Google+
Терминатор кино Сделка с дьяволом НА ЗЛОБУ ДНЯ. ЧЁРТОВА ДЮЖИНА СТРАШИЛОК Дэнни Эльфман
Версия для печатиВрата Миров: Арсенал. Боевая магия
Кратко о статье: Если в книге описывается, как выпущенная героем стрела пролетает полмили и пробивает доспех, читатель вправе сказать: не верю, это невозможно физически. Но что будет критерием достоверности в случае применения магии, нарушающей законы физики по определению?

С волшебной палочкой наголо

Магия в бою


Потому как двадцать два их было на том холме, двадцать и два чародея там бились, а четырнадцать пало. Страшный был бой, господин Геральт. Земля дыбом вставала, огонь валил с неба, что твой дождь, молнии били...
Анджей Сапковский «Ведьмак»

Часто, слишком часто творцы миров «меча и магии» недостаточно разбираются в клинках и способах их применения. Но, к счастью, в последние годы эта тенденция постепенно сходит на нет. Описания битв становятся всё более реалистичными и убедительными. С магией — сложнее. Ведь здесь не поможет справочная и историческая литература. Нет готовых рецептов. Всё приходится придумывать самостоятельно, изредка заимствуя удачные идеи у собратьев по перу.

В поисках мага

Волшебство должно противоречить законам природы — по крайней мере, нашей природы. Но именно природы, а не логики. Если маг мечет молнии, а не превращает оппонента в лягушку (что по первому впечатлению надёжнее), у этого должны быть какие-то причины. Если существуют ковры-самолёты, то следует объяснить, почему не организовано регулярное пассажирское сообщение между городами.

Описания поединков магов бывают яркими и убедительными (хотя и здесь не обходится без странностей). Но масштабные батальные сцены упорно не даются даже великим мастерам. У Сапковского в знаменитом ведьмачьем цикле магия в бою применяется всего дважды. Сначала имперские маги обрушивают заклинаниями стены Цинтрийской цитадели. Странно, но этот успешный опыт Нильфгаард почему-то не хочет повторять, завладевая прочими крепостями традиционным путём. Потом чародеи нордлингов геройствуют на Содденском холме, забрасывая огненными шарами аналогичное подразделение нильфгаардцев. Вроде бы и успешно забрасывают. Вроде бы и говорится, что их усилия не пропали даром... Но после этого ни одна из сторон волшебные «батареи» больше не использует.

В принципе, скептицизм полководцев понятен: маги на поле боя занимаются откровенной ерундой. С уничтожением живой силы противника справятся и рыцари. Стены не устоят против подкопов и таранов. Волшебникам же следовало бы сосредоточиться на действительно полезных делах. Они могли бы поддерживать связь, вести тактическую разведку с воздуха и стратегическую — с помощью хрустальных шаров и магических зеркал. Могли бы скрыть поставленные в засаду части масштабной иллюзией. Могли бы наслать страх на вражеские войска (а ещё лучше — на лошадей) либо помутить разум стратегов. Последний способ особенно изящен и эффективен, так как нелепые, невыполнимые и несвоевременные указания из штаба никого не удивят, и диверсия имеет все шансы остаться незамеченной.

При проведении некоторых спецопераций необходимость участия мага очевидна. Но ещё нужнее жрец, который потом будет этого мага воскрешать.

В мире «Ведьмака» чародеи действительно всё это могут. И не только это. Но здесь-то и кроется ловушка. Если маги возьмутся за ум (а им его якобы не занимать), квазисредневековые декорации фэнтези рухнут как карточный домик. Придётся изобретать совершенно новые стратегию и тактику, учитывающие и использующие колдовские силы. Изменятся общественные отношения, экономика. Вселенную придётся возводить буквально с нуля, и очарование волшебной сказки будет безвозвратно утрачено.


Но даже в такой постановке задача очень нетривиальна. Для того чтобы «подогнать» мир под магию, прежде требуется составить чёткое и детальное представление о возможностях колдовства. Это сделано в играх. В отличие от книжных, «электронные» чары полностью формализованы. Но до чего же скучен маг, низведённый до роли гранатомётчика!


Уровень Средиземья

Фэнтези-мир, в котором магия прекрасно дружит со здравым смыслом, не порождает парадоксов и полностью гармонирует с окружающей действительностью, давно изобретён. Это классика. Это — Толкин.

Волшебство прекрасно, когда его в меру. Возникая на сцене как исключение, а не всякий раз, когда нужно убить гоблина, чары сохраняют ореол тайны, привкус чуда и оказываются сюрпризом для врагов. То есть выполняют сюжетную функцию «рояля в кустах», спасая героя из безнадёжного положения.

Редкое в наши дни сочетание — маг с книгой. И то правда: когда им читать? Теперь волшебники, как рыцари, — с чудовищами воюют.

Есть могущественные артефакты, есть маги, которые тоже кое-что могут. Но их так мало, что не приходится корректировать тактику с учётом этого обстоятельства. Война ведётся традиционными средствами. Тем более что Гэндальф, будучи магом, несомненно, эпическим, от волков вынужден был спасаться на дереве. Он просто не знает ни одного заклинания, способного нанести урон или хотя бы напугать. Магия — не оружие. Она играет в мире Средиземья совершенно иную роль. На случай же силового разрешения конфликтных ситуаций у Гэндальфа есть меч и тележка с пиротехникой.

Хотя теперь и считается, что метание файерболов и молний чуть ли не основное занятие волшебников, — идея боевой магии не имеет обоснования в классике и фольклоре.

Если, как и положено по канону, различия между магом и воином не ограничиваются способами убиения врагов, то присутствие чародея на поле боя излишне. Тем не менее набор приёмов, которыми он может навредить неприятелю, очень богат.

В первую очередь это, конечно же, разведка. Естественно, противник будет препятствовать прорицанию расположения его войск и даже пустит через астральные каналы «дезу». Методы такого противодействия, кстати, фантастами не продуманы, но если возникнет угроза, что военные тайны «сольются» через магическое зеркало или палантир, будут изысканы и возможности постановки помех.

ДОСПЕХИ МАГА

Общеизвестно, что волшебники не носят доспехов. Никогда. Создатели игр обычно дают этому странному факту некое невразумительное объяснение в духе «it’s magic» либо сразу ссылаются на требования баланса (который можно было бы поддержать и другими способами). Писатели до оправданий не снисходят вообще.

На самом деле доспехи просто не гармонируют со сложившимся образом чародея. У жрецов такой проблемы нет — ведь католическое духовенство доспехи носило, так как участвовало в сражениях. Но знахари и астрологи — то есть люди, чей «коллективный портрет» лёг в основу представлений о магах, — были лицами сугубо гражданскими. Одевались они, допустим, не в расшитые звёздами балахоны, а в обычные полувоенные дворянские костюмы (с обязательным кордом на поясе). Но в броне алхимики действительно не нуждались.

Если вытащить волшебника на поле боя, логично ожидать, что он, как и жрец, оденется сообразно обстоятельствам. Причём именно ему подойдут не просто тяжёлые, а турнирные латы. Ведь палочкой легче размахивать, чем топором.

Наиболее подходящий фамильяр для боевого мага, пожалуй, не крыса, а конь.

Ближняя разведка, осуществляемая с помощью левитации (а ещё лучше, скрытно — с помощью зачарованных птиц), также даст хороший результат. Но на воздушных соглядатаев можно натравить телеуправляемых (или просто дрессированных) орлов. Сохранить в тайне манёвры поможет магический туман. Пригодятся и более изощрённые иллюзии, но в мире, где волшебство в порядке вещей, они, скорее всего, никого не обманут. Традиционные способы маскировки не только не потеряют актуальность, но и зачастую будут давать лучший эффект.


Наконец, кому-то из чародеев придётся заняться защитой командующего от неблагожелательных воздействий магического характера. Там, где технически осуществимы выходки в духе Сарумана, неизбежно воцарится не лишённая оснований паранойя. Человек, занимающий сколько-то ответственную должность, окажется под неусыпным наблюдением — на предмет предотвращения или своевременного обнаружения одержимости. Так что, во избежание массового помешательства, проявляющегося в навязчивом подозрении самого себя в работе на иностранную разведку, эффективность заклинаний псионики также желательно ограничить.


В сказках колдуны расправлялись с врагами, превращая их в жаб. Но в наше время повсеместно возобладало мнение, что слухи об этом — именно сказки, а не фэнтези.

В результате сражение будет предваряться несколькими раундами незримой, но напряжённой борьбы, исход которой во многом предопределит результат всей битвы. Тактика же сохранится в неизменности. Разве что сторона, не уверенная в эффективности магического прикрытия, проявит повышенную нервозность и будет стремиться поскорее вступить в сражение. Прежде, чем противник воспользуется добытой колдовским путём информацией.

Волшебные стрелки

В большинстве стратегических и тактических фэнтезийных игр колдуны достаточно многочисленны, чтобы формировать из них отряды, но при этом маги — обычные стрелки. Что характерно, даже не лучшие в своём классе. По команде бросают во врагов молнии, или огненные шарики, или непонятно что, — и этим их способности исчерпываются.

ПОЛИМОРФИЯ

Способность к смене формы — то есть к превращению в животных — не редкость среди заклинателей. Иногда когти и зубы альтернативной формы составляют главное оружие фэнтезийного волшебника. Но идея эта не кажется столь уж хорошей: меч надёжнее зубов.

С другой стороны, если нужно не драться, а бежать либо выследить врага, то волчья ипостась окажется очень кстати. Правда, при одном очевидном условии, о котором большинство авторов дружно забывают: использование чужого тела требует длительной тренировки.

Настоящие — «расовые» — оборотни не должны испытывать больших затруднений с освоением квадропедального движения. Всё-таки это у них в крови, и они могут упражняться с детства.

Волшебницы, как правило, по физсостоянию годны к строевой службе. Но их стандартный костюм, несмотря на очевидные эстетические достоинства, не обеспечивает достаточной защиты. Даже от крапивы.

Такой подход не лишён рационального зерна.

Во-первых, если маг — просто стрелок не лучше прочих, то его присутствие в мире вообще, и на поле боя в частности не вступит в конфликт с реалиями средневековья. Волшебники легко и гладко впишутся в общую картину, точно так же, как лучники, арбалетчики и пращники.

Во-вторых, для военного мага предельно скромный набор чар — дело вполне естественное. Если на него возлагается задача нанести урон противнику, то его и будут учить одномуединственному, наиболее смертоносному заклятию — чтобы рекрут максимально быстро смог достичь совершенства именно в данной области. Если же потребуется, скажем, скрыть войска за иллюзорной завесой, для этого подготовят другого бойца. Тоже быстро. При условии узкой специализации волшебников действительно можно «штамповать» пачками и использовать как обыкновенную пехоту.

Формирование стрелковых отрядов из магов серьёзно осложняет преклонный возраст большинства представителей данной профессии.


Тем не менее авторам книг подобный взгляд на роль магии в бою полностью чужд. Слишком уж нелепо выглядит слитно грохочущий сапогами взвод чародеев в униформе, включающей островерхие колпаки и седые бороды... Маги. В строю. В небритом виде. Дико это!


Битвы големов

Если волшебника можно заменить лучником (или даже десятком лучников), то создание «магострелковых» войск не оправдано. Подготовка чародея наверняка обойдётся дорого. А для летального же исхода ему, как и простому крестьянину, вполне хватит одной стрелы.

Другое дело, если маг по эффективности окажется равен пушке... Хотя различия в ТТХ едва ли позволяют провести аналогию. С одной стороны, волшебник может перемещаться без помощи упряжки лошадей. С другой стороны, молния, в том числе и шаровая, не даёт убойных осколков, как граната, и рикошетов, как ядро. То есть ею едва ли удастся «накрыть» более одного всадника. Тем не менее сочетание огневой мощи и подвижности сделает такой род войск очень опасным. Несомненно, магические драгуны будут превосходить эффективностью рыцарскую кавалерию, которой необходимо входить в близкий контакт с неприятелем. Но где найти столько сильных магов? Если же их окажется горстка, то и эффект оставит желать лучшего. При этом неизбежные потери будет очень трудно восполнить. Нет... чародеев нельзя бросать в «мясорубку».

Воздушный элементаль — лучший щит. Вихрь не ограничит обзор, но гарантированно отклонит в сторону стрелы.


Если речь идёт о нанесении магией непосредственного урона, то перспективным кажется не метание молний вразнобой, а объединение усилий всех наличествующих колдунов для нанесения одного, но действительно мощного удара. Пусть возьмут время на подготовку, совершат нужные ритуалы, пусть водят хоровод, если требуется, но результат их усилий должен разом изменить соотношение сил. Этого, конечно, можно добиться с помощью банального огня с неба. Но эффективней окажется эпидемия, обрушивающаяся на вражеский лагерь, либо внезапная и беспричинная паника, подобно лесному пожару охватывающая всё войско. Торнадо, проносящийся по рядам неприятеля, — тоже хорошо. Или пусть устроят хотя бы ливень, который смоет пентаграммы и погасит ритуальные свечи вражеских чародеев, наверняка тоже готовящих какую-то пакость.


Каменного голема бесполезно поливать магическим огнём, колоть и рубить. Но можно разбить тяжёлыми молотами. Сам же он не защищается. Поэтому такие «танки прорыва» должна сопровождать лёгкая пехота.

Колдунов, в особенности хороших, нужно беречь. И если уж они участвуют в войне, то пусть сражаются не сами, а с помощью призванных чудовищ. В этом случае «творческий потенциал» магов превращается в скрытый резерв войска. Ведь элементали, джинны или демоны могут появиться в решающий момент и на важнейшем участке. Если демонами трудно управлять, то лучше сразу вызвать их в тылу врага (следует напомнить, что в средневековых сражениях тыл от фронта отделяли 100-200 метров). Конечно, неприятельские чародеи или жрецы тварей изгонят, но это потребует времени, которое можно использовать для манёвра обычными войсками.

Пригодится и способность друидов призывать животных. На поле боя пользы от «зверинца» не будет никакой. Да её и не может быть, ведь придут звери из окрестных лесов и не надолго. Но друиды способны вести партизанскую войну, распугивая хищниками вражескую конницу на стоянках и на марше.

Наконец, программой государственной важности должно стать производство големов. Эти боевые машины стоят дорого, но есть-то не просят. В мирное время их годами можно копить в ангарах. Таким образом, даже один чародей, специализирующийся по части анимации объектов, сможет, не покидая лаборатории, дать фронту много почти неуязвимых (и устойчивых к магии) бойцов.

МАГИЯ И НАУКА

В чём разница между магией и технологиями далёкого будущего? И то и другое использует неизвестные силы. Антигравитационный ранец и кольцо левитации выполняют сходные функции. С практической точки зрения они взаимозаменяемы, но принципиальное различие заключается в том, что если уж наука открыла секрет антигравитации, то ранцев можно будет изготовить сколько потребуется. Достижения же магов тиражированию не поддаются.

Наука является производительной силой и меняет мир. Не так важно, что изобретено — ядерный реактор или гончарный круг, — но результат почувствует всё человечество. Магические же цивилизации статичны, несмотря на лихорадочную интеллектуальную активность колдунов в лабораториях. Последнее подталкивает к выводу, что магия — это всё же искусство, а не наука. Любой магический предмет — уникальный. Рецепт его создания нельзя занести в справочники. В волшебный меч требуется вложить душу либо ждать, пока он сам обретёт необычные свойства в процессе эксплуатации героическим хозяином.

Несмотря на то, что некоторые алхимики средневековья хвастали, будто умеют превращать свинец в золото, маги фэнтези трансмутацией не владеют. Больно уж разрушительно действует это заклинание на экономику.

МЕЧ-КЛАДЕНЕЦ

Несмотря на то, что избыток магии волшебному миру явно вреден, существует как минимум одна сфера, где чары лишь поддержат реализм и историчность. Не стоит забывать, что, кроме колдунов, фэнтези-вселенные населяют ещё и драконы. А также множество других существ, в борьбе с которыми обычное оружие по тем или иным причинам неэффективно. Даже простые призраки могут сильно отравить существование обывателям. Ведь способы изгнания, работающие против воображаемых привидений, на настоящую нежить впечатления не произведут.

Самое очевидное (и безопасное, с точки зрения здравого смысла) применение магии — защита от сверхъестественных существ. Здесь даже нет нужды беспокоиться о соблюдении меры. Сколь угодно могущественное волшебство лишь восстановит равновесие, нарушенное введением новой, специфической угрозы. Важно лишь следить, чтобы меч, смертоносный для нечисти, против существ из плоти и крови действовал как обычный.

Энты — добрые. Но, учитывая все возможные случаи и обстоятельства, следует отработать какие-то способы их нейтрализации.

ТРАНСФОРМАЦИЯ ТЕНСЕРА

В арсенале магов Dungeons & Dragons старых редакций имелось удивительное заклинание — «Трансформация Тенсера», превращающее хилого волшебника в могучего и опытного воина. Трудно поверить, что чары в силах научить кого-то владеть оружием, если раньше он этого не умел. Но они вполне способны заменить длительный психический тренинг мастеров восточных единоборств или ведьмачьи эликсиры. То есть резко повысить реакцию и мышечную силу.

Вполне вероятно, что именно такая тактика оптимальна для боевого мага. Поэтому Гэндальф и носит меч. А у Сапковского суперзлодей Вильгефорц сначала глубокомысленно мечет молнии с двух рук, но, когда шутки кончаются, идёт на непобедимого Геральта с дрыном. И тут уж преимущество сразу оказывается на его стороне.

Проблема лишь в том, что двигаться и сохранять равновесие «под ускорением» тоже нужно уметь. Кроме того, сердце находящегося в плохой физической форме пожилого чародея такой радикальной стимуляции может и не выдержать.

Посох для мага — не только профессиональный атрибут, но и оружие ударно-дробящего действия.

Магия массового поражения

Полной противоположностью «магострелкам» являются игровые маги-герои. Это эпические фигуры, возможности которых разнообразны и масштабны. Заклинания, сотрясающие землю или обрушивающие с неба град раскалённых камней, способны истреблять целые отряды. Просто пройтись пешком по водам для подобного чародея — пустяк. Если нужно, он прихватит с собой целую армию.

При необходимости опытный волшебник может соорудить голема уже в походе — из подручных материалов.

Естественно, колдовство такой силы влияет на тактику. Угроза магических залпов заставляет пехоту рассредоточиваться. Иногда «баллистические» заклинания используются для подрыва вражеской экономики. Как следствие — ценность каменных стен заметно снижается, зато города укрываются волшебными силовыми куполами.

Но мир, где магия столь сильна, уже ничем не будет напоминать традиционную вселенную драконов и рыцарей. Если волшебство даёт силу, оно даст и власть. Почтение к королю основано на традиции, а также на необходимости иметь какую-то организацию. При этом сам монарх может быть, а может и не быть хорошим полководцем, но в смысле боевого потенциала он в любом случае не превосходит своих телохранителей. Эпический же чародей один стоит целой армии. Что, кстати, не мешает ему собрать и обычные войска. Для своих подданных он будет не царём, а богом. Логично ожидать, что именно такой статус маг за собой и закрепит официально.

Подобный подход годится для игр, где не так уж важен тщательно прорисованный мир (кроме войск и карты, всё равно ничего не видно). Кроме того, могущество героя-волшебника в виртуальной реальности уравновешивают «военные» герои со способностями иными, но не менее ценными. В книгах же такой «баланс» выглядел бы слишком искусственно. Так что там даже тёмные властелины стараются вести себя скромнее.

В мирах «эпической магии» правителями королевств могут быть древние драконы. Так и им удобнее наполнять сокровищницы, и страна освобождается от военных расходов. Дракон не испугается ни демона, ни архимага.


Тем не менее исключения бывают. В романах Ника Перумова некромант Неясыть практически в одиночку (неполовозрелый дракон не в счёт) спасает мир, бросая вызов сначала многочисленным отрядам, а затем целым армиям. Правда, он там один такой бойкий. Если же эпических магов станет много, то полностью изменится и характер войн. Сверхзадачей станет уничтожение вражеского правителя-колдуна. С чем, очевидно, лучше всего справится другой суперчародей (на худой конец, квалифицированный наёмный убийца). В случае успеха противник капитулирует, так как противостоять метеорам, землетрясениям, эпидемиям и нашествиям зомби без короля не сможет. Роль же войск сведётся к полицейским операциям.


***

В правильном, «сбалансированном» магическом мире волшебник не подменяет собой воина, не занимается истреблением врагов. Он выполняет свои задачи. Именно те, которые громилам с топорами не по силам. Функции его могут быть разными: от лечения ран и изгнания демонов до открытия врат в иные измерения и составления гороскопов. Он является ценным специалистом, обладающим влиянием, но не властью, которую, как и в реальности, дарует меч. Другой вопрос, что магу никто не мешает носить оружие. А в большинстве культур знатное происхождение даже обяжет его к этому.

Что почитать?
  • Ник Перумов «Война мага»

  • Ник Перумов «Кольцо тьмы»

  • Джон Р. Р. Толкин «Властелин Колец»

  • Джон Р. Р. Толкин «Хоббит, или Туда и обратно»

Что посмотреть?
  • «Властелин Колец: Братство Кольца» (2001)

  • «Властелин Колец: Две крепости» (2002)

  • «Властелин Колец: Возвращение короля» (2003)

Во что поиграть?
  • The Lord of the Rings: The Battle of Middle-earth II (2006)

  • Heroes of Might and Magic V (2006)

  • Warhammer 40000: Dawn of War — Winter Assault (2008)

  • The Lord of the Rings: Conquest (2009)

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Abiashi
№ 1
19.12.2012, 07:32
Про \"строевых\" магов есть аниме \"Легенда о легендарных героях\" очень даже неплохое, особенно по части магии. В сражении \"нос к носу\" тамошние маги атакуют чем-нибудь простеньким и быстрым, если враг далеко, то наколдуют аналог \"Града\" или ядерной бомбы, а в мирное время могут сваять высокотехнологичный боевой протез не уступающий обычной руке по части мирных функций.
Хомяк
№ 2
21.12.2012, 16:37
Цитата:
В большинстве стратегических и тактических фэнтезийных игр колдуны достаточно многочисленны, чтобы формировать из них отряды, но при этом маги — обычные стрелки. Что характерно, даже не лучшие в своём классе.
Кстати, в таком случае со временем (по мере продвижения мира в современное состояние) магия займет примерно то же место, что и навыки рукопашного боя. То есть, на войне станет почти не нужна даже для спецопераций, зато на гражданке будет пользоваться большим уважением. Ведь если среди лучников-арбалетчиков-аркебузиров маги далеко не лучшие стрелки, автоматическое оружие по любому эффективнее.

Цитата:
Несомненно, магические драгуны будут превосходить эффективностью рыцарскую кавалерию, которой необходимо входить в близкий контакт с неприятелем.
Тут не согласен. Пехота ведь тоже отстреливается. Но при этом может сосредоточить большую огневую мощь на участке фронта. Кроме того, прицельно стрелять с коня труднее. С другой стороны, если в пехоте растет доля стрелков, она становится более уязвимой для обычной атаки наездом.

В качестве иллюстрации, можно привести Тридцатилетнюю войну, когда существовали две тактики кавалерии: рейтарская, заключавшаяся в планомерном обстреле пехоты, и кирасирская, состоящая из одного залпа, чтобы максимально нарушить строй пикинеров, с немедленным вступлением в ближний бой. В зависимости от соотношения мушкетеров и пикинеров, более эффективным могло быть то или другое. Но рейтарская тактика в любом случае требовала большей выучки.

Кстати, потом сложилось так, что кавалерия полностью отказалась именно от рейтарской тактики.

А до рейтар было вообще много типов конных стрелков, и при определенных обстоятельствах они играли важную роль на поле боя. Но тяжелую конницу никогда не отменяли.

Цитата:
Но где найти столько сильных магов?
Это как раз не вопрос. Та же феодальная система, только явиться теперь надо "конно, людно, оружно и с магическим прикрытием".
steblinka
№ 3
22.12.2012, 12:41
Интересная статья. На тему \"строевых магов\" можно почитать Рудазова, вообще про боевую магию у него куча всего интересного, в т.ч. и масштабные битвы (\"Серая чума\", \"Штурм цитадели\")
Omeganian
№ 4
22.12.2012, 14:49
Про боевых магов еще хорошо Гудкайнд пишет. Там у него довольно логичные применения на войне, но основной принцип остается \"если маги обеих сторон качественно работают, создается впечатление что они не работают вообще\".
Хомяк
№ 5
26.12.2012, 15:55
Цитата:
Сообщение от Omeganian Посмотреть сообщение
если маги обеих сторон качественно работают, создается впечатление что они не работают вообще
А вот это в корне неправильно. Примерно как сказать: "если авиация обеих сторон качественно работает, создается впечатление, что она не работает вообще". Предположение, что целый пласт вооруженного противостояния не окажет влияния на ход войны, да еще при качественном использовании обеими сторонами, лишено логики.

Но с точки зрения писателя все примерно так же, как и с драконами. "Я фантаст, и я не хочу думать".
Gasparo
№ 6
26.12.2012, 17:50
Цитата:
Сообщение от Хомяк Посмотреть сообщение
А вот это в корне неправильно. Примерно как сказать: "если авиация обеих сторон качественно работает, создается впечатление, что она не работает вообще". Предположение, что целый пласт вооруженного противостояния не окажет влияния на ход войны, да еще при качественном использовании обеими сторонами, лишено логики.
Но с точки зрения писателя все примерно так же, как и с драконами. "Я фантаст, и я не хочу думать".
Так ведь о том и статья. Так на минуточку. Введение боевой магии требует коренной переработки всего мира. Даже пан Сапковский жестоко обломался на этой почве.
hjkl
№ 7
31.12.2012, 04:10
По поводу очерка \"ДОСПЕХИ МАГА\" В старину железу приписывали антимагические свойства, и если исходить из этого, то получается, что надевать на мага железные доспехи всё равно, что надевать на антенну передатчика колпак из бериллиевой бронзы. Правда бронзе такие свойства вроде не приписывали, то есть на мага можно надеть бронзовый доспех, уж на магов то бронзы должно хватить.
DarkGhost
№ 8
01.10.2015, 17:28
Цитата:
А вот это в корне неправильно. Примерно как сказать: \"если авиация обеих сторон качественно работает, создается впечатление, что она не работает вообще\". Предположение, что целый пласт вооруженного противостояния не окажет влияния на ход войны, да еще при качественном использовании обеими сторонами, лишено логики.

Но с точки зрения писателя все примерно так же, как и с драконами. \"Я фантаст, и я не хочу думать\".
Буду жутким некропостером, но не могу пройти мимо. В данном случае это высказывание вполне имеет смысл и логично. Маги обоих сторон могут в теории нейтрализовать заклинания друг-друга щитами и контрзаклятьями, в итоге обоим армиям не наносится практически никакого урона. А вот если у одной из армий не будет магического прикрытия, то она будет распылена очень и очень быстро.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться