин на этот раз намеревался переместить пушки ближе к корпусу, повысив точность стрельбы. Одномоторная компоновка при этом не менялась, но сохранение манёвренности и скорости должен был обеспечить двигатель воздушного охлаждения М-71 мощностью 2200 л. с. Промышленность без видимого прогресса пыталась освоить производства этого мотора ещё с 1939 года.

Ил-1 представлял собой гибрид другого рода — это был одноместный штурмовик-истребитель с существенно повышенными по сравнению с Ил-2 лётными характеристиками. Уверенность, что такой самолёт вообще нужен, поддерживалась нередкими случаями успешных нападений Ил-2 на транспортные самолёты и тихоходные бомбардировщики Люфтваффе. Специальная, истребительная модификация Ил-2, Ил-2И, отличающаяся от штурмового варианта отсутствием кабины стрелка, пулемётов, бомбодержателей и направляющих реактивных снарядов, испытывалась в мае 1943 года. Но даже облегчённый штурмовик не обладал скоростью, скороподъёмностью и манёвренностью, позволяющими вести воздушный бой. Предполагалось, что Ил-1 с двигателем М-71 лучше справится с задачей. Но после битвы на Курской дуге стало ясно, что Гитлеру дожить до появления М-71 не удастся. На текущий момент доступен был только АМ-42 — V-образный двигатель жидкостного охлаждения, удобно вписывающийся под узкий обтекаемый капот, но развивающий мощность не более 2000 л.с. В проекты пришлось внести соответствующие изменения.

Для начала Ил-8 расстался с башней, из которой, как показали испытания, всё равно ничего не было видно. Масса брони сократилась до 1100 кг. Зато масляный радиатор был убран в корпус. Да и само бронирование стало разнесённым. В новой машине Ильюшин вернулся к идее «внутренних капсул», и наиболее важные агрегаты защищались теперь двумя листами толщиной по 8 мм: первый принимал на себя взрывную силу снаряда, а второй — осколки.

Довоенный штурмовик-биплан ТШ-2 в небе World of Warplanes

Конец истории Ил-8 положило поражение в заочном состязании с Су-6. Штурмовик Сухого, лёгкий, манёвренный и с двумя 37-мм орудиями в фюзеляже, был явно лучше. В качестве же бомбардировщика самолёт Ильюшина уступал уже готовому к серийному производству Ту-2. Ил-1 держался дольше — истребитель действительно удался: с АМ-42 машина развивала скорость свыше 600 км/ч и обладала скороподъёмностью 900 м/мин, — но и его перспективы представлялись призрачными. По мере того как немецких бомбардировщиков в небе становилось всё меньше, крепли сомнения в целесообразности существования истребителя-штурмовика.

Оставалось лишь взять лучшее от каждого из проектов, объединив броню Ил-8 с аэродинамическими качествами Ил-1. Двухместный вариант последнего и получил в феврале 1944-го обозначение Ил-10. Несмотря на то, что выигрыш от увеличения мощности двигателя полностью «съедался» повышением взлётного веса, вдвое меньшее по сравнению с Ил-2 лобовое сопротивление позволяло самолёту развивать скорость 555 км/ч при скороподъёмности 600 м/мин. Новый штурмовик значительно превосходил предшественника в манёвренности, хотя и обладал несколько худшими взлётно-посадочными характеристиками.

Переместить орудия ближе к корпусу Ильюшину в итоге так и не удалось. Поэтому усилено было лишь второстепенное (для штурмовика) вооружение. Ил-10 получил держатели для двух 250-килограммовых бомб и новый прицел, автоматически устанавливающий задержку сброса. Бомбовый прицел, впрочем, применения на практике не нашёл. Как и кассета с десятью авиационными гранатами АГ-2 — оснащёнными тормозными парашютами бомбочками, которые выпадали из-под хвоста штурмовика в случае атаки сзади-снизу. Предполагалось, что взрывы авиационных гранат отпугнут немецкий истребитель. На практике же АГ-2 если и применялись, то против пехоты на бреющем полёте.

Не нашла применения и 20-мм пушка БС, занявшая место пулемёта в оборонительной турели. В вопросе о необходимости бортстрелка прав оказался именно Ильюшин. Штурмовикам требовался эскорт истребителей, а вовсе не турель — если уж «мессеры» нападали, единственный пулемёт всё равно не помогал. С конца 1943 года пилоты двухместных машин всё чаще стали совершать вылеты в одиночку. А в конце войны если стрелок и присутствовал на борту, то в качестве штурмана и радиста на командирских машинах.

***

Новый штурмовик во всех отношениях превосходил Ил-2, но ни одно из его преимуществ не имело существенной ценности. Эксплуатация показала, что Ил-10 решает те же боевые задачи, что Ил-2, с тем же успехом и прежним уровнем потерь. Как следствие, производство разворачивалось вяло. К последним дням войны Ил-10 составляли лишь 3% парка советских штурмовиков. Превзойти шедевр оказалось невозможно. Ил-2 – самолёт-легенда, прикоснуться к которой можно в игре World of Warplanes, – и в этом состязании вышел победителем.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Алваро
№ 1
09.07.2015, 12:08
Что за ужас? Реклама World of Warplanes?))
Sledge
№ 2
09.07.2015, 16:12
Ну если и реклама, то это хорошая реклама)
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться