Google+
Мифология Средиземья MASHUP МИРЫ. FALLOUT МИР ФИЛИПА ПУЛМАНА. ТЕМНЫЕ НАЧАЛА
Версия для печатиИнтервью: Контакт: Ник Перумов и Вера Камша
Кратко о статье: Два мастера эпического жанра и просто старые друзья рассказывают нам о своём совместном романе «Млава красная», рассуждают о русской истории, русском характере и особенностях избранного ими жанра.

«Наши герои давно не носили русские имена»

БЕСЕДА С ВЕРОЙ КАМШОЙ И НИКОМ ПЕРУМОВЫМ

Ник Перумов и Вера Камша — два самых известных автора эпического фэнтези из России. Их объединяет не только многолетняя личная дружба, но и умение строить увлекательные сюжеты, закручивать интриги, красочно описывать сражения и, что греха таить, пристрастие к объёмным циклам. В последние годы Ник и Вера несколько раз писали в соавторстве — их совместные повести в жанре альтернативной истории выходили в сборниках серии «Наше дело — правое». В этом году они впервые выпустят совместный роман «Млава красная». «Мир фантастики» просто не мог пройти мимо такого события.


Что побудило вас вновь заняться совместным творчеством и чем это соавторство отличается от прежних?

Ник Перумов: Закончены две серии, писавшиеся мною без малого пятнадцать лет, «Хранитель мечей» и «Терн», и возникла потребность вернуться с горних высей фэнтези на грешную землю. И кто может быть лучшим «проводником», чем старый друг, все эти годы писавший именно в том стиле, что и мне представляется самым адекватным, когда разговор становится более предметным? Это соавторство отличается от прежних именно тем, что для меня «историческая авантюра» — жанр совершенно новый, а Вера Викторовна занимается им давно и успешно. Мне хотелось высказаться сразу на темы исторические и современные, далёкие и близкие. Мои герои давно не носили русские имена, не ощущали себя русскими и не защищали рубежи Отечества.

Вера Камша: А мы этим совместным творчеством заниматься и не переставали. Как начали, кажется, в 2005 году сочинять, так и писали потихоньку, для души, десятки раз гоняя друг другу по e-mail один и тот же эпизод. Сейчас редко пишут годами, не загадывая, будет ли это издано и если будет, то когда и как. Конечно, у меня опыт соавторства куда меньший, чем у Николая Данииловича, но, мне кажется, особенность «Млавы» не в личностях авторов, а в неспешном отношении к тексту. Срочность взяла своё после того, как Ник под настроение показал наши черновики издателю. Это стронуло лавину, которая нас подхватила и понесла, полностью смешав все имевшиеся на тот момент планы.


Сложнее ли писать о России, пусть и не совсем исторической, чем о вымышленных государствах и странах?

Ник Перумов: Для меня — абсолютно нет. Историей России я увлекаюсь, что называется, с младых лет: суворовские и наполеоновские войны, Бородино, декабристы, пушкинистика, Крымская война — всем этим я жил долгие годы. Поэтому писать как раз было очень легко. Трудно было въедливо проверять и перепроверять исторические закономерности, чтобы «не допустить невозможного». А сам текст рождался совершенно естественно по сравнению с тяжело мне давшимися мрачноватыми «Алиедорой» и «Именем зверя».

Вера Камша: Особой разницы я не чувствую. Разве что чуть проще с выбором имён и названий и намного проще с пословицами и поговорками. Что было трудно лично мне, так это взять барьер, отделяющий пусть другую (ну не хочется мне назвать её альтернативной), но Землю от вымышленных миров. Начинали-то мы писать отнюдь не о России и Европе (те, кто читал «Волчье поле», это знают). Но потом наш издатель настоятельно посоветовал нам назвать кошку кошкой, а волка — волком. Николай Даниилович подумал и согласился, я упиралась дольше, но в конце концов уступила.


Почему вы предпочли обратиться именно к альтернативной истории, а не к реальной (в отличие, например, от Анджея Сапковского с его «Рейневаном»)?

Вера Камша: На мой взгляд, реальная история, когда в неё вмешивают хоть магию, хоть «попаданцев», хоть инопланетян, тут же становится крайне альтернативной. Да и не вписываются события «Млавы» в наш мир — слишком много отличий. Кроме того, реальная история даже в качестве гвоздя для пресловутой картины а-ля Дюма ставит сюжету очень жёсткие ограничения. Как бы ни был велик и гениален д’Артаньян, он не спасёт Карла I. Если же вдруг спасёт, это будет игра, где всё «понарошку», но к игре и отношение соответствующее.

Ник Перумов: Я бы не акцентировал внимание на «альтернативности». Главное во «Млаве» — не стремление «переиграть» исторические события (мы сразу же отходим от «классической» ветви очень далеко). Я не согласен с теорией исторического детерминизма, мол, всё, что было, обусловлено настолько глубокими и глобальными причинами, что по-иному никак и получиться не могло. Во «Млаве» важную роль играет одна из вечных тем русской литературы — знаменитый «русский характер», его формирование и проявление. Писать исторические романы можно и нужно, более того, писать их было бы проще — вся «база» уже готова. Но нам хотелось стянуть проблемы в узел более тугой и сложный, чем получался в реальности, позволяющий показать и героев, и их выбор более ярко.

Ник Перумов: Что же касается пана Сапковского, то я, при всей моей неугасающей любви к постоянно перечитываемому «Ведьмаку», осилить трилогию о Рейенване так и не смог. Никак не мог понять, что же я читаю. Я неплохо знаю историю гуситских войн, роман о том времени был бы очень интересен, но вот скрещение реальной истории с не менее реальной магией почему-то вызвало у меня отторжение.


«Млаву» можно назвать частью патриотической или даже «имперской» волны в русской фантастике. Её герои — верные слуги Отечества, патриоты. Этот подъём патриотизма — возврат к норме или ответная реакция на прежнее засилье либеральной идеологии?

Ник Перумов: Это норма. Это самая нормальная норма, веками господствовавшая в западноевропейской литературе. Никакой критический реализм Диккенса, Золя, Голсуорси или Фолкнера не подвергал сомнению главного: твёрдой веры, что люди сумеют решить стоящие перед ними морально-нравственные проблемы без разрушения «всего мира насилья». Быть верными слугами Отечества и патриотами, по-моему, так же естественно, как дышать.

Вера Камша: Можно плыть по течению, можно плыть против течения, а можно плыть туда, куда тебе надо. Вот мы и плывём своим курсом, то есть говорим о том, что нам интересно. Мне кажется, что «от противного», «назло» ничего путного в принципе не выйдет, нужно делать не «против», а «за». Тот же Злотников пишет изначально с имперских позиций не потому что такая «волна», а потому что он, боевой офицер, так думает и так живёт. Мой соавтор чётко определил себя как имперца, и было это ещё в прошлом веке, во времена «либерального засилья». Мои актуальные взгляды тоже можно назвать имперскими, только не по Уварову («Православие. Самодержавие. Народность»), а по Городницкому («Имена теряют реки, образуя океан»).

МИР «МЛАВЫ»

Расскажите, как получился мир «Млавы», отличный от нашего. Есть ли какая-то «ключевая точка», где наши миры разошлись? Можно ли сказать, что события в нём пошли хуже или лучше для России и русских?

Самая ранняя из «точек ветвления» — отсутствие «призвания варягов». Нет у нас и Москвы — собирание русских земель произошло вокруг Володимера. Ощутимей влияние Византии. Последняя её правительница, василисса Софья, с несколькими тысячами сторонников сумела вырваться из обречённого Царьграда, захватив с собой главные государственные и церковные реликвии. Единственной страной, что могла принять изгнанников, было Володимерское государство. Отсюда и титул «василевс» вместо привычного нам в нашей реальности «императора».

Россией до сих пор правят Киевичи, хотя по окончании Смуты начала XVII века на престол взошла иная ветвь, да и сама Смута шла по иному сценарию. У нас не было ни Петров, ни Павла, так что обошлось без чудовищной, через ломку всех общественных норм, «вестернизации» и череды дворцовых переворотов. В целом для русских до поры всё складывалось лучше, чем в реальности. Хотя и здесь самозванец Лжеиоанн захватывал престол, а Буонапарте почти сумел дойти до Володимера...


Сколько книг вы планируете написать по новой вселенной? И, конечно, поклонники волнуются, не задержит ли работа над «Млавой» выход «Рассвета» и «Гибели богов-2»...

Ник Перумов: Сейчас у нас в планах окончание дилогии «Млава красная» — «Чёрная метель». Эти две книги составят законченную историю. Мы стараемся извлечь уроки из старых ошибок и не планируем грандиозных циклов, написание каковых может растянуться на десятилетия. Хотя изначально у нас возник замысел большого историко-авантюрно-фэнтезийного полотна, куда более далёкого от нашей реальности, чем описанный во «Млаве красной» мир. Поэтому «Волчье поле» очень сильно отличается, скажем, от «Воеводы...», послужившего непосредственной основой для «Млавы».

Ник Перумов: «Млава», конечно, внесла определённые коррективы в сроки выхода и «Рассвета», и «Гибели богов-2» просто потому, что мы потратили достаточно много времени на доведение текста «Млавы» до ума. Сейчас мы оба вернулись к работе над собственными проектами и доделываем как раз названные вами книги.

Вера Камша: Последуют за «Чёрной метелью» другие книги или нет, неизвестно, хотя мы знаем и куда повернёт история этого мира в ближайшие тридцать лет, и как сложится судьба переживших метель героев. Только знать ещё не значит написать. К тому же дилогия совершенно самостоятельна, как самостоятельны «Огнём и мечом» или «Потоп» Генрика Сенкевича.

Вера Камша: За последний год я в очередной раз убедилась, что загадывать нельзя: жизнь вносит свои коррективы в самые выверенные планы. Про «Рассвет» могу лишь подтвердить, что это окончательный и бесповоротный конец цикла, и договор с издательством на эту книгу я подпишу лишь тогда, когда пойму: «Хватит. Править дальше — только портить». Промежуточные тома ещё можно, хоть и крайне нежелательно, выпускать сыроватыми, но финал подобного не потерпит.

СЛАВЯНСКАЯ НЕЧИСТЬ

В романе герои часто обращаются к неким языческим существам, «зимовичкам». Есть ли у них прототип в русском фольклоре?

Прототипов нет, родичи есть, и не только в русском. А вот родичи других присутствующих в романе «сущностей» встречаются на страницах мистической прозы от Гоголя и А. К. Толстого до Гофмана, По и Говарда. Впрочем, в «Млаве красной» эти создания лишь начинают заявлять о себе, а люди либо ничего не замечают, либо списывают все странности на усталость и расстроенные нервы.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться