Google+
ИНТЕРПРЕТАЦИИ «АЛИСЫ В CТРАНЕ ЧУДЕС» Реальность Жюля Верна Фантастические профессии. Друиды МИРЫ. X-FILES: СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Версия для печатиПочтовая станция (№120, июль 2013)
Кратко о статье: Должен ли хоррор пугать до икоты или он может подкупать и другими достоинствами? Почему отечественные авторы терпеть не могут рассказывать о своих планах? Могут ли игры и фильмы подвигнуть на преступление? И кого считают самым горячим парнем в редакции МФ? Отвечаем на вопросы наших читателей.

Почтовая станция

Август 2013

Лин Лобарёв

Здравствуйте, дорогой читатель!

За окном жара. Периодически накрапывающий дождик лишь усугубляет ситуацию, нагоняя невыносимую духоту. Тяжело жить с моей фамилией в такую погоду. Ладно ещё, что окружающие постоянно каламбурят. Хуже, что со временем им начинает казаться, будто связь фамилии с жарой не случайна: «Это пекло принёс этот Пекло!»

Самое же неприятное — в жару тяжело работать. Голова становится ватной, болит, словно перегретые мысли слишком быстро и сильно стучат внутри черепа. Наверное, именно из-за такого помутнения я и согласился писать почту. Вроде бы только что сидел, перечитывал очередную игровую рецензию, а в следующую минуту «бам!» — и уже пишу ответы в Почтовой станции. Густав вообще склонен считать, что в редакции есть специальная дубинка — кого ей по голове стукнут, тот почтовую станцию и будет писать. Когда очнётся.

Конечно, «избранному» достаётся писать не все ответы — лишь основную часть. Ну не могут коллеги просто так пройти мимо «во-о-он того вкусненького вопросика». Только не спрашивайте, кто именно на что отвечал. Это тайна. Редакция должна работать как единый организм — и именно так она и работает. Так что не воспринимайте это как ответы Евгения Пекло, Лина Лобарёва или Екатерины Пташкиной — это ответы журнала «Мир фантастики».

Евгений Пекло Редактор

Повёлся на Вашу рекламу: «Убыр — самая страшная книга года!» Запасся памперсами, уже решил начать бояться... но оказалось, что бояться нечего. Книга неплохая, я не пожалел, что её купил, но назвать её страшной как-то язык не поворачивается. Если уж она была самой страшной книгой года, то какими же были остальные ужасы? Из детсадовской серии? Забавно.

Артём Патрикеев

Поправим: во-первых, не рекламу, а награду; во-вторых, не «самая страшная книга», а «хоррор года». Разных людей пугают разные вещи. Сцена, от которой один читатель начнёт дрожать и заикаться, другого заставит зевнуть, а третьего — злорадно потереть руки, потому что с его нелюбимыми героями наконец-то разделались. Хоррор же — это в первую очередь жанр. Сказать новое слово в жанре и напугать множество людей — не одно и то же. К примеру, самым ярким хоррор-фильмом прошлого года критики единодушно признают «Хижину в лесу» Джосса Уидона, и вовсе не за то, что картина такая уж страшная. Уидон не заставил зрителей визжать от ужаса и выбегать из зала — он блестяще обыграл стереотипы и законы жанра, связав их в потрясающе логичную картину мирового заговора.

Так и для отечественной литературы ужасов «Убыр» стал событием ярким, значительным. Наилю Измайлову удалось наглядно отобразить страшнейший кошмар любого нормального человека — когда самые близкие тебе люди, те, кому ты привык безоглядно доверять, вдруг меняются, становясь чужими и опасными. Родители, лучшие друзья... Представьте себя на месте главного героя — разве это не страшно? Зомби, вампиры, Чужие — это ужас внешний. В конце концов, от такого ужаса может спасти бейсбольная бита или плазменная пушка. А вот от ощущения, что тебя предали, обманули, что твой уютный мир треснул, разлетелся и даже вся королевская рать не поможет собрать осколки воедино, отделаться при помощи дробовика или светового меча не получится. Так что главное достоинство «Убыра» — в том, что это очень сильный психологический хоррор. Ведь настоящий ужас не зависит от обилия луж кетчупа. Реалистичную психологию прописать гораздо труднее.

Почему в журнале анонсируются зарубежные книги, а о российских авторах упоминается крайне редко?

Илья Власов

Во-первых, наиболее заметные книги отечественных авторов мы всё же анонсируем — в разных рубриках, хотя и не на постоянной основе.

Во-вторых, издательская политика у нас и за рубежом очень сильно отличаются. На Западе считается нормой анонсировать книгу за год до её выхода, причём за несколько месяцев до появления книги на прилавках становится известно даже точное число, когда это произойдёт. Бывают, конечно, и переносы, как это происходило, скажем, с романами Джорджа Мартина или Роберта Джордана, но это скорее исключение из правил. В результате журналисты могут сообщать о появлении новых книг с достаточной толикой уверенности.

В России же ситуация прямо противоположная. Сроки выхода книг постоянно сдвигаются и переносятся. Некоторые издательства вообще не занимаются внятным продвижением своей продукции. Более того, многие отечественные писатели то ли из суеверия, то ли по какой-то другой неведомой причине крайне неразговорчивы, когда речь заходит об их планах. В итоге добыча информации о новых книгах отечественных авторов становится сродни промышленному шпионажу. Мы уже несколько раз обжигались — в «Ожиданиях», публикуемых в начале каждого года: «Автор имярек вот-вот выпустит долгожданный пятый том своей бессмертной эпопеи!» А он берёт и не выпускает. И объяснений никаких не даёт. Зарубежные авторы в этом плане более открыты — или, точнее, более заинтересованы в том, чтобы донести свои творения до публики максимально оперативно.

Хотя, возможно, мы всё же постараемся анонсировать новинки самых известных наших писателей более регулярно.

Вы замечательно рассказали об игре StarCraft 2: Heart of the Swarm, но ни словом не обмолвились по поводу того, платной ли будет подписка на игру. А ведь это решающий фактор. Какой бы хорошей ни была игра, если за неё постоянно надо платить, а она не онлайновая, то только совсем недальновидный геймер купится на такое. Хорошо, что я из других источников узнал, что издатели отказались от этой наглой модели.

Артём Патрикеев

Да, компания Blizzard отменила подписку на StarCraft 2 ещё до выхода Heart of the Swarm, и именно поэтому сообщать об этом в рецензии мы не стали — это как если бы мы в этом номере поставили некролог Рея Бредбэри. Новость безнадёжно устарела, и все, кто должен был о ней знать, уже узнали.

Однако называть модель распространения «наглой» будет неверно. Компания заинтересована в том, чтобы получать прибыль со своих проектов. И, как это ни печально, отбить немаленькие затраты на этот проект одной только продажей дисков по демократичным ценам было бы невозможно. Не забывайте, что игра даже после выхода продолжала требовать затрат на регулировку баланса и поддержание серверов. Платящая аудитория — это те, кто, собственно, и был заинтересован в продолжительной игре и регулировке баланса. Те, кому сетевой режим был неинтересен, спокойно могли пройти игру один раз и поставить её на полку, не платя за «продолжение банкета». Когда же настал заветный миг и затраты на разработку удалось окупить в полной мере, Blizzard со спокойной душой отменила подписку.

Захотелось узнать мнение редакции по одному острому вопросу, который уже давно обсуждается и, наверное, будет обсуждаться ещё долго. Могут ли жестокие игры и фильмы повлиять на психику человека? Есть ли связь между печальными событиями, которые произошли на премьере «Бэтмена», и самой картиной? Если шутеры могут служить тренажёрами для реального убийцы (как, по некоторым данным, было с Брейвиком), имеют ли власти право повсеместно запретить шутеры? Насколько создатели произведения в ответе за то, как это самое произведение повлияет на сознание читателя, зрителя, игрока? Понимаю, что вопрос сложный и неоднозначный, и всё-таки хотелось бы узнать ваше мнение.

Алина Соколова

Если банки из-под консервов служат убийцам мишенями для стрельбы, стоит ли их запрещать? На наш взгляд — не стоит. Запрет — это всегда крайняя мера. Запрещать что-либо нужно лишь тогда, когда нет никаких других эффективных способов справиться с проблемой — при условии, что запрет поможет.

Безусловно, связь между преступлением и показанным в кино насилием существует — но существует она не в реальном мире, а в голове того, кто нажимает на курок. Увиденное им на экране насилие — не причина для определённых действий, а лишь повод сорваться. Не будь фильма, таким поводом мог бы стать выпуск новостей, военная хроника или просто тревожный сон. Бороться с поводами к агрессии бесполезно — потому что бороться надо с причинами. Большинство психических расстройств можно если не вылечить, то хотя бы контролировать.

Вообще, влияние культуры на поступки несколько переоценено. Как можно судить по опыту психоаналитиков, на формирование личности в основном влияют отношения человека с родителями и его собственные яркие переживания. Не прочитанные книги или просмотренные фильмы, а свой собственный, «живой» опыт. На количество преступлений оказывают влияние не продажи видеоигр, а уровень жизни и благосостояния граждан. Здоровый и успешный человек, даже если он вечерами играет с друзьями в шутеры, и не подумает принести в кинотеатр ружьё, чтобы пострелять в людей.

Конечно, определённые рамки кино может сдвинуть — продемонстрировать, например, что ношение коротких юбок не вызывает конца света. Но есть большая разница между изменением вторичной нравственной нормы и нивелированием в глазах человека ценности чужой жизни.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться