Google+
Анжелина Джоли Борис Вальехо и Джулия Белл в гостях у “Мира фантастики” НЕВЕСОМОСТЬ От «Ганбастера» к «Дайбастеру»
Версия для печатиЕсли бы: Если бы. Естественные враги человечества
Кратко о статье: Представьте себе, что человек — вовсе не вершина пищевой цепочки, и на планете существует хищник гораздо более могущественный и страшный...

Самое чудовищное чудовище

ЕСТЕСТВЕННЫЕ ВРАГИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА


— Его Несравненность Жестокус является великим охотником, укротителем зверей галактических, сердце его не знает страха, а охотничье мастерство достигло такого уровня, когда наистрашнейшие хищники перестали быть добычей, достойной его внимания.
— Понимаю, — живо ответил Трурль. — Мы долж ны сконструировать для государя новые породы зверей, исключительно свирепых и хищных, не так ли?
Станислав Лем, «Путешествие второе,
Или какую услугу оказали Трурль
и Клапауций царю Жестокусу»

Человек привык считать себя царём природы. В принципе, для подобной самоуверенности есть веские основания; недаром говорят, что нет зверя страшнее человека. А представьте себе, что такой зверь существует. Что изменилось бы, если бы мы не были безусловной вершиной пищевой цепочки и на планете существовал бы хищник ещё более могущественный и страшный, естественный враг рода человеческого?

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СВИРЕПЫЙ И ХИЩНЫЙ

Отсутствие хищника, специализирующегося на виде Homo sapiens, в какой-то мере «наследственное»: человекообразные обезьяны тоже не могут похвастаться наличием подобного врага. Крайне редко кто-то систематически охотится на последних.

«Сконструировать» хищника, специализирующегося на охоте за людьми, едва ли возможно. Причём связано это не столько с достоинствами рода Homo sapiens, сколько с его недостатками. Человек откровенно льстит себе, почитая собственную персону лакомым кусочком. Невысокие, сгорбленные, почти не превосходящие шимпанзе объёмом мозга, вооружённые лишь камнями, палками и костями, австралопитеки выживали на полных хищных зверей равнинах не в последнюю очередь потому, что казались малопривлекательной добычей. Помимо того, несмотря на принадлежность к приматам, они и сами являлись хищниками (точнее, всеядными, то есть при необходимости могли убивать ради еды), а значит, были не столько жертвами, сколько конкурентами. Хищники могут плодиться и размножаться лишь в ареале, способном снабжать их более или менее лёгкой добычей (в частности, травоядными); охотиться на неё гораздо выгоднее, нежели тратить силы на человека.

Таким образом, хищники попросту не нуждались в столь редкой и отличающейся странными повадками дичи. Даже много позже, когда человечество распространилось по планете, этот принцип сохранил актуальность, поскольку люди создают вокруг себя собственную окружающую среду. В естественной же среде, привычной львам и тиграм, человек по-прежнему встречается не столь часто, как прочая дичь.

Яд всего лишь помогает убить уже пойманную жертву. Проблема же, как правило, заключается именно в том, чтобы её схватить.

Речь в наших рассуждениях, таким образом, может вестись лишь о фантастически грозном хищнике, способном вызвать в рядах людей весомые потери, для которого при этом двуногая добыча не станет единственным источником существования. На человеческом мясе долго не проживёшь.

Какой же должна быть тварь, чтобы человек не смог обуздать её? Если исключить внезапно появившихся на Земле животных с других планет (то есть из другой биосистемы), то воображение сталкивается с множеством препятствий. Ну разве что дракон. Конечно, гигантское, огнедышащее, летающее, да ещё и разумное чудовище не одолеть средневековым оружием. Во всяком случае, традиционные методы, сводящиеся к отсечению головы богатырским ударом меча, определённо не подходят. Но даже в таком случае методика борьбы с драконами лежит на поверхности: можно уничтожать кладки драконьих яиц. Бестии (если верить легендам) живут поодиночке и не могут сторожить их постоянно. Или ещё лучший вариант: выводить из найденных яиц дракончиков, приручать их и натравливать на диких сородичей.

Огненное дыхание дракона — это, скорее всего, не оружие, а способ уничтожения избыточного водорода; крылья дракона слишком малы, чтобы поднять такую тушу, и летает он с помощью внутренних водородных пузырей.

Что делает хищника опасным? Сила и естественное вооружение — в последнюю очередь. Убить человека не так уж трудно: он слаб, и когти у него сомнительные. Существенных преимуществ не даёт и защищённость. Тяжёлый панцирь будет мешать, но его всё равно можно пробить. А если и нет, то в броне найдутся щели. Гигантизм, позволяющий упрятать жизненно важные органы под толщу костей, мышц и кожи, снижает уязвимость, но делает хищника слишком заметным. Примитивность устройства, свойственная, например, червям, позволяет переносить повреждения, для позвоночных безусловно смертельные, — вплоть до рассечения на части. Но именно примитивное устройство делает червяка вялым и медлительным. И, простите, безмозглым.

Более существенную роль играют подвижность и ловкость. Любая реакция имеет естественные ограничения, связанные с инерцией тела и скоростью распространения сигнала по нервам. Кроме того, если хищник вынужден защищаться, — он уже проиграл. Ну вот мы и загнали себя в логический тупик...


Значение для человекоеда может иметь хитрость, позволяющая отличать мужчин-охотников, с которыми лучше не связываться, от слабых женщин и детей и выбирать удобные моменты для нападения. Ещё в большей степени — невидимость. «Техническая», разумеется. То есть умение маскироваться, сливаться с листвой, скрываться в песке и действовать в условиях, в которых человеческие органы чувств неэффективны. Например, в темноте.


Но невидимости и хитрости явно недостаточно. Мастерски устраивать засады умеют и самые обычные хищники. На первый взгляд задача «конструирования» суперхищника кажется неразрешимой. Ведь разум и умелые руки позволяют человеку найти способы противодействия любым приёмам зверя, вроде бы предельно эффективным и идеально отработанным, но — однообразным и предсказуемым. Всё-таки в основном животное опирается на инстинкт и от рождения данное естественное вооружение.

Миф о способности удава гипнотизировать кролика иногда всплывает и сегодня. На самом же деле удав просто теряет из виду неподвижного зверька, хотя и продолжает ощущать его запах. И ждёт, не более чем ждёт

Логично предположить, что именно разум и есть единственная «ахиллесова пята» царя природы. Чтобы реализовать своё преимущество, человек должен сохранять ясность мышления. Паника или растерянность делают его беспомощной жертвой при любом уровне технологий.

РОЙ

С формальной точки зрения самый страшный хищник на суше — колонна странствующих муравьёв. Ни лев, ни даже слон не выйдут победителями из поединка с ней, несмотря на то что масса двухкилометрового «коллективного монстра» редко превышает центнер. Только вода, огонь и инсектициды способны остановить свирепых насекомых. Один знакомый автора наблюдал, например, как термиты за несколько дней уничтожают заброшенный дом — под самый фундамент.

Но как же неуклюже это чудовище! В реальности-то «коллективный разум» не существует. Интеллект колонны не выше, а чувства не острее, чем у каждого отдельного муравья, который добычи не ищет и потому, пройдя в метре от жертвы, её даже не заметит. Те же птицы преследуют текущий в траве живой ручеёк, склёвывая муравьёв без малейшего риска.

Но что, если в «сверхорганизм» соберутся животные зоркие и сообразительные, да к тому же летающие и вооружённые ядом (и, конечно, обладающие хотя бы зачатками разума)? Имея хищнические намерения и организацию, группа насекомых может стать действительно опасной. Вспомним хотя бы саранчу, пожирающую побеги. А если она переключится на людей? Гм...

Странствующие муравьи способны питаться практически любым белком, в том числе своими же оседлыми сородичами.

Мифы содержат множество упоминаний о чудовищах, способных воздействовать на сознание. В древнегреческом эпосе это сирены, в русских сказках — кот Баюн, в европейских — вампиры, в современных легендах умением внушать иррациональный ужас иногда наделяется даже снежный человек. А в фантастике, научной и не очень, едва ли не каждая вторая тварь способна на что-то подобное.

Как бы странно это ни звучало, ментальная атака вполне осуществима даже не в волшебном мире. Телепатия, конечно, научно не доказана, и свидетельства о ней чаще всего являются утками, но существует множество вполне реальных и физически объяснимых способов воздействовать на разум и психику. Например, свет, звук, магнитные поля и химические вещества. В природе подобные формы атаки распространены незначительно, так как хищник обычно забирается в голову жертвы, разве что предварительно оторвав её. Но гипотетический естественный враг человека может успешно охотиться именно с помощью «псионики».

«Мир смерти» Гарри Гаррисона — наиболее красивая враждебная человеку экосистема в литературе. Но с точки зрения биологии она тоже не выдерживает критики.

Другие варианты не менее экзотичны. У Гарри Гаррисона в «Мире смерти» вся биосфера ведёт нескончаемую войну против людей. Наплевав на экологические и эволюционные закономерности, она создаёт новые и новые виды, явно нежизнеспособные, непонятно чем питающиеся, зато хорошо приспособленные для убийства. В романе Роберта Хайнлайна «Тоннель в небе» небольшие, похожие на шакалов четвероногие зверюшки время от времени пускаются в миграции, сбиваясь в огромные стаи и становясь агрессивными. Горячо любимой фантастами темой является и эпическая картина нашествия некой плотоядной саранчи (или муравьёв), пожирающей всё на своём пути и размножающейся в геометрической прогрессии. Но нужно понимать, что подобные вещи в реальной природе невозможны, пускай и выглядят на удивление достоверно. Достаточно регулирующим численность факторам на время дать сбой, и озверевших от голода и скученности животных (или насекомых) будет столько, сколько не способно существовать в непосредственной близости друг от друга. И всё: начнётся самопожирание «звериной орды», человеческое вмешательство может даже не понадобиться.

Люди сыграли не последнюю роль в исчезновении мамонтов; по отношению ко многим видам человек вёл себя как хищник.

Если говорить конкретно о саранче, чья численность регулируется весьма условно, — бороться с ней нелегко даже с помощью инсектицидов. Насекомые умирают и возрождаются миллионами. То есть, по сути, именно саранча является наиболее близким к естественному врагу человечества существом. Вроде как она не вредит человеку непосредственно, зато унич тожает урожаи и опустошает пастбища; в прежние годы таким косвенным путём она уносила больше жизней, чем все хищники, вместе взятые. Собственно, это закон войны: удары по коммуникациям часто бывают эффективнее, чем попытки нанести прямой урон.

В ОСАДЕ

Последствия появления опасного естественного врага на ранних, соответствующих палеолиту и мезолиту, этапах развития человечества представить нетрудно. Ну, хорошо, люди исчезли бы — по крайней мере, в тех регионах, где встречается этот хищник. Но смертность в те времена и так была чрезвычайно велика: тысячи лет она уравновешивала рождаемость, удерживая численность вида Homo sapiens на уровне нескольких миллионов особей. Никаких резервов для восполнения дополнительных потерь не имелось, как не нашлось их, к примеру, у мамонтов, когда в тундру пришли двуногие охотники.

Но почему мамонты так оплошали? Всё просто: люди «приручили» огонь, оделись в шкуры и заселили северные земли, ранее им недоступные; это произошло слишком быстро, намного быстрее, чем звери могли приспособиться к новой угрозе. Если исходить из посыла, что наш гипотетический «суперхищник» не изобретает орудий и не строит плотов для переправы через проливы, то появиться на занятой человеком территории внезапно он может лишь в случае, если доставлен с чужой планеты, создан искусственно либо проник из другого измерения в результате какого-нибудь «сопряжения сфер». То есть при условии допущений ещё более фантастических, чем он сам. В противном же случае зверь либо встречается на безлюдном, изолированном континенте (на острове, в долине, нужное подчеркнуть), либо издавна делил окружающую среду с предками человека, и оба вида имели возможность приспособиться друг к другу.

СТРЕЛЯЮЩИЙ ХИЩНИК

Оружие, действующее на расстоянии, даже такое примитивное, как брошенный камень, с самого начала дало нашим предкам весомое преимущество в борьбе за выживание. Но не только человек умеет поражать добычу, не вступая с ней в непосредственный контакт. Маленькая рыбка брызгун метко стреляет каплями воды на двадцать собственных длин. Плюющаяся кобра на три метра выбрасывает яд, стараясь попасть сразу двумя струями в глаза жертвы. Жук-бомбардир использует для метания кипящего яда энергию химических реакций, умеет точно наводить свою «пушку» и располагает реагентами на два десятка выстрелов. В определённом смысле к «стрелкам» можно отнести и электрических рыб.

Ни одно из этих животных нельзя назвать действительно опасным. Даже кобра плюётся лишь при необходимости защититься от более крупных хищников. А если увеличить масштаб? На кого сможет охотиться брызгун, «раздутый» до размеров бегемота? Морская или речная птица, в отличие от насекомого, успеет уклониться от струи (или даже выдержит её напор). Может , тогда на лю дей?.. Гигантский э лектрический угорь, прячущийся в мутной запруде и оглушающий пришедшую на водопой жертву, смотрится вполне убедительно. Его тактика будет эффективнее, чем тактика крокодила или анаконды, в момент начала атаки выдающих себя плеском и движением.

Стрельба контактным ядом имеет некоторый смысл для малоподвижного хищника, нападающего из засад. При этом яд должен быть весьма эффективен: бить необходимо наповал, иначе подранок уйдёт и достанется падальщикам. Или, что ещё хуже, атакует в ответ.

Африканский дикобраз долгое время подозревался в умении метать иглы. Последние и в самом деле очень слабо держатся в кисточке хвоста и иногда отрываются при резких взмахах. Но может ли дикобраз «выстрелить» намеренно и прицельно — неизвестно.

В фильме «Кинг-Конг» папуасы обороняются от гигантской обезьяны с помощью катапульт. В действительности же метательные машины являлись оружием слишком неточным. Лучший результат в борьбе с колоссом дала бы ловушка (что в итоге и сработало).


Последний вариант, видимо, следует исключить, так как он предполагает иной ход человеческой эволюции. Увеличение плодовитости либо иная физическая специализация, помогающая в борьбе за выживание, не способствует развитию мозга. Платой за способность к обучению является необычайно длительное по меркам животного мира детство, медленное физическое развитие и низкий темп смены поколений. У разумного вида потомство чрезвычайно долго требует опеки старших, а значит, не может быть чересчур многочисленным.


Не ведущее к немедленной катастрофе столкновение людей с новым хищником может произойти лишь после изобретения земледелия и животноводства. При таком раскладе демографические резервы уже есть, и рост численности вида ограничивают лишь нехватка жизненного пространства и участившиеся, как следствие, междоусобные конфликты. Человек оказывается с хищником в примерно равных условиях, и результаты подобного столкновения фантасты видят по-разному. В «Мире смерти» Гарри Гаррисона необъяснимая враждебность биосферы порождает расу сверхсильных, умелых и метких людей, впрочем, очень немногочисленную. В «Хрониках Хьёрварда» Ника Перумова население северных хуторов, осаждаемых неистребимой Ордой, даже извлекает выгоду из своего положения: опасные территории не привлекают новых переселенцев, а значит, земли в избытке — сколько ни обработаешь, всё твоё. В подвергшейся нашествию монстров из других измерений вселенной «Ведьмака» Анджея Сапковского крестьяне первое время выходят на работы вооружёнными, а поселения окружают частоколами и обороняют метательными машинами. Но затем появляются сверхлюди, искусственно созданные мутанты, профессиональные убийцы чудовищ, и пришельцы быстро попадают в список вымирающих видов.

Весьма эффективными хищниками являются, как ни странно, грибы. В отличие от почти пассивной росянки, они умеют стремительно затягивать ловчие петли и даже прицельно выстреливать начинёнными спорами дротиками.

БОКАНОН

Удивительный монстр боканон (или боннакон) упоминается в британской рукописи XIII века. Обитающая где-то в Азии мирная, травоядная, похожая на быка тварь страшна своим «зад ним выхлопом». Напуганный боканон так основательно портит воздух, что на три мили вокруг у охотников пропадают всякие намерения, а при особых случаях метает в противника кислотный навоз.

Но что, если монстр будет использовать газ не для отпугивания врага, а для охоты? Например, синильная кислота — вполне природный яд, причём сам газовый зверь может иметь к нему частичный иммунитет. Ежи, например, бодро переносят концентрацию цианида, смертельную даже для рептилий. Вот и представьте себе газового ежа в качестве естественного врага человека.

Почему же эволюция не реализовала такой способ атаки? Всё просто: отравить газом добычу довольно трудно. Выдыхая газ на бегу, хищник будет «окуривать» в первую очередь себя. Такой метод может быть оправдан разве что в пещерах и норах и, разумеется, при самообороне, поскольку природа предпочитает наиболее экономичные решения. Защищаясь, животные стремятся отпугнуть врага, а не убить его. Современному скунсу не нужно, чтобы сунувшийся к нему волк рухнул замертво (да и добиться такого эффекта будет непросто). Облако раздражающего и оскорбляющего обоняние аэрозоля гораздо надёжнее обеспечит безопасность зверька.

Симпатичные и смешные скунсы широко распространены в Новом Свете. В 17 штатах США их разрешено держать в качестве домашних животных.

Страх перед «ордой» имеет древние корни. В числе десяти казней, постигших Египет по воле библейских летописцев, целых четыре представляли собой нашествия неприятных животных: жаб, оводов, мошки и саранчи.

Все сценарии содержат рациональное зерно, кроме разве что катапульт на стенах: едва ли зверь настолько громоздкий и медлительный, что в него можно попасть из средневекового требушета, способен представлять реальную опасность. Сами же по себе стены (или заграждения какого-то иного рода) — неизбежный элемент. Любое животное обладает ограниченными физическими возможностями и не умеет расширять их с помощью орудий труда. Не так уж сложно создать искусственные барьеры, препятствующие его передвижению.

Что касается возникновения человеческой сверхрасы, то её характеристики будут зависеть от типа угрозы. Ведь по условию задачи естественный враг не просто ест людей — у него это ещё и неплохо получается. Сверхраса, обладающая высокой физической силой, возникает только при условии, что против животного невозможно толком применить хитрость и интеллект — приходится развивать силу и проворство, то есть изначально слабые стороны человечества. В реальности скорее следует ожидать формирования «расы следопытов», способных к непрерывной концентрации внимания и к обнаружению самых неявных и косвенных признаков угрозы. Всё-таки разум эффективнее силы.

Под вопросом и обученные, накачанные стимуляторами ведьмаки, готовые нанести «ответный удар». В природе жертва может убить хищника при самообороне (например, лось вполне способен перешибить волку хребет), но специально гоняться за врагом не станет, поскольку это бессмысленно и опасно. Хищник не просто охотится на определённом участке, но и занимает некую территориальную нишу — если его убить, обязательно придут другие.

В любом случае, если чудовищ вообще можно одолеть силой оружия, это дело для армии или крестьянского ополчения, а не для профессионалов-одиночек. Но даже простоватые пирряне из «Мира смерти» только защищаются, понимая бесперспективность контратак против ополчившегося зверья, и лишь широко мыслящему гражданину Галактики Ясону удаётся подбить их на авантюру (после которой ситуация становится ещё хуже). Ведьмаки-воины могут принести пользу только на завершающем этапе борьбы, когда опасные хищники станут такой же редкостью, как тигры-людоеды, и понадобится аккуратно, с минимальными жертвами, добить оставшихся.


Естественный враг вовсе не эквивалентен конкуренту за жизненное пространство. С ним нельзя вести войну (как, например, с чужим племенем), поскольку сам человек и есть «жизненное пространство» суперхищника.


На сегодняшний день даже явившегося с другой планеты хищника человек вполне может уничтожить с помощью современного оружия.

Существование в условиях постоянной опасности не является чем-то новым в истории человечества. Войны прежних веков, длившиеся иногда десятилетиями, эпидемии, регулярно вызываемый засухами и наводнениями голод существенно укорачивали жизнь простого обывателя. На всём протяжении бронзового и железного веков гипотетический хищник-людоед был бы способен лишь отчасти заместить эти факторы. На численность человеческой популяции он бы существенно не повлиял. Изменился бы характер угрозы и комплекс предосторожностей, повышающих шансы на выживание, но и только.

Главная перемена будет заключаться в смещении акцентов. Если в реальности основным источником опасности для человека является другой человек, то действительно смертоносный хищник отодвинет внутривидовую конкуренцию на второй план. Можно даже сказать, что мир станет добрее, а братство людей обретёт реальность. Ощетинившиеся пушками крепости сменятся дозорными вышками, предупреждающими о появлении дракона или роя, и подземными убежищами. И больше ничего не изменится. Мы же знаем: что в Средние века, что сегодня гораздо опаснее для человека пандемические болезни, а не клыкастые и когтистые существа.

Что почитать?
  • Гарри Гаррисон «Мир смерти»

  • Станислав Лем «Кибериада»

  • Джордж Мартин «Путешествия Тафа»

  • Ник Перумов «Хроники Хьёрварда»

  • Анджей Сапковский «Ведьмак»

  • Роберт Хайнлайн «Тоннель в небе»

Что посмотреть?
  • «Хищник» (США, 1987)

  • «Годзилла» (США-Япония, 1998)

  • «Эволюция» (США, 2001)

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Ниссику
№ 1
18.01.2013, 13:55
Вампиров забыли. Наример в \"Ложной слепоте\" вампиры были ветвью гоминидов, специализирующихся на высих приматах. Основное, пожалуй (но не единственное), их преимщество - гораздо более развитый интеллект.
Neurotoxin
№ 2
18.01.2013, 15:12
На бумаге была врезка про вампиров, сводящаяся к тому, что им не нужно ничего, кроме возможности маскироваться под человека и набрасываться сворой на одиноких прохожих в темных переулках.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться