Google+
Ридли Скотт Борис Вальехо и Джулия Белл в гостях у “Мира фантастики” Ergo Proxy ROBERT DOWNEY
Версия для печатиЕсли бы: Если бы. Записки охотника на нежить
Кратко о статье: Классификация нежити. Правда и вымысел о пришельцах из мира теней.

Гость из Великого Ничто

Записки паладина — охотника на нежить


Реальность — это галлюцинация, вызванная дефицитом алкоголя в крови.
Сэр Уинстон Черчилль, герцог Мальборо

«Живые мертвецы» — парадоксальное сочетание. Что, кроме подсознательных страхов, кроется в легендах о них? И какие грани реальности открылись бы перед нами, будь эти легенды правдой хотя бы отчасти?..

Беспокойные духи (призраки)

Иногда они возвращаются. Зачем? Что может удерживать на границе бытия бесплотный дух, уже сведший все счёты с материей? Вопрос не простой, потому как даже сами неупокоенные не понимают, как же это их так угораздило.

Наиболее безвредные представители нежити — призраки — сознают, что умерли. Обнаружив, что, вопреки заведённому порядку, после смерти он всё-таки мыслит, а значит, и существует, призрак стремится завершить земные дела. То есть помочь друзьям и близким. Или отомстить врагам.

По каким-то причинам призраки, уже забывшие, как их звали при жизни, охотнее всего откликаются на имя Наполеон.

Так или иначе, призраку требуется вступить в контакт с живыми — ведь предпринять что-либо самостоятельно он не способен. Даже просто показаться одновременно нескольким людям для такого духа — крупное достижение. Поэтому дух отца Гамлета пытается покарать своего убийцу руками сына.

Видимо, именно такие случаи дали первоначальный толчок развитию некромантии («мёртвогаданию»). Почитая предков и желая услышать их советы, люди проводили ритуалы с целью вызова духов мёртвых. Учитывая, что множество призраков уже давно завершили всё, что сумели припомнить, и теперь слоняются в пустоте, изрядно страдая от скуки, даже при самом небрежном исполнении это мероприятие обречено на успех. Кто-нибудь немедленно явится и с радостью примется нести околесицу. Но даже если удастся вызвать нужного духа, причём из числа умерших недавно, то шансы на получение полезной информации минимальны. Покойным известно не больше, чем они знали при жизни. К тому же после смерти духи стремительно утрачивают память, многое путают и врут не реже живых. По этой причине Гамлет, как человек разумный, не верит призраку отца на слово и начинает собственное расследование.

Со временем призраки либо распадаются, обретая покой, либо становятся привидениями. Либо превращаются в злых духов, от которых всякого можно ожидать.

Увы, не все призраки безопасны. Вселяясь в медиума и подпитываясь его силами, дух обретает способность принимать видимую форму и перемещать предметы. Иногда призрак может использовать медиума (как правило, ребёнка) даже без ведома последнего. Следующие за этим события обычно именуются «полтергейстом» и классифицируются как хулиганство. Ведь развлекаются подобным образом лишь самые глупые и безответственные духи.


Наконец, призраку может вздуматься завладеть телом на постоянной основе. Одержимость — опасный феномен, ибо дух, провоцирующий её, как правило, необычно силён, да ещё и безумен. Изгнать его исключительно сложно.


Призраки не всегда бестелесны. Так, ревенант — блуждающий дух, возвращённый в собственное тело спустя часы, реже дни, после смерти. Как правило, возрождение происходит в результате ритуала, проведённого некромантом. Иные из молодых представителей этой профессии упорно, хотя и ошибочно, почитают смерть состоянием обратимым.

Поначалу ревенант и сам думает, что жив. Он будет есть, отстранённо удивляясь тому, что не испытывает чувства голода. Будет дышать. Будет бинтовать свои раны, не понимая, почему они не болят, не кровоточат, но и не затягиваются. Потом — догадается о причинах, но, скорее всего, не придаст открытию значения. Будучи мёртвым, он лишён человеческих чувств и желаний. В том числе и желания жить. Вместо этого ревенантом движет некая навязчивая идея, сформировавшаяся накануне смерти. Чаще всего это — месть.

Тело ревенанта продолжает разлагаться, хотя и значительно медленнее нормы. Если первые дни он лишь смахивает на мертвеца, то спустя несколько недель действительное положение дел станет очевидным. Хуже другое. Вместе с телом распадается и психика. Ревенант становится злым (или очень злым, если не был ангелом и при жизни). Сосредоточенность на цели превращается в манию, а стремление к справедливости — в кровожадность. Попытки же друзей вернуть его в нормальное для трупа состояние наталкиваются на естественные затруднения. К новым ранам восставший мертвец относится философски. Изгнанию же призрак поддаётся лишь ценой таких же невероятных усилий, как и в случае одержимости.

Потерянные духи (привидения)

Несмотря на то, что призраков и привидения часто путают, последние представляют собой принципиально иной род бестелесной нежити. Эти духи намного мощнее (или, может быть, ближе к материальному миру). Если призрак без помощи медиума взаимодействует лишь с человеческим сознанием, и не виден, а только кажется, то привидения почти всегда наблюдаемы, как фосфоресцирующие фигуры ночью либо полупрозрачные — днём. Иногда их не отличить от людей из плоти и крови. В других же случаях разница бросается в глаза. Привидения частенько уже плохо помнят, как выглядели при жизни. В результате пропорции тела и черты лица оказываются чудовищно искажёнными.

С практической точки зрения скелет абсолютно бесполезен для духа, так как кости уже не скреплены между собой и не дают опоры. Напротив: каждую из них по отдельности приходится поддерживать.

Кроме того, в отличие от призраков, иногда проявляющих даже чувство юмора, привидения представляют собой лишь руины былой личности. Они сохраняют жалкие обрывки воспоминаний и не понимают, что мертвы. Это нежить не преследует никакой цели, пусть даже безумной. Время от времени пробуждаясь, потерянный дух, не знающий, что для него давно всё кончено, механически пытается продолжать то, на чём когда-то остановился.

Привидения способны перемещать предметы и частенько манипулируют собственными бренными останками. Свой скелет привидение анимирует усилием воли так же неосознанно, как при жизни приводило его в движение усилием мышц. Если перед смертью покойный звенел цепями — он возобновит это занятие, несмотря на то, что рассыпавшиеся кости давно выпали из оков. Но если зашевелившийся костяк в изрубленной кольчуге нащупывает ржавый меч... могут быть неприятности. Легко догадаться, что он делал незадолго до гибели.


Как правило, скелеты оживают не случайно. Привидение вызывается заклинанием, как только жертва переступит магическую черту. Колдуны любят оставлять такие сюрпризы для незваных гостей. Иные из «засад» рассчитываются на века. В этом случае естественно, приходится принимать меры для сохранения скелета, превращая его в долговечную мумию.


ЖЕЛУДОЧНАЯ СЛАБОСТЬ

Страх, внушаемый человеку мёртвыми телами, имеет не столько психологическую, сколько физиологическую основу. Людей — среди всех хищников и всеядных — выделяет особенность почти уникальная: запах разложения кажется нам отвратительным, тогда как многим другим животным он, напротив, приятен.

Большинству зверей нравятся покойники. С гастрономической точки зрения. Инфекция их не пугает: все микроорганизмы, как населявшие тело при жизни, так и размножившиеся после смерти, будут уничтожены желудочным соком. Но у приматов концентрация кислоты и пищеварительных ферментов существенно ниже нормы, даже слегка подпорченное мясо представляет для них большую опасность. Поэтому шимпанзе съедают лишь тех животных, которых убили сами (а в зоопарках довольствуются рыбьим жиром и молоком). И от мёртвых сородичей обезьяны также стараются держаться как можно дальше. Ведь неизвестно, от чего они умерли и какая зараза гнездится в останках.

Такая странная для всеядного существа брезгливость сформировалась как следствие древесного образа жизни. На вервях не найти ни отходов, ни падали. Всё, что уже не живёт, отправляется вниз.

Даже несколько вооружённых костяков — не такая уж серьёзная угроза. Сделать частью волшебной ловушки можно только сравнительно слабое привидение. Сильные же представители этого типа нежити очень опасны. Хотя они, как правило, не только не хотят ничего дурного, но и не замечают живых, близкий контакт с привидением может привести к безумию и даже к смерти.

ОСИНОВЫЙ КОЛ В МОГИЛУ

Откуда взялся миф о губительности чеснока и осины для вампиров — установить уже невозможно. Важно лишь, что это — элемент современного, а не древнего фольклора. Средневековые крестьяне даже в своих суевериях были куда более логичны и последовательны, нежели фантасты наших дней. В частности, они полностью отдавали себе отчёт в том, что вампира нельзя убить в принципе. Ни осиной, ни каким-либо иным способом. Он же — труп. И мертвее уже не станет.

Вбитый кол представлял собой простейший способ нейтрализовать беспокойного покойника, обездвижив его. Осина не наделялась никакими магическими свойствами, считаясь предпочтительным материалом исключительно с точки зрения долговечности. Это дерево неохотно поддаётся гниению. Поэтому из него строят бани.

Чеснок также напрямую вампиру не вредил, а лишь мешал обнаружить жертву. Предполагалось, что как живые обнаруживают трупы, прежде всего по запаху, так и мёртвые используют нюх, охотясь на живых. Чеснок и некоторые другие пахучие травы могли сбить упыря с толку.

Кладбища — это контрольно-пропускные пункты на границе между мирами живых и мёртвых. Неудивительно, что призраки, привидения и тени пересекают её именно здесь.

Безликие духи (тени)

Привидения и призраки населяют границы реальности. Тени — аборигены областей куда более удалённых от нашего мира, лежащих уже за пределами всего, что можно вообразить. Безликие, голодные или воющие духи.

Вероятно, когда-то они тоже были людьми. Но давно утратили все признаки разума и личности, превратившись в клочья мрака, несомые течениями пустоты. Пройдя «все стадии» смерти, они обрели подобие жизни. Заключающееся в стремлении поддерживать свое странное существование, похищая энергию у живых.

Тени именуются безликими духами, так как эта нежить лишена облика. Призрак похож сам на себя. Привидения напоминают гротескные, но всё-таки человеческие фигуры. Тени не имеют ни цвета, ни формы. Они не выглядят никак. Что отнюдь не мешает молве приписывать им самую разнообразную внешность.

Если принять, что у неразумного голодного духа есть цель, то она заключается в удовлетворении голода. Оказавшись в материальном мире, он вытягивает силы из людей. При «укусе» жертва ощущает приступ ужаса (кажущегося беспричинным), могильный холод, удушье, паралич. Часто возникают галлюцинации. Тень описывается как чёрный шар, чёрная собака с горящими глазами либо чёрная же антропоморфная фигура. Иногда укушенный слышит «вопль баньши», плач или собачий вой.


Баньши, безусловно, не является «призраком злой эльфийки». Но предания справедливы в главном: человек, услышавший крик баньши, имеет хорошие шансы умереть. Даже если тень не выпьет его до конца (что даже голодному духу всё-таки трудно сделать), подвергшийся её атаке ослабеет и легко станет жертвой болезни. А если он вступит в бой, то замедленная реакция сыграет с ним злую шутку.


По счастью, без помощи некромантов теням непросто найти дорогу в материаль ный мир. Если же это случается, то возвращаются они тем же путём, которым однажды ушли. То есть «вратами» обычно становятся трупы. Тени не до конца забывают, как пользоваться телом. Поэтому покойник начинает ходить, пусть медленно и неуверенно. И хватать живых.

Кусаются зомби лишь по привычке. Безликие духи помнят, что когда-то работа зубами имела прямое отношение к насыщению. На самом же деле тень по-прежнему привлекает не кровь, а нематериальная сущность человека. Но теперь у неё есть руки — неловкие, но чудовищно сильные. Ими она может убить жертву и забрать сразу всё. После чего освободившееся тело нередко тут же занимается очередным голодным пришельцем из пустошей.

Вселившись в труп, очень уязвимая для магии тень приобретает устойчивость к изгнанию. Голодный дух сидит в гниющей плоти, как в крепости. Покинет он убежище только в случае, если мертвеца удастся надёжно обездвижить либо полностью... демонтировать.

ВЕДЬМАЧИЙ СЕРЕБРЯНЫЙ МЕЧ

Легенда об эффективности серебряных пуль против оборотней и вампиров сформировалась в XVII-XVIII веках. Причём допускала вариации — на востоке сходными свойствами наделялись медь и золото. Вероятно, необычный выбор металла для отливки пуль был связан с ошибочной, но повсеместной на заре огнестрельной эпохи уверенностью в способности свинца отравлять рану. То, что губительно для живых, полагали люди, мёртвым будет только во благо.

Так или иначе, но в средние века нежить серебра не боялась. Она боялась огня и вышедшей из него стали. Даже простой подковы, прибитой над дверью. Но особенно — дамаска и булата. Что и понятно: ведь уничтожить мертвяка можно было, только изрубив на части. Серебряный меч для этого не годился.

Тень вышла на охоту.

Истребление зомби — работа грязная и тяжёлая. Но случается, что на разупокоив шееся кладбище спустя некоторое время сам собою снисходит покой. Живые мертвецы, побродив по округе, исчезают один за другим. Обычно в таком случае люди считают, что молитвы возымели действие и мёртвые вернулись в могилы. Но это всего лишь означает, что на погосте появился упырь. То есть самый сильный и быстрый из зомби растерзал прочих и выпил вселившиеся в них тени. Голодные духи пожирают и друг друга.

Проблема заключается в том, что уничтожить одного упыря будет сложнее, чем десяток зомби. Он куда хитрее и намного лучше владеет телом. Координация движений позволяет ему использовать пресловутую силу мертвецов не только для захвата, но для бега и даже прыжков. С одной стороны, скрываясь вблизи кладбища (иногда в водоёмах, ведь ему не нужно дышать), упырь и дальше будет уничтожать тени, пытающиеся проникнуть в похороненные тела. С другой стороны — он и живым при случае не даст спуску.


Глубоко во Тьме обитают не имеющие имён и обличия сущности, о которых известно лишь по сбивчивым рассказам беспокойных духов. Это порождения самой Пустоты, именуемые дырами в ничто, пожирателями или теневыми демонами. По счастью, мудрецы сходятся во мнении, что пастухи теней полностью чужды нашему миру и не способны проникнуть в него. Едва ли они могут даже вообразить материальную вселенную. Тем не менее многие полагают, что за возникновением культов смерти и прочими масштабными прорывами тьмы стоит именно их злая воля.


ВАМПИРЫ БОЯТСЯ СОЛНЦА

«Никогда не ходите по ночам на болота, когда силы зла властвуют безраздельно...» Почему зло всегда кроется во тьме? Почему с восходом солнца призраки истаивают дымкой, вампир обращается в пепел, а тролль — в камень? Неужели они так чувствительны к ультрафиолету?

Чудовища рождаются из страхов. А темнота, ассоциирующаяся у большинства млекопитающих с безопасностью, вызывает у нас беспокойство. Ведь люди полагаются почти исключительно на зрение, причём зрение дневное. Во тьме человек слеп, а значит, уязвим для хищников, которым недостаток света не помеха. Сенсорный голод будоражит воображение, «дорисовывающее» неясные тени. Обострившийся слух улавливает таинственные шорохи и скрипы. И так до тех пор, пока уровень освещённости не позволит убедиться, что это всё-таки камень, а не тролль.

Немёртвые духи (вампиры)

Вампиры — сколько в этом слове... Готическая романтика лунной ночи. Магнетизм тёмной стороны. Млечный блеск клыков и чёрные крылья вечной жизни... Прямо скажем, с вампирами связано множество легенд, предрассудков и заблуждений. Образ харизматичного мертвеца на самом деле вобрал в себя признаки нескольких разных типов мёртво-живых и даже пока-ещё-живых существ.

Большинство вампиров — не нежить. Они никогда не умирали. Они едят (в том числе и чеснок) и дышат как люди. Поскольку людьми и являются. Это всего лишь магически изменённая раса «с интегрированной некромантией», в ряды которой может влиться любой желающий путём несложного и практически безболезненного ритуала. В результате, не испытывая почти никаких неудобств (разве что солнце будет слепить ставшие очень чувствительными глаза), обращённый получает способность вытягивать и усваивать чужие жизненные силы.

Вампиры обожают пауков. Ведь те уничтожают насекомых, способных подпортить их драгоценное тело.


Вампиризм даёт кое-какие сверхъестественные способности. В первую очередь — ускоренную регенерацию, благодаря которой вампир не стареет в течение нескольких недель, а иногда и нескольких лет. О более значительном сроке судить трудно за отсутствием прецедента. Ведь нездоровая и всё возрастающая тяга к крови, которую начинает испытывать обращённый, провоцирует неблагожелательную реакцию окружающих.


Живой вампир не может быть изгнан. Магия лишь на время блокирует (или усиливает) его способности. Но убить кровопийцу не так уж сложно. Если перерезано горло, то организм умирает прежде, чем успевает регенерировать повреждения.

Тем не менее рассказы о долгожительстве вампиров имеют под собой основания. Дух обращённого становится нежитью в ещё живом теле и не спешит покидать его после смерти. Немёртвые духи не могут обходиться без материальной оболочки, во что бы то ни стало стараясь сохранять хотя бы видимость физического существования. Убитый «абы как» лжевампир (часто самообратившийся колдун или начинающий некромант) выбирается из могилы уже в качестве вурдалака или истинного вампира.

Вампиры-нежить, естественно, уже не регенерируют, но способны блокировать разложение тела и даже симулировать признаки жизни. Например, дыхание и сердцебиение, хотя и то, и другое им даром не нужно. Несмотря на это, большинство из них постепенно превращается в бледных, безволосых, когтистых чудовищ, что вурдалаков, впрочем, ничуть не беспокоит. И при жизни обычно не блиставшие интеллектом, после смерти они опускаются окончательно, сохраняя лишь минимум хитрости и осторожности и не заботясь ни о чём, кроме продления своего мрачного прозябания.

Вурдалаки столь же сильны, проворны и безразличны к повреждениям, как упыри. Магия лишь отпугивает их. Но куда опаснее относительно редкие истинные вампиры. Те, которые проходят сквозь стены, умеют летать, способны гипнотизировать жертву, могут превращаться в летучих мышей и не отражаются в зеркалах.

Именно «симптом» с зеркалами делает вампиров почти неуязвимыми. Ведь не отражается то, чего нет. Немёртвому духу нужно тело. И он, магически забальзамировав труп, десятилетиями (в легендарных случаях веками) хранит его в сухом и прохладном склепе. На охоту же вампир выходит в спектральной форме. Привидение, равное по силе баньши, конечно же, не пьёт кровь в буквальном смысле (впрочем, и вурдалаки делают это скорее символически). Но летать, становиться невидимым, менять облик и просачиваться в щели для него не проблема. Столь же естественно вампир мгновенно заживляет любые раны. Оружие (серебряное в том числе) проходит сквозь него как сквозь дым.

Кощей Бессмертный (буквально «Полумёртвый Скелет») — известный пример отечественного лича. Только с филактерией он явно намудрил сверх меры.

Как и вся бестелесная нежить, спектральный вампир легко может быть изгнан. Но... изгоняется он не в Ничто, а в собственное тело. Следующей ночью вампир вернётся. Даже когда охотники вламываются в склеп, кровосос обычно не сопротивляется. Колья могут обездвижить его физическую оболочку, но охотиться это ему не помешает. Тело для вампира лишь якорь в материальном мире, и даже отсечение головы ему не повредит. Только сложный ритуал (или простая кремация трупа) могут прекратить его существование.


Наиболее предусмотрительные немёртвые духи (при жизни владевшие магией) принимают дополнительные меры предосторожности, связывая себя с материальным миром посредством компактных и долговечных предметов — филактерии. В этом случае тело играет лишь роль инструмента, который можно эксплуатировать до полной амортизации. После чего лич меняет оболочку, анимируя другой труп.


***

Мифология, связанная с восставшими мертвецами, — не только богатое собрание «страшилок» для взрослых детей. В самом понятии «немёртвый» кроются парадокс и робкая надежда на расширение границ возможного. Ведь если покойник двигается, разговаривает и даже немножко мыслит, то до какой степени он мёртв? И что же тогда бытие, если не мысль и движение?

Что почитать?
  • Стивен Кинг «Иногда они возвращаются»

  • Джордж Мартин «Пир стервятников»

  • Клиффорд Саймак «Заповедник гоблинов»

  • Анджей Сапковский «Ведьмак»

  • Уильям Шекспир «Гамлет, принц датский»

Что посмотреть?
  • «Ночь живых мертвецов» (1968)

  • «Кошмар на улице вязов» (1984)

  • «История одного вампира» (2009)

  • «Милые кости» (2010)

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Max-88
№ 1
14.12.2012, 21:35
В тенью путём деградации могут стать привидения (при методичном развоплощении), духи (если нельзя выполнить клятву) и сумраки (выиграет заговарённый предмет, дающий силу сумраку).
Дмитрий Белковский
№ 2
14.12.2012, 23:21
Цитата:
Ведь если покойник двигается, разговаривает и даже немножко мыслит, то до какой степени он мёртв? И что же тогда бытие, если не мысль и движение?
под определение живого организма входит понятие "способность к размножению"
многое в природе приходит в движение
понятие "мыслить" есть проявление человеческого эгоизма, желание подчеркнуть своё главенствующее положение
Neurotoxin
№ 3
15.12.2012, 18:25
Схема - прямо развитие призрака в Disciples 2). Но к какой вселенной все это привязано? А если ни к какой, то зачем оно?
Shkloboo
№ 4
18.12.2012, 10:38
Цитата:
Но к какой вселенной все это привязано? А если ни к какой, то зачем оно?
Поддерживаю, особенно в вампирском разделе непонятно о чем написано, "Интервью с вампиром" и лично Лестат("Если перерезано горло...") в тесной компании кровососов из "Маскарада" глядят на это с недоумением.

Последний раз редактировалось Shkloboo; 18.12.2012 в 10:42.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться