Google+
Журналисты Обмен разумов с Робертом Шекли Внеземные формы жизни и способы борьбы с ними Бесконечная история
Версия для печатиИнтервью: Контакт: Андрей Белянин
Кратко о статье: Родоначальник российского юмористического фэнтези рассказывает об истоках и проблемах жанра, о поэзии, о русской классике, о новых книгах и о национальной фантастике.
Белтейн

«Новые книги для меня начинаются со снов»

Беседа с Андреем Беляниным

Андрея Белянина представлять читателям не надо. Любители фантастики знают, что это писатель, задавший канон современного юмористического фэнтези и вот уже полтора десятилетия удерживающий планку качества. Имеет чин есаула астраханского казачьего войска. Пишет стихи, занимается живописью, керамикой. Одна книга принесла ему грамоту МВД Украины «за создание положительного имиджа работника милиции», другая дала название премии для авторов-дебютантов.

Поводом для встречи стал выход романа «Верните вора» — заключительной части трилогии «Багдадский вор». Но разговор шёл не только о новой книге.

Андрей, первые ваши книги появились пятнадцать... Нет, уже семнадцать лет назад. Первым был «Меч без имени»?

Нет, первым был «Джек Сумасшедший король» в серии «Замок чудес». Кир Булычёв рекомендовал эту книжку в издательство. Причём она ему не понравилась. Когда мы после встретились, он сказал: «Андрей, у вас получилось что-то странное, я не понимаю, на какой возраст, не понимаю цели — ради чего написано, зачем... Очень много непонятного. Но это смешно, поэтому пусть публикуют, а время покажет». Прекрасный был человек, мы много потом общались, с ним было очень комфортно и легко.

В то время юмористической фантастики было, мягко говоря, немного...

Да её просто как таковой не было.

А уж юмористического фэнтези тем более. Так что можно считать вас в некотором смысле родоначальником жанра.

Тогда впервые, как раз на «Мече без имени», издательство «Армада» поставило этот лейбл — «Юмористическая фантастика». До этого были «ироническая фантастика» — Успенский, «сатирическая фантастика» — Лукин... Должен признать: затея провалилась сразу. Восьмитысячный тираж завис. Люди не понимали, что такое «юмористическая фантастика», им не с чем было сравнивать... Через несколько месяцев «Меч» переиздали в раскрученной серии «Фантастический боевик» — и он резко попёр вверх. Именно после этого сложилась странная традиция, которая существует до сих пор: каждый мой роман выходит в обеих сериях. Хотя какой боевик из «Багдадского вора»...

На тот момент у вас существовали какието ориентиры в жанре, авторитеты, или было полное ощущение первопроходца? Кира Булычёва мы вспомнили, а ещё?

Терри Пратчетта я в то время ещё не читал, но был опыт чтения Роберта Асприна — первые его тома, пока он не начал работать в соавторстве, были блестящими. Но из главных ориентиров — конечно, в первую очередь Гоголь. У него гораздо больше смешного, чем принято считать. Перечитываешь «Сорочинскую ярмарку», «Ночь перед рождеством» — и постоянно натыкаешься на какие-то моменты... Козак Свербыгуз, например, — то есть у него свербит в гузке, иначе говоря, шило в заднице... Причём не просто козак, а благородный и достойный козак Свербыгуз!

Да, Гоголь чётко виден в «Тайном сыске царя Гороха» и, на мой взгляд, в «Лане»1...

«Тайный сыск», можно сказать, навеян Гоголем. А сейчас я уже и вовсе играю на поле Гоголя — в «Оборотном городе». Линия о донских казаках, о запорожцах растёт именно оттуда.

1 Мистический любовный роман, совершенно не похожий на большинство книг Андрея

Можно сказать, что теперь в жанре юмористической фантастики уже вы, в свою очередь, стали авторитетом и законодателем мод, возможно, поневоле. Количество эпигонов колоссально, границы жанра размыты, планка качества страшно упала... Вам не обидно?

Иногда ужасно обидно. Но ведь в своё время Булычёв помог мне, вот и я стараюсь никому из молодых авторов ничего плохого не говорить. Ни в интернете, ни в интервью не говорю, мол, это плохой автор, плохая книга. Пусть всё отстоится, время всё разложит по местам.

«Ни в интернете, ни в интервью не говорю, мол, это плохой автор, плохая книга. Пусть всё отстоится, время всё разложит по местам»

А если без имён, что вы считаете главными недостатками современной юмористической фантастики?

Прежде всего — однообразие тем, растиражированность одних и тех же клише. Если конкретный пример... Вот написал я «Охоту на гусара». Книжка пошла где-то хорошо, где-то плохо... Но после неё я насчитал в серии четыре книги про гусаров. До этого — где они были? Не было! Это не очень хорошо, когда кто-то один нашёл удачную линию, а другие тут же начинают её продолжать, «вырабатывать» под ноль.

Нет смелости на самостоятельные ходы?

Именно! В первую очередь автор должен всё делать сам, сам, сам! Всегда стену пробиваешь собственным лбом! Иначе просто неинтересно. Неинтересны сотни подражаний «Гарри Поттеру», интересен только оригинал, потому что он первый, он самостоятельный. Надо искать свою дорогу, иначе — зачем? «Колея это только моя, выбирайтесь своей колеёй...»2

Вторичность — это главный недостаток. Остальные недостатки уже более спорны. Ну вот, скажем, я провинциальный человек, мне сложнее воспринимать в книге вульгарности, мат... Это отталкивает. Но главный, даже единственный совет молодому автору — идти своим путём. Говорят, нельзя прошибить головой стену, но, возможно, это правило нарушат именно ваша стена и именно ваш лоб. Ни у кого не получалось, а у вас получится. Пробуйте! Ищите сами. И меньше слушайте советы, в том числе вот эти.

2 Цитата из песни Владимира Высоцкого

Почти все ваши книги — или даже просто все, «Лану» не будем считать, она стоит особняком — это фэнтези. А не было желания сменить антураж и побороздить просторы галактики на космическом дредноуте?

Мне не очень нравится космос. С детства больше читал сказочную, фэнтезийную литературу, а вот космическая — ну не моё: надо знать технику, или по крайней мере любить и хотеть знать... У меня на всё это душа не откликается. Я всё время честно писал и пишу то, что мне хотелось, а эксперимент ради эксперимента, «смогу ли ещё и вот такое»... Это в характере Кроша из «Смешариков», а я вот както не склонен...

А вообще жанр очень зависит от восприятия. Когда в Болгарии перевели книгу «Моя жена ведьма», я ездил в Софию и на конвенте встречался с болгарским фан-клубом. И мне один известный критик спокойно, на шести листах, на русском языке доказал, что это не юмористическое фэнтези, а серьёзная научная фантастика. Психология, семейные отношения, будущее, история, поэзия... Где там фэнтези? Нет там фэнтези! Я только махнул рукой: бог с тобой, убедил.

Вы — редкий автор, отдающий дань одновременно фантастике и поэзии...

Ну, не такой уж редкий.

Причём поэзия была раньше.

Да, раньше. Если рассматривать те сборники, которые выходили, — там есть история, тема любви, тема внутренних переживаний... Не больше. Как поэт я, наверное, тоже ограничен по темам. Но если фантастику я пишу смешную, то поэзия — только всерьёз. Мне трудно написать смешные стишки. Разве что в качестве игры: недавно для Гали3 с её подстрочника я перевёл татарские сказки на... стихотворный русский. Так гораздо веселее получилось. Есть татарский поэт Габдулла Тукай в классических переводах, а оказывается, можно сделать, так сказать, современные переводы. Галя обещала вывесить эти тексты на сайте.

3 Галина Чёрная, соавтор Андрея

Книга стихов «Пастух медведей» включает в себя все ранее выходившие сборники?

Да, все. С жёсткой выборкой, с редактированием, но всё, что я счёл лучшим, туда вошло. О новом сборнике уже много говорится, но сейчас есть всего 60-70 новых стихотворений — для сборника маловато. Ведь если прозу можно писать в рабочем режиме — сажусь каждый вечер, когда все спят, и за ночь делаю несколько страниц, то стихи — это импульсивная штука. Раз в полгода всколыхнуло — спасибо!

Бывает ли у вас так, что остаётся недовольство сделанной работой или, наоборот, удовлетворение, чувство, что всё получилось точно так, как вы хотели? Читатели могут любить или не любить книгу, но только вы сами знаете, насколько результат соответствует замыслу...

Честно говоря, нелюбимых книг нет. Это бесполезно, книги — как дети: у ребёнка может быть одно ухо, или он перекособоченный, хромает на обе ноги... Любишь. Всё равно любишь. Нелюбимых книг, как и нелюбимых героев, нет. А вот наоборот... Есть Никита Ивашов — с ним я просто сроднился. Есть «Меч без имени» — это такое тёплое воспоминание о юности, о максимализме, чётком делении на добро и зло. «Багдадского вора» люблю за то, что он даёт возможность разговаривать людям разных культур.

Я родился и вырос в Астрахани, много путешествую по миру. Когда в каждой стране пытаешься говорить с людьми на их собственном языке, то понимаешь разницу: приезжаешь ты как турист и говоришь со всеми на английском — или приезжаешь как друг и говоришь на их языках... Огромная разница! А из того, что очень дорого сейчас, — это, конечно, «Оборотный город». Но тут сложнее... «Оборотный город» — это то, чего, на мой взгляд, у нас сейчас нет вообще. У нас нет национальной фантастики. Дайте мне почитать книжку, в которой главный герой — грузин, действие происходит на территории Грузии, грузинские злодеи, грузинская мифология... Нету! Хорошо, дайте мне Прибалтику! Опять нет. Сделайте книгу, где главный герой будет татарин из Казани, я согласен, потому что хочется национальной фантастики! Вот для меня «Оборотный город» — это казаки, это особый народ, свой говор, своя манера самовыражения, противоречия с русским народом и притирание к нему, проблемы интеграции... Это — национальная фантастика, это интересно.

Хорошо, а если вспомнить «Пентакль» Олди/Дяченко-Валентинова, густо замешанный на малороссийском колорите?

Если бы они туда не добавили пришельцев из иного мира, тогда да, я бы сказал, что это здорово. А так остаётся только Гоголь, блестящий мастер национальной фантастики, или тот же Габдулла Тукай... Тукай не фантаст, конечно, но сказки-то писал и перерабатывал народные. Вот такую фантастику я, конечно, жду.

«Багдадского вора» люблю за то, что он даёт возможность разговаривать людям разных культур»

Вы сейчас ведёте одновременно несколько циклов. За последние пару лет вышли книги в «Демоне», «Оборотнях», «Ааргхе»...

Не совсем. Цикл «Ааргх» я закончил. Но есть ещё «Оборотный город», непосредственно сейчас я пишу третью книгу этого цикла. Ещё мы с Галиной Чёрной написали продолжение «Детектива из Мокрых Псов», и я сдал в издательство новый роман «Моцарт», может быть, он выйдет на цикл, может быть, нет.

Рабочий план насыщенный.

Я не умею отдыхать. В принципе. Выходных у меня нет, и отпусков тоже.

И при этом вы после шестилетнего перерыва вернулись к «Вору» — вышел новый роман «Верните вора». Почему?

Хотелось давно, безумно хотелось: на Востоке интересно, я там жил, там чудные люди, это замечательно! Но! Я раньше не знал, как. Пока, кроме желания, не сложилось ещё что-то в логике, пока не стало ясно, как именно оно должно продолжаться, — ничего не было. Узнал, нашёл — написал быстро.

Напрямую следующий из этого вопрос: с чего для вас начинается новый текст, новый мир? Бывает же по-разному: с героя, с ситуации, с приключения...

Честно говоря, чаще всего со снов. Снятся герои, приключения. И если сон из головы не уходит много дней — я сдаюсь и начинаю писать. Так были написаны «Джек», «Рыжий и полосатый», «Меч без имени», «Тайный сыск», «Вкус вампира», «Оборотный город»... Это здорово, мне нравится. Такие сны всегда ценны и приятны.

Уже завершён цикл «Ааргх», завершён цикл «Опергруппа в деревне»...

Они закончены просто волевым усилием автора. «Ааргха» в принципе можно было продолжать. Можно было идти дальше, скажем, пошуметь на территории соседнего государства. Но это уже менее интересно. Для меня логически завершена трилогия «Багдадский вор». Я просто не знаю, что герои могли бы сделать ещё. Так же, например, с «Рыжим рыцарем»: мне бы очень хотелось его продолжить — но я не знаю, как! Мне уже на сайте голосование устраивали: куда мог бы пойти сюжет... «Поможем Андрею написать продолжение!» А возвращения любимых героев требуют постоянно. Самое большое горе, конечно, с «Тайным сыском». Читатели активно требуют «Сыск»: отбирать сказку нельзя, верните сказку. Я для себя остановился на семи книгах. Всё, сыграли свадьбу — и достаточно. Сколько прошло, четыре года? Вот все четыре года на каждой встрече, на каждом форуме: ну когда, когда будет? Ну может, всё-таки, ну хоть чуть-чуть, ну хоть рассказы... Я не знаю. Иногда хочется махнуть рукой: хотите — получайте! Уже ни от чего не зарекаюсь — может, и правда будет продолжение.

А вот то, что мне сейчас самому интересно, — это трилогия «Оборотного города», это «Детектив из Мокрых Псов» (но сюжеты с расследованиями вообще могут продолжаться бесконечно). Читатель в целом принял их гораздо благосклоннее, чем «Оборотней». Если в «Оборотнях» всё держалось на говорящем коте — ну, это вообще самый популярный герой всех времён и народов, — то детективы пошли вполне самостоятельно. И я надеюсь, что ещё четыре-пять книг мы с Галей напишем. И «Моцарт», которого я сдал, — это книга об ангелах, и её, наверное, тоже можно будет продолжать. Требуют продолжать «Демона» — причём женщины. Мужчины говорят: «Всё, ребёнок родился, история закончена!», а женщины: «Да вы что, там всё самое интересное только начинается!» Но вот хочу дать ещё один совет начинающему писателю: по возможности не слушать читателей, иначе просто замучают советами!

А можно несколько слов про «Моцарта»? Спойлер, специально для читателей МФ.

«Моцарт»... Хорошо. Все знают, что на небе есть ангелы. При этом в Библии толком ничего про них не написано. Согласно Корану, ангелы созданы дыханием Аллаха. В Торе указано только их общее количество и имена. В Библии ещё сказано, что Бог создал небеса. И подразумевается, что в это «небеса» входят и райские кущи, и небесные дворцы... Не небо как таковое, а Небо как некое государство. Вот в этот момент были созданы и ангелы. Мы знаем, что есть ангелы-хранители, ангелы-спасители, боевые ангелы, ангелы — глашатаи Божьей воли, ангелы, славящие Господа... Вот на этом и споткнулся главный герой. Его создали как ангела, славящего Господа, для того чтобы он пел в небесном хоре, а он оказался единственным ангелом, который напрочь лишён слуха. Над ним смеялись, он дал по морде двум смеющимся, и за это его выгнали на Землю. И там он попадает в ряды Девятого легиона, боевых отверженных ангелов, которые служат мечом Господа. Но те-то все здоровые парни, два метра ростом, подготовленные для боя. А этот — маленький задохликинтеллигент, который просто не имеет слуха. Но он вынужден тоже стать бойцом. И так получается, что из него выходит очень неплохой боец.

Большое спасибо! Ждём выхода новой книги!


«Мир фантастики» благодарит «Новый книжный»
на Сухаревской за помощь в организации встречи.

Досье: Андрей Белянин

Андрей Олегович Белянин родился 24 января 1967 года в Астрахани.
В 1994 году был принят в Союз писателей России. С 1995 года активно сотрудничает с издательством «Армада», где вышли романы из циклов «Меч без Имени», «Джек Сумасшедший король», «Тайный сыск царя Гороха», «Моя жена — ведьма», «Ааргх», «Оборотный город», «Багдадский вор» и других. Всего написал более 30 романов. Помимо фантастики, пишет стихи, увлекается живописью и керамикой.

Также доступна видеоверсия интервью

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться