Google+
ЕСЛИ БЫ. ВАРИАНТЫ КОНЦА СВЕТА MASHUP Вселенная DOOM
Версия для печатиАрсенал: Арсенал: Тактика Наполеоновской эпохи
Кратко о статье: Рассказ о Бородинской битве и о военных хитростях, применённых до, во время и после неё.

Скажи-ка, дядя, ведь не даром…

Тактика Наполеоновской эпохи. Бородинская битва

Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдём ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!
Михаил Лермонтов, «Бородино»

«Если император Наполеон начнёт против меня войну, то возможно и даже вероятно, что он нас побьёт. Мы не пойдём на риск. За нас — необъятное пространство, и мы сохраним хорошо организованную армию. Если жребий оружия решит дело против меня, то я скорее отступлю на Камчатку, чем уступлю свои губернии. За нас будет воевать наша зима», — объяснял царь Александр I французскому послу маркизу де Коленкуру.

 

Шёл 1811 год. Некогда революционная Франция снова превратилась в монархию (точнее, империю), но на её отношениях с Россией эта перемена не отразилась никак. Под знамёна новоявленного императора добровольно или по принуждению собирались армии почти всей Европы. И то, что собирались они в Польше, а не во Франции, наводило на неприятные мысли.

МЫ ДОЛГО МОЛЧА ОТСТУПАЛИ…

Пётр Иванович Багратион не получил систематического образования. Но Наполеон считал грузинского князя лучшим русским генералом. Клаузевиц, впрочем, именовал его просто «лихим рубакой».

Наполеон не испугался царского предупреждения. Он был готов к хитроумной тактической борьбе, к суровому климату и походу через дремучие леса, среди которых придётся снабжать войско за счёт экспроприаций у местного населения. Он приказал заготовить и доставить к границам России продовольствие на 50 дней боевых действий. Дольше император воевать не собирался. Не намеревался он и углубляться во вражескую территорию дальше Витебска. Французская армия славилась своей подвижностью; Наполеон был уверен, что быстро догонит и уничтожит русских.

Но выматывающие марши продолжались неделю за неделей, и конца им не было видно. По дорогам среди сожжённых полей и деревень тянулись бесконечные колонны пехоты и конницы. Обозы и пушки вязли на переправах. Припасы, заготовленные для войны, подходили к концу. Вот уже остались позади и Витебск, и охваченный пламенем Смоленск. А навязать бой русской армии не удавалось. Она уходила на восток, куда-то в сторону Камчатки.

Император принял вызов.

Для повышения мобильности артиллерии во Франции 12-фунтовые полевые и 4-фунтовые полковые орудия заменялись единым образцом 8-фунтовой пушки. К сожалению (или к счастью), перевооружение не удалось завершить к 1812 году.

И ВОТ НАШЛИ БОЛЬШОЕ ПОЛЕ…

Замысел русских стратегов, конечно, не подразумевал отступления до Камчатки. Французам, как только их число сократится до разумного минимума из-за необходимости оставлять гарнизоны для поддержания порядка на уже захваченных территориях, следовало дать бой. Под Москвой силы почти сравнялись. И Кутузов, и Наполеон имели примерно по 130 тысяч. Но при этом французский император вёл отборные войска. У Кутузова же четверть армии составляли своевольные казаки, необученные новобранцы и ополченцы с импровизированными пиками.

Подробности сражения на Бородинском поле широко известны. Позиции русской армии протянулись примерно на 5 километров, фронтом на север, под острым углом пересекая старую Смоленскую дорогу, по которой двигались главные силы неприятеля. Пушки находящегося на левом фланге Шевардинского редута одновременно угрожали и проходящей южнее новой дороге, по которой также наступали французские части. Авангард Кутузова начал сооружать укрепления, и к моменту появления арьергарда всё было готово к бою. Основной задачей укреплений являлось препятствование развёртыванию вражеских частей. Под прикрытием выдвинутого в сторону противника редута (несколько восточнее его) армия Кутузова могла без помех заняться сооружением укреплений.

Бой за Шевардинский редут был поистине кровопролитным: смешались в кучу кони, люди…

Как и следовало ожидать, французам это не понравилось. Авангард «Великой армии» немедленно атаковал Шевардино. Ожесточённые бои за редут начались 5 сентября. На следующий день редут был обойдён с юга, и его оборона потеряла смысл. Кутузов отвёл левый фланг назад, наспех прикрыв позиции флешами — треугольными валами, нацеленными остриём на противника.

В центре, прямо против Бородина и дороги, возвышались мощная укреплённая батарея Раевского. Правый фланг, занятый всей 1-й армией Барклая-де- Толли — двумя третями войска Кутузова, — протянулся на северо-восток от батареи, скрываясь за лесами и реками. Атаковать Барклая Наполеон мог, лишь двинувшись в обход под огнём пушек Раевского. Фактически всю тяжесть сражения должен был вынести левый фланг под командой Багратиона, против которого французы собрали большую часть своих сил.

Кутузов был готов к тому, что его левый фланг не устоит. Правое крыло русской армии, до которого врагу было не добраться, в этом случае развернулось бы и опрокинуло измотанных французов контратакой.

Наполеон не попался в ловушку. Атаковав сначала уязвимые флеши (полевые укрепления в форме тупого угла), сковав войско Багратиона охватом, почти уже разгромив его, император, неожиданно перенёс удар в центр — на батарею Раевского.

РУССКИЕ ДОРОГИ

Русские дороги XIX века едва ли могли удивить французов. Если они и отличались от европейских, то разве что протяжённостью. Трассы стратегические (та же старая Смоленская дорога) имели покрытие из щебня. От затопления дорогу спасали насыпи и кюветы. Через ручьи и реки были переброшены деревянные мосты. Мощёные пути считались всесезонными. Но их недостатком оставалась малая ширина — в каждую сторону мог двигаться один ряд повозок.

Грунтовые дороги «работали» лишь летом. Их отличал извилистый маршрут, огибающий пригорки и овраги, проходящий через многочисленные броды и паромные переправы. Зато движение было многополосным. Фактически оживлённая дорога представляла собой испещрённое колеями поле. Каждый стремился по целине объехать вязкую грязь и колдобины.

После того как землю покрывал снег, движение продолжалось по «зимникам», маршрут которых часто не совпадал с летними дорогами. Реки из главных препятствий превращались в удобные трассы.

И ЗАЛПЫ ТЫСЯЧИ ОРУДИЙ…

Между полуднем и четырьмя часами дня напряжение достигло апогея. Выбитая ядрами земля уже не оседала. Пороховой дым затянул поле непроницаемой завесой. Почва между флешами казалась вспаханной рикошетами. Гул канонады был таков, что люди на передовой не слышали собственного голоса. Команды отдавались только жестами. Одновременно огонь вели тысячи пушек.

В. Верещагин. «Наполеон на Бородинских высотах». Французский стратег отмечал, что не видит людей, убитых не с помощью артиллерии. Таковые, конечно, имелись. Но ядра крошили и тела мертвецов, создавая страшную иллюзию…

Под непрерывным градом ядер вал батареи Раевского таял, как песочный замок под дождём. Французские снаряды сбивали набитые землёй фашины, превращали в алые фонтаны людей. Взлетали, подброшенные могучим ударом, либо заваливались на бок, лишаясь лафетов, орудия. Новые пушки тут же занимали место уничтоженных — и стреляли, стреляли так часто, как только их успевали заряжать.

Стреляли по вспышкам, едва заметным сквозь густые облака дыма. В сторону французских батарей летели чугунные ядра и бомбы, уносились брандскугели, заставляющие вражеские зарядные ящики вспыхивать багровыми фейерверками. Если отблески в дыму прекращались, пушки переходили на картечь, поскольку это означало, что пространство между русскими и французскими батареями (порядка 600 метров взрытой и усеянной телами земли) снова заполнила атакующая пехота.

Стреляли картечью в дым, в разрывах которого плыли побитые пулями знамёна. А французы шли под градом свинца, под неслышный рокот барабанов. Шли строем, плотными колонами, хотя россыпью добежать можно было быстрее. Но что в одиночку делать на валу? Кроме того, в промежутки между редутами в любой момент могла выскочить русская конница. Французская сталкивалась с ней, пытаясь прорваться в тылы, за редуты, чтобы отрезать врага от подкреплений.

Огонь прекращался, лишь когда противник входил в «мёртвую зону» орудий, скатываясь в ров перед валом. И тогда навстречу ему по внутреннему склону бросалась русская пехота. Волны сталкивались на гребне среди смолкших пушек. Выстрелы в упор, штыковые удары, крики, смерть, короткое беспорядочное преследование бегущих, и затянутый мглой горизонт опять освещался залпом французских орудий, расчищающих поле для новой атаки…

Бородинское сражение стало самым крупным и кровопролитным из всех однодневных боёв в европейской истории.

В четыре батарея Раевского пала. Левый фланг русской армии давно уже был выбит из флешей, отброшен на километр назад, частично обойдён, но держался. Поредевшая тёмно-зелёная линия пехоты упрямо перегораживала поле, раз за разом отгоняя французскую конницу залпами. Теперь не устоял и центр, — а к этому Кутузов готов не был. Русские войска, выжидавшие в засаде на правом фланге, закрыли образовавшуюся прореху, но подходили беспорядочно. Конница, неспособная атаковать через естественные преграды, закрывала обзор пехоте, а пехота не давала стрелять пушкам. Наполеоновская артиллерия била в сгрудившуюся массу русских полков, но проделанные картечью бреши немедленно заполнялись. Изрядно сократившаяся в числе «Великая армия» стояла стеной в трёх или четырёх сотнях метров от новых русских позиций и не решалась двинуться вперёд. Таким образом возникло что-то вроде равенства сил. Ни одна армия не могла решительно пойти в атаку, но и отступать не имело стратегического смысла.

И всё же, игнорируя просьбы генералов вести в бой последний резерв — гвардию, Наполеон дал сигнал к отступлению. Бросив гвардию в огонь, император совершил бы ошибку. У Кутузова тоже имелись резервы: вся гвардия и ещё несколько полков не вступали в бой. Если бы атака французских ветеранов захлебнулась, русские могли бы перейти в наступление. Но Наполеон ошибки не совершил.

Бой, постепенно затухая, продолжался до восьми вечера. Дольше всего он шёл на левом фланге, где поляки Понятовского упорно пытались обойти русские позиции. Посыльные из штаба просто не могли найти рассеявшиеся по оврагам отряды. Наполеон готовился возобновить сражение с рассветом. Но утром нашёл русский лагерь пустым.

ЕДЕТ КУТУЗОВ БИТЬ ФРАНЦУЗОВ

Если в свободное от сражений время Кутузов плёл интриги, то делал это хорошо, потому как ни разу ни в чём подобном замечен не был.

Внешность Кутузова не располагала к общению: он был неприятен, дороден, лицо его «украшали» шрамы от нескольких пуль. Тем не менее собеседником полководец был прекрасным, он свободно владел несколькими языками (включая латынь) и, как ни удивительно, обладал немалыми познаниями в математике. Наконец, человек этот считался опаснейшим интриганом Москвы и Петербурга.

В молодости весёлый, румяный, круглощёкий и острый на язык Кутузов как-то раз отпустил шутку в адрес генерал-фельдмаршала Румянцева. И это едва не стоило 25-летнему полковнику карьеры. С тех пор Михаил Илларионович стал скрытен чрезвычайно. Говорить он умел одно, делать другое, а думать третье, и такое поведение превратилось во вторую его натуру.

Слава человека изощрённого и коварного обеспечила Кутузову успех при дворе. Ему стали поручаться не только военные, но и дипломатические миссии, которые он с блеском выполнял. В какой-то момент и сам царь начал опасаться своего генерала. После разгрома под Аустерлицем Александр I жаловался втайне, что Кутузов (от командования в этой битве фактически отстранённый) каким-то образом сумел подстроить поражение из зависти к таланту своего монарха. Но открыто обвинить полководца Александр не пытался. С Кутузовым лучше было не связываться.

БАРКЛАЙ—ДЕ—ТОЛЛИ

Как отмечал Пушкин, Барклай-де-Толли придерживался верного плана, но всё равно не смог бы довести его до конца. Армия бы просто не подчинилась иноземцу, отдавшему приказ о сдаче Москвы.

Перед началом Отечественной войны Кутузов убыл в Молдавию. Там, действуя сначала как полководец, а затем как дипломат, Михаил Илларионович обезопасил подступы к Российской империи, склонив к миру Турцию. О Багратионе как о полководце царь был довольно низкого мнения. Потому на западе армию пришлось возглавить завоевателю Финляндии и затем военному министру страны Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли.

Барклаю трудно было командовать отступлением войска. Ведь Михаил Богданович был немцем. В глазах войска и общества он оставался инородцем, трусом и предателем, сдающим Наполеону русские земли. Дошло до того, что армия отказывалась отдавать командующему честь, а приказания Барклаю приходилось передавать через подчинённого — Багратиона. Отношения с последним, кстати, у Барклая не складывались.

Кутузов тоже не испытывал к немцу нежных чувств. Об этом свидетельствуют письма Барклая, в которых он целиком приписывает себе одному заслугу спасения армии от разгрома под Бородино и, как следствие, избавление всей державы от захватчиков. К слову, на поле боя в тот день Михаил Богданович с истинно немецкой основательностью искал смерти. По легенде, под ним убили пять лошадей.

МОСКВА, СПАЛЁННАЯ ПОЖАРОМ

Наполеон, как известно, застал Москву пустой. Почти все жители покинули город. Но возможно ли, что 200 тысяч человек оставили свои дома и почти всё имущество лишь из патриотизма? Тем более захватчики не вызывали особого страха. Французские солдаты не отягчали свою совесть бессмысленными зверствами, ограничиваясь лишь грабежами.

Отход населения между тем имел вполне рациональное объяснение. Остаться на зиму в городе, отрезанном теперь от остальной России линией фронта, а от Франции тысячами миль, было бы само убийством. Все понимали, что французская армия непременно конфискует продовольственные припасы, а доставке хлеба из других районов воспрепятствует русская армия. Поэтому из Москвы не ушли лишь старики, которым было нечего терять, мародёры, готовые рискнуть ради чужого добра, и оптимисты, полагающие, что к зиме либо война кончится, либо город будет освобождён.

В первый же день оккупации Москва загорелась. Город пылал так, что Наполеон едва успел покинуть Кремль. Больше всего императора удручали охваченные пламенем дворцы. Вместе с ними рушились надежды на то, что русская знать, опасаясь за сохранность имений, склонит царя к миру.

Единственными серьёзными «зверствами» французов в оккупированной Москве были расстрелы поджигателей.

КОГДА СЧИТАТЬ МЫ СТАЛИ РАНЫ…

Гонца с известием о победе Кутузов отправил в Петербург немедленно, ещё до окончания канонады. Полководец был стар и не мог долго ожидать почестей.

С военной точки зрения поражение потерпели обе стороны. И Кутузов, и Наполеон не выполнили поставленных задач. Потери, размер которых до сих пор является предметом споров историков, были очень велики с обеих сторон. Но если Наполеон лишился лучших солдат, то Кутузов — худших. Казачье войско, около полудня брошенное в рейд по тылам французов, было рассеяно и практически прекратило организованное существование.

С другой стороны, Наполеон в любой момент мог вызвать ещё сто тысяч человек из гарнизонов вдоль Смоленской дороги, а Кутузов подкреплений не ожидал, что позже привело к знаменитому решению об отступлении из Москвы.

«Тарутинский манёвр», в ходе которого русские, выйдя из Москвы, повернули на юго-запад, одновременно прикрывая пути в плодородные губернии и угрожая коммуникациям Наполеона, принято называть «гениальным». Но ещё Лев Толстой в «Войне и мире» отмечал, что армия и без полководца бы проделала именно такой путь. В чём же заслуга Михаила Илларионовича?

В. Верещагин. «Наполеон и маршал Лористон (Мир во что бы то ни стало)». Но русские на мир не пошли…

«Мы Наполеона не победим, мы его обманем», — сказал Кутузов, принимая командование войском. И обманул. Коварство заключалась в бездействии. Зная, что на французов чрезвычайно тягостное впечатление произвёл взятый с боем и разрушенный Смоленск, полководец оставил Москву нетронутой. Заняв удобную позицию для атаки, он просто встал лагерем.

Какие выводы должен был сделать император Франции? После Бородинской битвы русская армия не жжёт за собой города (как правильно подметили французы, Москву поджигали не военные, а активисты из народного сопротивления) и не пытается дать бой. Вероятно, Кутузов признал сопротивление бесполезным, но сам не может заключить мир. Царь же далеко — в Петербурге. Пока гонец доскачет туда, пока русские вельможи соберутся на совет… На востоке решения не принимаются быстро. Но в любом случае победа уже одержана, нужно лишь дождаться парламентёров.

***

Наполеон стал ждать. Он ждал три недели, ничего не предпринимая ни для уничтожения русской армии, ни для обеспечения своей. Ведь после подписания мира зерно можно будет потребовать у русских в качестве контрибуции, на худой конец, купить… И лишь по прошествии этого времени гениальный французский стратег понял, что Кутузов, старый хитрец и умелый дипломат, попросту украл у него это время, а вместе с ним — победу и армию.

Открытие было в высшей степени неприятным. Всё ещё в окружении непобедимых войск, всё ещё во вражеской столице Наполеон на несколько дней совершенно «потерял лицо». Он то просил мира — уже на любых условиях, сохраняющих честь французского оружия, то грозился идти на Петербург или на Украину, то высказывал намерение освободить русских крестьян от крепостной зависимости.

Но Наполеон Бонапарт был лучшим полководцем своей эпохи, военным гением, и он уже знал, что всё кончено. Была середина октября. С ветвей опадали жёлтые листья. Голодные французские солдаты на выгоревших улицах Москвы стреляли ворон.

Что почитать?
  • Лев Толстой «Война и мир»
  • Артуро Перес-Реверте «Гусар»
  • Иво Андрич «Травницкая хроника»
  • Дмитрий Мережковский «Наполеон»
  • Евгений Тарле «Наполеон»
Что посмотреть?
  • «Кутузов» (1943)
  • «Битва при Аустерлице» (1960)
  • «Война и мир» (1967)
  • Ватерлоо» (1970)
  • «Наполеон» (минисериал, 2002)
Во что поиграть?
  • Civilization 3: Conquests (2003)
  • Imperial Glory (2005)
  • Civilization IV (2005)
  • Казаки 2: Наполеоновские войны (2005)
  • Казаки 2: Битва за Европу (2006)
  • Napoleon’s Campaigns (2007)
  • Europa Universalis 3: Napoleon’s Ambition (2007)
  • Napoleon: Total War (2010)
Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться