Google+
МИРЫ. МЕТРО 2033 HELLBOY Christmas Ниндзя
Версия для печатиЖанры: Героическое фэнтези
Кратко о статье: Доблестные варвары, рыцари и принцы с колюще-режущими предметами в руках прорубаются сквозь орды чудовищ, бандитов и колдунов, дабы спасти беззащитных красавиц или целое человечество разом. Все вокруг пылает, кровь течет рекой, мир рушится, а мужественный Герой делает свою привычную работу — таково “героическое фэнтези”.

Меч и магия

Героическое фэнтези вчера и сегодня

Доблестные варвары, рыцари и принцы с колюще-режущими предметами в руках прорубаются сквозь орды чудовищ, бандитов и колдунов, дабы спасти беззащитных красавиц или целое человечество разом. Все вокруг пылает, кровь течет рекой, мир рушится, а мужественный Герой делает свою привычную работу — таково “героическое фэнтези”.

В 1960 г. Фриц Лейбер впервые применил термин Sword & Sorcery — то, что у нас чаще всего называют “героическим фэнтези”. Впрочем, каноны жанра сформировались гораздо раньше. В классической S&S, как правило, нет тщательно проработанного внутреннего мира персонажей и запутанных нравственно-психологических сюжетных коллизий. Упор делается на красочные описания причудливых локаций и захватывающих героических приключений. Экшен, экшен, и еще раз экшен — вот что такое “меч и магия”.

50 Kb

Предтечи

У истока S&S стоят рыцарские романы вроде “Амадиса Галльского” и других опусов, коими с упоением зачитывался сервантесовский Дон Кихот. Более поздние прародители — классическая приключенческая литература и бульварное чтиво (pulp fiction), популярное в Америке в начале XX века. Именно они послужили источником вдохновения для Эдгара Райса Бэрроуза, начавшего в 1912 г. два своих знаменитых цикла — о Тарзане и о Картере Марсианском. Эти книги стали краеугольным камнем для писателя, которого считают “отцом” S&SРоберта Ирвина Говарда.

Конан-варвар и его творец

21 Kb

Отец S&S и его герои.

Самый знаменитый герой Говарда — Конан из Киммерии, который проходит путь от авантюриста до короля. На этом пути он сражается с колдунами, монстрами, жрецами темных культов, завоевывая любовь прекрасных женщин и славу великого бойца. Кроме Бэрроуза, в произведениях Говарда чувствуется влияние Г. Р. Хаггарда, Р. Киплинга и Ф. Ницше.

Образ Конана сильно отличается от типичного положительного героя приключенческой литературы. Конан вовсе не рыцарь в сверкающих доспехах, свершающий добрые деяния во имя чести и справедливости. Это дикарь, вырванный из своей среды, но оставшийся верным варварским привычкам. В принципе, он неплохой мужик, который при этом вовсе не стремится активно творить добро. Он просто живет так, как ему нравится: ввязывается в авантюры, ухлестывает за красотками, охотится за сокровищами.

Мир узрел нового героя в декабре 1932, когда в журнале “Weird Tales” был напечатан рассказ “Феникс на мече”. За “Фениксом” последовали небольшой роман и 20 повестей о Конане, опубликованные в различных периодических изданиях. Из сотен разноплановых произведений Говарда к героическому фэнтези также относятся циклы рассказов об авантюристе-пуританине Соломоне Кэйне, лихом кельтском викинге Кормаке Мак Арте, вожде пиктов Бране Мак Морне и короле Валузии атланте Кулле. Однако эти персонажи вовсе не являются клонами Конана, хотя “героические” повести Говарда имеют много общих черт, прежде всего в построении сюжета и стилистике.

Стараниями Говарда возникло каноническое S&S: псевдосредневековый фон, красочные описания почти непрерывных битв супервоина с бесчисленными ордами врагов, причудливая магия.

32 Kb 37 Kb 46 Kb

Не Говардом единым

Говард не был “одиноким волком”. Многие его современники писали аналогичные произведения, — просто большинство из них не обладали говардовским талантом. Впрочем, и откровенные подражатели, и более талантливые авторы немало сделали для формирования и закрепления жанра S&S.

Варварским путем

После своего самоубийства в 1936 г. Говард был практически забыт (впрочем, серьезная литобщественность и раньше не баловала его вниманием). Однако оставались поклонники, одним из которых был писатель и критик Лайон Спрэг де Камп. Он искренне увлекался героическим фэнтези и особенно творчеством Говарда. Когда в его руки попала часть говардовского архива, де Камп обнаружил там много черновиков, набросков и недописанных произведений, в том числе и о Конане. На их основе он сочинил несколько стилизаций под Говарда, которые и опубликовал в 1960-х.

К тому времени отношение общественности к фэнтези существенным образом переменилось. В США еще в пятидесятых были переизданы уже в книжном виде говардовские вещи о Конане, что помогло несколько реанимировать его популярность. В 1956 г. даже возникла “Хайборийская Лига” — группа писателей, поставивших целью популяризовать героическое фэнтези (Де Камп, Картер, Лейбер и др.). Но главная причина интереса публики шестидесятых годов к фэнтези — безусловно, успех “Властелина колец”, на волне которого издатели бросились искать похожие книги, и Конан пришелся как нельзя кстати.

26 Kb 30 Kb 38 Kb 34 Kb

“Дети” “Хайборийской Лиги”.

Де Кампу, пожалуй, лучше других удалось стилизовать свою “конину” под фирменную манеру Говарда. Всего же в конаниане, ставшей одной из масштабнейших межавторских серий в истории литературы, участвовали десятки писателей из разных стран. Впрочем, продолжатели Говарда писали не только о киммерийце, создавая свои миры и героев, по большей части откровенно вторичные. Например, Лин Картер сотворил шестироманную эпопею о Тонгоре из Лемурии, а Джон Джейкс выдал 5 томов про Брака-варвара.

29 Kb 34 Kb
31 Kb 37 Kb 39 Kb

Чтобы выделиться из общей массы, надо было выкинуть что-нибудь эдакое. Джон Норман, к примеру, приправил свой многотомный цикл о планете Гор пряной горстью садомазохизма и варварского сексизма, потакая низменным чувствам части читателей-мужчин. А Роберт Адамс перенес действие сериала “Конные кланы” в будущее, когда после атомной войны человечество впало в варварство, а к власти пришли мутанты, обладающие сверхспособностями на грани с магией.

Карл Эдвард Вагнер снискал популярность и признание, сделав своего героя-супервоина Кэйна... колдуном. А ведь со времен Конана общим местом стало правило: “Хороший колдун — мертвый колдун”. Но Вагнер нарушил канон S&S, основав героическое dark fantasy. Многие его идеи позднее развил Глен Кук в “Анналах Черного Отряда”.

Видный американский писатель Фриц Лейбер прославился циклом о двух эксцентричных авантюристах, варваре-северянине Фафхрде и воришке из городских трущоб Сером Мышелове. Лейбер впервые разделяет супергероя на две ипостаси. Сила и доблесть достались могучему, но несколько простоватому Фафхрду, а изворотливость и интеллект олицетворяет Мышелов. Еще одно коренное отличие от Говарда — откровенно ироничная манера изложения.

Герой поневоле

37 Kb

Простой норвежец стал великим героем.

Как правило, в центре героического фэнтези — приключения главгероя, который либо осуществляет операцию по спасению чего-либо (человека, страны, всего мира), либо просто бродит туда-сюда в поисках опасностей. Впрочем, иногда приключения сами находят героя, который отлично обошелся бы и без них.

Например, в романе Флетчера Прэтта “Колодец Единорога” рассказывается о юном изгнаннике Эйраре Эльварсоне, который встает на тропу авантюр. Роман Прэтта отличается от классической схемы S&S тем, что его герой — обычный человек. Эйрар — не супербоец вроде Конана или Фафхрда, не профессиональный головорез и мошенник наподобие Серого Мышелова или Кугеля, не могучий колдун, как Кэйн, а простой парень, волею Судьбы затянутый в необычные приключения.

Примерно по тому же сценарию развивается еще одно знаковое произведение S&S — “Три сердца и три льва” Пола Андерсона. Норвежец Хольгер Карлсон попадает в параллельный мир, где легенды о Карле Великом и его паладинах — не выдумка, а явь. Схема “современный человек в магическом мире” давно превратилась в популярный прием как фэнтези вообще, так и S&S. Хольгер проходит через вереницу испытаний, в ходе которых выясняется, что на самом деле он — потерявший память супергерой Ожье Датчанин.

На стыке жанров

Со временем “героическое фэнтези” сблизилось с фэнтези “высоким”, в духе Толкина. Героику писали не только члены “Хайборийской Лиги”, но и вполне сложившиеся мэтры фантастики, коим было абсолютно неинтересно шагать по уже проторенной дорожке.

Ли Брэккет написала ряд произведений, действие которых происходит в будущем на Марсе, Венере и других планетах. Вместе с бэрроузовскими декорациями писательница щедро использовала приемы Говарда — и такие ее произведения, как “Меч Рианонна” и цикл о приключениях Эрика Старка, относят к лучшим образчикам S&S. На счету Клиффорда Саймака три романа о Затерянных Землях, откуда волшебство просачивается в христианский мир. Сюжетно книги не связаны, хоть и построены по единой схеме: группа героев отправляется в приключение, приводящее их к познанию самих себя. Примерно в таком же духе чуть ранее отметился в S&S еще один неординарный мастер Эйв Дэвидсон (роман “Феникс и зеркало”).

37 Kb 25 Kb

Героикой баловались и великие...

В семидесятых годах зародилась женская героика. Если Ли Брэккет работала в русле традиционной “мужской” S&S, то более поздние писательницы испытали явное влияние феминистических идей. Хотя это не означает, что центральными персонажами таких книг являлись обязательно дамы. Показателен роман Тэнит Ли “Восставшая из пепла”, положивший начало трилогии о Белой Ведьме. Типично мужские приключения воина-колдуньи Уастис сменяются историей ее сына Вазкора.

36 Kb 32 Kb 57 Kb

Кто сказал, что женщине меч не к лицу?

Впрочем, имеется немало книг, где женщина “круче” самого навороченного мужика: “Хроники Паксенаррион” Элизабет Мун, “Книга Великой Альты” Джейн Йолен, ряд романов Мэрион Зиммер Брэдли и Мерседес Лэки. Опусы о суровых дамочках иногда творят и мужчины — например, трилогия “Стужа” Робина Уэйна Бэйли, героиня которого является женским клоном вагнеровского Кэйна.

Трансформация героя

Отдельно стоит отметить Майкла Муркока. Многие книги этого незаурядного мастера написаны в жанре S&S, правда, весьма специфического свойства. Муркок писал героику ради денег, но при этом навязывал героям и, соответственно, читателям, собственные правила игры. На первый взгляд, S&S Муркока — типичная “конина”, но чего стоят одни его герои! В отличие от лишенных сомнений крутых парней Говарда и других основоположников, персонажи Муркока томимы темными страстями, одержимы комплексами, фобиями и прочими явно несуперменскими качествами.

35 Kb 32 Kb

Альбинос Элрик или варвар Конан — кто круче?

Наиболее прославленный персонаж Муркока — бесспорно, альбинос Элрик, последний правитель государства Мелнибонэ. Цикл об Элрике задумывался как пародия на Конана. Судите сами: Конан — варвар-амбал с гривой черных волос, презирающий магию и не страдающий развитой психикой; Элрик — наследственный император-интеллектуал, болезненный альбинос, черпающий силу лишь от своего волшебного Черного Меча, буквально пропитанный магией и раздираемый сомнениями. Конан начинает с низов и становится королем, Элрик же проходит путь от императора до бездомного бродяги-авантюриста. Впрочем, со временем цикл превратился в любопытную “антигероическую фэнтези”. Рождается новый Хаос, Элрик становится предателем тех идеалов, за которые будто бы сражался, и находит смерть от собственного оружия... Почти греческая трагедия!

Герои нашего времени

Со временем основной поток S&S все дальше уходит от канонов, заложенных прародителями. Истории о героях, тупо размахивающих заостренными железяками, быстро приелись публике. Авторы, пишущие S&S, не отказываясь от привычных клише, все больше вводят в свои произведения элементы психологизма и реалистичности. Наиболее красноречивым примером стало творчество “короля” современной героики британца Дэвида Геммела.

Наследник Говарда

Главное достоинство романов Геммела — внимание к незначительным деталям, причем не столько к бытовым подробностям, сколько к характерам персонажей, даже второстепенных. Образцом может считаться трилогия “Друсс-Легенда”, входящая в объемный Дренайский сериал.

37 Kb 50 Kb 39 Kb

Герои нового “короля” S&S.

37 Kb 40 Kb

У супервоина Друсса есть немало общего с Конаном. Однако если Говард считал внутреннее развитие своего героя само собой разумеющимся и не акцентировал на нем внимание, то Геммел довольно тщательно демонстрирует подвижки в характере своего героя. Сначала Друсс — горячий юнец, видящий мир исключительно в черно-белых тонах. Постепенно он начинает понимать, что жизнь — явление полосатое, и автор подтверждает это рядом наглядных примеров. Главное, на мой взгляд, достижение Геммела — умение придать живые, человеческие черточки второстепенным персонажам (даже тем, кто не влияет на развитие основного сюжета). Практически за любым воришкой, наемником, купцом или князем стоят свой характер и история.

Героический калейдоскоп

Оригинальный по задумке, но не по воплощению цикл S&S выдал Стэн Николс. Главные положительные герои его трилогии “Орки. Первая кровь” — отряд наемников-орков, стандартных бяк большинства фэнтезийных миров. Случайно овладев могучим артефактом, дружина капитана Страйка пытается спасти свою жизнь, а заодно и мир.

33 Kb 47 Kb

Цикл “Грозовые земли” Джона Мэддокса Робертса — этнографическое героическое фэнтези, где подробно показаны обычаи разных племен, населяющих волшебный мир. Робертс в свое время отметился несколькими романами о Конане, может, поэтому история приключений юного Гаэля явно напоминает Говарда. С другой стороны, есть сходство с романами Ланье (действие также происходит на впавшей в варварство после атомной войны Земле).

32 Kb 40 Kb

По-прежнему популярен прием “наши в мире магии”. Герой трилогии Томаса Мартина, студент Стив Уилкинсон, попав в магический мир, вынужден не просто сражаться с черным воинством Ужасающих Владык. После того как один из главных гадов закупает устаревшее земное оружие — автоматы, списанные советские БТРы и танк — Стиву приходится вооружиться не мечом, а более эффективной базукой... “Седьмой меч” Дэйва Дункана повествует о химике Уолли Смите, который после смерти возрождается в мире магии в облике супервоина лорда Шонсу. Герою предстоит решить массу задач, прежде всего психологического и морального свойства, хотя помахать мечом Смиту-Шонсу тоже придется изрядно.

Довольно часто S&S скрещивают с иными направлениями жанровой литературы. Например, Саймон Грин в цикле “Хок и Фишер” рассказывает о капитанах Стражи, которые, сражаясь с колдунами, оборотнями, террористами и наркоторговцами, ведут борьбу с преступным миром славного города Хейвена. Его же “Восход голубой луны” — S&S с элементами юмора и детектива, а “Кровь и честь” — смесь героики, детектива и готики.

36 Kb 43 Kb

Лоуренс Уотт-Эванс в дилогии “Обломок войны” смешал героику с “космической оперой”: практически неуязвимый и безжалостный киборг попадает на планету, где существует магия. Также с НФ скрестил свои произведения Мэтью Вудринг Стовер, чья дилогия “Герои умирают” и “Клинок Тишаллы” совмещает черты очень кровавой и натуралистичной S&S с антиутопией. Результат — яркая, жесткая, временами откровенно беспощадная проза, заставляющая о многом задуматься.

33 Kb

Не обошло героику и увлечение постмодернизмом. Правда, до жизни такой дошел лишь автор, свободный от стереотипов англоязычной S&S, -Анджей Сапковский. Его “Ведьмак” — цикл нестандартной героико-эпической фэнтези, постмодернистский гибрид западного и славянского фольклора, литературы и реальной истории. Сага о Ведьмаке постепенно превратилась в серьезное произведение, уйдя далеко за рамки героической фэнтези.

Пользуются спросом истории с чернушным оттенком, чьи герои творят сомнительное “добро” с позиций отрицательных персонажей или откровенно преступными методами. Это и героические эпики “Империя Ужаса” и “Анналы Черного Отряда” Глена Кука, и откровенно подражающий ему Джеймс Баркли с “Хрониками Ворона”, и Стивен Браст с серией “Влад Талтош”.

Ну и, конечно, стоит упомянуть юмористическую S&S. Здесь мы видим и откровенную пародию на штампы героики (уморительный “Ронан” Джеймса Бибби), и более изобретательные по задумке, хотя и неровные по воплощению “Сагу о Рыцаре-Драконе” Гордона Диксона и “Чародея поневоле” Кристофера Сташеффа.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Bad 13
№ 1
18.11.2009, 05:39
Статья не плохая, собственно героическое фентези – это один из родоначальников современного фентози…

Последний раз редактировалось Bad 13; 18.11.2009 в 11:27.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться