Google+
МИРЫ. WARHAMMER 40000 КЛАССИКИ. ФРЭНК ГЕРБЕРТ Ридли Скотт Мир Алексея Пехова: Хроники Сиалы
Версия для печатиИнтервью: Уве Болл, режиссёр
Кратко о статье: Его называют чудовищем, ему инкриминируют поедание мозгов киноманов и растрату госбюджета Германии. В ответ он продолжает снимать фильмы и время от времени бьёт негодующим критикам по мордасам. На страницах «МФ» единственный и неповторимый Уве Болл! К счастью, теперь мы знаем его хорошую сторону.

«Для бокса я уже слишком стар...»

Беседа с Уве Боллом

Как и в любой творческой сфере, в мире кинематографа полно нетривиальных личностей, с которыми интервью лучше устраивать не абы когда, а в строго определённое время. Например, в канун Нового года, полнолуние или же на первое апреля. У нас как раз последний случай, а ближайшее первое апреля, увы, наступит нескоро. Нет уж, лучше опубликуем материал, пока горячий. Итак, встречайте — самое «первоапрельское» из всех августовских интервью за всю историю «МФ»!


Хотя воинственно настроенные киноманы убеждены, что Уве Болла лучше не упоминать всуе от греха подальше, его имя регулярно появлялось на страницах «МФ». Мы и не предполагали, что на 32-м Московском международном кинофестивале представится шанс лично пообщаться с автором мертворождённых экранизаций таких видеоигр, как BloodRayne и Alone in the Dark.

Приветствуем вас, Уве. В качестве увертюры расскажите, пожалуйста, о начале вашего творчества.

Здравствуйте. Дело в том, что после колледжа я пытался поступить в киношколу, но в Германии их тогда действовало всегонавсего две, и они ежегодно брали лишь по 15 человек, а желающих были тысячи. Как и многие абитуриенты, я оказался не у дел. Впоследствии мы с моим другом собрали определённую сумму денег и сняли свой первый фильм — чёрную комедию «Германская киносолянка». После мы начали прокатывать фильм в кинотеатрах страны и продали лицензию на распространение одной компании. Затем удалось снять ещё три фильма на немецком языке, после чего я решил, что на внутренний рынок работать бессмысленно. Мне хотелось делать англоязычное развлекательное кино, и на претворение в жизнь этих планов потребовалось целых 4 года. В 2000-м наконец-то вышел в прокат «Ханжа», а после «Сердца Америки» мне в руки попал сценарий «Дома мёртвых» Марка Олтмэна. Популярность серии House of the Dead была очевидной, и сборы у фильма оказались достаточно хорошими, поэтому я решил купить больше прав на экранизации игр, которые нравились лично мне.

Уве призвал нас не верить тому, что пишут в интернете, — экранизация Metroid в его планах не значится, равно как и фильмы с Джессикой Симпсон.

Режиссёры из Европы без родственных связей в Голливуде частенько жалуются, как трудно пробиться на американский рынок кино. Вы это на себе прочувствовали?

Абсолютно справедливое замечание. В Голливуде я побывал в конце 90-х и убедился на собственном опыте: запустить там что-либо в производство решительно невозможно. Именно поэтому я вернулся в Германию и организовал кинофонд для сбора средств. После «Ханжи» я снова отправился в Голливуд и сказал представителям студий, что мне от них нужны лишь услуги по дистрибуции. Никакой финансовой поддержки — только актёры, контакты партнёров и компаний-распространителей. Следующим пунктом назначений был Ванкувер, где проводились съёмки. Разумеется, все эти мытарства здоровья не прибавили, зато я увидел, сколько фигни творится в Голливуде. Больше поддерживать связь с этой многомиллионной шарагой не хотелось, поэтому распространением фильмов я тоже занялся лично.

Скрепя сердце, должны признать, что в современном российском кинематографе царит полный бардак. Режиссёры с упоением пилят госбюджет и превращают фильмы в способы реализации персональных амбиций, напрочь забывая про зрителей. Скажите, а как обстоят дела с немецким кинематографом?

Да всё то же самое. Немецкий кинематограф живёт за счёт государственных субсидий, поэтому без разрешения шестисеми человек, которые решают, запускать ли фильм в производство, вы ничегошеньки не сделаете. Беда в том, что эти господа отчисляют деньги только своим дружкамприятелям. Что касается немецкого кинематографа в целом, то мне кажется, в последние годы вышло несколько достойных картин. Но я тут недавно услышал, что в России в год снимается порядка двухсот фильмов, а в Германии едва набирается сотня, 80% которой — невразумительное дерьмо. Эти фильмы никто смотреть не ходит, а снимают их только для освоения бюджета, что весьма прискорбно.

Ну, знаете, в Германии — 80% из сотни, а у нас — 90% из двух сотен. Так что ваш вариант ещё не худший.

Да уж... (смеётся) Честно говоря, число «200» повергло меня в шок. Я вообще считаю, что на широкие экраны сегодня выходит слишком много фильмов. Индустрия перенасыщена, и зрители не способны уделить внимание всему, что им интересно. По-моему, темп следует снизить.

Возвращаясь к системе финансирования, для меня наиболее привлекательным показался канадский вариант. Там, если вы тратите доллар, то получаете обратно 35 центов, и не важно, в каком жанре работаете, — это своего рода генеральная субсидия на нужды кинематографа. Только прежде чем её получить, необходимо собрать деньги и вложить их в производство фильма. По-моему, такая система позволяет отфильтровать любую ерунду, создатели которой намереваются запустить лапу в карман государства.

Новый фильм Уве Болла — история о жизни известного немецкого боксёра середины прошлого века Макса Шмелинга.

Раньше в Германии дело обстояло следующим образом: предположим, вы предприниматель и гребёте деньги экскаваторным ковшом. Обычный размер налога составлял 50% от суммы дохода, но если вы вкладывали деньги в кино, то не должны были платить налоги. Многие кинематографисты в Германии пытались найти инвесторов, но так уж вышло, что больше всего повезло именно мне. Хотя «повезло» — неправильное слово, просто я слишком много времени уделил поискам денег, фактически жил в разъездах. Когда наконец-то удалось поднять нужную сумму, коллеги по цеху стали завидовать. Поползли слухи типа «О, Уве Болл хапнул все деньги, ах он зараза такая!». Поговаривали, дескать, в моих карманах бряцает золото нацистов. Бред, конечно, и распространялся он для дискредитации меня в глазах инвесторов.

Знаете, российская система финансирования кино практически идентична немецкой.

В России тоже можно уйти от налогообложения при инвестировании в производство фильмов?

Именно так. Это главная причина, по которой у нас в производстве 200 фильмов ежегодно. В съёмки можно инвестировать до 100% прибыли, де-факто потратить несколько тысяч долларов для имитации бурной деятельности, а остальное вернуть с помощью «отката». К слову, говорят, что ваши фильмы отличаются плохим качеством именно потому, что благодаря ним инвесторы уходили от налогообложения.

Сотрудники «МФ» буквально обступили Уве, но, вот сюрприз, не обнаружили ни дьявольских рогов, ни бутылки с кровью младенцев. Опять народная молва всё приукрасила.

Просто многие, видимо, не в курсе, что инвесторы в любом случае теряют 50% вложенных средств, которые уходят собственно на производство фильмов. Ну а если деньги возвращаются в виде субсидий, то инвесторы вынуждены и с этой суммы платить налоги, так что они её снова инвестируют в кинематограф.

Скажите, а не гасит ли искру творчества вся эта система, которая вынуждает режиссёров самолично заниматься маркетингом и искать деньги на съёмки?

Безусловно — она съедает чересчур много времени. На мой взгляд, к производству некоторых фильмов мы приступили слишком рано, не успев толком подготовиться, — об этом я говорю открыто. Беда в том, что если вы получаете деньги, то должны их быстро потратить. К сожалению, нельзя просто взять пять миллионов долларов и на два года запереться в подвале, чтобы спокойно шлифовать сценарий. После «Бладрейн» и «Один в темноте» я почувствовал, что зашёл в тупик, — продолжать работать в таком режиме было глупо. В дальнейшем мы стали относиться к предпроизводственной стадии серьёзнее и, мне кажется, начиная с «Постала», это заметно — качество фильмов растёт, хотя и медленнее, чем хотелось бы.

Как вообще можно экранизировать видеоигру? Нужно приехать к правообладателям на танке или пройти кровавый ритуал посвящения в тайном обществе игровой индустрии?

На самом деле всё не так драматично. Порой разработчики приходят сами, как, например, сотрудники Crytek. Они находятся во Франкфурте, я тоже живу во Франкфурте — они посмотрели мои фильмы, связались и предложили права на экранизацию ещё до того, как вышла FarCry. Причём сумма оказалась достаточно скромной: никто не ожидал, что игра станет настолько популярной. Некоторые студии предлагают мне права на экранизацию, поскольку убеждены, что Джерри Брукхаймер их точно не купит. Так было с Fear Effect, Velvet Assassin, Sabotage и многими другими. В ряде журналов пишут, что разработчики бегут от меня, как от чумного, но всё порой бывает с точностью до наоборот. Для многих наше сотрудничество — единственный шанс получить экранизацию, поскольку далеко не все голливудские продюсеры убеждены в состоятельности видеоигр. Кто знает, быть может, если бы не этот «провальный трэш», которые многие хают, Майк Ньюэлл не обратил бы внимание на «Принца Персии».

РЕАЛЬНЫЙ БОЛЛ

Хотя герр Уве давно стал почти фольклорным персонажем, в нём нет ничего инфернального. Родился он в городе Вермельскирхен, а учился в Кёльнском и Зигенском университетах, по окончании обучения получив докторскую степень по литературе. Связать жизнь с киноиндустрией он решил в десятилетнем возрасте, когда увидел фильм «Мятеж на «Баунти» (1962 год). В настоящее время Уве владеет частной продюсерской компанией Boll KG.

Примечательный эпизод в карьере режиссёра связан со сбором подписей всех тех, кто в гробу видел его творчество. По утверждению британского журнала The Guardian, Болл обещал уйти из кинобизнеса, если количество голосов против него достигнет миллиона. Компания, производящая жевательную резинку, даже обещала награду подписавшимся. Однако по состоянию на 2010 год их количество не превысило и полумиллиона. Так что, как говорится, сами виноваты. Хотя мы убеждены, что как бы вы ни относились к творчеству герра Уве, без него в индустрии станет скучно.

Кстати, насчёт ваших злопыхателей. Боксёрские поединки с ними, на наш взгляд, были настоящей находкой. Вы здорово намяли бока критикамзадохликам. Не хотите повторить что-то подобное в России?

Знаете, я провёл один бой в Испании, четыре в Ванкувере и один в Техасе, где выступил против организатора кинофестиваля Alamo Filmfest. Честно говоря, для бокса я уже староват. К тому же, свою точку зрения я до публики вроде бы донёс, не вижу смысла топтаться на одном месте. Лучше сниму фильм новый — про бокс.

Ну, если вдруг надумаете, то мы непременно поможем вам с организацией. Быть может, даже привяжем цепями к рингу парочку критиков без чувства юмора. В любому случае, большое спасибо за беседу. Herzliche Gluckwunsche, Herr Boll!

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться