Google+
Анжелина Джоли HALLOWEEN uNIVERSAL Фрэнк Миллер
Версия для печатиСпецматериалы: Ретроспектива «МФ», часть первая
Кратко о статье: Статья в старом добром дизайне пятилетней давности. Мы расскажем о периоде становления журнала: создатели, первая редакция, первый дизайн. Также вы узнаете, что такое «хряпа», почему производство журнала похоже на покраску забора и о чём до сих пор думает Михаил Попов.

Фантастические дни

«Мир фантастики»: 2003-2004

Редакция «Мира фантастики» сдавала очередной номер. Он был 96-м. Это могло означать многое (например, что следующий будет девяносто седьмым), но главное — это значило, что скоро нас ждёт одна очень круглая дата.
К юбилеям принято дарить подарки. Нашим первым подарком читателям станет цикл статей о том, как менялся журнал с 2003 по 2011 годы. Сегодня мы расскажем о периоде становления журнала: как он был создан, кто был в составе первой редакции, как выглядели разделы сразу после рождения. Даже если вы читаете журнал с первого номера и вся наша история проходила на ваших глазах — мы постараемся вас удивить. Расскажем, например, что такое «хряпа», почему производство журнала похоже на покраску забора и о чём до сих пор думает Михаил Попов.

 

Издательский дом «ТехноМир», который выпускает «Мир фантастики» с сентября 2003 года, начинал свою деятельность с вывода на рынок журнала «Игромания». Руководители журнала были достаточно грамотны, чтобы через два года это издание превратилось во флагман всей российской игровой печатной журналистики. Вскоре в издательстве запустили ещё один игровой журнал — «Лучшие компьютерные игры». Ошеломительного успеха «Игромании» он не повторил, но своего читателя нашёл.

Разыграв на игровом поле две козырные карты, издатели задумались. Выпускать третий журнал об играх было уже неинтересно. Попробовали сунуться в прикладную медицину — потерпели фиаско: журнал «Личный доктор» выдержал лишь один выпуск. А меж тем бизнес требовал развития. Денег на счетах фирмы скопилось больше, чем тратилось на секретаршу, растворимый кофе, и поездки редакторов по корпоративам.

Обложка первого номера «МФ». Михаил Попов со свойственным ему добродушием заявил в 2004-м, что с такой картинкой можно выпускать только «Альманах добровольного пожарного сообщества».

Николай Пегасов появился в кабинете Дениса Давыдова в очень подходящий момент. Идея нового журнала, который рассказал бы о столь интересном и модном увлечении, как фантастика и фэнтези, пришлась как раз кстати. Ничего подобного в России ещё не было! С известной точки зрения, издатели рисковали: а ну как неизбалованная подобными изданиями аудитория не восприняла бы журнал, от корки до корки посвящённый джедаям, хоббитам, технологии стимпанка, виртуальной реальности, Конану, Мартину, усам Лукьяненко, эротической фантастике и прочей подобной чертовщине?

К счастью, нераспределённого ресурса у издателя было действительно много. Решили рискнуть. Не питая, впрочем, никакой надежды на то, что получится что-то действительно стоящее.

Первый номер журнала отличался от того, что вы сейчас держите в руках: дизайн, авторы, объём, наполнение были совсем другими. В журнале было скромных 80 страниц, переплёт на скрепках и постер, напечатанный на развороте в центре. О том, что за настоящий журнал издатель «МФ» не считает, кричала гордая надпись: «Игромания» представляет». Под которой скромно прятался логотип «Мира фантастики».

Но внимательный читатель заметит, что, несмотря на все различия, сегодняшний и тогдашний журналы имеют аналогичную структуру. Все ключевые рубрики, появившиеся в течение первых номеров — «Книжный ряд», «Видеодром», «Игровой клуб», «Машина времени», «Врата миров» — живы и здоровы до сих пор. Конечно, изменений было множество. Например, «Контакт», ранее бывший обособленным материалом, стал составной частью более крупных рубрик, а раздел «В центре вселенных», просуществовавший несколько номеров, вошёл в состав «Врат миров». Не обошлось и без казусов: скажем, рубрика «Новинки видео», появившаяся в первом номере журнала, в десятом вдруг снова была гордо названа «новой».

В первых номерах были заложены ключевые традиции журнала: рисованная картинка главного редактора, комиксы и оформление Александра Ремизова, рубрика «Ожидания» в январском номере, «Итоги» в февральском и фирменный плакат — подарок читателям на Новый год.

Что же касается ожиданий издателей — новый журнал воплотил их сполна. Показатели роста тиража и аудитории выглядели как отчёты из сказки. Удивительно, но при этом попытки других издательств создать второй (третий, четвёртый) «Мир фантастики» проваливались одна за другой. В журнале было что-то неповторимое. Притягательное. Загадочное. Очень важное для читателя.

Наверное, мы и сами не сможем толком объяснить, в чём заключается тайна «МФ».

Но мы можем рассказать, как и кем она создавалась.

Блиц-интервью с Александром Ремизовым

Что тебе запомнилось в первые годы сотрудничества с «МФ»?

Фантастикой было само появление комикса в журнале, самую значительную и самую почётную часть которого составляет Литература. Это было очень смелое решение Николая Пегасова — не каждый главный редактор даже молодёжных и толстых журналов отважится отдать под комикс целую полосу. А «Мир фантастики» тогда был тонюсеньким, сшитым скрепками. Тем не менее, с ноября 2003 года в каждом номере выходит комикс. К сожалению, это не стало чем-то большим, чем немного юмора или сатиры на последней странице, — и тому есть объективные причины, но кто знает, что ждёт нас в дальнейшем.

Первые лица

Лишь пять человек до сих пор работают над «МФ» с первого номера и до сегодняшнего дня. Первый — Сергей Ковалёв. Сейчас Сергей занимается вёрсткой спецматериалов, а до этого он довольно долго создавал обложки и придумал несколько дизайнерских решений. Прошлое оформление журнала, просуществовавший до ноября 2010-го, — разработка Сергея.

Чуть позже к «МФ» присоединился бессменный дизайнер Денис Недыпыч — большой любитель фантастических сериалов и обладатель множества «платин» в PlayStation Network. Именно благодаря ему вы видите большую часть материалов «МФ» во всей красоте.

Второй «долгожитель» — бессменный корректор и литературный редактор Татьяна Луговская. Наверное, это единственный человек, прочитавший абсолютно все тексты всех выпущенных номеров «Мира фантастики». Почему она до сих пор жива и психически здорова — никто не понимает. Если среди читающих эти строки есть такие, кто презрительно хмыкнет «Да я тоже всё прочёл!» учтите один момент: в отличие от Татьяны, вы читаете финальные версии материалов.

Третий ветеран перед вами — Роман Грыныха, придумавший первое оформление журнала, и первый логотип. И сейчас работу Романа вы всегда видите самой первой: он уже почти два года создаёт обложку для журнала.

Кроме того, в издательстве и поныне работают два человека, давшие новому изданию путёвку в жизнь. Это директор издательства Денис Давыдов и учредитель компании Евгений Исупов. Именно эти люди ответственны за самые важные решения, определившие судьбу журнала.

Блиц-интервью с Татьяной Луговской

Что тебе больше всего нравится в работе в «МФ»?

Татьяна: Да практически всё (получку бы только повысили, вслед за Густавом). Но где ещё можно читать кучу материалов по любимым темам, при этом не сидя сиднем на рабочем месте, а общаясь с приятнейшими коллегами по скайпу и аське: «Я сейчас пойду в море искупаюсь, а потом статьи пришлю»? Где ещё, отправляясь на конвент, ты не отпрашиваешься: «Дайте два дня за свой счёт, ну пожалуйста…», а преисполняешься чувством долга: «Отчёт с меня в понедельник»? Мало где ещё ты впервые можешь лично встретиться со своим начальником (тогда ещё Николаем Пегасовым) через два с половиной года после начала работы? И о чём ещё можешь, гордо задирая нос, сообщать: «Работаю в лучшем журнале Европы»? Кстати, ответы для этого интервью я пишу в милейшей львовской кофейне, через несколько дней уеду в Минск, потом в Питер… нет, я не в отпуске — просто такая работа, она позволяет!

Как вы лодку назовёте…

Теперь уже привычное название «Мир фантастики» рождалось в муках. Название для журнала должно быть ёмким и в то же время узнаваемым. Вариантов было масса: «Перекрёсток миров», «Матрица», «Фабрика миров», «Галактика», «Дракон», «Звёздная гавань», «Демиург», «Век приключений», «Планета фантастики». Николай Пегасов настаивал на варианте названия «Портал». Вариант «Мир фантастики» казался слишком банальным: формула названия «Мир чего-то» заезжена магазинами сантехники и ковров. Однако время показало, что лучшего названия для журнала, пишущего о фантастике во всех проявлениях, не существует.

Логотип «МФ»

Первый логотип журнала был создан Романом Грыныхой. Яркие, угловатые и крупные буквы сразу бросались в глаза. Сочетание сказочности и строгости форм помогло журналу стать заметным на лотках с прессой. Однако лучшее всегда мешало хорошему, и уже в 8-м номере, вместе со сменой дизайна поменяли и логотип. Волшебные буквы нарисовал дизайнер Андрей Казанджий. Логотип оказался настолько удачным, что остаётся с нами и поныне. Первый логотип мы тоже не забыли: до августа 2010 года он был иконкой диска «МФ».

Блиц-интервью с Сергеем Ковалёвым

На что похожа работа над журналом?

Сергей: Представьте, что вы каждый месяц красите забор. Длинный забор — такой, что покрасить его можно ровно за месяц. И когда вы заканчиваете красить, то на первых его досках краска уже облезла — и надо всё начинать сначала. А ещё каждый месяц кто-то к этому забору прибивает по одной досочке, так что раз за разом приходиться красить всё больше и быстрее. А все проходящие мимо имеют вставить свои пять копеек на тему «Ну кто так красит?» и «Я бы покрасил лучше, если бы умел!». Как-то так.

Насколько дизайн «МФ» близок или далёк от идеального?

Сергей: Идеала в дизайне не существует — это живая, постоянно меняющаяся материя. И меняющаяся стремительно. То, что пять лет назад выглядело новаторством, а то и хулиганством, три года назад уже считалось классикой, а сейчас стало наивной архаикой. Так что поиски идеала в дизайне сродни поискам сферического коня в вакууме — занятие для кого-то, возможно, интересное, но никакого отношения к реальности не имеющее. Дизайнеры нашего журнала стараются не идеал искать, а улавливать современные веяния и не позволять оформлению скатиться в уныние.

Блиц-интервью с Евгением Исуповым

Почему ты решил выпускать «МФ»?

Евгений: Были удачные условия: люди, отлично разбирающиеся в теме, желание издательства развиваться, были средства на запуск нового журнала.

Что тебе нравится в МФ?

Евгений: Сам фантастикой не увлекаюсь, но очень ценю «МФ» за его успех у аудитории и многочисленные награды.

Блиц-интервью с Денисом Давыдовым

Что тебе больше всего нравится в журнале?

Денис: Больше всего мне нравятся книжные рецензии. Они дают хороший ориентир, что почитать из того многообразия новинок, выходящих ежемесячно. Ещё с удовольствием просматриваю кинораздел.

Первая редакция

Люди приходят и уходят (а иногда и возвращаются), поэтому проще подсчитать порядковый номер состава поп-группы «Свистящие», чем номер состава редакции «МФ». Первые три выпуска погоду в «Мире фантастики» заказывал единственный человек редакция Николай Пегасов. Позже, когда объём журнала вырос, а радужные перспективы воплотились во вполне материальных читателей, в журнале начали появляться новые редакторы и авторы.

Николай Пегасов

Основатель и бессменный главный редактор журнала вплоть до апреля 2008 года. До конца 2009-го Николай работал издателем «МФ». Сейчас занимается развитием бизнеса в двух компаниях, много путешествует и смотрит огромное количество фильмов, о существовании которых большая часть нынешней редакции слышала только от него.

Блиц-интервью с Николаем Пегасовым

Что запомнилось с того времени, как ты был главредом «МФ»?

Николай: Когда я придумал и начал делать «Мир фантастики», мне было 25 лет. Не самый молодой главред «глянца», но близко к рекорду. На выставках наши сотрудники показывали на меня со словами: «А вот наш главред», — но посетители не верили. Солидные критики говорили мне в глаза, что я делаю несерьёзный журнал для подростков. Через год мы провели исследование и узнали, что средний возраст читателя «Мира фантастики» — старше тридцати.

Пётр Тюленев

Выпускник журфака МГУ, большой поклонник настольных игр. В «Мире фантастики» с самого первого номера. Начинал работать редактором диска (тогда ещё CD), долгое время руководил «Книжным рядом» (за это время успел порвать несколько не оправдавших ожидания книг), с августа 2005 года — выпускающий редактор, с апреля 2008-го — главный редактор. Оставил журнал в начале 2010-го. Ныне занимается популяризацией настольных игр.

Блиц-интервью с Петром Тюленевым

Какие у тебя остались воспоминания о работе в «МФ»?

Пётр: «Мир фантастики» стал моей первой настоящей работой. Восемь лет назад я был совершенно другим человеком, и очень многому из того, что я сегодня собой представляю, я обязан журналу и тем замечательным людям, с которыми здесь сотрудничал.

Конечно, работа в «МФ» не была непрерывным праздником — приходилось и разгребать тонны рукописей, и часами спорить с авторами из-за какой-нибудь запятой, и засиживаться в редакции за полночь. Зато у всех нас была возможность заниматься любимым делом — а равнодушных к фантастике в журнал не брали.

Жалею ли сейчас о своём уходе? Скорее нет: у меня по-прежнему много друзей в фантастической тусовке, и я наконец-то могу читать фантастику как восторженный любитель, а не циничный профи. К тому же делать настольные игры не менее интересно, чем «Мир фантастики».

Александр Трифонов

Этот молодой человек дважды был главным редактором журнала «PC Игры». В перерывах (профессия нервная) успел поработать на руководящих должностях в игровых компаниях «Акелла» и Nival. Недавно занял пост руководителя онлайн-проектов на базе нашей родной «Игромании». Мало кто знает, что ставший ныне большой шишкой Александр начинал свою карьеру скромным игровым редактором в «Мире фантастики».

Блиц-интервью с Александром Трифоновым

Что интересного расскажешь о своей работе у нас?

Александр: Самое забавное, пожалуй, то, что я всерьёз никогда не думал связать свою карьеру с игровой журналистикой, но благодаря «Миру фантастики» всё изменилось. Спасибо, «МФ»!

Михаил Попов

Человек-скандал, острослов, неиссякаемый источник шуток на грани фола, которые он под видом статей выдавал с января 2004 года по январь 2010-го. Особенно читателям запомнился цикл материалов «Доска почёта», вызвавший бурю восторгов и негодования. Однажды Михаил вдруг вспомнил, что он — профессиональный юрист, после чего направил свою искромётную энергию в совершенствование законодательства Владимирской области. Сильно ли пострадала от шуток Михаила местная юриспруденция, мы не знаем. Но до сих пор с ностальгией вспоминаем времена, когда он писал половину журнала.

Блиц-интервью с Михаилом Поповым

Миш, мы тебя часто вспоминаем. А ты что помнишь из своей работы над журналом?

Михаил: Однажды я в шутку предложил читательницам присылать свои фотографии в купальнике — и сразу после выхода номера получил фотографию девушки в том самом наряде, что и хотел. До сих пор по этому поводу слегка взволнован. Знал бы — просил бы фото топлес. Пользуясь случаем, передаю привет той милой девушке (увы, не помню имени!), а заодно ещё молодому человеку, который прислал нам в редакцию конверт с деньгами в ответ на моё шутливое предложение скинуться по 10 рублей на киллера для Уве Болла. Отличное было время!

Борис Невский

Скромный минский любитель фантастики, повелитель «хряпы» и других непонятных слов. Мы так и не узнали доподлинно, что же это за «хряпа» такая. Но предполагаем, что это растение, которое селекционер Невский вывел, скрестив хрен и репу. Чтобы не путать читателей, таинственная «хряпа» была вырезана из текста, но память о ней до сих пор хранится в наших сердцах. Борис прочёл столько книг, что уже давно достиг просветления: его знания о фантастике равны сумме всех знаний во Вселенной (и как минимум вчетверо превышают знания всех остальных редакторов и авторов, ну, может, кроме Лина Лобарёва). Работать с «МФ» начал в третьем номере со статьи о юмористической фантастике — что, несомненно, можно считать хорошим знаком. За это время познакомил читателей с кучей фантастических жанров, циклов, сериалов и просто хороших (и просто плохих) книг. В апреле 2008 года Борис занял место редактора «Книжного ряда» — и вряд ли есть человек, который смотрелся бы в этом кресле лучше.

Блиц-интервью с Борисом Невским

Ну и как тебе работается в «МФ»?

Борис: Работу в «МФ» можно разделить на два блока: «конвейер» и «сумасшедший дом». Конвейер спокоен, надёжен, но временами скучен. Чтобы не закиснуть, имеется «сумасшедший дом». Это когда у главреда появляется безумная идея. По закону Мерфи, она всегда рождается за считанные часы до ранее оговоренной сдачи материалов. И начинается дурдом… На раз-два-три надо достать из рукава новый материал. Обычно такого плана, который на раз-два-три и даже четыре-пять, никогда не делается! Такой подход меня жутко раздражает (вообще-то я существо меланхоличное и ленивое), но помогает держаться в форме. Пробуждает, так сказать, интерес к жизни и труду.

Расскажи какой-нибудь особенно забавный случай.

Борис: Однажды я начал работать с новым рецензентом. Послал несколько писем, в которых подробно разбирал его тексты с учётом требований «МФ». А он возьми да и выложи эти письма в своём блоге! С комментариями — типа вот как «МФ» пытается усреднить рецензии. Чувство было как у героя Пьера Ришара из фильма «Игрушка», когда его в одном нижнем белье предъявили толпе гостей.

Как ты умудрился столько узнать о фантастике?

Борис: Мама с папой сами любили читать и меня очень рано приохотили. Но любовь к фантастике — это уже моё. Мне всегда были интересны не столько хитросплетения сюжетов, сколько люди — как книжные персонажи, так и их творцы. А когда появился интернет, у меня родилась идея сайта о фэнтези. Эдакого справочника об авторах, которые у нас по большой части еще не переводились. И я сайт такой создал, Excalibur — если не ошибаюсь, один из первых в рунете справочников об авторах фантастики. А когда ведёшь такой ресурс, причём сам, безо всякой поддержки, невольно начинаешь потреблять тучу информации. Сейчас на него смотреть смешно — особенно в сравнении, скажем, с «Фантлабом», но работа над контентом сайта дала мне очень многое.

В поисках идеала

Дизайн — материя сложная, непостоянная и противоречивая. Для журнала дизайн не менее важная часть, чем тексты. Оформление должно не просто радовать глаз, но и передавать атмосферу, создавать нужное настроение. Изначальная задумка в оформлении «Мира фантастики» — сказочность, «волшебство».

Первый дизайн сочетал в себе яркие цвета при строгой работе со шрифтами, «сказочные» фоны и колонтитулы. Выравнивание по ширине, шрифт без засечек и три колонки текста сопровождали все редакционные начинания и фантастику во всех её проявлениях вплоть до 2010 года.

Второй дизайн «Мира фантастики» дебютировал в апреле 2004 года. Он стал развитием первого: многое было доработано, но осталось узнаваемым. Самые заметные изменения пережил «обвес» страниц (элементы сверху), он стал строже. Первое изменение дизайна вызвало первый отклик: да, всё это хорошо, конечно, но журнал — журнал уже не тот…

«Просто ужасный дизайн вашего журнала. Холодные тона красок на обложке сливаются, да и сама обложка выглядит аляписто. Прежний дизайн выглядел попривлекательнее!»

(из письма)

Чуть позже журнал начали ругать за слишком крупные книжные обложки в рецензиях. Если вы не в курсе, спешим обрадовать: сейчас нас ругают за то, что обложки уж очень мелкие. Как вы можете догадаться, к подобным претензиям у редакции рано или поздно вырабатывается иммунитет. Как вы опять же можете догадаться, если мы сейчас сделаем обложки крупнее, то… (читаем абзац сначала).

Дизайн главной страницы сайта в 2011 году. Редакция предупреждает, что скоро этот дизайн уйдёт в историю.

В декабре 2004-го дебютировал третий дизайн «МФ», ставший для многих читателей «классическим». Гораздо более смелый, если не сказать — навязчивый. В дизайне преобладали яркие цвета, круглые формы, блестящие градиенты. Интересным элементом стала навигация — по верхней строке страницы легко было понять, в какой рубрике читатель сейчас, что дальше, а что позади. Также многим запомнились сказочные подложки: горелый пергамент, засаленные страницы и нечто похожее на дерматин странного цвета, прибитый к двери ржавыми гвоздями. Читателям нравилось. Редакции нравилось чем дальше, тем меньше, но мы мужественно терпели. Собственно, что рассказывать — мы достали дизайн из шкафа, сдули пыль и именно в нём оформили статью, которую вы читаете сейчас.

Обложка, январь 2005 года.

Также на основе горело-дермантинового дизайна было создано оформление новой версии сайта mirf.ru, которое существует и поныне.

Титульный раздел во времена третьего дизайна.

Обложки того времени сейчас смотрятся, мягко говоря, старомодно. Дело даже не в том, что прошло много лет, дизайнеры успели отменить закон золотого сечения, и модной темой стало делать чисто черную обложку. Первые обложки были прекрасно наивны и полны сказки. Попросту говоря, они все были фэнтезийными. Читатели наелись за полгода. Уже седьмая обложка по многочисленным просьбам была с брутальным киберпанковским мужиком. А дальше пошло-поехало… Но это уже совсем другая история.

Незаметно, в мелочах, оформление журнала продолжало меняться. В мае 2005-го стараниями художника Вячеслава Ястремского «Мир фантастики» обзавёлся титульными страницами разделов. Идея с титульниками и сейчас кажется нам прекрасной. Жаль, она очень требовательна к месту.

На этом мы заканчиваем разговор о дизайне того времени и переходим от оформления журнала к его содержимому.

Старые книги

«Книжный ряд» изначально задумывался как ключевая рубрика журнала. Выбор оказался верным: вскоре «МФ» стал одним из крупнейших «глянцев», рассказывающих о книгах. Однако в первых номерах редакция была ещё очень скромной и не уверенной в своих силах, так что вместо собственных ехидных рецензий печатала беззубые издательские аннотации. Две первые робкие рецензии появились в третьем номере. И только к восьмому номеру редакторы осмелели настолько, что начали ставить в рецензиях оценки.

Одна из первых книжных статей «МФ» рассказывала читателю об истоках «космической оперы». Сейчас редакция использует выражение «Верхом на ракете» во время игр в Quake 3.

Кроме рецензий, основным «мясом» в «Книжном ряду» должны были быть статьи. Большинство людей того времени полагало, что «фэнтези — это когда всё время куда-то идут». Поэтому первым делом в журнале был запущен цикл о фантастических жанрах. Успех у него тоже был фантастический. И до сих пор статьи этого цикла — одни из самых читаемых (найти их можно на сайте mirf.ru).

Винтики машины

Одна из первых статей про друидов. Другие рубрики тоже про них напишут.

«Машина времени» была настолько хорошо придумана, что и сейчас выглядит почти как раньше (за исключением нового дизайна и нового редактора). Концепция рубрики — всё об истории, мифологии и науке — пришлась читателям по душе сразу и навсегда. Долгое время рубрика находилась в единоличном владении Михаила Попова, который крайне неохотно допускал на свою территорию прочих авторов. К счастью, сам Михаил писал прекрасно; читателям только того и надо было, чтобы каждый текст был подписан его фамилией. Первые два года принесли «Машине» две новые рубрики: «Арсенал» (запущен в №12 с лёгкой руки Игоря Края) и «Если бы» (с №20). Обе живы, любимы и читаемы до сих пор.

Блиц-интервью с Леонидом Шкуровичем

Как вы познакомились с «МФ»?

Леонид: Впервые увидел журнал в киоске «Союзпечать». Удивился, купил и… порадовался. Хорошо и с душой сделанный продукт, интересный для читателей, как это я себе представлял, и полезный для издателей. Я много обнаружил для себя любопытного и нового (и о книгах и, тем более не о книгах). Потом уже в Харькове на «Звёздном мосту» познакомился с Николаем Пегасовым. Был приятно поражён его широкой эрудицией и знанием тонких нюансов самых разных рынков.

На интервью в первом номере пригласили харьковский дуэт под псевдонимом Генри Лайон Олди. Вскоре начали разговаривать на равных с иностранными авторами — в №13 нашим собеседником стал широко известный (но не в России того времени) Терри Пратчетт. Тогда же началось наше сотрудничество с книжными издательствами. Заведующий второй редакцией издательства «Эксмо» Леонид Шкурович до сих пор помнит, как покупал свой первый номер «МФ»!

Блиц-интервью с Владимиром Пузием

Ты с 2004 года с нами. За всё это время ну хоть раз, — появлялось, наверное, желание убить редакторов?

Владимир: Проблемы и сложности бывают у каждого, вопрос в умении с ними справляться. С редакторами «МФ» мы всегда находили общий язык — это главное, только так и можно делать одно дело.

Что тебя больше всего позабавило за время нашего общения?

Забавный факт: я ни разу не был в редакции! Даже когда попадал в Москву, как-то вот не складывалось по времени… Поскольку я ещё помню прежнюю, доинтернетовскую эпоху, для меня это чудно?.

Примерно в это же время журнал на прилавках обнаружили два рецензента, которые до сих пор делят первое место читательских симпатий и доверия: Василий Владимирский и Владимир Пузий. За кулисами всё чаще разгорались никому не видные, но оттого не менее кровавые поединки. Каждый автор желал рецензировать лучшие из выходящих книг! А их всегда было не так уж и много. Редактор книжного раздела начинал выполнять функции не только литературные, но и спортивные: выступал арбитром.

Раздел потихоньку расширялся. Постепенно приходили новые рубрики: «Современники» (№12), рубрика рекомендаций «Что почитать?» (№14), «Сериал» (№23). К концу второго года существования журнала «Книжный ряд» приобрёл структуру, которую мы до сих пор считаем оптимальной: новости, контакт, рецензии, статьи.

Грани кубика

Если рецензии, то, конечно же, на «Властелина Колец»!

«Игровой клуб» в первых «МФ» существовал лишь постольку, поскольку журнал выпускался в издательстве, где журналов без игр просто не понимали. Основной идеей было отобрать пару свежих фантастических проектов и рассказать о них так, чтобы разобрался даже человек, сроду ни во что не игравший. Кому хотелось большего, тот, кроме «МФ», читал «Игроманию». А вот с настолками подход был посерьёзней. Специализированных изданий о настольных играх в тот момент не было (собственно, их нет и сейчас), так что разбору настолок посвятили куда больше времени, сил и пространства. За первые годы существования «МФ» напечатал довольно много статей, популяризирующих настольные игры и разъясняющих основы движения настольщиков, ролевиков и реконструкторов.

Движущиеся картинки

«Видеодром» — раздел, названный в честь культового фантастического фильма, — как и «Книжный ряд», первоначально обходился без рецензий. Общий настрой первых выпусков этого раздела сейчас можно охарактеризовать примерно так: «Восторженные фанаты «Матрицы», «Властелина Колец» и «Терминатора», прикрываясь авторитетом печатного издания, гордо вещают про любимые вселенные, иногда совершенно не разбираясь в том, что говорят, — но поскольку они фанатично любят предмет обсуждения, благодарные читатели готовы простить им любую ошибку».

«Дозоры» поработили умы любителей фантастики с помощью «МФ»

Некоторое время редакция со снобистским презрением относилась к новинкам кинопроката, обозревая исключительно рынок DVD. Мы сейчас думаем — это происходило потому, что кинопрокатчики не очень-то спешили присылать редакции новорождённого журнала флаеры на бесплатные пресс-показы. А ставка редактора была скромной, так что идти в кино «на свои» было очень грустно. Через полгода бесконечных бомбардировок электронными письмами прокатчики пришли к выводу, что столь деятельный коллектив всё-таки стоит учитывать при раздаче билетов. Так появилась рубрика кинорецензий.

Вместе с ней счастливая редакция тут же ввела ещё две рубрики: «На съёмочной площадке» и «Скоро на экранах». Не спрашивайте нас сегодня, в чём разница между ними: мы и сами не понимаем. Наверное, это всё-таки были последствия эйфории от бесплатных билетов. К нашей чести, эйфория быстро прошла, оставив после себя одну лишь «Съёмочную площадку».

Японские попаданцы

Нынешний главный редактор «МФ» тоже одобряет аниме (рисунок Алексея Сичкова).

Журнал, посвящённый всем проявлениям фантастики, не мог обойти стороной творчество японской интеллигенции. Аниме-раздел был предложен в «Почтовой станции» седьмого номера. Редакция среагировала оперативно: первую статью об аниме поместили уже в восьмой, а с десятого начали рецензировать аниме в «Новинках видео». С №18 статьи про аниме стали постоянным достоянием «Видеодрома». А вот рецензии на мангу появились гораздо позднее — когда её начали издавать.

Вскоре в «Видеодроме» установилась привычная структура: новости (отдельно новости аниме), анонсы, рецензии и статьи. Выделились некоторые постоянные рубрики: например, «Кинохит» освещал старые фильмы, которые по досадному недоразумению появились раньше, чем первый номер «Мира фантастики».

Изначально раздел вёлся коллективными усилиями, потом руководство отдали Михаилу Попову. В данном случае это означало, что он стал и автором всех текстов раздела. Но пару перспективных рецензентов Михаил всё-таки пригрел: известного кинокритика Надежду Маркалову, статьи которой мы с удовольствием печатаем до сих пор, и не менее известного киномана Петра Зайцева — человека, авторитетного настолько, что он сумел основать собственную кинопремию.

Блиц-интервью с Петром Зайцевым

Впечатления от работы с МФ

Помню свой восторг после знакомства с первыми номерами: это был тот журнал, который хотелось читать от начала и до конца. Вообще, это ни с чем не сравнимое удовольствие, писать для таких же как ты, делиться мыслями с людьми, которые живут тем же, чем и ты. Тем более, что в редакции на протяжении многих лет работают замечательные люди, с которыми всегда легко найти общий язык.

Как развивалась кинорубрика в МФ?

Поначалу статьи о кино в «МФ» отличались довольно специфическим авторским взглядом Михаила Попова. Было весело, задорно, но довольно однообразно. Сейчас про кино пишет больше интересных авторов, и дажe если я не всегда согласен с другими рецензентами, им удаётся вызвать интерес к фильмам. Вообще, главная прелесть кинорубрики «МФ» — это настоящая любовь авторов к кино. Когда люди любят то, о чем пишут, и прекрасно разбираются в материале, это всегда здорово. И большая редкость для российской журналистики, к великому сожалению.

Отметим, что ранние номера «МФ» были буквально пронизаны вниманием и любовью к отечественному кино. Мы подробно освещали премьеры «Ночного дозора» и «Волкодава», а экранизацию романа Сергея Лукьяненко признали лучшим фильмом 2004 года. Мы даже завели рубрику «Наше кино», чтобы было где восхищаться особенно прекрасными отечественными проектами. Грустно признавать, что ныне об отечественной кинофантастике может писать один лишь Густав.

Ой, какая картиночка!

Главный редактор «МФ» впервые предстал перед читателями. Внимание! Самих читателей на картинке нет.

Третий номер стал дебютом одной из самых любимых читательских рубрик, которая и ныне с нами, — комикса. Рисовал его Александр Ремизов. Характерная манера рисования так понравилась читателям и редакции, что через некоторое время иллюстрации Саши украсили заголовки всех рубрик. А однажды художник предложил нарисовать главреда и поставить эту картинку рядом со вступительным словом. На это изменение никто не отреагировал, потому что нормальные читатели «МФ» всегда читают только любимые разделы — кто про книги, кто про фильмы, а нудное главредское не любит читать никто. Но Николай упрямо продолжал писать его из номера в номер. Из уважения к создателю журнала мы сохранили эту традицию.

Дверь в Страну фантазий

«Врата миров» в 2004-м имели только одну створку.

«Врата миров» — раздел о вымышленных вселенных. В этом его фундаментальное отличие от «Машины времени», которая предпочитает рассказывать о реально существующих вещах. Или, хотя бы, о явлениях, похожих на реально существующие. Ещё одним отличием можно считать то, что «Врата» пережили довольно много изменений, а перечислить все рубрики в этом разделе за годы его существования не сумеет, наверное, сам Николай Пегасов.

В первом номере «Врата» состояли из единственной статьи про мир Вестероса. Ко второму номеру редакция поднапряглась и изобрела «Бестиарий». Через некоторое время описания миров решено было выделить в отдельный раздел — «В центре Вселенных» (видимо, кто-то из редакторов решил: полноценное описание мира предполагает, что ты находишься дальше, нежели в его воротах, и вообще, «мир» — это недостаточно масштабно). Новообразованный раздел начал обзаводиться рубриками. Сочиняли их с фантазией. «Храм джедаев», «Архивы Минас-Тирита», «Древние свитки», «Аудитории Хогвартса»… Примечательно, что обычно статьи эти писались поклонниками миров, далёкими от журналистики. Поэтому они радовали подробностями, но заставляли плакать редакторов.

К концу 2004 года стало понятно, что полноценный раздел о вселенных (то есть не менее пяти статей в номер) редакция не потянет: во-первых, кончаются вселенные, а во-вторых, кончаются редакторы. От такого обилия фанатских текстов они впадают в депрессию. Остатки «Центра» слились с «Вратами» и больше не расставались с ними.

В тринадцатом номере в журнале появился «Информаторий», а в девятнадцатом — «МФ» руками Веры Камши взял первое интервью у художника — знаменитого Луиса Ройо. Со следующего номера общением с живописцами занимался Дмитрий Злотницкий. К тому моменту он уже был одним из любимых наших авторов: дебютировав в четвёртом номере, Дима написал материалов если и меньше, чем Михаил Попов, то совсем ненамного.

Блиц-интервью с Дмитрием Злотницким

Когда ты успеваешь столько писать?

Дмитрий: Стивен Кинг старается писать по две тысячи слов каждый день. Правда, установленная Кингом планка очень высока, и, полагаю, даже для профессионального литератора ежедневно выдавать такой объём текста — задача непростая, но сам принцип, безусловно, имеет смысл взять на вооружение. Не только писателям, но и журналистам. Вот я по мере сил и стараюсь следовать примеру мэтра.

Танцы с бубнами

Литературные концентраты. Вот откуда растёт любовь редакции к «Дошираку» и растворимой картошке.

Текущий формат «Зоны развлечений» сформировался не сразу. Самая сложная история приключилась с рассказами. В первых «МФ» было целых три рассказа, выделенных в отдельную рубрику «Читальный зал». Рубрика свободно распадалась на сегменты и мигрировала по всему журналу, так что наткнуться на рассказ можно было где угодно. Лишь к восьмому номеру рассказы сбежались в одну кучу.

Арагорн: Мы должны пройти
Тропою Мёртвых!
Эовин: Вы погибнете!
(не погибают)

Несколько сотен страниц
из «Властелина Колец».

Печатались в журнале в то время в основном молодые талантливые читатели. Редакции это не особенно нравилось, но признанные фантасты не спешили делиться с «МФ» своими творениями. Исключение составил разве что харьковский дуэт Александр Зорич, не пожалевший рассказа для одного из первых выпусков. Лишь к двадцать пятому номеру, после появления в журнале эксклюзивного рассказа Алексея Пехова, «Читальный зал «МФ» стал площадкой, которая начала интересовать профессиональных писателей-фантастов.

Обязательным элементом первых «Зон развлечений» была рубрика юмора. Поскольку генерировать смешное в нужных масштабах крайне сложно, то было решено пойти по простейшему пути и печатать фидошные шутки уровня «сколько нужно эльфов, чтобы заменить лампочку». В конце 2004 года редакция прекратила это безобразие. Удивительнее всего была реакция читателей: многие огорчились.

«Почтовая станция» появилась уже во втором номере. Почта тех времён была строгой, аскетичной и суровой. Общение сводилось к пожеланиям и предложениям со стороны читателей и благодарностям и обещаниям со стороны редакции. Первой дискуссией рубрики стала дискуссия, а нужны ли дискуссии в этой рубрике. Длилась она долго, но потом всем надоела, и про неё забыли.

***

следующем номере — продолжение статьи: первые диски «МФ», вся правда о рождении и смерти «Суммы технологий», четвёртый по счёту дизайн и новые откровения наших любимых авторов, редакторов, писателей и читателей!

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться