Google+
БУЛЫЧЁВ МУЛЬТ ТОР MARVEL ЭКРАНИЗАЦИИ ФИЛИПА ДИКА МИР ФИЛИПА ПУЛМАНА. ТЕМНЫЕ НАЧАЛА
Версия для печатиАрсенал: Арсенал. Авиапушки
Кратко о статье: История авиапушек — оружия, предназначенного для манёвренного воздушного боя.

АРТИЛЕРИЯ АНГЕЛОВ

АВИАПУШКИ

Штурмовик был наш, гвардейский.
Свежо, жизнерадостно блестели
мордки твердотельных пушек. Значит,
после вчерашнего боя машина успела
пройти экстренный ремонт. На
«Белых воронах» стоят монструозные
57-мм молотилки. Когда пилот
увлекается стрельбой очередями, он
гробит их за один-два вылета.
Александр Зорич,
«Время — московское!»

До Первой мировой войны и в первые её годы единственной посильной для авиации задачей считалась разведка. По этой причине (а также потому, что синхронизировать стрельбу пулемёта с вращением винта не умели) аэропланы не оснащались вооружением. Но с расширением военных действий обнаружилось, что разведывательные вылеты противника нужно пресекать любой ценой, а с земли это сделать практически невозможно. И авиаконструкторам пришлось импровизировать.


Российский ас, основоположник высшего пилотажа Пётр Нестеров предлагал распарывать оболочки аэростатов укреплённой на хвосте аэроплана пилой, а в воздушном бою ломать крылья вражеских самолётов ударом шасси. Попытка (к слову, успешная) провести этот приём стоила ему жизни.

Первое время оружием воздушного боя считались специальные зажигательные ручные гранаты, похожие на оперённые дротики. Их следовало метать из кабины так, чтобы они застревали в оболочках аэростатов и полотняных плоскостях «этажерок». Наблюдатель в корзине воздушного шара отвечал на эти попытки выстрелами из крупнокалиберного охотничьего штуцера (к примеру). Упомянутые гранаты использовались также в качестве «бомб» для поражения наземного противника.

Гораздо чаще, завидев врага, лётчик попросту доставал револьвер. Пистолетная перестрелка между несущимися крыло к крылу аэропланами представляла собой зрелище эпическое и порой приводила к победе одного из стрелков. Но эффективность её оставляла желать лучшего, и долго так продолжаться не могло. Вскоре на верхнем крыле аэропланов (выше винта) появился ручной пулемёт «Льюис» — тот самый, с которым бегал по пустыне товарищ Сухов. Магазин на 47 патронов менялся вручную (соответственно, только на земле; управление пулемётом лётчик осуществлял посредством механической тяги, прикреплённой к спуску). Чуть позже «Льюисы» вытеснили пулемёты с синхронизаторами, способные стрелять через винт, — один, два, иногда три на машине. Но как получить решающее преимущество над противником, имеющим пулемёт? Ответ очевиден. Нужна пушка.

ДРОБОВИКИ И ГАУБИЦЫ

Первые попытки вооружить летательные аппараты орудиями были предприняты ещё до Первой мировой войны. На дирижабли фирмы «Цеппелин» устанавливалось две или четыре 75-мм пушки. Существовал к июлю 1914 года и пушечный самолёт — российский «Илья Муромец». Одна из первых модификаций четырёхмоторного бомбардировщика Сикорского вооружалась 37-мм траншейной пушкой Гочкиса, двумя «Максимами», ещё двумя ручными пулемётами и парой пистолетов Маузера.

Вторая попытка установить на аэроплан орудие была предпринята во Франции в 1916 году. Три сотни истребителей SPAD S.VII были вооружены той же самой легендарной траншейной пушечкой (по массе и габаритам близкой к пулемёту). «Гочкис» располагался в развале цилиндров мотора, стрелял через ось винта и перезаряжался пилотом вручную.

ГАНШИПЫ: НЕБЕСНЫЕ ЛИНКОРЫ

AC-130 Spectre создан на базе транспортного самолёта Lokheed C-130 Hercules и способен не только вести бой, но и перевозить войсковые соединения на дальние расстояния.

Lockheed AC-130 задумывался как самолёт для поддержки пехотных соединений, соответственно, его тяжёлое вооружение не предназначено для воздушных боёв. Тем не менее, построенный в 1967 году гигант можно назвать продолжателем «авиапушечных» традиций первой половины XX века. На модификации AC-130 устанавливались различные орудия. Модификация AC-130H имеет на борту две 20-мм авиапушки M61 «Вулкан», 40-мм пушку Bofors L60 и могучее 105-мм орудие М102. Более современный вариант АС-130U вооружён вместо «Вулкана» 25-мм автоматической скорострельной авиационной пушкой GAU-12/U. Пушка 105 mm Howitzer M102 уникальна в первую очередь тем, что это гаубица, и изначально для установки на самолёт она никак не рассчитывалась. Впрочем, больших проблем её адаптация не вызвала: на современных AC-130 стоят компьютерные системы наведения, которые позволяют с завидной точностью отстреливать движущиеся цели, причём не только на земле, но даже в воздухе.

В условиях воздушного боя маневрирующую в трёх измерениях цель, как правило, невозможно обстреливать дольше секунды. За это время авиационный пулемёт того времени успевал сделать всего десяток выстрелов, а «Гочкисс», естественно, бил всего единожды — но зато картечью, выпуская разом 16 пуль, каждая из которых обладала значительно лучшим поражающим действием, чем пулемётная. Против аэростата или дирижабля мог быть применён разрывной снаряд.

Огневая мощь «Муромцев» навела российских стратегов на мысль использовать медлительный самолёт в качестве истребителя аэростатов и дирижаблей. Пушка, способная одним ударом пробить в обшивке цеппелина внушительную дыру, оказывалась очень кстати.

Английский истребитель Sopwith 2F.1 Camel вооружался противодирижабельными зажигательными ракетами-гарпунами.

Результат испытаний пушечных «Спадов» на поле боя оказался противоречивым. Знаменитый французский ас Рене Фонк сбил в одном бою шесть самолётов (этот рекорд, кстати, побили только во Вторую мировую войну) всего одиннадцатью выстрелами из «Гочкиса». Но менее опытные лётчики успеха чаще всего не добивались. Стреляя очередью, пилот имел возможность корректировать огонь, внося поправки в прицел, и хоть одна пуля да настигала врага. А вот перезаряжаемая вручную пушка такой коррекции не допускала, и направление выстрела требовалось определить с первой попытки.

ИСТРЕБИТЕЛЬ ПРОТИВ БОМБАРДИРОВЩИКА

В 1914-1916 годах мысль о применении в воздушном бою артиллерии была явственно преждевременной. Для уничтожения «этажерки» эпохи Первой мировой редко требовалось более десятка попаданий из винтовки или пулемёта (чаще всего хватало двухтрёх — в пилота, бензобак или руль). Но в 30-е годы ситуация стала меняться. Прочность и скорость машин значительно возросли. Появилась нужда в специальных авиационных пулемётах, скорострельность которых была примерно вдвое (а у советского ШКАС — аж втрое) выше, чем у пехотных образцов. Но и это не помогло. Наиболее важные узлы самолётов всё чаще защищались противопульной бронёй. Даже средний двухмоторный бомбардировщик начала сороковых мог выдержать больше сотни попаданий. Кроме того, он не позволял изрешетить себя безнаказанно: один или два хвостовых пулемёта могли доставить немалые проблемы нападающему.

Для того чтобы повысить огневую производительность, количество стволов приходилось увеличивать. Дальше всего зашли англичане, ставившие на Hawker Hurricane Mk.II до дюжины пулемётов. В секунду истребитель выпускал 3,6 килограмма пуль.

Даже планеры оборудовались амбразурами, через которые десант мог поражать вражеские истребители огнём из ручных пулемётов и карабинов. А на снимке — планер-истребитель Blohm und Voss BV 40 (1943), вооружённый двумя 30-мм авиапушками MK 108.

Принятие на вооружение более мощных пулемётов калибром 12,7-13 мм, а также скорострельных 20-мм пушек позволило повысить эффективность огня. Но и бомбовозы быстро наращивали калибр оборонительного вооружения, да и сами увеличивались в размерах. Если для уничтожения средней двухмоторной машины требовалось всадить в неё десятьпятнадцать 20-мм снарядов общим весом полтора килограмма, то на тяжёлый бомбардировщик такая «доза» должного впечатления не производила.

Если же учесть, что в воздушном бою в цель попадает лишь один выстрел из пятнадцати, выходило, что Messerschmitt Bf.109F (вооружение — одна 20-мм пушка MG 151 и два пулемёта) с «огневой производительностью» 1,7 кг/сек должен был обстреливать «Летающую крепость» Boeing B-17 в течение 23 секунд (при том, что боеприпасов к пушке хватало лишь на 16 секунд огня). В то время как даже одному 12,7-мм «Браунингу» американской машины требовалось всего шесть секунд для того, чтобы разобрать истребитель на запчасти. Конечно, всё это — не более чем теория, но и практика не то чтобы сильно отличалась.

Более живучий и хорошо вооружённый FockeWulf Fw 190 имел большие шансы против тяжёлого бомбардировщика; но последние двигались обычно плотным строем, прикрывая друг друга, да ещё нередко имели сопровождение в виде истребителей. В результате наиболее эффективной формой атаки оказалось пикирование сквозь вражеское построение в расчёте на то, что в какой-то момент бьющие сплошной очередью башни «крепостей» окажутся направленными друг на друга. Собственно, американцы отмечали, что их самолёты чаще повреждаются дружественным огнём, чем немецким. Но несмотря на то, что каждая четвёртая машина возвращалась после вылета с новыми пробоинами, «раны» редко оказывались смертельными.

Радикально изменить правила игры пытались японцы, создавшие в конце войны двухмоторный Mitsubishi Ki-109, вооружённый полноценной 75-мм зениткой (зарядка ручная, боекомплект 15 выстрелов). Самолёт предназначался для обстрела соединений Boeing B-29 с дистанции, измеряемой километрами, причём каждый снаряд гарантированно уничтожал целый бомбардировщик. Но лётные характеристики Ki-109 фактически не позволяли ему осуществлять перехват скоростных и высотных «Крепостей», при этом уходя от огня истребителей сопровождения.

Экстравагантное обозначение И-Z получила модификация И-16, оснащённая двумя семизарядными безоткатными 76.2-мм пушками. Достоверно известен случай уничтожения выстрелом с И-Z японского истребителя в бою над Халкин-Голом.

30-миллиметровая MK 108 — самая известная немецкая авиапушка времён Второй мировой войны.

Что-то подобное пытались предпринять и немцы, поставившие 50-мм пушку BK 5 на некоторое количество бомбардировщиков Junkers Ju.88Р-4 и двухмоторных истребителей Messerschmitt Ме-410 Hornisse. Эффект применения «чудо-машин» как против бомбардировщиков, так и против танков был незначительным: прикрытие просто не подпускало их к цели. Кроме того, огневая производительность BK 5 оказалась вдвое хуже, чем у советской 37-мм НС-37.

Зато немецкая 30-мм пушка МК 108, хотя и отличалась невысокой начальной скоростью снаряда (всего 505 м/с), при значительно меньшем собственном весе не уступала советскому орудию в «производительности». Реактивный Messerschmitt Ме.262 получил четыре такие пушки, обеспечившие суммарную массу одного залпа 13,3 кг. Собственно, после войны калибр 30-мм был признан оптимальным для авиации.

Четырьмя 30-мм пушками должен был вооружаться и скоростной японский Kyushu J7W Shinden, использующий революционную аэродинамическую схему «утка» и толкающий винт. Но на нём орудия были установлены необычно — «веером». Предполагалось, что это увеличит вероятность попадания с больших дистанций. Правда, испытательные полёты его пришлись на август 1945 года, когда до капитуляции Японии оставались считанные дни.

В воздушном бою удаётся обстреливать цель сбоку, сзади или спереди — попасть по такой небольшой площади непросто. Гораздо выгоднее стрелять с земли по широкому «брюху» самолёта. Немцы попытались выйти из этой ситуации: из шести 30-мм МК 108 тяжёлого ночного истребителя Heinkel He.219 Uhu («Филин») два орудия позади кабины направлялись под большим углом вверх. Установка, получившая название Schrage Musik («Неправильная музыка»), предназначалась для поражения бомбардировщиков снизу. Немцы и японцы создали несколько моделей самолётов с наклонным вооружением. Причём для атаки на встречных или пересекающихся курсах предусматривался автоматический спуск, использующий датчик-фотоэлемент. Существовал и противопехотный вариант «Неправильной музыки». Подвесной контейнер Waffen-Behalter 81A с шестью пулемётами MG 81Z, направленными вниз под углом 15 градусов, позволял бомбардировщику поливать пехоту огнём, не выходя из горизонтального полёта.

САМОЛЁТ ПРОТИВ ТАНКА

Не остались в стороне и советские конструкторы. Уже к началу войны была создана мощная 23-мм пушка ВЯ. Большие габариты и сильная отдача не позволили поставить орудие на истребитель. Но и в качестве вооружения штурмовика Ил-2 пушка, придающая 200-граммовому снаряду скорость 900 м/с, не оправдала надежд. Даже против лёгких танков её пробивная способность оказалась недостаточной. При штурмовке же автоколонн и батарей 20-мм пушки ШВАК показывали себя не хуже.

Первоначальное решение Ильюшина строить Ил-2 одноместным оказалось неверным. Потери модифицированных двухместных Ил-2 оказались ниже благодаря возможности отстреливаться.

В результате уже в конце 1942 года каждый двадцатый «Ильюшин» стали вооружать парой 37-мм пушек ШФК-37, а затем НС-37. 740-граммовые, вылетающие со скоростью 890 м/с снаряды действительно оказались способны поражать лёгкие и средние танки. Но результат боевых вылетов оказался неудовлетворительным. Лётчик на Ил-2 попросту не мог толком прицелиться из ШФК-37: отдача крыльевых установок раскачивала самолёт, сбивая наводку.

Вскрылось и ещё одно неприятное обстоятельство. Достойную 37-мм бронебойных снарядов цель ещё требовалось найти! Палить же не дающими осколков болванками по пехоте и грузовикам было бессмысленно. В результат средний расход боекомплекта за вылет был весьма низок — не более 40%.

Аналогичные проблемы возникли и у немцев с их противотанковыми штурмовиками Junkers Ju.87G и Heinkel Hs.129b-2/Wa, вооружёнными 37-мм пушками ВК 3.7. При равном с НС-37 весе последние имели вчетверо меньшую скорострельность. И хотя отчёты штурмовых асов Люфтваффе содержат свидетельства бесчисленных побед, испытания трофейной техники, проведённые впоследствии в СССР, показали: ВК-3.7 броню Т-34 вообще не пробивала.

Носовая пушка Ш-37 стала прототипом легендарной НС-37. На рисунке — занимательная схема установки авиапушки прямо внутри V-образного авиадвигателя М-105.

Для борьбы с катерами, малоуязвимыми для пулемётов и легко уклоняющимися от бомб и торпед, применялся морской штурмовик North American B-25G/H Mitchell с 75-мм короткоствольной пушкой.

Более удачным советским самолётом оказался появившийся в 1943 году Як-9Т, у которого одна НС-37 с 32 снарядами располагалась в развале мотора. Отдача мощного орудия распространялась вдоль центральной оси машины, и точность стрельбы от неё не страдала.

Буква «Т» в обозначении самолёта обозначала «танковый»: машина создавалась специально для охоты на танки и катера. Правда, как раз в этом качестве она никак себя не зарекомендовала. Зато конструкторам удалось в полной мере сохранить манёвренность Яка-9, позволяющую ему вести воздушный бой против вражеских истребителей, чем «танковый» Як, обладающий весом секундного залпа 4,1 кг и отличной дальностью стрельбы, с успехом и занимался.

Опыт был признан удачным, и послевоенные советские МиГ-9, МиГ-15, МиГ-17 вооружались одной 37-мм и двумя 23-мм пушками. Американцы же ограничивались более скромным калибром. По весу секундного залпа МиГ-15 и вооружённый шестью 12,7-мм пулемётами North American F-86 Sabre были равны. Но советский истребитель мог обстреливать тяжёлые и хорошо бронированные бомбардировщики, оставаясь за пределами досягаемости их турелей. Для этого он и был создан. Sabre же предназначался только для боя с машинами равного класса.

Я ПРИМУ ЕГО В ЛОБ!

Практика не продемонстрировала решающих преимуществ 37-мм калибра в бою против истребителей. Но моральное воздействие Як-9Т на противника оказалось значительным. Внешне «пушечный» Як почти не отличался от обычного и производился серийно. Всего в 1943-1945 гг. было построено 3030 самолётов Як-9Т и Як-9УТ. Наученные горьким опытом пилоты «Фокке-Вульфов» перестали ходить «в лоб» на любые Яки.

Впрочем, основываясь на данных, предоставленных художественной литературой и кинематографом, можно заключить, что лобовая атака представляла собой лишь состязание нервов. Если пилот попытается уклониться, он подставит борт и наверняка будет сбит. В противном же случае самолёты столкнутся, и погибнут оба лётчика. Чаще всего подобные психологические игры заканчивались одновременным уворотом двух пилотов. Огонь вёлся всего секунду-полторы, зато процент попаданий оказывался очень высоким. Поражались главным образом не хвостовое оперение и баки с горючим, как при атаке «вдогон», а двигатель и кабина.

Первым серийным истребителем без пушечно-пулемётного вооружения стал в 1951 году North American F-86D Sabre Dog. В кассете под воздухозаборником размещалось двадцать четыре 70-мм неуправляемых реактивных снаряда.

Немцы в начале войны всеми средствами пытались уйти от боя на встречных курсах, советские же пилоты упорно навязывали им подобную тактику. Объясняется данный факт не низким моральным духом Люфтваффе, а техническими характеристиками машин. Установленный на истребителях Bf.109F двигатель водяного охлаждения DB 601 являлся предметом чёрной зависти прочих наций. Но при этом он был недостаточно живуч и имел настолько малое сечение, что не давал надёжного укрытия пилоту от огня спереди. Двигатель Як-1 (М-105) отличался несколько худшими характеристиками, зато выдерживал много попаданий.

Не в пользу немцев оказывался и баланс огневой мощи. Формально и Як, и Bf.109E были равны — имели по одной 20-мм пушке и паре пулемётов. Но скорострельность советского авиационного оружия была выше. Вес секундного залпа «Эмиля» (как неофициально именовали 109-й) составлял 1.7 кг, а у Як-1 — 2 кг. Кроме того, Bf.109E нёс два орудия, но крыльевых, что не эквивалентно одному моторному. «Лоб в лоб» попасть из них можно было только в малоуязвимые передние кромки крыльев противника.

«Мессерам» было очень невыгодно принимать бой на встречных курсах. Даже древние И-153 «Чайка» в этом случае имели равные с ними шансы. При лобовой атаке нельзя использовать преимущество в скорости и в опыте. Прицеливаясь по врагу, лётчик и сам попадал на мушку.

Но Focke-Wulf Fw 190 с громоздким мотором BMW-801, за которым пилот был практически не виден, вооружённые четырьмя пушками и двумя пулемётами (огневая производительность 5,4 кг/сек), «в лоб» шли охотно. Тем более что низкая манёвренность истребителя-бомбардировщика не позволяла ему «искать хвост» противника.

Распространённость лобовой атаки как нельзя лучше иллюстрирует тот факт, что среди советских асов поставленный по ленд-лизу Bell P-39 Airacobra пользовался огромной популярностью (на нём сражался сам Александр Покрышкин). Самолёт имел низкую скороподъёмность, недостаточный потолок и плохую манёвренность на высоте, а вот положительных же качеств наличествовало ровно два: расположенный позади кабины двигатель позволил оборудовать машину носовой стойкой шасси, повышающей безопасность при посадке на грунтовые аэродромы; и очень мощным было вооружение. Одна 37-мм пушка М4 и два 12,7-мм пулемёта Браунинга располагались в капоте, и ещё четыре 7,61-мм пулемёта в крыльях. Это был идеальный самолёт для лобовой атаки.

Convair B-36, американский межконтинентальный бомбардировщик, один из крупнейших самолётов в мире. В его эпоху (1949 год) пушки как авиационное вооружение уже отжили своё.

Орбитальная станция «Алмаз-2» (Салют-3) была вооружена авиационной пушкой НР-23. Орудие, эффективная дальность стрельбы которого составляла 3000 метров, успешно прошло испытания 24 января 1975 года.

В СССР крыльевые пулемёты обычно снимались. Носовые же пулемёты и пушка переделывались на одну гашетку. Теоретически «браунинги» предназначались для пристрелки: только увидев, что попадает пулями, пилот открывал огонь из орудия, к которому имелось лишь 30 патронов (при скорострельности 140 выстрелов в минуту запас вполне достаточный). На практике же пушка, использующая боеприпас к старинному «Гочкису», имела намного худшую баллистику, чем пулемёты. На большой дистанции попадания из Браунингов не гарантировали, что пушечный огонь достигнет цели, а в ближнем бою время на пристрелку попросту отсутствовало.

***

Конец Второй мировой войны стал и закатом «артиллерийской» эры в авиации. К 1945 году проблема поражения тяжёлых бомбардировщиков пушечным огнём решена не была, а затем ситуация только усугублялась. На смену 60-тонным Boeing B-29 Superfortress пришли 120-тонные Convair B-36 Peacemaker. В Советском Союзе рассматривалась возможность вооружения истребителя 57-мм «молотилкой», но идея была сочтена бесперспективной. Для борьбы со «стратегами» требовалось оружие более мощное и более дальнобойное — ракеты. Не годились «пушки-скорострелки» и для боя между истребителями. В пикировании скоростные самолёты могли просто догнать собственные снаряды.

В результате советский Су-9 и многие другие машины, появившиеся в начале 60-х, получали в качестве вооружения только ракеты. В наше время улучшенные, многоствольные пушки калибром 20-30-мм и скорострельностью 4-12 тысяч выстрелов в минуту по-прежнему устанавливаются на истребители, но уже лишь как резервное вооружение. Мало ли что случится.

Что почитать?
  • Андрей Лазарчук «Штурмфогель»
Во что поиграть?
  • Rise of Nations (2003)
  • Lock On: Modern Air Combat (2003)
  • Battle of Britain 2: Wings of Victory (2005)
  • Карибский кризис (2005)
  • Звёздные волки 2: Гражданская война (2008)
  • Battlestations: Pacific (2009)
Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться