Google+
Григорий Распутин «Ночной дозор» Сергея Лукьяненко: Мир Иных Автомобили недалекого будущего КЛАССИКИ. КЛИФФОРД САЙМАК
Версия для печатиЖанры: Русский стимпанк
Кратко о статье: В наши дни стимпанк — одно из наиболее популярных фантастических направлений. Главным источником стимпанка служит викторианская эпоха, так что англосаксам сочинять подобные байки сам бог велел. Впрочем, стимпанком интересуются не только в землях, непосредственно переживших эпоху пара, дифференциальных машин, кринолинов и чопорности. Постепенно формируется даже «русский стимпанк», во многом вторичный, но в чём-то пытающийся нащупать собственную дорогу.

Обойдемся без викторианства?

РУССКИЙ СТИМПАНК

Мне кажется, что такие фантазии на викторианскую тему станут следующей «большой волной».

Кевин Джетер, один из изобретателей термина «стимпанк»

Чем быстротечнее и насыщеннее окружающее нас время, тем больше желающих соскочить с трапа взмывающего в неизвестность реактивного самолёта реальности. Спрыгнуть и спрятаться. Куда-нибудь подальше, где жизнь тиха, полна милых радостей и вычурных финтифлюшек, и даже опасные приключения обладают особым шармом. И так уж вышло, что почти идеальным убежищем для самозабвенного современного эскаписта оказался стимпанк...

В наши дни стимпанк — одно из наиболее популярных фантастических направлений, с каждым годом набирающее обороты. В первую очередь, конечно, стараниями англо-американских фантастов. Главным источником стимпанка служит викторианская эпоха, так что англосаксам сочинять подобные байки сам бог велел. Впрочем, стимпанком интересуются не только в землях, непосредственно переживших эпоху пара, дифференциальных машин, кринолинов, чопорности и устойчивых привычек вроде файф-о-клока. Удивительно, но постепенно формируется даже «русский стимпанк», во многом вторичный, но в чём-то пытающийся нащупать собственную дорогу.

ВИКТОРИАНСКАЯ ФАНТАЗИЯ... ИЛИ?

Мы не раз уже писали о стимпанке, но некоторые базовые его признаки и вехи напомнить стоит — так, вкратце. Термин в 1987 году придумали Джеймс Блейлок и Кевин Джетер, которым поначалу просто хотелось подшутить над поклонниками киберпанка, обрядив их жанр в нарочито нелепые старомодные одежды. Киберпанки приняли вызов — первый полноценный стимпанк-роман «Машина различий» (1992) сочинили именно апологеты Движения Уильям Гибсон и Брюс Стерлинг. Задним числом дотошные критики записали в предтечи стимпанка Жюля Верна и изобрели термин «прото-стимпанк» для обозначения отдельных книжек и фильмов, так или иначе подходящих под стим-антураж (вроде романов «Врата Анубиса» Тима Пауэрса или «Ночи морлоков» всё того же Джетера). А затем к популяризации жанра подключились игроделы, киношники, комиксисты, аниматоры, художники. И пошло-поехало... Мода на фантастическое «викторианство» захватила производство одежды, аксессуаров, разнообразных технических гаджетов — так появилась целая субкультура. Немудрено, что бегство в стим-реальность приняло массовый характер, постепенно выходя из чисто гиковской резервации на большую коммерческую дорогу.

Пионеры стимпанка

Стимпанк — безграничный полёт фантазии (картины Марчина Якубовски, Сандры Ченг-Эдейр, Марка Симонетти)

Не осталась в стороне от стим-увлечения и Россия. Причём если в чисто внешних проявлениях субкультура русского стимпанка мало чем отличается от своих зарубежных аналогов, то в фантастической литературе кое-какая разница всё-таки проглядывает. Ведь львиная доля авторов западного или азиатского стимпанка держат равнение прежде всего на викторианскую Англию, в крайнем случае, на современных ей Европу с Америкой. Действие либо просто происходит в альтернативном викторианстве, либо напрямую соотносится с ним. Увлечение английским XIX веком — от чисто внешних примет, нацеленных на создание особой атмосферы, до стилистических выкрутасов — превратилось в какое-то наваждение, своеобразный фетиш. Хотя, по идее, стимпанк-реальность может вовсе отказаться от прямых параллелей с конкретной исторической эпохой, относящейся именно к Альбиону. Ведь, ежели не акцентировать внимание на смысловом наполнении, главная внешняя черта стимпанка — это доминирование паровых устройств, разновидности которых вытеснили привычные нам двигатели внутреннего сгорания и всю увязанную с ними технологическую цепочку. А лондонские туманы, цилиндры, джекипотрошители и овсянка на завтрак — всего лишь антураж, от которого вполне можно отказаться.

Целая толпа «панков»

Учитывая, что викторианство матушку Россию, в общем-то, обошло стороной, нет ничего удивительного, что наши авторы, сочиняя стимпанк, пытаются нащупать какие-то собственные пути. Или, точнее, работают в подвидах стимпанка без оглядки на «классические» его признаки. Другое дело, что получается отнюдь не у всех и не всегда.

ОБЛИКИ СТИМПАНКА

Как и любое фантастическое направление, стимпанк — отнюдь не монолит. За пару десятилетий активного развития внутри этого поджанра и рядом с ним стараниями особо изобретательных авторов зародилось несколько разновидностей. Их часто объединяют общим термином «таймпанк», под крышу которого загоняются произведения, связанные с мирами, где технология, не ограничиваясь доминированием пара, просто носит некий экзотически-альтернативный характер. Для каждой такой истории жанровыми энтузиастами или фанткритиками придуманы собственные названия — одни широко распространены, другие только набирают популярность.

Паронавты: небо зовёт!

Красивые девушки любят стимпанк: так много экзотики!

Когда по роману Адамова снимался фильм, никто не знал, что эту книгу назовут предтечей русского стимпанка

Например, клокпанк, в котором вся техническая мощь сосредоточена на часовых механизмах с многочисленными пружинками и шестерёнками (роман Пола Макоули «Ангел Паскаля», комикс Нила Геймана «1602»). В дизельпанке двигатели внутреннего сгорания имеют поистине титанические размеры и служат источниками жизни для странных механизмов вроде огромных шагающих роботов (фильм «Небесный Капитан и мир будущего», целая россыпь аниме). В биопанке технологию заменили специально обученные и генетически модифицированные животные (цикл Скотта Вестерфельда «Левиафан»). Аэропанк — стим-произведения, действие которых связано с воздушными приключениями, всякими там паролётами и небесными островами (аниме «Летающий остров Лапута», цикл «Воздушные пираты» Криса Риделла и Пола Стюарта). В спэйспанке описаны цивилизации, завоёвывающие космическое пространство на паровых звездолётах и других экзотических летающих средствах (диснеевский мультфильм «Планета сокровищ»). В теслапанке упор сделан на миры, где особое развитие получили громоздкие штучки-дрючки, зародившиеся в горячечном сознании великого изобретателя-фантазёра Никола Теслы. В принципе это всё тот же стимпанк, только вместо пара главной движущей силой цивилизации выступает электричество (игра Unhallowed Metropolis). В стоунпанке псевдосовременные технологии проникли аж в каменный век (мультимедийная серия «Флинстоуны»). Ну и прочее в том же духе... Некоторые из этих направлений частенько увязываются с ретрофутуризмом — особой эстетикой, которая зародилась ещё в начале XX века.

Наконец, имеется фэнтезийный стимпанк (иначе эльфпанк), авторы которого скрещивают традиционные приёмы и приметы волшебных миров с паровыми или близкими им технологиями. Стим-магия, так сказать. В основном речь, конечно, идёт о чисто внешнем облике подобных произведений. Одно дело одиночки вроде Чайны Мьевиля, который, пусть и в фантасмагорическом декоруме, сочиняет прежде всего «панк», беря за основу классический принцип «высокие технологии, низкие нравы», и совсем иное — легионы авторов, пишущих привычные байки о «баронах и драконах», пристёгивая к ним ещё эльфов на паропланах.

Справедливости ради стоит также отметить, что большая часть этой заковыристой терминологии носит очень условный характер и покоится на весьма жидком фундаменте: звучные названия имеются, а вот их реальных воплощений — чеширский кот наплакал. Возможностей придумать чего-нибудь своё, став апологетом очередного «-панка», предостаточно. И ничего удивительного в том, что авторы «стимпанка по-русски» могут не заморачиваться показным викторианством. Полная свобода и непаханое поле для всех желающих — твори, выдумывай, пробуй чего душеньке угодно.

С ЛЁГКИМ ПАРОМ!

Русский стимпанк — понятие довольно условное и эклектичное. И книг, совершенно сознательно сочинённых с равнением на классиков и приметы жанра, раз-два и обчёлся. В большинстве случаев речь идёт просто об отдельных деталях разнообразных «-панков». Либо торжество паровых технологий передано безо всяких усилий: «Вася Пупкин вызвал паролёт и отправился к цирюльнику». Ну, какой же это, право слово, стимпанк — без смыслового наполнения или хотя бы многочисленных живописных сюжетообразующих мелочей?

На таком безрыбье дошло до того, что в предтечи нашенского стимпанка записали книги порядком забытого Георгия Адамова. В первую очередь из-за его классического шпионско-пионерского романа «Тайна двух океанов» (1938), сочинённого под явным влиянием «жюльвернианы».

Довольно часто первым нашим полноценным стим-романом называют «Не время для драконов» Сергея Лукьяненко и Ника Перумова — но это тоже морок. Роман мэтров отечественной фантастики — вполне традиционное авантюрно-героическое фэнтези про попаданца. Да, герой переносится в мир, где магия соседствует с приметами технологии, прежде всего паровой. Но от наличия в тексте самобеглых колясок и других аналогичных механизмов стимпанком этот роман отнюдь не становится. Даже к технофэнтези книгу можно причислить очень условно.

Примерно такое же впечатление производит цикл Андрея Уланова «Однажды на Диком Западе», в котором авантюрное фэнтези скрещивается с дурашливой альтернативной историей. Что до примет паропанка, то их обязательное присутствие подразумевается самим условным временем действия, альтернативным XIX веком. А что, вы хотели, чтобы в Америке Дикого Запада ганфайтеры на «хаммерах» раскатывали?

Фэнтези с привкусом пара: игра по роману «Не время для драконов»

Однажды на Диком Западе ждали мы паровоза...

Ещё один псевдостимпанк — дилогия Александра Громова «Русский аркан». Всяческая паровая машинерия в этих романах — опять всего лишь внешняя примета конкретной эпохи. В остальном же мы имеем несерьёзную «альтернативную географию» сознательно «посконного разлива», к тому же сочинённую автором едва ли не на пари. Такие же отдельные «паровые» элементы вовсе не превращают в стимпанк альтернативную историю Владимира Коваленко «Против ветра» или юмористическое фэнтези Киры Измайловой «Ведётся следствие».

В результате, если посмотреть вооружённым глазом, более-менее заметных книг русского стимпанка наберётся на одну полочку — и очень куцую. Но явление есть, и, учитывая всё густеющую толпу почитателей жанра, подстёгнутых его популярностью «за бугром», оно неизбежно грозит разрастись вглубь и вширь даже на отечественной почве. Тем более не всё так плохо: имеются у нас и более-менее проработанные книги в новомодном жанре либо близкие к нему. О них стоит поговорить подробнее.

ОДЕТЫ ПО ФОРМЕ

Начнём с книг, авторы которых пытаются делать упор на чисто внешний антураж стимпанка (или его ответвлений) в соответствии с уже имеющимися жанровыми канонами. Такие книги носят каинову печать неизбежной вторичности. Но ничего не поделаешь: стимпанк изобретён не в России, а значит, если автор желает ориентироваться на уже сложившиеся стиль и антураж, иного пути, кроме копирования, просто нет. Однако даже чтобы сделать грамотную копию, нужно очень постараться. Не всем это по плечу...

Возьмём, к примеру, роман Максима Сабайтиса «Битва за небо», который должен был открыть целую серию «Небесная империя», но остался первым и единственным. Вторичность (нет, даже третичность) книги можно объяснить и тем, что с самого начала речь шла не о самостоятельном авторском произведении, а о «проекте», который, впрочем, так полноценно и не состоялся.

Перед нами — альтернативная история с мистической изнанкой в декорациях XIX века, где Россия, Британия, Турция и Япония конкурируют между собой, опираясь на морские и воздушные флоты, использующие паровые технологии. Учитывая название и основную тематику романа, всяким там бронированным дирижаблям отводится центральное место. Автор также попытался внести в сюжет изюминку, добавив особую «психотехнику» как основной источник могущества в этом мире.

Если оставить за скобками литературную посредственность текста, то по чисто формальным признакам мы получим добросовестную, хотя и довольно неуклюжую попытку сочинить аэропанк. Однако, несмотря на подробные описания дирижаблей и прочих стим-прибамбасов, роман Максима Сабайтиса не произвёл положительного впечатления на отечественных почитателей стимпанка. Понятно, почему: книга ориентируется на стимпанк не столько литературный, сколько анимешный, — получился эдакий русифицированный вариант культового сериала «Изгнанник». Попытка угодить лишь фанатам аниме во многом и привела серию к скоротечной кончине. Да и вообще, мало просто скопировать мир и сюжетные ходы любимых многими произведений. Автор не выстроил внутреннюю логику созданной им вторичной реальности, а также не позаботился об особом стиле изложения. А ведь именно высокая оценка «за стиль» позволяет поклонникам стимпанка простить книге множество иных недостатков. Такова судьба «копиистов» — если нет собственных оригинальных идей, изощрённых сюжетных ходов, колоритных героев, то хоть внешняя форма должна сверкать и переливаться, находясь «в соответствии» с полюбившимися фанатам клише. А иначе — полный пролёт... Так и случилось с «Небесной империей», чей бронедирижабль развалился уже на старте.

Стиль против лома: победа стиля неизбежна

Примерно той же дорогой отправился Борис Сапожников с циклом «Наука побеждать». Опять альтернативная история, на сей раз период Наполеоновских войн, но с дирижаблями и броненосцами, вооружёными паровыми пушками. Россия и Франция совместно штурмуют Британские острова... И опять автор, делая упор на формальные приметы стимпанка, не смог создать по-настоящему живую реальность, в которой паровые технологии действительно оказались бы сюжетообразующей основой. Или хотя бы просто привести чисто внешние одёжки сюжета в соответствие со столь почитаемым фанатами жанра обаятельным викторианством. Проработанный «паровой» мир, «панковский» смысл либо берущая за душу стим-атмосфера — вот ключики к успеху: должно же быть в стимпанке хоть что-то, отличающее его от других фантастических направлений? В противном случае произведение становится похожим на обритую наголо кэролловскую Алису, насильно втиснутую в коряво сшитую лётную форму. Представляете зрелище?

Именно внешней «стильностью» письма заставили говорить о себе создатели романа-буриме «Кетополис», скрывающиеся под коллективным псевдонимом Грэй Ф. Грин. Нет, напрямую причислить «Кетополис» к стимпанку вряд ли получится, но плавает он в тех же литературных заводях. Действие книги происходит в островном тихоокеанском государстве, причудливом Кетополисе, чей облик заставляет вспомнить Нью-Кробюзон и Город потерянных детей одновременно. Странные, иногда до жути, герои «романа-мозаики» переживают всего день из жизни Кетополиса, причём каждый протагонист одной из историй становится второстепенным персонажем в другой, образуя своеобразную цепочку, которая связывает текст воедино. Все внешние приметы стимпанка налицо, хотя прежде всего это блестящая стилизация творчества «Новых странных» — Чайна Мьевиль и Джефф Вандермеер под одной обложкой. Перед нами как раз пример удачного копирования, когда вторичность текстов становится для авторов сознательным приёмом. Если говорить о чисто внешнем подражании стим-реальности, лучше Грэя Ф. Грина на отечественной почве этого ещё никто не сделал. Кстати, помимо стимпанка и «Новых странных», в книге проглядывают переклички с творчеством великого романтика Александра Грина. Даже имя автора «Кетополиса» — «говорящее»: помимо псевдонима классика, оно вобрало в себя также фамилию героя его замечательных «Алых парусов».

«Битва за небо» была проиграна с треском

Эльфпанк по-русски: присутствие эльфов не обязательно

Правда, бросающаяся в глаза эклектичность романа привела к тому, что даже многие почитатели «продвинутой» фантастики приняли «Кетополис» неласково. Однако не меньше любителей «странного» впали в экстаз...

СТИМ-МАГИЯ

Относительно удачными оказались и несколько вторжений отечественных авторов в стим-фэнтези. В романе Леонида Алёхина «Сердце Чёрного Льда» довольно грамотно объединены чисто фэнтезийные элементы вроде магических Камней и всяческая боевая машинерия на паровом ходу. Автору удалось создать логически непротиворечивый мир, в котором продвинутые стим-технологии уживаются не только с магией, но и со средневековым общественным укладом. То есть Алёхин не просто оснастил своих героев наряду с волшебством и мечами ещё и скорострельными пищалями да паровыми бронеходами. Автор грамотно обосновал происходящие в книге события. Приятно, когда писатель не ограничивается примитивным принципом «чего хочу, то и ворочу», который, увы, используют слишком многие отечественные фантасты. Тем удивительнее, что цикл Леонида Алёхина «Мир Акмеона» так и не получил дальнейшего развития.

Вадим Панов не считает свой цикл стимпанком. Он ошибается

Гораздо большую популярность обрела книга Алексея Пехова «Пересмешник», ставшая, пожалуй, самым ярким произведением отечественного стимфэнтези. Перед нами отлично прописанный авантюрный стимпанк с элементами детектива, действие которого происходит в магическом мире, очень напоминающем викторианскую Англию. Особенно много усилий автор приложил к созданию яркого образа города Рапгара, который недвусмысленно намекает на Лондон позапрошлого века. Атмосфере романа Пехов уделил особое внимание. Небо над городом затягивает смог — порождение чадящих дымом фабрик, обыватели использую различные паровые средства передвижения, а местная элита — человекоподобные магические создания лучэры — выглядят истинными джентльменами, словно сошедшими со страниц романов Джейн Остин и Булвера-Литтона. Главный герой, лучэр Тиль эр’Картиа по прозвищу Пересмешник, был незаслуженно обвинён в убийстве, понёс наказание, но был помилован, после чего принялся распутывать интриги тех, кто его подставил. Далее следует цепочка приключений в окутанном туманами Рапгаре, по улицам которого бродит таинственный убийца Ночной Мясник...

Конечно, придуманный Пеховым мир вторичен. Отчасти автор использует викторианское фэнтези, есть отчётливые переклички с романами Глена Кука о Гаррете и мьевилевским «Нью-Кробюзоном» — особенно в изображении населяющих Рапгар многочисленных народов и рас. Но в отдельных деталях Пехов вполне самодостаточен. Особенно удались писателю некоторые колоритные обитатели Рапгара вроде человекообразных котов мяурров или разумных цветов тропаеллов. Впрочем, подавляющее большинство этих экзотических городских обитателей никакого мало-мальски серьёзного влияния на сюжет романа не оказывает — автор использует их лишь в качестве живописного антуража. Зато придуманный Пеховым мир все эти третьестепенные персонажи оживляют изрядно.

Можно похвалить Алексея Пехова и за продуманный, грамотный баланс между магией и паровой технологией, которая не становится лишь ярлычком, использованным для формального отнесения книги к стимпанку. И, самое главное, автору «Пересмешника» удалось наглядно передать ощущение охватившего Рапгар «времени перемен», когда технология с каждым днём всё сильнее оттесняет привычную обитателям этого мира магию на задний план.

Да, роман Алексея Пехова носит исключительно развлекательный характер, без каких-либо попыток привнести в текст толику глубоких мыслей. Но среди «декоративного» стимпанка отечественного производства «Пересмешника» вполне можно поставить где-то рядом с «Кетополисом». Маскарадный наряд паро-мира Пехову удалось смастерить на славу — хотя сюжет книги оказался не столь хорош.

ПОЛЁТ К ВЕРШИНЕ

Как видим, несмотря на всё возрастающую популярность стимпанка, обращение к этому фантастическому направлению у наших авторов носит, как правило, случайный характер. Атрибутика стимпанка используется нередко, но его изначальный смысл отечественными фантастами почти всегда игнорируется — сознательно или невольно. Однако имеется и в России один цикл, который можно назвать почти типичным стимпанком в лучших традициях жанра, — серия Вадима Панова «Герметикон».

Пожалуй, многие из членов российской «паровой» субкультуры с таким утверждением не согласятся. Да и сам Вадим Панов считает, что «Герметикон» просто использует некоторые элементы стимпанка, не более.

«Герметикон» настолько же стимпанк, насколько «Анклавы» — киберпанк, я беру идею и тщательно её перерабатываю, показывая собственное видение. Мне скучно и неинтересно создавать ещё одну версию викторианской Англии. Вот и получается, что от стимпанка в «Герметиконе» осталась лишь эпоха. Но это, поверьте, самое интересное.

Вадим Панов

Но, как показывает зарубежный опыт, стимпанк гораздо шире просто псевдовикторианских фантазий — хотя именно такой его облик наиболее распространён в массовом сознании. Не следует забывать, что стимпанк родился именно как своеобразная производная от киберпанка, то есть это не просто фантастика с упором на внешние атрибуты вроде компьютеров или паровых двигателей. Украшенные гигантскими заклёпками паровые мехи на окутанных смогом просторах «старой доброй Англии» — это ещё не весь стимпанк. Главное всё же — в изображении противоречивого мира, который находится на грани социального, технологического или культурного катаклизма, а то и всех их вместе взятых. «Стим» для этого жанра, конечно, обязателен, но также необходим и «панк». В «Герметиконе» присутствует и то, и другое.

Цеппель: звёздный дирижабль Герметикона, мечта стим-фаната

Вадим Панов приложил немало усилий для создания глубоко проработанной вселенной спэйспанка. Тут вам и тысячелетняя космогония с элементами своеобразной алхимической магии. И обветшавшая общественная структура, на вершине которой восседают адигены — наследственная элита заселённых человечеством планет. И кровавая история многих миров, прошедших через революции и войны. И экзотические хищники, готовые поглотить незадачливых паронавтов. Особое внимание Панов уделил технологиям, источником которых в основном стала славная своими алхимиками планета Герметикон. Техники здесь много, на любой вкус: от разнотипных цеппелей — особых дирижаблей с Философским Кристаллом, позволяющим совершать межзвёздные перелёты, — до всяческих паровингов (оснащённых паровой турбиной гидросамолётов). И, конечно, многочисленные виды оружия...

Но главное в романах Панова — не эффектные декорации и детали придуманного писателем мира. Общества «Герметикона» (а действие романов цикла происходит на разных планетах) переживают переломную эпоху, которую можно соотнести с рубежом XIX и XX веков нашей истории. Консервативность пока ещё правит бал, чему способствуют доминирующая многие века паровая техника, патриархальный жизненный уклад, находящаяся у власти наследственная аристократия. Но всё большую силу набирает буржуазия, вожди которой используют в своих интересах многочисленных недовольных прежними порядками. Панов достаточно подробно показывает истоки и плоды этого недовольства. Ведь «стабильность», перешедшая в стагнацию, неизбежно заканчивается взрывом. Так было в нашем мире, так будет и во вторичной реальности «Герметикона». Пусть похожая на спрута Компания не вызывает ни у автора, ни у читателей симпатии, но и замшелые, не приемлющие никаких изменений адигены и подражающая им местечковая аристократия давно пережили себя. Общество обязано двигаться вперёд, иначе ему грозит гибель — таково, похоже, подспудное послание автора «Герметикона».

«Герметикон»: причудливое смешение стилей и эпох

Так что, невзирая на отсутствие в «Герметиконе» атмосферы викторианской Англии, цикл Вадима Панова можно всё-таки отнести к стимпанку, пусть сам автор так и не считает. Пожалуй, именно эти книги способны послужить маяком для остальных писателей, пытающихся сочинять «русский стимпанк». Может, действительно обойдёмся без викторианства?

У русского стимпанка — две основные слабости. С одной — вторичностью — пока мало что можно поделать. Ведь из какого уголка планеты не происходили бы авторы стимпанка, они вынуждены — пускай и украдкой, через плечо — оглядываться на англо-американских законодателей моды. Другая слабость — в декоративности большинства произведений. Единицы пытаются действительно сочинять «панк», в котором экзотические приключения и паровые технологии лишь служат антуражем для препарирования общественных язв и человеческих пороков. Большинство ограничивается чисто внешней атрибутикой жанра — на первый план выходит демонстрация причудливых машин и нарядов при полном отсутствии какой-либо смысловой нагрузки. Впрочем, то же самое можно сказать о немалом количестве зарубежных произведений — ведь на каждого Мьевиля приходится с десяток выпендрёжников, сюсюкающих с читателями, которые жаждут викторианской эстетики и оголтелого эскапизма.

Стим-герои «Герметикона»: в воздухе, на земле и... под водой

Что поделаешь, пока стимпанк сотоварищи был неким локальным междусобойчиком, его авторы могли увлечённо разоблачать и бичевать, используя «стиль» лишь в качестве гарнира. С появлением субкультуры, на которой ныне делаются миллионы, неизбежно восторжествовала коммерциализация — как всегда и бывает. Так что ругать за такой подход российских фантастов бессмысленно, ведь кто платит, тот и музыку заказывает. А читательский заказ вполне чёткий — спрятаться поглубже от бурных реалий современного мира. Тем приятнее появление таких книг, как «Герметикон», где, помимо антуража и причудливых механизмов, имеются и мысль, и мораль...

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться