Google+
NIGHTWISH ЕСЛИ БЫ. ВАРИАНТЫ КОНЦА СВЕТА НЕВЕСОМОСТЬ Мифология Средиземья
Версия для печатиИнтервью: Андрей Ливадный, Вячеслав Шалыгин, Роман Глушков, Алексей Ка...
Кратко о статье: Беседа с участниками нового межавторского проекта «Зона смерти»

Баллада о борьбе

Беседа с авторами «Зоны смерти»

Зона Смерти

Наши сегодняшние собеседники — участники литературного межавторского проекта «Зона смерти», который родился стараниями издательства «Эксмо». После сумасшедшего по сегодняшним меркам коммерческого успеха серии S.T.A.L.K.E.R. появление аналогичных проектов было вопросом времени. Похоже, именно «Зона смерти» способна составить наиболее жёсткую конкуренцию «сталкерам», тем более что и темы схожи, и мир Пятизонья в чём-то колоритнее. Мы посчитали, что нашим читателям небезынтересно будет узнать, как создаются подобные серии — из первых рук авторов и редакторов.

 

«Мы же книги глотали, пьянея от строк»

Какое место среди межавторских проектов предназначено «Зоне смерти»? Имеется ли у серии некая сверхидея, послание или она с самого начала задумывалась лишь как развлечение? Как вы сами стараетесь писать свои книги в эту вселенную?

Андрей Ливадный: «Зона смерти», на мой взгляд, мир уникальный, тщательно проработанный, что называется, с нуля. При этом новая межавторская вселенная учитывает одну из вероятных реальностей будущего, которая вполне может наступить при сочетании нескольких роковых факторов. В основе проекта, который на первый взгляд фантастический, лежат идеи и технологии, частично нашедшие материаль-ное воплощение уже сейчас. Постепенно, по мере выхода новых книг, перед читателем будут раскрываться тайны возникновения отчуждённых пространств. Конечно, каждый из читателей серии найдёт в ней что-то своё. Кто-то всерьёз задумается о пути развития цивилизации, о растущей пропасти между передовыми достижениями науки и людьми, их использующими, зачастую — морально не готовыми эксплуатировать новейшие технологии с должной осторожностью, думая не только о личных амбициях и устремлениях, но и о возможных последствиях для миллионов жителей нашей планеты.

Андрей Ливандый Андрей Ливандый

Андрей Ливадный: осторожно, техносфера!

Борьба за выживание, попытка понять, что происходит вокруг, отчего мир необратимо изменился, — это пища для ума. В своих же книгах я стараюсь показать, что именно происходит с людьми, попавшими в обстановку новой, казалось бы, невозможной, невыносимой для рассудка реальности.

Вячеслав Шалыгин: Думаю, проект «Зона смерти» стал знаковым, вехой, отметившей переломный момент, после которого межавторские серии выйдут на новый уровень. Ведь ныне это уже не простое собрание сочинений на тему, заданную людьми из других отраслей индустрии развлечений, а изначально литературный проект. Предполагаемое мультимедийное наполнение, игры и экранизации будут базироваться на установках, заданных именно в книгах, а не наоборот. О «Зоне смерти» нельзя будет спросить в стиле росконовского диспута: что это — проект или творчество? Ведь вначале было слово, мир «Зоны смерти» создавался по крупицам, строился по кирпичикам самими литераторами, а не разработчиками игр или кинематографистами.

Что касается сверхидеи, послания человечеству, то они просты и понятны. Как и в любой сольной книге любого фантаста, проект содержит предупреждение: не летайте быстрее, чем летает ваш ангелхранитель, не пытайтесь идти семимильными шагами, пока не будете к этому готовы, думайте прежде, чем делать. Созрейте духовно, дорастите до плодов своего труда. Ведь даже самые совершенные технологии не сделают вас богом, и в любой момент ситуация может вдруг выйти из-под контроля. Так и случается в Зоне смерти. Единственное отличие месседжа проекта от посланий которые содержатся в серьёзных трудах фантастов, состоит в том, что мы доводим эти идеи до читателя ненавязчиво, в игровом режиме, не грузим его многостраничным философствованием. Во всяком случае, свои книги я стараюсь писать именно так.

Алексей Калугин: В романе, написанном для «Зоны смерти», я работал всё с той же идеей, которая красной нитью проходит через многие мои книги: человек в нечеловеческих условиях. Может ли и должен ли человек оставаться человеком в условиях, когда на карту поставлена его жизнь? Или же он должен тупо подчиниться природным инстинктам, назойливо твердящим, что главное — выжить любой ценой? Иными словами, как глубоко сидит в нас зверь и что даёт нам силы победить его? Это тема, которая, наверное, никогда не будет исчерпана до дна. Потому что каждый автор рассматривает её по-своему, со своей точки зрения, опираясь на тот жизненный опыт, что у него имеется. Отсюда и сверхидея, которая, как мне кажется, должна лежать в основе всего проекта: что именно делает нас людьми? Остаётся только добавить, что это лично моё мнение и другие авторы могут видеть в проекте нечто более интересное. Как для себя, так и для читателей.

Роман Глушков: А чего скромничать: «Зона смерти» среди прочих аналогичных ей проектов уже не затеряется! Если на старте ещё были какие-то сомнения, то теперь их практически нет. Большинство читателей, кому наша вселенная пришлась не по вкусу, отсеялись на первых двух-трёх книгах. Тогда же зародилось и ядро будущего сообщества поклонников, количество которых ныне планомерно увеличивается. Причём, что характерно, все эти ребята обладают по-настоящему живым, богатым воображением и, в отличие от ортодоксальных фанатов «Сталкера», не зациклены на каком-то одном фантастическом мире или идее. Наши поклонники способны легко переключаться между двумя и более вселенными и чётко видеть разницу между ними. Писать для таких разносторонних, пытливых читателей с неуёмной жаждой странствий и приключений — одно удовольствие. Именно об этих ребятах пел Высоцкий в своей «Балладе о борьбе». Что изменилось с тех пор? По большому счету — ничего. Нынешние мальчишки остались теми же мальчишками: им не хочется читать скучные книги из школьной программы, а хочется смотреть «Остаться в живых», играть в S.T.A.L.K.E.R. и запоем поглощать книжки про серьёзных людей, совершающих мужские поступки, — тех же сталкеров. Равно как и нам в своё время хотелось пересматривать по десять раз «Великолепную семёрку», играть в ковбоев и индейцев и... читать про них книжки. Вот и весь месседж, какой лично я в это дело вкладываю. Тот же самый месседж, какой несут в себе «Одиссея» Гомера, «Остров сокровищ» Стивенсона, «Конан-варвар» Говарда или «Стальная Крыса» Гаррисона. Ни больше, ни меньше...

«Значит, нужные книги ты в детстве читал!» — пел Владимир Высоцкий. Каждый из авторов видит свой собственный путь к сердцу читателя, однако есть у них и что-то общее — надежда, что мальчишки (да и девчонки), с головой погрузившиеся в томики «Зоны смерти», найдут в них именно те «нужные книги», дающие толчок в самом верном направлении развития характера и личности.

 

«Мы на роли героев вводили себя»

Каков механизм писательского уча- стия в проекте? Имеется ли у «Зоны смерти» координатор, определяющий строгую конструкцию, в рамках которой отдельные авторы сочиняют тексты? Или писатели абсолютно свободны при создании своих книг и должны придер- живаться лишь базовой канвы серии?

Андрей Ливадный: Существует базовая концепция отчуждённых пространств, в создании которой я принимал непосредственное участие. Мир, где происходит действие книг, мне понятен, как и протекающие в нём процессы. Это позволяет создавать произведения, взаимосвязанные с книгами других авторов, описывающие историю единого пространства. Конечно, в процессе работы возникают некоторые «поворотные» моменты, о которых мы информируем друг друга.

Вячеслав Шалыгин: «Зона смерти» начиналась в формате два плюс четыре. Двое редакторов предложили четверым авторам общую концепцию проекта, авторы посовещались и решили предложить редакторам свой вариант. Редакторы посовещались и выработали план номер три, который устроил всех. Так и пошло-поехало... Довольно долго авторами создавался и прорабатывался в деталях мир, затем каждый определил для себя временной промежуток, в котором будут разворачиваться события его книг, и точки пересечения с книгами других авторов. Всё это постоянно обсуждалось на закрытом форуме. Таким образом, идейными вождями и координаторами проекта выступили Дмитрий Малкин и Роман Ярчук, а Андрей Ливадный, Роман Глушков, Алексей Калугин и ваш покорный слуга стали первыми авторами и, не побоюсь этого слова, «создателями» мира Зоны смерти.

В данный момент в наш отряд прибывает мощное пополнение, которое пользуется материалами, выложенными на форуме, примерно ориентируется (не более того) на тексты уже вышедших и только готовящихся к выходу книг, а в особо сложных случаях обращается за советами к «первопроходцам». Таким образом, строгой конструкции и жёстких рамок у проекта нет. Есть заданные параметры, в которые нужно уложиться, руководствуясь здравым смыслом. Но и тут всё как в жизни. Кому-то слон кажется ходячей горой, а кому-то чайником на ножках, восприятие у всех разное. Но как в жизни не может быть летающих слонов (фильм «2012» не в счёт), так и в Зоне смерти не может появиться нечто, выходящее за рамки оговоренных изначально условий. Допустим, шестая, скрытая локация, населённая сталтехами и прочей жестяной нежитью, это нормально, а вампиры и оборотни — нет.

Вячеслав Шалыгин Вячеслав Шалыгин

Вячеслав Шалыгин: поспешать надо медленно!

Алексей Калугин: С координатором, если он и существует, я лично не знаком. На мой взгляд, той базовой концепции, предложенной издательством, более чем достаточно для того, чтобы разные авторы могли работать в рамках единого проекта. После того как я ознакомился с ней, у меня возникло всего два или три чисто технических вопроса. Вроде того, какая валюта будет в ходу в придуманном мире.

Роман Глушков: Строгих правил нет, никто никого строем маршировать не заставляет. Но и такого разброда, как в серии S.TA.L.K.E.R., тоже нет. Есть базовая конструкция серии и примерный вектор её развития, которые мы с коллегами выработали в самом начале работы над вселенной Зоны cмерти. Имеются определённая география, политический расклад сил и общие детали этого мира, который все мы договариваемся учитывать. Есть среди нас своеобразное разделение обязанностей, выработанное естественным путём при создании самых первых наших книг. Оно зависит от скорости работы каждого автора. Андрей Ливадный и Вячеслав Шалыгин пишут быстрее меня раза в полтора. Поэтому вполне логично, что именно им предоставлена возможность творить историю этой вселенной. Мне приходится волей-неволей «бежать за паровозом» и вплетать в масштабные сюжеты коллег историю маленькой войны, которую ведёт с Зоной cмерти мой персонаж Алмазный Мангуст. Сверку наших сюжетов мы проводим регулярно, иногда пересекаемся, иногда что-то друг у друга заимствуем, порой о чём-то спорим, а также по мере сил консультируем тех авторов, кого пригласили в проект уже после его старта. Конечно, назвать это полной творческой свободой нельзя. Но путь одного корабля и путь эскадры — это всё-таки не одно и тоже. Равно как и их боеспособность, которая у эскадры в любом случае многократно выше.

К моменту взятия интервью вышло уже 6 книг серии: «Титановая лоза» и «Чёрная Пустошь» Андрея Ливадного, «Время огня» и «Противостояние» Вячеслава Шалыгина, «Ржавчина» Алексея Калугина и «Стальная петля» Романа Глушкова. К печати готовится ещё несколько романов — как уже проверенных авторов («Сталтех», «Дрожь земли»), так и новичков «Зоны смерти».

Слово редактора

На вопросы отвечают руководитель группы фантастики издательства «Эксмо» Дмитрий Малкин и бренд-менеджер Роман Ярчук.

Как родилась идея серии? Это механическая замена «Сталкера» или проект имеет самостоятельную концепцию?

Конечно, это совершенно самостоятельный и самоценный проект, хотя отрицать коммерческий интерес не имеет смысла. Наблюдая за успешными продажами книг проекта S.T.A.L.K.E.R., мы пришли к выводу, что жанр постапокалиптического фантастического боевика, близкого нашему читателю по месту действия и менталитету героев, очень востребован. Но следование миру компьютерной игры, помимо безусловных плюсов, существенно ограничивает фантазию авторов. Поэтому мы решили разработать свой собственный мир, логичный и понятный, отвечающий современным трендам развития как реальности, так и фантастики. Более того, мы постарались не только следовать существующим тенденциям, но и несколько «повысить планку», самостоятельно диктуя моду на рынке.

По каким критериям отбираются авторы для серии?

Подбор авторов — залог успеха проекта. Поэтому мы привлекли тех писателей, которые зарекомендовали себя как истинные мастера, создатели собственных оригинальных миров, в то же время доказав готовность работать в команде при создании новеллизаций. Теперь, когда «Зона смерти» доказала свою жизнеспособность, читателей ожидает знакомство с книгами новых для нашего проекта, но хорошо известных всем любителям фантастики авторов — Василия Орехова, Александра Зорича, Юрия Бурносова, Дмитрия Казакова, Фёдора Березина. И этот список постоянно пополняется новыми, не менее известными именами.

Имеются ли намерения перевести «Зону смерти» в мультимедийную плоскость? Создать игры, комиксы, экранизации?

Изначально, разрабатывая этот проект, мы планировали, что он не ограничится литературной формой. Любой том «Зоны смерти» легко может быть экранизирован, а все книги проекта способны составить сериал, аналогов которого у нас не было. Излишне говорить, что «Зона смерти» — готовая основа компьютерной игры, где уже существует тщательно проработанный мир, имеющий свою историю, насыщенный событиями и яркими персонажами. Более того, работа в данном направлении ведётся. Серия ещё молодая, а экранизация и создание компьютерных игр — дело небыстрое.

 

«И кружил наши головы запах борьбы»

Что побудило Вас принять участие в этом проекте? Только финансовая сторона или «Зона смерти» интересна вам лично — концептуально или как своеобразный писательский вызов?

Андрей Ливадный: В первую очередь проект мне интересен как автору. Элемент «вызова», конечно, есть. Очень сложно и интересно работать, понимая, что открываешь читателям абсолютно новый мир, который тесно переплетён с днём сегодняшним. Сочетать «фантастическое» и «реальное», на мой взгляд, достаточно сложно: читатель не просто узнаёт некоторые места, объекты, но и оценивает их в контексте произведения, а затем неизбежно выносит свой вердикт — верит ли он в созданный автором мир?

Вячеслав Шалыгин: Участвую в проекте потому, что считаю «проектирование» наиболее перспективным направлением в современной фантастике. По опыту общения с тысячами поклонников серии S.T.A.L.K.E.R. могу сказать, что новое поколение читателей подрастает не в библиотечных залах, оно воспитывается Сетью, компьютерными играми, фильмами. Заинтересовать их чтением ещё три года назад было чрезвычайно трудно. Но тут пришёл книжный S.T.A.L.K.E.R., и подростки начали читать. Поначалу в перерывах между прохождением очередных этапов игры, затем просто так. Моя трилогия в той серии не жёстко прикручена к игровой реальности, совпадают разве что основные вехи, атмосфера и антураж, но читатели оценили и её. Думаю, именно в тот момент игроки-читатели (не все, конечно, но многие) превратились в читателей-игроков, и должен был появиться проект, в котором первично будет литературное наполнение, проект, который нацелит нашу будущую читательскую аудиторию в нужное русло. И таким проектом стала «Зона смерти».

Теперь же перед нами стоит сверхзадача — удержать наших читателей на верном пути, доказать им, что запрограммированные компьютерные реалии при всей своей красоте не могут заменить полёта собственной фантазии, ощущение которого получает любой человек, читающий книгу. Безусловно, никто не собирается возвращать молодёжь в прошлый век, пусть играют, но пускай при этом не забывают, что их мозг — это не просто процессор и накопитель информации в одном системном блоке, именуемом череп. Пусть помнят, что мозг — ещё и уникальный генератор идей, фантазий и образов, которые рождаются только во время чтения. Если мы убедим геймеров, что хотя бы пять процентов их времени стоит посвящать книгам, а ещё пять спорту — ведь реальные герои Зоны смерти не могут быть хиляками, — наша сверхзадача будет выполнена. И нация подрастает здоровая, и нам хорошо — это к вопросу о финансовой составляющей.

Алексей Калугин: Мне интересна ситуация «Зоны смерти», потому что она даёт мне возможность реализовать собственные идеи, которые в иной ситуации, скорее всего, переросли бы в какие-то другие тексты. Кроме того, как ни странно это прозвучит, мне интересно время от времени работать на заказ. Это даёт возможность выбраться из собственного кокона и как бы посмотреть на мир чужими глазами. Порой такое бывает полезно.

Роман Глушков: А почему этот вопрос всегда ставится именно так: «или-или»? Почему я не могу одновременно и порадовать поклонников боевой фантастики лихими приключениями, и достойно на этом заработать? Откуда взялся этот стереотип: раз за деньги, значит некачественно и бессмысленно? За других не отвечу, но я никогда не делал разницы между написанием обычных книг и книг для какихлибо проектов. И там, и там мой подход к работе совершенно одинаков. Механикпрофессионал, который затягивает гайки на колесах гоночного болида, затянет их столь же крепко и на колесе простых «Жигулей». А как иначе? Ну а поскольку в создании концепции серии «Зона смерти» я вдобавок принимал непосредственное участие, то, естественно, этот проект мне значительно интересней прочих. Тем более когда глядишь на огромный мир Зоны смерти и видишь, какое перед тобой еще лежит непаханое поле!

Роман Глушков Роман Глушков

Роман Глушков: приключения превыше всего!

Издательство «Эксмо» активно продвигает свой новый проект, стараясь привлечь к разработке и самих читателей. Так, портал stalker-book.com совместно с «Эксмо» проводит конкурс по созданию собственных механоидов, наиболее удачный из которых появится в одной из новых книг серии. Победителям конкурса достанутся книги с автографами авторов.

 

«Если в жарком бою испытал, что почём»

В чём причина общественного интереса к теме постапокалипсиса? Сначала серия S.T.A.L.K.E.R., ныне «Вселенная Метро 2033» и «Зона смерти» — и все расходятся огромными тиражами. Это отголосок мировой тенденции (пророчество майя и прочие паранаучные идеи) или же некое подспудное опасение именно российского общества относительно вероятных грядущих потрясений? А может, перед нами просто страсть сытого современного человека пощекотать нервишки?

Андрей Ливадный: Бытие определяет сознание. Мы постепенно освободились от гнетущего страха перед назревавшим на планете ядерным конфликтом и теперь открываем для себя новую философию времени, сталкиваемся с новыми угрозами. Наш мир захватывает техносфера, она перешагнула границы области фантастики, стремительно вошла в повседневную жизнь. Техногенные катастрофы уже, к сожалению, не миф. Сейчас, по большому счёту, происходит адаптация человека к новой среде обитания, — ещё немного, и мы увидим тот самый «технос», пока, к счастью, укрощённый, но уже не совсем понятный. Отсюда подсознательно либо осознанно возникают всё новые и новые вопросы: а что будет дальше, к чему приведёт столь стремительный темп развития техносферы?

Оглянитесь вокруг — жизнь полна борьбы и драматизма. Я считаю, что потребность современного читателя в книгах, посвящённых теме постапокалипсиса в различных его проявлениях, — это попытка понять, что же грядёт. Беспокойство, которое всё острее начинает проявляться на фоне регулярных сообщений о различных катастрофах, связанных с техническим окружением современного человека.

Вячеслав Шалыгин: Ответ частично содержится в вопросе. Именно так, «страсть сытого человека к щекотанию нервишек». Но это лишь часть проблемы. Постапокалипсис — это яркая и многоплановая картина, широчайшее поле для разгула фантазии... разработчиков компьютерных игр! Именно они формируют эту моду. Ведь где иначе потребитель может безнаказанно творить, что ему вздумается? Только на виртуальных руинах цивилизации. Раньше был ещё вариант — на другой планете, но своя рубашка, как известно, ближе к телу и её утрата ощущается острее. Так и здесь. Мочить монстров в далёкой галактике не настолько интересно, как гонять их же по знакомым с детства лесам, улицам или станциям метро. Глупо пытаться сломать эту тенденцию, но вот расслоить её, посеять рациональное книжное зерно на компьютерном поле мы в состоянии. Чем и занимаемся. Что же касается пророчеств и прочей чепухи, это также следствие, а не причина. Следствие того, что мир захлестнула мода на апокалипсис. Подумайте, где жили майя, чем был для них мир? Пятак земли в центральной Америке. Да, его, возможно, в 2012-м тряхнёт неслабо: поблизости калифорнийский разлом. Хотя и это вряд ли. Как можно верить пророкам, не сумевшим предсказать, что сами они исчезнут за полтысячи лет до конца света? Но это если рассуждать здраво. А если в жизни не хватает острых ощущений и хочется чего-то жареного, какой выбор? Или за город на шашлыки, или в интернет за очередной высосанной из пальца сенсацией, или в виртуальный мир игры.

Или за книжку, чего всем и желаю!

Алексей Калугин: Я не вижу никакого патологического интереса людей к теме постапокалипсиса. Эта тема существовала всегда и всегда хорошо продавалась. Так же, как вампиры, мутанты, инопланетное вторжение, масонский заговор, древние цивилизации и тайны Библии. Вспомните хотя бы «Безумного Макса», старых добрых «Терминаторов» или «День независимости». В Америке Матесон пишет роман «Я — легенда», который дважды экранизируется, в Советском Союзе Адамович публикует «Последнюю пастораль». И та, и другая книга кошмарно пессимистичны. Почему-то авторам нравится пугать читателей и зрителей всевозможными страшилками. Но к «Зоне смерти» или «Сталкеру» это никакого отношения не имеет. Мне кажется, что эффект этих сериалов зиждется на том, что действия в них балансируют на очень узкой грани между реальностью и чистой воды вымыслом. Как результат — читателю легко представить себя героем одной из книг и переживать вместе с ним самые невероятные приключения. Чисто психологический эффект, о котором в своё время ещё Олдос Хаксли говорил в эссе «Писатели и читатели».

Алексей Калугин Алексей Калугин

Алексей Калугин: быть человеком!

Роман Глушков: Скорее всего, сумма всех вышеупомянутых факторов и привела к такому результату. Примерно как в случае с гигантскими бродячими волнами в океане, что порой возникают из ниоткуда даже в спокойную погоду. Никто не в силах прогнозировать их появление, а образоваться по какой-то одной причине — ветер, сейсмический толчок, перепады температур, капризы течений — они не способны. И лишь когда множество благоприятных для этого причин накладываются в определённом порядке одна на другую, может родиться такой сокрушительный феномен. Одно хорошо: в океане литературы эти волны гораздо более безобидны, и на них могут заниматься в своё удовольствие серфингом и читатели, и писатели, и издатели. Надо только научиться скользить по гребню и уверенно стоять на доске!

Несмотря на мнения некоторых писателей, интерес к теме постапокалипсиса трудно не заметить. Серии «Зона смерти», S.T.A.L.K.E.R., «Вселенная Метро 2033»... Кто следующий? На недавнем «Росконе» нежданно-негаданно «сталкерский» роман Сергея Слюсаренко «Кубатура сферы» даже главный приз отхватил, обойдя признанных властителей фантастических дум Лукьяненко и Олди! Будем надеяться, что авторы «Зоны смерти» не ударят лицом в грязь, дав достойный ответ своим главным конкурентам. От подобного соперничества выгода прежде всего читателям, которые вправе рассчитывать на качественные, достойные тексты — пусть и в составе изначально коммерческих проектов.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться