Google+
Мир Александра Волкова: Изумрудный город Вселенная DOOM Луис Ройо — классик фантастической живописи ЦИКЛ О ВОЛЬХЕ РЕДНОЙ
Версия для печатиВрата Миров: Другая сторона реальности
Кратко о статье: «В действительности всё совсем не так, как на самом деле», — объяснял Станислав Ежи Лец. Наши представления о реальности по определению субъективны. Даже если мы с вами смотрим в одну сторону, мы можем видеть при этом совершенно разные вещи. И трудно сказать, кто неправ.

Другая сторона реальности

или Опыт рациональной эзотерики

...Нет, так-то он нормальный был:
Газеты чёл, супругу чтил, —
Но убеждённо говорил,
Что лошадь за углом.

Юлий Ким

Согласитесь, модель реальности, в которой присутствует одна только обыденность, скучна. Нет, сама реальность при этом может быть сколь угодно разнообразной, практически неисчерпаемой — у любого турагентства для доказательства этого факта найдутся подходящие картинки в ассортименте. Но такая простенькая модель... Это же, извините, уныло, не смешно и вообще противоречит здравому смыслу. Как может быть монета без оборотной стороны? Или пальто без подкладки? Кому нужны карманные часы без механизма? Живёт ли тело без души? Вы скажете: а как же лента Мёбиуса, она же односторонняя! Именно, ответим мы. И односторонняя она потому, что найден (или создан) Путь с одной её стороны на другую...

Правила рифмовки реальности с действительностью

«В действительности всё совсем не так, как на самом деле», — объяснил Станислав Ежи Лец. Не все фразы язвительного поляка вызывают эффект немедленного узнавания, но именно с этим афоризмом всё в полном порядке. Кого ни спроси, любой (кроме, понятное дело, отъявленных врагов Истинного Знания) скажет, что «правда жизни» в этом утверждении есть.

Станислав Ежи Лец первым понял всю правду о мироздании

Для ощущения этой самой «правды жизни» у человека, вероятно, есть специальный орган. Тайное общество Анатомариев ищет его со времён фараонов нулевых династий, но никогда в этом не признается. Тем более не стоит ждать, что «тайные общества» когданибудь поделятся своими находками с «нетайными». Так что приходится самим как-то соображать.

Присоединяйтесь.

Но сначала всё-таки давайте определим особенности этой игры.

Первая и самая главная: всю информацию о мире мы получаем благодаря нашим органам чувств — зрению, слуху, обонянию, осязанию, вкусу, а также пресловутому шестому чувству, споры относительно существования которого бывают временами столь увлекательны.

Все эти чувства (включая гипотетическое шестое) можно обмануть, что делает процесс познания окружающего мира несколько ненадёжным. Но, за неимением иных возможностей, мы всё равно пользуемся именно этим «комплектом юного познавателя». Хотя и держим в уме, что где-то здесь может таиться засада.

Вторая особенность: сколько бы мы ни узнали о реаль ности, наше представление о ней всегда остаётся заведомо неполным. Ни в нашем, ни в чьём-то ином воображении не существует модели, глянув на которую, мы бы узнали абсолютно всё о движущих механизмах мироздания. Любая подобная модель рано или поздно окажется неполной. Законы Ньютоновской механики прекрасно работали, но ровно до тех пор, пока физика не озаботилась субсветовыми скоростями и взаимодействием элементарных частиц. Тут-то Ньютону и пришлось развести клешнями.

Третья особенность. Именно неполнота нашего знания даёт возможность строить разные гипотезы для объяснения одних и тех же явлений, причём эти гипотезы могут основываться на разных предпосылках и иметь разную логику. Противоречия между такими гипотезами неизбежны и естественны, однако (парадокс!) право на существование имеет каждая из них. Это подобно описанию одного и того же события на разных языках: их носители могут друг друга не понимать, но говорят они всё равно об одном и том же.

Одним из побочных следствий этой особенности является то, что картина мира у каждого из нас своя — по крайней мере, угол, под которым каждый из нас видит мир, уникален.

И на «изнанку реальности» взгляд тоже у каждого (или почти у каждого) свой. «Изнанок» найдено, выдумано и описано довольно много — от смежных с нашим миром мистических реальностей и оккультных междумирий до совершенно тайных обществ и относительно явных финансовых корпораций. От мира забавных чудовищ в пиксаровском мультфильме «Корпорация монстров» до мира совсем не забавных административных кошмаров в «Бразилии» Терри Гиллиама.

Ты рассказываешь об Изнанке всю правду, а тебе не верят. Потому что Изнанка у каждого своя

Каковы бы ни были побудительные мотивы авторов «изнанок», на самом деле они создают (придумывают, описывают) нечто, имеющее к нашей реальности самое прямое отношение. «Изнанка» неизбежно увязывается с миром каждого из нас, придаёт ему дополнительное измерение.

Усложняет модель мира. Делает её тем самым более интересной.

И периодически подкидывает идеи, подходящие и для практической реализации.

Но многообразие воображаемых (и не вполне) «изнанок» создаёт не только возможности, но и опасности. Никто из нас не может с уверенностью сказать, на какую сторону реальности смотрит сосед по толпе — на лицевую? на изнанку? или на дырку от бублика? А вдруг он в этой дырке от бублика найдёт нечто, чего нет у остальных? Какойнибудь рычаг, который даёт власть над реальностью?

Маловероятно? Конечно.

Но можно гарантировать, что не найдёт? Нельзя.

Значит, может быть, уже нашёл. Впору впадать в панику.

Формулы тайной власти

Допущение, если не придираться к частностям, не такое уж и безумное: кто-то знает о моём мире много больше, чем я сам, и, как следствие, умеет им управлять много лучше, чем смог бы я. Чем ниже у человека самооценка, тем вернее в его мозгу застревает эта идея. Чем сильнее его комплекс неполно ценности, тем острее чужая образованность ранит его беззащитную и бездипломную душу. «Они сговорились и нами управляют! А-а-а-а-а!»

Присмотревшись к реальности, легко убедиться, что эти страхи совершенно обоснованы: действительно, сговорились. И управляют. Короли, президенты, правительства, олигархи, элиты, парламенты, топ-менеджеры, управдомы, трамвайные кондукторы. Правда, если судить по состоянию окружающего мира, результаты их правления смотрятся не слишком впечатляюще. И воруют они многовато, и выглядят не так чтобы великими, и в газетах про них пишут всякий неуважительный вздор, а главное — их достижения как-то не впечатляют. Даже не верится, что управляют именно они. Должны быть какие-то другие — похитрей, чем эти. Обладатели настоящего тайного знания. Люди в тёмных очках и хороших костюмах, засевшие где-то за кулисами.

Уже в глубокой древности находились Великие Посвящённые, желающие тайно управлять миром

А ещё лучше — обитающие вообще не в нашем слое реальности, а в соседнем. В тайной «изнанке». В дырке от бублика. Там, где находится Пульт Управления Всем. Где-нибудь в Эмбере, Асгарде или на планете Тральфамадор.

Вот и получается, что тема «изнанки мира» связана с темой власти не напрямую, а через представление о тайном знании. Знаменитый афоризм эпохи Возрождения Scientia potentia est, который принято переводить на русский словами «Знание — сила», куда ближе по смыслу к выражению «Знание — власть». Почти полтысячелетия назад в «Левиафане» Томаса Гоббса эта мысль была включена в раздел «Могущество» и выглядела так:

Знание — небольшое могущество, ибо оно не проявляется вовне и поэтому ни в ком не замечается, да и обладают им не все, а лишь немногие, и эти немногие обладают знанием лишь немногих вещей, а природа знания такова, что познать его наличие в ком-либо может лишь тот, кто сам в значительной степени овладел им.

Время внесло в сентенцию Гоббса вполне ясные поправки. Теоретическое знание постепенно перешло из категории отвлечённых умственных гимнастик в категорию практических инструментов для изменения мира. Ценность его возросла, и оговорка о «небольшом могуществе» устарела. Знание стало не просто силой и властью — оно стало оружием. А по-настоящему хорошее оружие принято держать в секрете не только от противников, но и желательно вообще от всех.

Ворота особняка украшены символом Тайной Ложи (Берлин)

Согласно этой логике, подлинно эффективное знание может быть доступно лишь очень небольшому «кругу посвящённых». Став достоянием всего мира, знание окажется девальвировано и перестанет быть эффективным — просто из-за своей общедоступности. Если нам известен меч, мы можем создать правильно отражающий его удары щит. Если каждый желающий может изучить нейро-лингвистическое программирование и распознать его применение, эффективность методики резко падает.

Отсюда с очевидностью вытекает стремление удерживать в секрете наиболее «действенные» знания о мире.

Казалось, что проще всего это было сделать, организовав какое-нибудь тайное общество. То есть придумать для Изнанки что-то вроде «штатного расписания», тем самым сделать её управляемой и использовать во благо — абстрактное, конкретное, личное и, возможно, даже общественное. Почему бы и нет? Проще простого.

Но так только казалось.

Мрачные люди в плащах и шляпах из фильма «Меняющие реальность» — образцовый пример тайных хозяев нашего мира

Спотыкаясь о точку опоры

Алистер Кроули — самый что ни на есть всамделишний оккультист, каббалист, сатанист, таролог, чернокнижник, алхимик и герметист, член ордена тамплиеров, посвященный высокой ступени и явный властелин Вселенной

Масонские и (позже) магические ложи, вероятно, строились именно на этом желании — совместно владеть пока ещё неясным (даже для них самих) тайным знанием о механике мироздания. Такой подход давал им возможность предложить в качестве контролёров «изнанки реальности» самих себя — интересный ход, требующий немало наглости и самоуверенности.

Всем было понятно, что на практике ложи работали (и работают ныне) прежде всего как клубы, аккумулирующие политическое влияние своих членов. Но такой прагматичный подход выглядел чересчур приземлённым, и члены тайных лож стремились предъявить публике какие-нибудь иные основания: твёрдо чтимый моральный и религиозный кодекс, затем — приобщённость к мистическим основам мира, ещё позднее — приверженность нетрадиционным оккультным знаниям и обрядам, которые бросают вызов «общественной морали».

Вряд ли движение от твёрдых нравственных основ к показной аморальности можно расценивать как прогресс (хотя такая динамика и даёт богатый сюжетный материал для городского фэнтези и романов ужасов). Созданный масонами герметический орден «Золотая заря» породил каббалиста и проповедника оккультизма Алистера Кроули. Алистер Кроули стал прототипом зловещего Романа Кастевета в «Ребёнке Розмари» Айры Левина, а дальше линия культурного наследования разветвляется и разрастается до немыслимого разнообразия. Художественный результат налицо, однако вряд ли первые основатели масонских лож заботились об искусстве. Подозреваю, нынешние голливудские интерпретации ввергли бы ранних «вольных каменщиков» в немалый религиозный ужас.

Пожалуй, лучше всех раскрыл тему эволюции подобных «тайных обществ» несравненный Умберто Эко в «Маятнике Фуко». Смысл, первоначально заложенный в основу сих сообществ, по мере накопления в мире перемен теряет актуальность, приобретает характер догматической чепухи, ревниво охраняемой, но непригодной для какого бы то ни было применения. То, что некогда было точкой опоры для переворота мира, становится шутовским приспособлением, которое путается под ногами и мешает сделать шаг.

Единственное, чего безусловно добились наследники тамплиеров, иллюминатов и прочих полутайных держателей ключей от Изнанки, — это устойчивая популярность идеи о «тысячелетнем заговоре» у писателей ранга Дэна Брауна и многочисленной армии их читателей.

Прямо скажем, не самый эзотерически значимый результат. Предполагалось-то направлять человечество по пути ко всеобщему благу, а получилась многомиллионная раскрутка криптофантастических триллеров...

Однако история знает и поистине удивительные примеры того, насколько плодотворна может быть «правильно наведённая галлюцинация».

Подмигивание с той стороны

Публикуя в 1997 году свою «Игру об Уильяме Шекспире», Илья Гилилов явно предполагал, что вносит вклад в шекспироведение. Однако вышло так, что большее влияние его книга оказала на шекспирологию.

Вильям Шекспир то ли существовал в реальности, то ли нет... То ли существовал одновременно и в реальности, и в Изнанке

Разница между этими двумя понятиями, возможно, представляется слишком условной (первое название является всего-навсего переводом второго на русский), но как минимум интуитивно эта разница ощутима. Шекспирология ассоциируется с конспирологией, а давно известные непонятки, связанные с личностью и наследием старины Уильяма, дают любителям исторических загадок великолепный материал для спекуляций. Илья Гилилов выстроил более-менее внятную систему аргументов в пользу того, что драматург Уильям Шекспир был «виртуальным» персонажем, порождённым тянувшейся несколько десятилетий литературной игрой. То есть продуктом не исторической реальности, а одной из версий её Изнанки.

Был ли реальный актёр Билл Шакспер полуграмотным скрягой или нет, существовал ли на самом деле блистательный знаток наук и искусств и гениальный драматург Уильям Шекспир, в общем, не имеет для истории большого значения. Да и для литературы важны в первую очередь тексты, а не автор, оставивший, помимо произведений, не так уж много материальных следов своего существования. Но вот для нашей темы — соотношения реальности и её Изнанки — этот пример даёт почти уникальную возможность оценить ту власть над реальностью, которую может приобрести виртуальная сущность. Потому что коль скоро главной формой существования Шекспира в XX веке остаются его тексты и постановки его пьес, то что изменится, если Шекспир в просвещённом мнении народных масс будет признан никогда не существовавшим? Разве это скомпрометирует его трагедии, комедии, сонеты? Вовсе нет.

Человек, воплотившийся в текстах, обретает через них существование вне зависимости от того, порождён он женщиной или воображением, реальностью или Изнанкой.

Не то чтобы это был совсем новый вывод, однако всего несколько лет назад его сумел парадоксально поддержать вполне реальный (то есть гарантированно существующий во плоти) писатель Евгений Лукин. В рассказе 2006 года «Толкование яви» он организовал для своего персонажа сеанс психоанализа, на котором разбору подверглись не сны героя, а реально произошедшие с ним события. Аналитик, проводивший сеанс, счёл факт реальности этих событий несущественным, ибо научный метод должен работать независимо от того, какая часть сообщённой пациентом информации была сформирована сознанием (то есть реальностью), а какая — подсознанием (то есть Изнанкой).

С шекспирологической темой это утверждение срастается без малейшего зазора. Потому что достаточно взять в руки однотомник Шекспира, чтобы убедиться, что в действительности Бард всё-таки существовал — даже если на самом деле его не было.

Ничего удивительного, впрочем. Порождения Изнанки порой гораздо более значимы для реальности, чем иные субъекты, снабжённые метрикой и паспортом.

Необратимое прикосновение

Каждый любитель фантастики легко вспомнит несколько книг и фильмов, герой которых вдруг обнаруживает, что, помимо известной ему реальности, существует ещё и другая, «изнаночная». Именно таковы «Никогде» Нила Геймана, «Ночной дозор» Сергея Лукьяненко, «Войны начинают неудачники» Вадима Панова, недавний фильм Джорджа Нолфи «Меняющие реальность» по мотивам рассказа Филипа Дика... Традицию такой сюжетной конструкции можно отследить вплоть до античной мифологии, экскурсии Орфея в Аид и испытания Сиддхартхи богом Марой, но сейчас нас интересует фундаментальный мотив этого сюжета: момент Перехода, момент прикосновения человека к Изнанке.

Переход этот со всей очевидностью необратим: прежде двусторонняя лента реальности «схватывается» по кромке и оказывается лентой Мёбиуса, приобретая новое топологическое качество. Реальность героя (и идущего по его стопам читателя) отныне объединяется с реальностью Изнанки. Мироздание вмиг приобретает новое измерение.

Магическая Британия — один из самых привлекательных для современного человека вариантов Изнанки

Братья Вачовски в своём фильме обставили посвящение Нео в тайну Матрицы как инициацию и тоже подчеркнули при этом её необратимость — то есть невозможность отказаться от уже полученного знания. В той же «Матрице» использована очень наглядная визуализация границы между Неведением и Пониманием — зеркальная мембрана, одно лишь прикосновение к которой запускает обряд Перехода.

Оно же излечивает мир Нео/Томаса Андерсона от скрытой шизофреничности.

Изнанка частенько претендует на то, чтобы зваться собственно реальным миром

Совершенно другой подход использован в знаменитых «Секретных материалах»: именно постоянная (и даже нарастающая) шизофреничность мира становится там главным мотором сюжета. Смысл сериала не в «разрыве мембраны», а в вечном и неутолимом стремлении к нему. Фокс Малдер не знает о «мембране» — он подозревает, что она существует, и исступлённо ищет этому одно подтверждение за другим. Он сознательно стремится к инициации, чтобы навсегда избавить свой личный мир от раздвоенности, которую остро ощущает.

Возможно, именно осознание собственной ущербности, нацеленность на восстановление своего мировосприятия и делает Малдера настолько близким и понятным зрителю.

Стремление героя вылечиться вообще часто вызывает симпатию у других пациентов — у нас с вами. Как проницательно заметила Людочка в «Покровских воротах», «у больных — большая взаимовыручка».

Согласитесь, это порождает надежду.

Ну и, возвращаясь к эпиграфу из Юлия Кима, давайте признаем: от лошади, которая навязчиво прячется за углом, ущерб действительно невелик. Особенно если окружающие не подвергают сомнению её реальность и периодически досыпают ей овёс.

Субъективные тени

Наши представления о реальности по определению субъективны (помните три правила во вступлении?). Даже если мы с вами смотрим в одну сторону, мы можем видеть совершенно разные вещи. Даже если мы слушаем одну и ту же музыку, одного она заворожит, другому покажется сумбурным набором шумов.

И если одни из вас искренне верят в существование того или иного Тайного Мира, приводя в качестве доказательства собственный опыт, то другие на столь же весомых основаниях его существование отвергают. При этом обе стороны склонны быть категоричными.

В сериале «Гримм» далеко не каждый может видеть истинную внешность тайных обитателей нашего мира

Но, простите, зачем? Если человеку почему-то дорог шкаф, стоящий в гостиной, имеет ли смысл убеждать его, что это лишь трухлявая мебель? Не трогайте его частную реальность (особенно скрытую от посторонних), не вторгайтесь в его память, не уничтожайте его контексты. И уж точно не пытайтесь сузить его мир до привычного вам числа измерений.

А он в качестве ответной любезности не будет шкурить ваши убеждения, высмеивать политические взгляды, раздражать равнодушием к вашим любимым фильмам и книгам. Проявит уважение к вашей трёхмерности.

Конечно, есть и другая возможность: идею Изнанки можно направить не на усложнение картины мира, а на её низведение до абсолютного примитива. Обвинять в собственных ошибках и неудачах заговоры тайных врагов или ведьмачий сглаз, сводить любую политическую ситуацию к проискам мировой закулисы или шаманским пляскам сионских мудрецов, ходить в шапочке из фольги для предотвращения инопланетного вторжения в ваше драгоценное сознание. Вариантов масса, все они на диво доступны. Только не забывайте, что варианты эти вы выбираете прежде всего для себя, что каждый человек — строитель и пленник своей личной Изнанки (и, само собой, личной Реальности). Только от человека зависит, будет Изнанка обогащать или калечить его мир.

Удивительно, как много людей предпочитают второй вариант.

А ведь каждый из нас может владеть собственным Тайным Миром. Я даже не имею в виду столь успешно стартовавшую в июне MMORPG The Secret World — я действительно подразумеваю ту часть воображаемого мира, которая субъективно дорога именно вам. Изнанку реальности, в которую вы хотите верить. Которую вы создаёте. Тайну, которая, по сути, будет вашим отражением.

В игре The Secret World мир повернется к вам Изнанкой

Отражением, в которое вы когда-нибудь нырнёте, как Офелия из страшного и трогательного «Лабиринта фавна» Гильермо дель Торо.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться