Google+
Творчество Филипа Хосе Фармера Классики кино. Хаяо Миядзаки ЭКРАНИЗАЦИИ ФИЛИПА ДИКА Christmas
Версия для печатиИнтервью: Контакт: Геннди Тартаковски
Кратко о статье: Создатель популярных мультсериалов «Самурай Джек», «Лаборатория Декстера» и «Клонические войны» Геннди Тартаковски дебютирует в большом кино с высокобюджетным проектом «Монстры на каникулах». Мультфильм выйдет в российский прокат 18 октября, и мы созвонились с режиссёром, чтобы поговорить о его дебютном фильме, о грядущих проектах и о том, как тяжело быть звездой.

«Теперь я слишком крутой для «Звёздных войн»

БЕСЕДА С РЕЖИССЁРОМ ГЕННДИ ТАРТАКОВСКИ

Создатель культовых мультсериалов «Самурай Джек», «Лаборатория Декстера» и «Клонические войны», креативная сила канала Cartoon Network Геннди Тартаковски дебютирует в большом кино и сразу с высокобюджетным проектом «Монстры на каникулах». Его методы работы и неуёмная творческая энергия так впечатлили студию Sony, что они подписали контракт с режиссёром сразу на несколько картин. «Монстры на каникулах» выйдут в российский прокат 18 октября, и мы созвонились с Геннди, чтобы поговорить о его дебютном фильме, о грядущих проектах и о том, как тяжело быть звездой.

Как получилось, что вы, режиссёр, известный в основном двухмерными мультсериалами, вдруг взялись за постановку большого полнометражного проекта, да ещё и в 3D?

Мне давно хотелось перейти на новый этап, заняться полнометражным кино, и я подумал, что этот проект — отличный шанс. Конечно, компьютерная трёхмерная анимация — это не то, с чем я привык работать, но в «большом кино» не осталось места для двухмерной анимации. Так уж на данный момент устроен рынок. Нет, если вы работаете в Европе и делаете независимое кино, рисованная анимация может быть вполне подходящей формой самовыражения, но в Голливуде в последние годы все большие студийные проекты делаются исключительно в 3D. Хотя мне такой расклад не по душе, но это, наверное, потому, что я очень люблю двухмерную анимацию. Я занимался ей всю жизнь. Я люблю рисовать именно двухмерные мультфильмы, и я убеждён: если сделать в 2D отличное кино, оригинальное и свежее, у него есть такой же шанс стать хитом, как и у качественного 3D-проекта.

Чем работа над анимационным сериалом принципиально отличается от работы над полнометражным студийным фильмом?

Во многом эта работа ничем не отличается от той, что я привык делать на телевидении: создание истории, персонажей, диалогов — всё то же самое. Главное отличие состоит в том, что на телевидении достаточно что-то нарисовать — и спустя полгода оно уже в эфире. Это очень быстрый процесс, и там совсем нет времени что-то передумать, пересмотреть и переделать. Когда ты делаешь полнометражное кино, масштабы сразу растут, и речь идёт не только о времени, отводимом на работу, но и о количестве людей, в неё вовлечённых. Все трудятся, все смотрят, все комментируют — это коллективный процесс, к чему мне тоже пришлось довольно долго привыкать.

В полнометражном кино есть только один готовый продукт, и мы не имеем права на ошибку. У нас есть лишь полтора часа общего хронометража и несколько недель мирового проката — это, знаете, накладывает серьёзную ответственность. На телевидении же, если эпизод не задался, всегда можно надеяться на то, что на следующей неделе дела наладятся.

Теперь вы в самом сердце Голливуда. Каково чувствовать себя частью индустрии, от которой вы всегда держались несколько в стороне?

Ну, я бы не сказал, что прямо уж держался в стороне. Даже когда я работал на телевидении, я уже был частью голливудской индустрии — по крайней мере, так мне тогда казалось (смеётся). Когда я присоединился к Cartoon Network, это был маленький, скромный канал, в отличие от Disney и Nickelodeon. Мне нравилось расти c Cartoon Network: мы развивались вместе и вместе добились успеха. Сейчас же для меня очень важно, что большая студия поддерживает мой проект. Это непривычное чувство.

Студия Sony довольно лихо взяла вас в оборот и подписала сразу на несколько проектов. Вы чувствуете, что становитесь звездой? Не за горами таблоиды, красные дорожки, папарацци...

(Смеётся.) Ну уж нет, я не актёр, я нахожусь по другую сторону камеры, а это совсем другая история. Да мне и не очень хочется под свет софитов — я и так нормально себя чувствую. Не думаю, что моя жизнь вообще сильно изменилась со времён «Декстера». Я по-прежнему плачу за дом и вожу детей в школу. Никакого гламура, сплошная рутина. Что-то я не могу припомнить ни одного режиссёра анимации, которого охотно ставили на первые полосы газет. У нас очень тихое болото.

А как же пиксаровцы?

Ну, хорошо, Джон Лассетер — большая фигура. Но вот, скажем, такие люди, как Брэд Бёрд и Эндрю Стэнтон, даже после того как сняли свои первые игровые фильмы, по-прежнему остаются в тени.

Ваше кино непременно будут сравнивать с «Кошмаром перед Рождеством», «Трупом невесты» и прочими фильмами Тима Бёртона и Генри Селика. Как вам кажется, это справедливое сравнение?

Нет, я так не считаю, потому что мы сделали совсем другое кино. Это не страшный мультфильм для детей, а смешной мультфильм с монстрами. И «Монстры на каникулах» совсем не похож на работы Тима Бёртона, которые я, к слову сказать, очень люблю. У него фильмы более мрачные, с очень уж чёрным юмором, а на наше кино я могу спокойно повести шестилетнего ребёнка, не опасаясь, что он испугается и начнёт рыдать на весь зал. Это яркая, смешная комедия, и монстры там призваны веселить зрителей, а не пугать.

Да, в последнее время это уже стало тенденцией: изображать вампиров, оборотней и прочих монстров если не белыми и пушистыми, то по крайней мере вполне человечными персонажами. Что произошло вдруг со старыми злыми монстрами? Неужели людям больше не нравится пугаться?

(Смеётся.) Ну почему же, пугаться и в наше время очень прикольно. Хотя лично я не сказал бы, что я прямо фанат хорроров, но при этом вполне понимаю тех, кто любит пощекотать себе нервы. В случае с нашим фильмом, я думаю, это был сознательный шаг студии — они не хотели делать ужастик для детей, чтобы не отпугнуть значительную часть аудитории. Мы провели тестовый показ, после которого многие родители, как выяснилось, успокоились. Они изначально высказывали опасения, что наше кино будет страшным. Вопреки распространённому заблуждению взрослых, далеко не все дети любят пугаться. У меня у самого трое детей, одиннадцати, девяти и пяти лет, и если старшим всё нипочём, то младшая дочь при просмотре фильма в паре моментов вздрогнула. Но её быстро отпустило, на следующей же сцене (смеётся). Так что особо чувствительные дети найдут чего испугаться даже в нашем безобидном кино.

Ваш фильм рассказывает очередную историю о любви вампира и человека. Когда уже публика потеряет интерес к подобным сюжетам? Если вы понимаете, на что я намекаю...

(Смеётся.) Как не понять! Ну, смотрите, определённый тип фильмов был популярен десятилетиями, и эта популярность возникла не на ровном месте. Истории о любви вампира и человека восходят к «Дракуле», и я уверен, такого рода романтические истории будут востребованы во все времена. И поверьте, «Сумерки» здесь ни при чём (смеётся). Я помню, в своё время никто не верил, что хоть кто-нибудь захочет смотреть кино о пиратах. А затем вышли «Пираты Карибского моря». Также казалось, что людей достали истории о том, как инопланетяне влюбляются в человеческих особей, но успеху «Аватара» это, как мы все помним, не помешало. Все эти идеи, которые курсировали в литературно-кинематографическом пространстве испокон веков, будут востребованы всегда, потому что в них есть что-то вечное, вневременное.

НАШЕ ДОСЬЕ

Ге ннадий Борисович Тартаковский родился в Москве в 1970 году. Он был выходцем из еврейской семьи. Опасаясь антисемитских настроений, Тартаковские переехали в США, когда Геннадию было семь. До этого они ещё успели пожить в Италии, и именно там, по словам режиссёра, он впервые ощутил «тягу к прекрасному». В Италии девочка из немецкой семьи, жившей по соседству, привила ему страсть к рисованию, хотя до этого он не мог даже круг начертить. Когда семья перебралась через Атлантику и обосновалась в Чикаго, будущий аниматор сначала сменил себе имя на Геннди (чтобы звучало «менее по-русски»), а затем плотно «подсел» на комиксы. Его благоразумные родители хотели, чтобы старший сын стал бизнесменом, но Геннди записался в школу анимации. Он несколько лет изучал историю кино в Колумбийском колледже в Чикаго, затем перебрался в Лос-Анджелес и поступил в знаменитый Калифорнийский художественный институт. Один из двух его дипломных анимационных фильмов стал основой для сериала «Лаборатория Декстера». Геннди Тартаковски живёт в Лос-Анджелесе с женой и тремя детьми.

Есть ли шанс, что мы когда-нибудь увидим полнометражного «Самурая Джека»?

Я над этим проектом работаю уже почти семь лет, и чуть ли не каждый год меняются студии, продюсеры, и с каждым из них мы по новой начинаем всё обсуждать. Схема примерно такая: они говорят, что хотят сделать одно, второе, третье, а я отвечаю: «Отлично, давайте!» Через какое-то время они ко мне приходят и говорят: «Тут выяснилось, что в игровом кино мы не можем сделать одно, второе, третье». Но без этого никак, без этого не будет «Самурая Джека». А они этого не понимают, не соглашаются, пытаются сделать всё по-своему — и в итоге ничего не получается, потому что важнейшие, ключевые элементы отсутствуют. Так что с «Джеком» всё не так легко. Но, очевидно, интерес к нему всё ещё есть, хотя его закрыли почти восемь лет назад. Что-то в этой истории всё-таки привлекает людей, и я надеюсь, что найдутся такие продюсеры, которые смогут поддержать проект, не сильно меняя суть самой истории. Шанс всё ещё есть.

То есть игрового кино из него не выйдет?

Нет, это будет анимационный проект, и я уже заручился поддержкой Фила Ламарра — он готов снова подарить свой голос персонажу.

Как обстоят дела с «Попаем»? Чего нам стоит ждать от этого фильма, а чего не стоит?

Мы сейчас работаем над сценарием. Когда Sony мне предложили «Попая», я поначалу очень скептически отнёсся к этой затее, долго колебался. Я вырос на этом мультсериале, все серии видел по много раз. И уверен, что я не один такой. Что нового мы можем предложить зрителю? Я подумал, что в данном случае мы можем сделать эксцентричную комедию, буффонаду с юмором в стиле Бастера Китона или «Трёх балбесов». Это было бы очень необычным подходом, потому что многие анимационные фильмы в наше время построены на диалогах и вербальном юморе. Я предложил студии применить именно такой подход, и они всячески это одобрили.

Вы как создатель мультсериала «Клонические войны» собираетесь ещё когда-нибудь сотрудничать с Джорджем Лукасом? Вернётесь ли вы во вселенную «Звёздных войн»?

Не думаю. «Звёздные войны» отнимают много времени и энергии, требуют полной отдачи, а у меня сейчас и без того хватает проектов и планов. В общем, с этим делом я на данный момент завязал.

Ну ещё бы, вы же теперь настоящая звезда...

(Смеётся.) Точно, теперь я слишком крутой для «Звёздных войн».

ИЗБРАННАЯ ФИЛ ЬМОГРАФИЯ
  • Лаборатория Декстера (мультсериал) (1996—2003)

  • Крутые девчонки (мультсериал) (1998—2004)

  • Самурай Джек (мультсериал) (2001—2004)

  • Клонические войны (мультсериал) (2003—2005)

  • Варвары (мультсериал) (2006)

  • Сим-Бионик Титан (мультсериал) (2010)

  • Монстры на каникулах (2012)

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться