Google+
спорт МИРЫ. BATTLETECH NIGHTWISH FIREFLY
Версия для печатиКинофантасты: Композиторы. Дэнни Эльфман и его мистическая музыка
Кратко о статье: Под его музыку Бэтмен спасал Готэм, Гомер Симпсон ел пончики, марсиане крушили Белый дом, люди в чёрном стирали память, а призрак наводил ужас на Сонную лощину. Его голосом пели дьявол, скелет-джазмен и дух Хэллоуина. Он — композитор Дэнни Эльфман, маэстро загадочной, мистической и зловещей музыки.

Дьявол в музыке

ДЭННИ ЭЛЬФМАН

«Я лучше буду гнить в аду! — воскликнул в сердцах Дэнни Эльфман. — В мире нет таких денег, за которые я согласился бы снова работать с Сэмом Рэйми!» С этими словами композитор восемь лет назад покинул команду кинотрилогии о Человеке-пауке. Впрочем, громко хлопать дверью ему было не впервой. Когда-то Эльфман сказал примерно то же самое о Тиме Бёртоне, своём лучшем друге, и не разговаривал с ним полгода. А потом написал музыку почти для всех его фильмов.

Разлад композитора с Рэйми продолжался гораздо дольше, но и ему пришёл конец. Фильм «Оз, Великий и ужасный» выходит с саундтреком Дэнни Эльфмана — творца загадочной и мистической музыки, автора мелодий из «Кошмара перед Рождеством», «Симпсонов», «Бэтмена» и «Людей в чёрном», экстравагантного певца и гениального сумасброда. Великого и ужасного.

«Я БЫЛ НАСТОЯЩИМ ФРИКОМ»

Будущий композитор родился в интеллигентной лос-анджелеской семье. Мать семейства, Блоссом Эльфман, писала детские книги, отец Милтон был учителем, маленькому Дэнни ставили пластинки Стравинского и Чайковского. «Я слушал только музыку, написанную до 1935 года, — вспоминал Дэнни, — так что считался настоящим фриком». Но его примером для подражания всегда был старший брат Ричард Эльфман — рокер, актёр и бунтарь. И если в ту пору и казалось, что одного из них ждёт слава, то большинство ставило на Рича. Старший брат был ярким, экстравагантным и талантливым, а младший поначалу шёл за ним в кильватере.

Режиссёр, музыкант и циркач Ричард Эльфман со своим младшим братишкой

Когда в 1970 году Рич бросил колледж и сбежал во Францию работать в цирке, младший брат последовал за ним. Дэнни скромно играл на скрипке в номерах, которые ставил Рич со своей женой-француженкой, и впервые пытался писать собственную музыку. Через год Эльфман-младший отправился в полное приключений путешествие по Африке, где изучал музыку африканских народов, а заодно чуть не умер от малярии.

Писать музыку к «Человеку-пауку 3»? Да я лучше отправлюсь в ад!

Тем временем Ричард вернулся в Лос-Анджелес и основал музыкальную группу The Mystic Knights of the Oingo Boingo. Впрочем, правильнее было бы назвать этот коллектив эклектическим музыкальнотеатральным балаганом, участники которого исполняли дикую мешанину из самой разной музыки и весело кривлялись на сцене, раскрасив лица клоунским гримом. Разумеется, вернувшийся в Америку Дэнни не замедлил присоединиться к этой вакханалии. Но уже через несколько лет увлекающаяся натура Рича потребовала новых свершений — он твёрдо решил бросить музыку и стать режиссёром. А группу оставил «донашивать» младшему братишке. Наверное, именно из-за своего непостоянства Ричард Эльфман в наши дни остался режиссёром малобюджетных артхаусных фильмов, и большинство знает его как брата «того самого» Дэнни.

В Oingo Boingo Эльфман-младший раскрылся вовсю: он пел, играл на гитаре и сочинял большую часть музыки. Рич же протащил группу в мир кино — Oingo Boingo мелькнули в нескольких фильмах, снятых его друзьями. А свой первый фильм, музыкальную комедию «Запретная зона», новоявленный режиссёр Ричард Эльфман поставил по мотивам сценических номеров группы. В снятой за сущие гроши картине Oingo Boingo устроили форменный бедлам, напоминающий смесь театрального капустника с галлюцинациями сексуально озабоченного наркомана. «Запретную зону» можно сравнить с «Волшебным таинственным путешествием» The Beatles, если к последнему прибавить обнажёнку и откровенную неполиткорректность: братья вовсю потешались над религией и стереотипами о неграх и евреях. Хотя прокат «Запретной зоны» был ограниченным, фильм наделал шуму. Рича с компанией обвиняли во всех грехах, угрожали расправой и пытались запретить картину.

Дэнни был главной звездой «Запретной зоны». Он исполнил роль очаровательного Дьяволаджазмена, пел, танцевал и, разумеется, написал музыку к фильму — свой первый саундтрек.

«НЕ ДАВАЙ РОКЕРАМ ПИСАТЬ САУНДТРЕКИ!»

В начале 1980-х мало кто знал имя Дэнни Эльфмана и совсем никто не слыхал о Тиме Бёртоне. Зато комик Пол Рубенс, более известный как Пи-Ви Херман, был звездой. Его «Шоу Пи-Ви» на канале HBO было столь популярно, что по нему готовились снять полнометражный фильм. Однажды на закрытом ночном показе Рубенс увидел «Запретную зону» и пришёл в полный восторг. «Когда будем экранизировать “Пи-Ви”, я хочу привлечь кого-нибудь из этих ребят», — решил он.

Режиссёром «Большого приключения Пи-Ви» назначили новичка Тима Бёртона. Незадолго до этого он порвал отношения со студией «Дисней», которая положила на полку его короткометражки «Франкенвини» и «Винсент». Боссы «Диснея» сочли их слишком мрачными, а Рубенс — великолепными. Тим тоже не раз видел Oingo Boingo, когда они выступали в его любимых панк-клубах, и идея Пола пришлась ему по душе. Так что однажды после концерта Дэнни услышал главную фразу в своей жизни: «Тут с тобой хочет встретиться какой-то чувак, Тим Бёртон. Мультики снимает, кажется...»

Эльфман называет саундтрек к «Эдварду руки-ножницы» своим любимым. Дэнни принёс его Бёртону со словами: «Я написал музыку, которая мне жутко нравится, но совершенно не подходит к фильму». Как же он ошибался!

Тим и Дэнни сразу понравились друг другу. Они были потрясающе похожи. Оба были из тех молодых людей, которых с детства считают нелюдимыми и не похожими на сверстников — «странными», «неформалами», «чудаками». Оба выросли на ужастиках от студии Hammer, обожали актёра Винсента Прайса и саундтреки Бернарда Херрманна к фильмам Хичкока. Однако предложение самому писать музыку для большого кино шокировало Эльфмана. Одно дело — любить кино и саундтреки, другое — заниматься этим профессионально. Дэнни чувствовал себя как спортивный болельщик, которого с трибуны потащили играть на поле. Ему казалось, что Тим не понимает, какую совершает ошибку. Композитор собирался ответить отказом, и Бёртону стоило немалого труда убедить его хотя бы попытаться. «Ну ладно, — злорадно усмехнулся Эльфман, — пусть это будет тебе уроком. Никогда не приглашай рокеров писать саундтреки!»

OINGO BOINGO

Ричард Эльфман создавал The Mystic Knights of the Oingo Boingo как театральную комик-группу с инструментами. Но стоило ему взвалить лидерство на Дэнни, как тот всё переделал по-своему. Во-первых, сократил название до Oingo Boingo, во-вторых, включил гитары в усилители и заиграл рок и «новую волну», а в-третьих, начал выпускать альбомы. Из шутовского балагана он сделал рок-группу, не утратившую, правда, любви к язвительной клоунаде. Помимо «Запретной зоны», Oingo Boingo снялись ещё в нескольких фильмах и «телеинсталляции» «Доброе утро, мистер Оруэлл», посвящённой роману «1984», а также записали главную тему к сериалу «Чудеса науки».

Oingo Boingo выпустили восемь альбомов и распались в 1995 году. К тому времени Дэнни уже много лет профессионально занимался саундтреками, и времени на рок-н-ролл у него почти не оставалось. Кроме того, от выступлений на сцене среди оглушительно ревущих динамиков у Эльфмана начались проблемы со слухом, — а композитор не может позволить себе риск оглохнуть.

Придя домой, Дэнни для демонстрации записал музыкальный фрагмент и отправил кассету режиссёру. Он был уверен, что больше никогда не услышит о Тиме Бёртоне. Но режиссёр пришёл в восторг, и они встретились снова. Эльфман создавал саундтрек прямо на глазах у Тима: он просматривал отснятый материал и тут же наигрывал какую-нибудь тему на синтезаторе. Эти двое понимали друг друга с полуслова.

Было невероятно забавно наблюдать за Дэнни, который никогда не занимался ничем подобным. Всегда есть некая магия, когда делаешь что-то впервые в жизни. Это как секс: потом может быть замечательно, но первый опыт неповторим.

Тим Бёртон

НАЖМИ НА КНОПКУ

Работая над «Бэтменом», Дэнни вынужден был учиться не только законам большого кинобизнеса, но и новым технологиям. Для записи демо-версий саундтреков к «Пи-Ви» и «Битлджюсу» ему достаточно было сыграть основную тему на клавишных (притом что хорошим клавишником Эльфман никогда не был) и, если нужно, напеть мелодию. Здесь это не подходило. Эльфману нужны были демо-записи, дающие представление о том, как будет звучать музыка в исполнении оркестра. Именно с тех пор он полностью перешёл на запись midi-файлов, имитирующих то звучание, которое будет в фильме.

При всей своей любви к саундтрекам из старого кино Эльфман всегда тянулся к новым технологиям. Он был одним из первых покупателей компьютеров Mac, которые использовал для обработки звука. Демо-записи 1980-х ныне кажутся Дэнни «ужасными» по сравнению с тем, что он может делать сейчас.

«Большое приключение Пи-Ви» с музыкой Эльф мана вышло на экраны, собрало сорок миллионов, и дебютанты большого кино проснулись знаменитыми. За следующие несколько лет Эльфман получил больше десятка предложений написать саундтрек, причём все до единого фильмы были комедиями. Дэнни воспринял это как интересный вызов. Он не думал о деньгах, но получал огромное удовольствие от работы. Когда Бёртон собрался снимать свой второй фильм, чёрную комедию «Битлджюс», он уже знал, к кому обращаться за музыкой.

А потом Бёртона наняли снимать «Бэтмена». И тут Дэнни понял, что вся его предыдущая карьера была лёгкой прогулкой.

В своих ранних фильмах Бёртон был полновластным хозяином и, в свою очередь, позволял Эльфману творить с саундтреком что угодно. «Бэтмен» для них обоих был первым по-настоящему масштабным проектом — блокбастер с бюджетом в десятки миллионов. Бёртон и Эльфман ощущали серьёзное давление сверху. Студия Warner Brothers не собиралась рисковать своими деньгами и контролировала каждый шаг этих подозрительных чудаков, уверявших, что умеют делать кино.

При виде бэт-сигнала в небе Готэма знакомая мелодия сама начинает играть в голове

«Тим живёт в собственном странном мире, но я быстро понял, что это и мой мир тоже...»

Первоначально Эльфману собирались поручить всего несколько фоновых фрагментов. Остальной саундтрек должны были составить песни в исполнении поп-звёзд: Майкла Джексона, Джорджа Майкла и Принса. Причём основным композитором планировался именно Принс, который уже записал свои песни. Продюсеры рассчитывали, что громкие имена артистов привлекут больше зрителей. Но Бёртон упёрся: хватит поп-музыки в фильме! Ещё чуть-чуть, и она бы совсем разрушила ту загадочную готическую атмосферу, которую режиссёр так старательно создавал для Готэма. Не может Бэтмен гнаться за Джокером по тёмным крышам особняков под жизнерадостный соул!

Боссы Warner Brothers ужасно не хотели полагаться на Эльфмана, прежде писавшего только для легкомысленных комедий. Да и сам Дэнни порывался уйти, думая, что ему не дадут нормально работать. Одному Тиму известно, каких сил и нервов стоило убедить студию дать композитору шанс. И тот им воспользовался так, что отбил у критиков всякую охоту смеяться. Тревожная и зловещая заглавная тема, написанная Эльфманом, по сей день остаётся таким же узнаваемым символом Готэма, как бэтсигнал в небе.

Фильм Бёртона оживил Бэтмена, которого после сериалов 1960-х многие считали смешным и старомодным. Тим создал новый канон, показал всем, как выглядит и звучит тёмный город Готэм, населённый сюрреалистичными маньяками и молчаливыми героями, и немалая доля заслуги в этом принадлежит Эльфману. Вопрос, кому писать саундтрек к фильму «Бэтмен возвращается», даже не поднимался. Позже, в 1990-е и 2000-е, знаменитая мелодия Эльфмана снова и снова звучала в мультсериалах и играх о Тёмном рыцаре. А в 2010-м метал-обработка композиции появилась на альбоме группы PowerGlove.

«В КОНЦЕ КОНЦОВ, ОН МОЙ БРАТ»

Если «Большое приключение Пи-Ви» привело Дэнни Эльфмана в большое кино, а два фильма о Бэтмене принесли ему славу, то «Кошмар перед Рождеством» стал первой картиной, в которой Эльфман участвовал от начала до конца. И она же чуть не стала для него роковой.

Бёртон задумал снять этот экстравагантный музыкально-кукольный мультфильм, ещё когда работал на студии «Дисней». Тогда дело не зашло дальше карандашных набросков. Только после успеха «Бэтмена» ему удалось вернуться на студию и получить добро на проект. Как назло, в это время Бёртон был по уши занят вторым «Бэтменом» и ему пришлось отдать кресло режиссёра Генри Селику. А сам Тим засел за сценарий... вместе с Дэнни Эльфманом. Кому ещё поручить работу над мюзиклом как не композитору? Бёртон рассказывал, что должно происходить в той или иной сцене, а Дэнни тут же сочинял песню, которая должна эту сцену сопровождать. Так рождалась история о Джеке, решившем превратить Рождество в Хэллоуин.

Роль Дэнни в создании «Кошмара перед Рождеством» огромна. Можно сказать, это полностью «его» фильм — он написал не только музыку, но и большую часть текстов к песням, которые составляют почти весь сценарий. Он сам спел все арии главного героя, Джека, и озвучил ещё две роли. Далось ему это нелегко: проблемы со здоровьем и усталость от постоянных гастролей с Oingo Boingo давали о себе знать. Дэнни удавалось записать не более двадцати минут подряд, после чего у него напрочь садился голос. А через неделю в сценарий вносили изменения, и нужно было перезаписывать с таким трудом исполненные песни! Так что «Кошмар перед Рождеством» Эльфман выстрадал в самом буквальном смысле слова.

И каково же было его разочарование, когда студия «Дисней» отказалась выпускать мультфильм! Боссы совершили ту же ошибку, что и десять лет назад с «Франкенвини»: они решили, что фильм слишком страшный и мрачный. Детям, мол, он не понравится, а взрослые просто не пойдут на сказочный мультик. Отзывы детишек из фокус-группы, посмотревших «Кошмар», не внушали оптимизма. Всё говорило о том, что фильм отправится на полку.

Вместо двенадцати недель, которые обычно уходят на саундтрек, Эльфман отдал «Кошмару перед Рождеством» целых два года

Это был крах, и в нём Эльфман не мог не обвинять Бёртона. Двое друзей поссорились (по слухам, даже подрались) и перестали разговаривать. «Я никогда больше не буду работать с Тимом Бёртоном», — заявил Дэнни прессе. Тим был более сдержан: «Мы решили немного отдох нуть друг от друга».

«Никогда» продлилось целых полгода. Они просто не могли обходиться друг без друга дольше.

Это всё равно что ссориться с братом. У нас с ним тоже бывали ссоры и драки, после которых я говорил: «Я отрекаюсь от своего брата, я никогда больше не буду говорить с ним!» Но, в конце концов, он мой брат. Проходило какое-то время, иногда несколько месяцев, и я говорил себе: «Нет, так нельзя. Это ужасно». Так же и с Тимом: мы оба чувствовали себя отвратительно.

Дэнни Эльфман

Однажды у Эльфмана зазвонил телефон, и их общий знакомый спросил, не готов ли Дэнни подумать о встрече с Тимом. Уже через день Эльфман вылетел к своему другу. Они обнялись и сказали: «Это была какая-то хрень. Не будем о ней больше вспоминать».

За эти полгода «Дисней» всё-таки решился выпустить «Кошмар перед Рождеством» через свою дочернюю фирму Touchstone, сперва в ограниченный прокат, а затем и в широкий. Странный и «слишком страшный» мультфильм принёс создателям миллионы, стал культовым, номинировался на «Оскар», а Эльфману принёс номинацию на «Золотой глобус». Третьей такой ошибки «Дисней» себе уже не позволял. Отныне Бёртону и его команде доверяли безоговорочно.

Пока Дэнни дулся на своего «духовного брата», тот успел снять без него всего один фильм, «Эд Вуд», музыку к которому написал Говард Шор. С тех пор без музыки Дэнни не обходилось ни в одном фильме, если не считать «Суини Тодда», поставленного Тимом по уже готовому мюзиклу. Ко всем остальным фильмам Бёртона, будь то научно-фантастическая комедия «Марс атакует!», римейк «Планеты обезьян», готический триллер «Сонная лощина» или диснеевская сказка «Алиса в Стране чудес», музыку писал Эльфман и только Эльфман.

В «Трупе невесты» Эльфман пел за скелета-джазмена Костотряса

«Я НЕ МОГ ЕМУ ОТКАЗАТЬ»

Но это не значит, что Эльфман писал только для Бёртона. За то время, пока Тим снимал один фильм, Дэнни в среднем озвучивал пять. Он работал с Питером Джексоном над «Страшилами», написал музыку ко всем частям «Людей в чёрном» Барри Зонненфельда и ко второму «Хеллбою» Гильермо дель Торо. Он научился понимать, что нужно режиссёрам, и создавал самую разную музыку — в его саундтреках к фильмам «Терминатор: Да придёт спаситель», «Халк», «Живая сталь» и «Особо опасен» нет и следа его фирменной загадочно-игривой готичности, которая была бы здесь неуместна. Эльфман не ограничивался только фантастикой и мистикой — в его фильмографии есть, к примеру, пять реалистических драм Гуса ван Санта. А в 1990-м он написал свою самую знаменитую вещь — музыку из начальной заставки «Симпсонов», которую не слышал, наверное, только глухой или папуас из африканских джунглей. Причём насчёт папуаса ещё не факт.

— Что вдохновило вас на музыкальную тему к «Симпсонам»?

— Просмотр «Симпсонов», балда!

Из чата Эльфмана с фанатами

Вторым любимым режиссёром после Бёртона Эльфман без колебаний называет Сэма Рэйми. С ним композитор работал семь раз, и проекты были более чем разнообразные. Сначала был «Даркмен» — кинокомикс, в основе которого не было никакого комикса. Рэйми надеялся получить права на супергероя Тень, а встретив отказ, выдумал своего, но похожего героя. Фильм был выдержан в эстетике нуара 1930-х годов, так что от Эльфмана требовалась соответствующая старомодная музыка. Дэнни был в восторге от визуального стиля Рэйми и от возможности писать длинные музыкальные фрагменты для длинных сцен. В другой раз пути Сэма и Дэнни пересеклись на съёмках «Армии тьмы», третьей части из знаменитого цикла ужастиков «Зловещие мертвецы». У Рэйми уже был постоянный композитор для этой серии фильмов, Джозеф Лодука, но режиссёр поручил Эльфману создать одну из центральных тем — зловещий «Марш мертвецов». Потом были ещё триллеры «Простой план» и «Дар». Но всё это стало прелюдией к самому масштабному сотрудничеству Эльфмана с Рэйми — циклу фильмов о Человеке-пауке.

Трудно поверить, но до конца девяностых по вселенной Marvel не успели снять ни одного значительного фильма. Экранизация приключений Питера Паркера застряла в разработке на четверть века, а неуклюжие малобюджетные поделки вроде «Карателя» с Дольфом Лундгреном или «Капитана Америки» 1990 года сейчас стараются не вспоминать даже фанаты. Так что «Человек-паук» Рэйми и вышедшие незадолго до него «Люди Икс» стали таким же прорывом, каким были «Бэтмены» Бёртона десятилетием ранее.

Сэм Рэйми — человек со сложным характером. Как и Эльфман

Дэнни больше не был новичком в большом кино и знал, чего хотят режиссёр и зрители. Cаундтрек к «Человеку-пауку» сохранял долю традиционной эльфмановской зловещей игривости, но в то же время укладывался в рамки голливудских требований: был достаточно грандиозным и помпезным для блокбастера. Музыку Эльфмана выпустили отдельным альбомом, который в том же году номинировался на «Грэмми».

Продолжение «Человека-паука» не заставило себя ждать, и студия продлила контракт с Эльфманом без колебаний. Дэнни совершенно не ожидал, что именно этот фильм окажется для него настоящим адом. Первым камнем преткновения оказалась «рыба» — предварительный саундтрек, который иногда записывают, чтобы приблизительно наметить, в каком духе нужно оформить ту или иную сцену. После записи настоящего саундтрека «рыбы», как правило, отправляют в корзину и забывают о них. Однако Рэйми неожиданно начал отвергать все новые идеи Эльфмана и требовать от него, чтобы тот буквально воспроизводил «рыбу». Никаких возражений режиссёр не желал слушать. По словам Дэнни, он просто не узнавал своего старого товарища, того словно подменили.

Вы смотрели «Вторжение похитителей тел»? Там пришельцы делали так: рядом с вами ставили стручок, когда вы спите. Вы просыпаетесь, а они захватили ваше тело, вы теперь один из них. Не знаю, как у них вышло, но они сделали это с Сэмом Рэйми. То существо, с которым я работал, не могло быть Сэмом.

Дэнни Эльфман

Эльфману никогда прежде не приходилось сталкиваться с подобным. С Бёртоном они могли спорить, ссориться, драться, но оставались друзьями, которые делают общее дело. Здесь Дэнни ощутил совершенно иное отношение, которое ему категорически не понравилось. Рэйми и студии так понравился саундтрек к первому фильму, что им совершенно не нужен был новый. Эльфману пришлось переписывать свои старые треки, подгоняя их под новые сцены. И даже это не всегда удовлетворяло режиссёра, который начал вставлять в саундтрек записи из первой части, не спрашивая мнения Дэнни. У того была масса идей, как подчеркнуть различия в атмосфере двух фильмов. Вместо этого вторая часть вышла с саундтреком, в котором от музыки к первому «Человеку-пауку» отличались только фрагменты из сцен с Доктором Осьминогом.

Работу над музыкой к «Озу» пришлось начать ещё до съёмок. Актёрам нужно было знать, что им предстоит петь

Эльфман был в такой ярости, в какой его не видели со времён «Кошмара перед Рождеством». Драться с Сэмом Рэйми он, правда, не стал, но разругался с ним насмерть и отказался от контракта на «Человека-паука 3» (однако упорный Рэйми и туда вставил куски старого саундтрека, так что Эльфман всё же получил гонорар). Во всех интервью Дэнни клялся, что больше никогда не будет работать с этим человеком.

На сей раз «никогда» продлилось дольше. Восемь лет.

Что побудило Эльфмана прекратить свой бойкот? Сам он уклончиво отвечает, что, дескать, не может отказать двум людям — Тиму Бёртону и Сэму Рэйми. Но, скорее всего, дело в той интересной задаче, которую ставит «Оз: Великий и ужасный» перед композитором. У западного зрителя страна Оз стойко ассоциируется с киномюзиклом 1939 года, образы оттуда считаются каноничными. Поэтому и музыка должна, с одной стороны, напоминать саундтрек из тридцатых, а с другой — ни в коем случае не копировать его. Сэм Рэйми знал, кто ему нужен, чтобы создать новую, но узнаваемую страну Оз.

Эльфману удалось «ухватить» настроение молниеносно. Он даже потратил на работу вдвое меньше времени, чем обычно. «Мне нравится писать музыку, которая рассказывает историю, — признаётся Дэнни. — Это получается у меня быстрее, потому что таковы мои природные инстинкты». В «Озе, Великом и Ужасном» мы снова услышим и голос Эльфмана: приветственную песню Жевунов он исполнил сам.

***

Это странно, но у Дэнни Эльфмана до сих пор нет ни одного «Оскара». Впрочем, как и у его постоянных партнёров — Бёртона, Рэйми, Джонни Деппа. Сам Дэнни уверен, что киноакадемики просто не любят его музыку и такого рода кино: «Если бы существовала премия за лучший саундтрек Дэнни Эльфмана, они и то нашли бы повод мне её не давать». Кто знает, может быть, именно «Оз: Великий и ужасный» сломит сопротивление киноакадемиков?

Вряд ли Эльфман много думает об этом. Он пишет музыку, конечно, не ради премий. И даже не ради одних только денег.

Господи Боже, мне за это ещё и платят?! Это слишком весело, чтобы называться работой!

Дэнни Эльфман

Дэнни не раз отказывался от проектов, суливших огромные гонорары, если ему не нравилось работать с режиссёром или не хватало творческой свободы. За это он заслужил в Голливуде репутацию композитора с крайне непростым характером. Зато, работая с любимыми режиссёрами, он получает главное — удовольствие от творчества, которого не купишь ни за какие деньги.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться