Google+
Фрэнк Миллер От «Ганбастера» к «Дайбастеру» Мир Черного отряда Глена Кука Бог против Дьявола
Версия для печатиИнтервью: Контакт: Сергей Палий и Алексей Гравицкий
Кратко о статье: Создатели проекта «Анабиоз» рассказывают о работе над новой межавторской вселенной, о причинах популярности постапокалипсиса и о поведении человека, доведённого до крайности.

Перезапуск человечества

Беседа с Сергеем Палием и Алексеем Гравицким

Обычно у писателей берут интервью, чтобы узнать о творческих планах или побеседовать на отвлечённые темы. Сегодня не тот случай. Планы Сергея Палия и Алексея Гравицкого разведка «Мира фантастики» уже разнюхала — они собираются «вырубить» человечество! Осталось только выудить из них детали и имена сообщников по коварному плану, который они называют межавторским проектом «Анабиоз». Он вот-вот стартует в издательстве «ОЛМА Медиа Групп» и откроется одноимённой книгой наших сегодняшних собеседников.

 

АТИПИЧНАЯ ЛЕТАРГИЯ

«Анабиоз» — это мир после конца света, и кто- нибудь обязательно скажет: «очередного». Нет опасения, что читатель «переел» фантастического постапокалипсиса? Ведь конкурировать со «Сталкером» и «Метро», у которых уже есть игры и сложившаяся аудитория, довольно рискованно.

Сергей Палий

У нас получился не совсем канонический конец света. Даже совсем не канонический. Никто ни с кем не воевал, злобные инопланетные враги не атаковали Землю, «хорошие» не ссорились с «плохими». Ни пришельцев, ни мутантов, ни зомби. Все люди просто отключились на три десятка лет, дав природе передышку. А затем — снова включились. Это, скорее, рестарт. Жёсткий перезапуск человечества.

Что касается конкуренции с уже завоевавшими популярность межавторскими сериями: нет, мы не боимся. Есть надежда, что «Анабиоз» откроет второе дыхание для постапокалиптики в российской фантастике, потому что, как я уже упомянул, тема подана необычно, и мы делаем упор не на антураж, а на «человеческую составляющую». Ведь людям, прежде всего, интересно читать про людей.

Алексей Гравицкий

Риск — благородное дело. К тому же, мы напрямую не соревнуемся со «Сталкером» и «Метро». Мы играем по совершенно иным правилам. В «Анабиозе» нет ядерных ката=строф, мутантов и походов за артефактами. Здесь вообще минимум блестяще-шуршащей фантастической мишуры. «Анабиоз» — это, прежде всего, человеческие истории. Ну и если говорить глобально, это попытка показать человечеству реальную ценность достижений цивилизации, попытка дать возможность переосмыслить какие-то ценности и пойти иным путем.

Как вам пришло в голову «усыпить» всех людей, и почему именно на треть века?

Алексей Гравицкий

Идея надолго усыпить человечество пришла в голову Серёже Палию. Вот пусть и рассказывает «как». Может, инопланетяне впрыснули, может, муза нашептала, я не знаю. А вот именно на треть века усыплять — придумали уже вместе. Когда стали изучать тему, наткнулись на то, что тридцать лет — едва ли не самый удачный промежуток. За это время сгниёт всё, что можно. Умрут машины и механизмы, начнут падать с орбиты спутники и крошиться бетон. При этом осядет в почву радиация от взорвавшихся атомных станций. А они, оставшись без обслуживания, рванут примерно спустя месяц.

Сергей Палий

Фантастические идеи и сюжеты, наверное, приходят ко всем по-разному. Если бы, к примеру, кто-то заглянул в моё воображение, в сознание, в память — наверняка обалдел бы от адовой феерии, которая там подчас творится.

Был февраль 2011-го. Я сидел дома и глядел что-то малозначащее по телику, то ли футбол, то ли мультики, а параллельно — задней стенкой черепа — размышлял, о чём бы написать. Мы в то время только-только закончили совместный роман с Лёшей Гравицким, и нужно было решить, над чем работать дальше. И тут в сознание буквально въехало слово. Анабиоз. Я его не звал, честно. Через несколько минут «фундамент» будущего мира более-менее сформировался в голове. На следующий день я встретился с Гравицким в кафешке на Третьяковской и сказал ему: «Лёх, я хочу на несколько лет вырубить человечество. Поможешь?»

Гравицкий и Палий готовятся убить всех людей, потом воскресить и ещё помучить.

О ЛЮДЯХ И ЗВЕРЯХ

Почему всё-таки катастрофа коснулась только людей и «пощадила» другие виды?

Сергей Палий

Сразу говорить о причине, критериях «отбора» и раскрывать все карты — это слишком просто, вам не кажется? Читателю интереснее разбираться во всём постепенно, вместе с авторами открывать новые и новые кусочки мозаики.

По всей видимости, критерием послужил разум. Высоко структурированное сознание, не просто дающее виду homo sapiens шанс выжить и эволюционировать, но уже способное глобально влиять на историю, изменять внешний облик нашей планеты, пытаться разобраться в тайнах Вселенной. Кто знает, может, само мироздание таким образом притормозило зарвавшихся людей, замахнувшихся на первоосновы бытия? А может, вмешался бог? Или это глобальный эксперимент? Думаю, авторам и читателям будет увлекательно вместе искать и находить ответы, разгадывать сложный, диковинный ребус.

Алексей Гравицкий

Так случилось. Видимо, потому, что других организмов с таким уровнем интеллекта на планете не нашлось. Ученым, проснувшимся после анабиоза, ещё только предстоит в этом разобраться.

В первой книге, которая даёт название всему проекту, много раз показано, как обычные менеджеры и охранники в считанные дни, даже часы, превращаются в зверей и убийц. Неужели вбитая в наши головы цивилизованность, даже элементарная брезгливость, так быстро испарятся? И за кем всё-таки будущее: за стервятниками вроде Борзого или за «цивильными» вожаками, такими как Антон и Алексей Иванович?

Алексей Гравицкий

Давайте честно: наша цивилизованность работает в рамках нашей цивилизации. Что будет, если цивилизацию угробить? Кто-то попытается её восстанавливать. Кто-то попробует подстроиться под новые реалии. Но не это важно. Главное — кто-то станет жить иначе, по ситуации, кто-то попытается приладить к ситуации имеющийся запас знаний, воспитание, мораль общества и так далее. Много вам дадут человеческое воспитание и мораль в волчьей стае? В джунглях действуют совсем иные законы. Люди не дичают, но учатся выживать. Либо гибнут. Вариантов не так много.

А за кем будущее — покажет будущее. Писатель не Кассандра. Он может предполагать, но, за редким исключением, не умеет предсказывать.

Сергей Палий

Это очень легко проверить. Достаточно взглянуть на любую войну или катастрофу — реальную, а не выдуманную. Там есть борзые, есть антоны с алексеями ивановичами, а есть и марты с глебами, хотя последние встречаются реже. Экстремальные условия быстро сдирают с людей шелуху, обнажая стержни. Мы те, кто мы есть. Раньше, сейчас, потом — не важно.

МИР ПОСЛЕ ПРОБУЖДЕНИЯ

В проекте участвуют опытные авторы. Наверное, трудно будет удержать все их фантазии в рамках единого сеттинга, избежать противоречий. Один видит героев и ситуацию так, другой эдак...

Алексей Гравицкий

Не думаю, что это будет трудно. Мир создавался не одним человеком и не двумя. «Анабиоз» — это вселенная, которую вместе продумывали те десять авторов, что сейчас работают над проектом, и продюсер Саша Киселев. Всё, что можно было трактовать по-разному, обсуждалось. И выбиралась единая для всех линия. Так что серьёзных противоречий на текущем этапе быть не должно. А новым авторам, которые со временем, будем надеяться, присоединятся к проекту, придётся принимать правила игры и знакомиться с реалиями мира. Этих реалий не так много, и ограничением их можно считать весьма условно. В конечном счёте, каждый автор делает свою историю со своими героями, ему никто ничего не навязывает, кроме самых общих декораций.

Сергей Палий

В нашем случае ситуация уникальна. Дело в том, что авторы первой «обоймы» не просто взяли вводные данные, как во множестве других литературных проектов, и сели работать. Все они вдыхали в мир «Анабиоза» жизнь, развивали его на ранних этапах. Как правило, писали о своём родном городе. В получившейся вселенной есть частичка каждого из этих людей. А человек по природе своей эгоист: со своим, с кровным всегда тетешкается.

Будут ли у сериала постоянные герои, кочующие из книги в книгу? Ведь читателю, да и авторам, наверное, со временем надоест «игра в города».

Алексей Гравицкий

«Игра в города» — это только начало. Как и те книги, что готовятся сейчас. Планируется несколько сезонов по двенадцать книг. Каждый сезон предполагает общую, самостоятельную тему. Первый сезон посвящён пробуждению. Далее акценты сместятся. Какие- то герои обязательно будут появляться снова на страницах новых книг. Ну и, разумеется, кому-то придётся ярко сгореть в рамках одного сюжета. В этом тоже нет ничего страшного. А вообще, наш главный герой — это проснувшийся мир. И этот мир будет поворачиваться новыми гранями, изменяться от книги к книге.

Сергей Палий

Сквозные персонажи? Да запросто. Никто никого не ограничивает. Другое дело, что, если говорить о формате и проводить параллели с телесериалами (в чём лично я, кстати, не вижу ничего зазорного), то у нас не получится ни полностью «горизонтального» сериала, ни однозначно «вертикального». Какие-то персонажи наверняка станут сквозными, другие будут лишь упоминаться как в книгах одного автора, так и в произведениях разных писателей. Увидим, что из всего этого получится.

Стоит ли ожидать других воплощений «Анабиоза», кроме книг? Комиксы, компьютерные или настольные игры? Чем чёрт не шутит — кино?

Алексей Гравицкий

Нам, безусловно, хотелось бы, чтобы проект получил новые, самые разные воплощения. Но говорить об этом пока рано. Если «Анабиоз» понравится читателям, если он будет принят, думаю, у него может быть не только книжное будущее.

Сергей Палий

Лично я как существо эгоистичное, конечно же, мечтаю о голливудской экранизации, компьютерной игрушке от Blizzard и репродукциях обложек серии на чайных сервизах в Китае. Но будем реалистами: всё зависит от читателей. Ситуация на российском книжном рынке сейчас сложная: процветает пиратство, люди стали читать гораздо меньше в целом и бумажных книг в частности. Но мы верим, что мир «Анабиоза» затронет сердца и умы тех, кто попадёт в него сквозь страницы книг, мысли и переживания героев. Эти герои действительно близки нам — они не картонные болванчики, а почти живые люди, сотканные из памяти, чувств и опыта авторов.

Быть может, действительно подошло время пробуждения?

ДОСЬЕ: АЛЕКСЕЙ ГРАВИЦКИЙ

Родился 9 декабря 1978 года в Москве. По образованию педагог, психолог. Помимо основной специальности, по которой проработал шесть лет, успел переменить множество других: от курьера до директора учебного центра.

Алексей — автор множества повестей и рассказов, а также более 10 фантастических романов, написанных как сольно, так и в соавторстве. Автор сценариев для телевизионных сериалов и документальных фильмов. Лауреат премии «Серебряная стрела». Член Союза литераторов РФ. Совокупный тираж свыше 300 000 экземпляров. Живёт в Москве.

ДОСЬЕ: СЕРГЕЙ ПАЛИЙ

Родился 19 сентября 1979 года в Самаре. По образованию журналист. Карьеру начал в пятом классе в должности продавца газет возле станции куйбышевского метрополитена. После этого пришлось сменить множество профессий и должностей: от оператора фотолаборатории и сотрудника правоохранительных органов до PR-менеджера и заместителя главного редактора «МФ». Ныне работает ведущим редактором в крупном книжном издательстве.

Автор нескольких повестей и рассказов, а также 10 романов, в том числе написанных в соавторстве. Лауреат премий «Серебряный кадуцей» и «Старт». Совокупный тираж свыше 350 000 экземпляров. Состоит в Союзе журналистов Москвы и Союзе фотохудожников России. Живёт в Москве.

Когда на «Росконе» Палий и Гравицкий подошли ко мне с таинственным видом и повели в тёмное место, я сразу подумал: или бить будут или что-то интересное предло жат. Вышло второе. Проект «Анабиоз» меня заинтересовал моментально: он выгодно отличался от ряда других. Что у меня в итоге получится — посмотрим, но, скорее всего, будет хорошо.

Юрий Бурносов

Для проекта «Анабиоз» я написал роман «Марш мародёров». Роман жёсткий, даже жестокий. А что вы хотели? «Голые люди на голой земле». Героям приходится всё начинать с нуля, а человеческая натура в своём первозданном виде, увы, далека от гуманизма. Писать было интересно. Постоянно ставил себя на место героев, в том числе и отрицательных, и думал: а как бы я поступил в той или иной ситуации?

Сергей Волков

Участие в «Анабиозе» я самым наглым образом использую для воплощения в жизнь личных планов. Давно хотел написать на тему мессии и о возникновении новой мировой религии, и вот такая возможность представилась.

Дмитрий Казаков

Говорят, «встречают по одёжке». Мне очень интересно иллюстрировать эту серию. Надеюсь, мои рисунки к обложкам книг проекта «Анабиоз» будут привлекать внимание читателей, а уж дальше — дело за авторами.

Павел Романов

Моя история в «Анабиозе» — это история современной Атлантиды, города, затопленного во время чудовищного наводнения. Это история людей, ранее не знакомых и не похожих друг на друга, но объединенных единой целью: возродить жизнь в родном городе и спасти тех, кто оказался в ещё более бедственном положении, чем они сами.

Иван Кузнецов

Для меня честь — представлять родной край в таком масштабном и интересном проекте. Насколько я знаю, ничего подобного в современной литературе ещё не было. Я думаю, что проект «Анабиоз» просто обречён на успех, ведь над ним работают талантливые и популярные авторы. При этом все они очень разные — как по стилю, так и по манере подачи материала.

Роман Куликов

Это серия должна приятно освежить рынок постапокалиптической фантастики. Никаких мутантов, радиационной опасности и прочих штампов — то, что нужно читателю. Я вижу в «Анабиозе» огромный потенциал, именно поэтому сразу же взялся за продюсирование.

Александр Киселев

Проект «Анабиоз» любопытен уже тем, что это постапокалипсис без катастрофы. Никакой атомной войны, оледенения или чего-то подобного. Люди просто неожиданным образом оказались предоставлены сами себе: без государственной опеки, без благ цивилизации, без всего... Очень интересно работать с такой вводной.

Виктор Косенков

«Анабиоз», на мой взгляд — самый потрясающий проект в российской книжной индустрии. Уникальная идея, уникальные герои, уникальный стиль способны сделать книги серии не просто продуктом потребления, но продуктом, необходимым нашей литературе — настоящей фантастикой. Мой роман посвящён одному из самых больших городов планеты, мегаполису с населением 14 миллионов человек. Но это вовсе не Москва. Это совсем другая страна и другая культура.

Илья Тё

Получив приглашение, в проект «Анабиоз», я влился без раздумий. Давно хотел поработать в одной «обойме» с группой писателей, и не просто в размытых рамках общей вселенной, а совместно собирая из «кирпичиков» единый, целостный мир. Это позволяет, с одной стороны, построить глобальную историю, где каждая книга будет лишь частью общего повествовательного процесса, а с другой — не мешает в определённых рамках расписываться достаточно широко. Ожидаю, что серия найдёт своего благодарного читателя, а интересных книг, достойных чтения, станет больше.

Ежи Тумановский

БАДАБУМ ДЛЯ МЕНЕДЖЕРОВ

Откуда именно в наши дни такой повышенный интерес к тематике конца света? Ведь угроза ядерной войны, кажется, давно миновала. Неужто календарь Майя?

Юрий Бурносов: Думаю, люди просто зажрались и успокоились. Поэтому каждому интересно прикинуть, что бы он делал, если придёт пушной северный зверёк.

Сергей Волков: Каждый день приносит нам порцию гадостей. СМИ не любят хорошие новости, зато жируют на негативе. Накопившееся у людей раздражение подсознательно проявляется в «апокалипсическом синдроме»: хочется разом покончить с этим опостылевшим миром.

Дмитрий Казаков: Человечество подсознательно чувствует, что идёт к самоуничтожению, и хочет, чтобы оно получилось ярким и красивым. Хотя, по-моему, это будет долгое и унылое гниение.

Александр Киселев: Дело, наверное, не в конце света, а в необычных условиях. Смотреть, как люди живут (и выживают) в значительно изменившемся мире — это действительно интересно.

Виктор Косенков: У Булгакова, кажется, так написано: «4 мая 1925 года Земля налетит на небесную ось». Боялись раньше, боимся и теперь. Человек смертен и осознает это. Человеку тошно умирать в одиночестве, значительно приятнее думать, что все остальные отправятся к праотцам за компанию. Апокалипсис вечно дышит нам в затылок, так легче жить.

Иван Кузнецов: Мне кажется, в глазах большинства читателей история постапокалипсиса — это не столько история катастрофы, сколько современный вестерн. Пустые пространства, горстка героев, борьба за ресурсы, хорошие и плохие парни, палящие друг в друга из всех видов оружия.

Роман Куликов: Такой интерес, по-моему, был всегда. Апокалипсис предрекают ещё с библейских времен. Просто в наш век глобализации, информационной доступности и мгновенной связи стало возможным говорить об этом часто и много.

Павел Романов: Конец света, особенно в американском кинематографе, преподносится как нечто романтическое, подкреплённое визуальным оформлением: красиво разрушенные здания, опустошённые города, свобода действий. Людей такое зрелище привлекает. Но бывают исключения. В некоторые миры попадать по-настоящему страшно.

Илья Тё: Дело не в календаре Майя. Думаю, интерес к этой теме объясняется сочетанием узнаваемых мест и фантастических обстоятельств. Это очень контрастно. С одной стороны — родной город, улица, школа, друзья, любимая девушка. С другой — нечто невероятное, приправленное «соусом» из ужаса или смерти. Впрочем, есть еще один элемент. Апокалиптика — это фронтир. Дикий Запад на новый лад, где каждый, как лакмусовая бумага, готов проявить себя зверем или героем.

Ежи Тумановский: Любая угроза «конца света» — прежде всего, медийный объект. Для него не нужна причина, достаточно иметь подспудное желание испытывать страх. Насчет повышенного интереса — могу предложить такую версию. Мир после катастрофы обнуляет человеческую жизнь, давая шанс начать всё заново. В этом мире все равны, а выживание требует напряжения всех физических и душевных сил. Этого, очевидно, очень не хватает современному человеку, ограниченному правилами жизни в социуме, отягощенному мягким креслом, интернетом и мобильной связью.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться