Google+
Луис Ройо — классик фантастической живописи Фантастические воры Что делать, если вы... умерли? РУССКИЙ СТИМПАНК
Версия для печатиВрата Миров: Планетарий: Марс
Кратко о статье: Марс — едва ли не самое популярное место действия как классической, так и современной фантастики. В первом выпуске новой рубрики «Планетарий» рассказывается о том, какой представала Красная планета в произведениях писателей-фантастов.

Все лики бога войны

Кто и как колонизировал Марс

Марс

Марсианская столица имела поистине поражающий вид. Она состояла из нескольких довольно больших городов, стоявших бок о бок, и все они были различного архитектурного стиля. В той части, куда они вошли, стояли чёрные каменные здания, приземистые и массивные, очень древнего вида. За ними Лестер мог заметить секцию из прекрасных прозрачных полусфер, окружённых куполами. Рядом была секция блестящих шестиугольных хромированных башен, дальше — секция высоких медных конусов, а ещё дальше — секция построек, похожих на вертикальные серебряные цилиндры.

Ошеломлённые глаза Лестера различали марсиан, возвышающихся над толпой на двадцать футов и шестируких; марсиан, похожих на маленьких безруких комариков; марсиан четырёхглазых, трёхглазых и марсиан совсем безглазых, но со щупальцами, вырастающими из лица; синих, чёрных, жёлтых и фиолетовых марсиан, не говоря уже о марсианах неопределённых оттенков: анилиново-красного, вишнёвого, бурого цвета и марсиан прозрачных.


Эдмонд Гамильтон «Невероятный мир»

Паспорт Марса

Экваториальный радиус: 3397 км (53 % земного)

Площадь поверхности: 144 798 465 кв. км. (примерно равна площади всей земной суши)

Масса планеты: 6,418x1023 кг (10 % массы Земли), а ускорение свободного падения равно 3,711 м/сек2 (0,376 земного)

Продолжительность суток : 24 часа 39 минут 36 секунд

Продолжительность года: 687 суток

Давление : 0,7—1,155 кПа, менее одной сотой земного (соответствует давлению на высоте нескольких десятков километров)

Температура на экваторе: от +30 °C днём до -80 °C ночью. На полюсах температура может падать до -143 °C

Состав атмосферы: 95,7 % углекислого газа, 2,5 % азота, 1,8 % прочих примесей, в том числе кислорода (земная атмосфера: 78% азота, 21% кислорода и 1% примесей)

Рельеф: холмы и долины, пустыни, ударные кратеры, похожие на лунные, вулканы, на полюсах — ледниковые шапки.

Расстояние от Земли: от 56 до 401 млн км.

Расстояние от Солнца: от 206 до 249 млн км.

Марс, кажется, уже не столько реальное небесное тело, сколько архетип, символ, зримое воплощение мечты о том, что мы не одиноки во вселенной. Даже слово «марсиане» в общественном сознании частенько обозначает не собственно уроженцев Марса, а пришельцев вообще, «ан масс», без уточнения места прописки. Именно поэтому Марс стал первой планетой, о которой расскажет наша новая рубрика «Планетарий». «Мир фантастики» начинает осмотр Солнечной системы — но не с точки зрения астронома, а с точки зрения писателя. Что, как и когда говорили о Марсе фантасты?

Пародию, из которой взят эпиграф к этой статье, написал Эдмонд Гамильтон в 1947 году. Земляне, прилетев на Марс, обнаруживают, что он населён всеми теми странными существами, которых выдумали земные писатели. К несчастью, космонавты не сумели скрыть, что они с Земли, и возмущённые марсиане устроили адекватную месть: «считав» из голов космонавтов информацию о Земле, сделали так, что теперь наша планета стала полигоном для сочинений марсианских авторов...

Юмореска очаровательная, некоторых «жукоглазых марсиан» может узнать даже современный читатель (а ведь 90% всего, написанного тогда, уже давно кануло в Лету). Но это был, напомним, 1947 год! Если тема марсиан уже тогда напрашивалась на пародию, что говорить о нашем времени? Прошло более 60 лет, а фантасты, как прежде, продолжают терроризировать... простите, колонизировать Марс.

1001 нашествие марсиан

Прежде чем земляне сами добрались до Красной планеты, довольно долго шёл обратный процесс: марсиане десятки раз завоевывали Землю. Массовая эпоха вторжений началась, разумеется, с Уэллса и его «Войны миров». Гигантские боевые треножники поразили читателей настолько, что даже через несколько десятилетий радиорозыгрыш однофамильца Орсона имел ошеломляющий успех.

Уже в следующем году появились первые сиквелы: книги Гаррета Сёвисса «Эдисоновское завоевание Марса» и Арчи Брисбена «Захватчики с Марса». Отечественным читателям знаком памфлет Лазаря Лагина (автора всенародно любимого «Старика Хоттабыча) «Майор Велл Эндъю», в котором рассказывается о предателе, перешедшем на сторону марсиан. Руку к уэллсовской книге приложили и такие корифеи, как Кристофер Прист, Дэвид Брин, Анатолий Днепров...

С тех пор нашествие принимало самые разные формы. В рассказе Джека Уильямсона «Беспосадочный перелёт до Марса» 1939 года зловредные пришельцы взялись откачивать себе земную атмосферу. Бравый пилот Картер отправляется через пространство в экспедицию возмездия... Справедливости ради стоит сказать, что Марс на этот раз — только место действия, а сами пришельцы появились из мест гораздо более отдалённых.

Уже в 1943 году в рассказе «Послание с Марса» Клиффорда Саймака для завоевания Земли пришельцам приходится напрячь фантазию и пойти по стопам Одиссея. Марсиане повсеместно заселяют Землю в виде прекрасных лилий, и главная их задача — помешать землянам добраться до Марса и выяснить, что марсианские цветы, которые отправляются на Землю как подарки, собственно и есть инопланетные захватчики.

Война миров

C треножников Герберта Уэллса на Земле началась эпоха марсианских вторжений.

Однако самым неприятным, наверное, оказалось нашествие классических маленьких зелёных человечков из романа блестящего сатирика Фредерика Брауна «Марсиане, убирайтесь домой!» Здесь марсиане оказались хамоватыми, настырными, незнакомыми с тактичностью и приличиями и к тому же невероятно любопытными. В сочетании со способностью к мгновенному перемещению и презрением ко всему земному, начиная с людей, они устроили на планете апокалипсис, который и не снился уэллсовским треножникам.

Завершающими аккордами этой симфонии стали два произведения, одно из которых написано братьями Стругацкими, а второе — Куртом Воннегутом.

В повести Стругацких «Второе нашествие марсиан» идея завоевания Земли доводится до абсурда: да, марсиане нас завоевали, ну и что? Самих марсиан даже никто не видит, они присутствуют только как информационный объект. А для простых обывателей жизнь не только принципиально не изменилась, но кое в чём даже стала лучше.

Марсианин Марвин

Марсианин Марвин — мультперсонаж цикла «Безумные мелодии» студии Warner Brothers.

Курт Воннегут в романе «Сирены Титана», наоборот, описывает полнейший разгром инопланетного вторжения. Полтораста тысяч марсиан объявили войну всей Земле разом и были уничтожены за два месяца — так много времени их уничтожение потребовало потому, что прибывали марсиане несколькими группами с большими перерывами. Земляне только намылились размять косточки, как выяснилось, что воевать уже не с кем. На смену куражу пришёл стыд — и новая религия, призванная объединить все народы Земли в единое братство.

Боги, женщины, герои

Ещё один марсианский канон задал создатель Тарзана Эдгар Райс Берроуз. В его исполнении Марс-Барсум — планета красных джунглей и пустынь, древних городов и могучих жрецов. Реальность скорее фэнтезийная, чем научно-фантастическая. Чем-то этот вариант напоминает Гиборейский мир говардовского Конана. Марсианский цикл Берроуза насчитывает 11 книг (не так уж много по нынешним временам).

В тридцатые года, когда романы Берроуза уже стали классикой, свой марсианский цикл опубликовал Кларк Эштон Смит. Три произведения о древней расе айхаи («Склепы Йох-Вомбиса», «Обитатель бездны» и «Валтум») решены в сходной стилистике фантастических приключений, правда, на ум в этот раз приходит не столько Говард, сколько Лавкрафт: чего стоит одна только марсианская топонимика!

В шестидесятые традицию продолжила супруга Эдмонда Гамильтона — Ли Брэкетт. Её Марс — та же Киммерия Говарда, но уже тесно сплетённая с каноническим вестерном (недаром вторая её специальность — сценарист голливудских вестернов). В «Шпаге Рианона», «Пришествии землян», «Тайне Синхарата» и других повестях писательницы описывается гибридный мир древней магии и современных технологий, мечи соседствуют с бластерами, а флаеры — с верховыми рептилиями.

Красная планета

На красной планете есть атмосфера, но, увы, непригодная для дыхания.

Ещё одну величественную марсианскую сагу выпустил в 1965 году Майкл Муркок. Его трилогия о Майкле Кейне («Город Зверя», «Повелитель пауков», «Хозяева ямы») — в той же традиции, что и романы Берроуза. Тонкий постмодернист Муркок точно выдержал канон, романы кажутся написанными лет на тридцать раньше.

Общая черта всех этих книг — изрядная условность сюжета, которую недоброжелатель может даже назвать примитивностью. Над ней-то — на примере первых книг марсианского цикла Берроуза — всласть поиздевался Алексей Свиридов в своей искромётной пародии «Боги, женщины, уроды и другие с Марса», где содержание трёх немаленьких томов практически без потерь пересказано на двух страницах.

Экспорт революции

Для 90% советских детей Марс начинался с романа Алексея Толстого «Аэлита». Аолы-марсиане и магацитлы-атланты, ирригированные каналами поля, поросшие гигантскими кактусами... Написанная в 1923 году повесть первоначально не была настолько «подростковой»: гораздо сильнее были и любовная линия, и философское наполнение. Исходный заголовок «Закат Марса», впоследствии изменённый автором, явно отсылал к знаменитой работе Шпенглера «Закат Европы». Однако главное осталось неизменным: два землянина — носителя социалистических идей — устраивали на Марсе натуральную революцию.

У «Аэлиты» есть несколько своеобразных продолжений, в той или иной степени развивающих идеи романа или полемизирующих с ними. Это, к примеру, повесть Анатолия Андреева «Звезды последний луч», остросюжетный роман Василия Головачёва «Магацитлы», иронический рассказ Кира Булычёва «Тебе, простой марсианин!», «Третий рассказ Аэлиты» Виктора Потапова.

Фигура сидящего человека

Последняя по времени марсианская фотосенсация — фигура сидящего человека.

Интересно, что «Аэлита» не была первой «марсианской экспедицией» отечественных авторов. Ещё в 1901 году повесть «Путешествие на Марс» написал Леонид Афанасьев, но она не слишком перегружена идеологией, а вот роман Александра Богданова «Красная звезда» 1908 года — вполне каноническая социалистическая утопия, вошедшая во все современные антологии. Как и её менее удачное продолжение, роман «Инженер Мэнни», написанный в 1913 году...

С тех пор не один десяток отечественных фантастов выбирали Марс ареной строящегося — или уже построенного — социализма, а порой и местом последнего прибежища мирового капитала: например, Сергей Снегов в «Чудотворце из Вшивого тупика».

Отчасти здесь же можно упомянуть и Марс Стругацких: холодные песчаные пустыни, ящеры-мимикродоны, прыгающие пиявки, игольчатые шары кактусов и главное — развалины чужих городов. В отличие от романов Берроуза и Брекетт, у Стругацких база Странников возникает не в антураже красочного фэнтезийного мира, а в по-советски аскетичной реальности трудового и научного быта — и от этого произведённое впечатление оказывается гораздо сильнее.

Привлекателен трудовой романтикой и рассказ Сергея Павлова «Амазония, ярданг «Восточный» — о марсианских нефтяниках, чей поиск наконец-то увенчался успехом.

Интересно, что с определённого момента начался обратный процесс: колонизированный Марс стал выступать за независимость. Об этом — роман Грега Бира «Движение Марса», получивший в 1994 году «Небьюлу», невероятная эпопея Кима Стенли Робинсона «Марс» («Небьюла», две «Хьюго», два «Локуса»), «Зов пространства» Джона Уиндема, «Путь марсиан» Айзека Азимова, да и знаменитый фильм Пола Верховена «Вспомнить всё» тоже рассказывает о повстанцах, ведущих войну за независимость Марса.

Марсианский цикл Эдгара Райса Бэрроуза

Марсианский цикл Эдгара Райса Бэрроуза — одно из канонических изображений Марса.

А в рассказе Фредерика Брауна «Руки прочь!» до колонизации даже не дошло. Группа детей, которая была трансформирована под марсианские условия, задумала перебить наставников-землян и выйти на вольные марсианские хлеба раньше, чем закончился этот проект.

Ничем не лучше Земли

С самого начала одна из задач фантастики была в том, чтобы «бичевать недостатки» нашей реальности, показывая их более явно и выпукло. Не избег участи такого «увеличительного стекла» и Марс: он неоднократно становился местом действия сатирических пародий и пафосных антиутопий, обличающих или предостерегающих нас. Конечно, при этом Марс как таковой был почти не важен. В рассказах Андрея Саломатова «Император» и «Клубника со сливками» место действия можно перенести куда угодно: антивоенный памфлет в первом случае и история переосмысления человеческой жизни во втором с точки зрения содержания ничего не потеряют.

Да и во многих других случаях Марс — всего лишь необязательный, а зачастую и иронический антураж. У Василия Бережного в «Сенсации на Марсе» хитиновый абориген, наткнувшийся на земной беспилотный аппарат, с огромным трудом доказывает бюрократам от науки, что говорит правду. На Марсе же происходит действие эпохальных «Записок о кошачьем городе» Лао Шэ — одной из самых ярких пародий на современные общества, и «Багряной планеты» Сергея Жемайтиса — истории о цивилизации, погубившей экологию своей планеты.

Страх и Ужас

Спутники Марса в кругах писателей-фантастов почти безоговорочно признаны искусственными. В «Особой необходимости» — дебютной книге Владимира Михайлова — это космические корабли. В «Полуденном цикле» братьев Стругацких — станции Странников. На Фобосе помещают таинственный объект инопланетян Евгений Хрунов и Левон Хачатурьянц в книге «Здравствуй, Фобос!».

Фобос

Фобос (фото «Викинга»)

Искусственными спутники Марса считаются и в повести румынского фантаста Раду Нора «Трое с Сириуса», в романе Ариадны Громовой и Виктора Комарова «По следам неведомого», в «Солнечном пламени» Александра Казанцева (здесь Фобос — база любимых Казанцевым фаэтов), наконец, в «Регулюме» Василия Головачёва.

Дикий, дикий Марс

Ещё одна постоянная интерпретация Марса в западной фантастике — Дикий Запад эпохи покорения Америки. Здесь есть две основных линии: с одной стороны — романтика и пафос завоевания новых земель, с другой — комплекс вины перед уничтоженным коренным населением. Действительно, многочисленные угасающие цивилизации Марса чем-то напоминают остановившиеся в развитии цивилизации североамериканских индейцев, а истории истребления последних марсиан — истории уничтожения индейских племен. Здесь можно вспомнить уже упоминавшиеся «марсианские вестерны» Ли Брэкетт, а что до уничтоженной культуры, то в первую очередь стоит упомянуть «Марсианские хроники» Брэдбери, с многочисленными примыкающими к циклу рассказами. Впрочем, о Брэдбери речь пойдёт дальше, а сейчас — несколько других примеров.

«Коровий доктор» Уильяма Моррисона — история о ветеринаре, вынужденном лечить незнакомую зверюгу просто потому, что он единственный «коровий доктор» на много-много миль. Антураж Дикого Запада в рассказе настолько реалистичен, что инопланетная «корова» кажется чуждым элементом. Столь же узнаваемы реалии и в рассказе «Мираж» Клиффорда Саймака. Да и «Абсолютное оружие» Роберта Шекли — вспомните — развивается в обстановке, очень похожей на вестерн.

«Усталый путник, отдохни» Джона Уиндема (писателя, который в целом не отличается сентиментальностью) — просто гимн искуплению вины. «Случилось так, что первые люди, высадившиеся на Марсе, воспользовались слабостью и покорностью марсиан и стали эксплуатировать их, как только возможно. Аборигены были нищими, отверженными, бесправными. Это стало трагедией не только Марса, но и Земли, уже не первой трагедией Земли. Теперь, когда всему пришёл конец, людям следовало бы постараться войти в контакт с марсианами, но они опять отгородились от них, поселились обособленными колониями. Как они так жили, Берту стыдно было даже думать...» Сам главный герой чем может помогает марсианам, быт которых чертовски напоминает жизнь каких-нибудь сиу или семинолов. Сходные мотивы можно найти и в другом его рассказе «Тупая марсияшка», где купленная героем «жена», которую он в грош не ставит, в итоге оказывается несравнимо умнее и достойнее него.

Мудрость Марса

Иногда с Марса приходят «новые веяния». А иногда и не очень новые. Воспитанный марсианами Валентайн Майкл Смит принёс на Землю множество невероятных умений и понятий, а главное понятие, обозначенное марсианским словом «грок», стало основой едва ли не для новой религии. Марсиане из культового романа Роберта Хайнлайна «Чужак в чужой стране» — древняя и мудрая раса, обогнавшая человечество на много тысячелетий. Сам же Марс — неромантичная холодная пустыня с разреженным воздухом, где человек (любой, кроме Валентайна Майкла Смита) не может дышать без кислородной маски. Марсиане на Земле тоже беспомощны — из-за большей силы тяжести, так что о физическом завоевании речь не идёт. А вот в идеологическом плане...

Судя по всему, те же марсиане присутствуют и в романе «Двойник», только действие происходит значительно позже. Впервые они предстают глазам главного героя так: «Мне противны эти типы, что выглядят как древесные пни с напяленными на них противосолнечными шлемами, а ещё требуют человеческих привилегий. Мне не нравится, как у них растут псевдочлены — мне это напоминает змей, выползающих из норы. Мне отвратителен и тот факт, что они могут одновременно смотреть во всех направлениях, не поворачивая головы, разумеется, если допустить, что у них есть голова, чего на самом деле не наблюдается».

Но Хайнлайн оказался не самым скандальным «марсопроходцем». Великий насмешник и провокатор Филип Фармер поселяет на Марсе ни много, ни мало самого Христа — а вдобавок и вполне ортодоксального толка еврейскую общину. Мало того, что обнаруживший их экипаж состоял из людей самых разных конфессий, что привело к ряду серьёзных проблем, так ещё и второе пришествие оказалось самой что ни на есть реальностью...

Древний марсианский город находит на мёртвой планете советско-американская экспедиция из рассказа Уильяма Тенна «Недуг». На Земле международная обстановка крайне обострена и астронавты не столько изучают Марс, сколько параноидально следят друг за другом. Но выясняется, что скафандры не помогли и из мёртвого города принесена неведомая зараза. Экипаж почти в полном составе оказывается в медотсеке, а позже последний оставшийся на ногах член экипажа обнаруживает, что это не болезнь, а мозговой вирус-симбионт, многократно увеличивающий потенциал разума человека, а вместе с разумом — и его морально-этические качества. Так что по возвращении всю Землю ждёт эпидемия, после которой войны станут невозможными. Легко можно предположить, что на самом деле мы имеем дело с очередной версией захвата Земли марсианами (противоречий такой версии в рассказе нет, отличный вышел бы фанфик-перевёртыш!), но сам автор не сомневается, что с Марса пришло спасение для оказавшейся в безвыходной ситуации Земли.

В знаменитом «Городе» Клиффорда Саймака именно марсианский философ Джуэйн создаёт новую концепцию, которая была способна продвинуть человечество вперёд на сотни тысячелетий за несколько десятков лет. И в том, что землянин, от которого это зависело, не сумел преодолеть свой страх, виноваты уж никак не марсиане.

А Роберт Янг в «Потерянном землянине» и вовсе заявляет, что с орбиты на Марсе можно обнаружить отпечатки пальцев Господа Бога.

Сфинксы и каналы
Марсианское лицо

Вот так выглядела фотография знаменитого марсианского сфинкса.

Марсианское лицо

А таким он предстал перед наблюдателями на новых качественных снимках.

Марсианские каналы

Карта марсианских каналов, составленная Джованни Скиапарелли в конце 19 века.

Итальянский астроном Джованни Скиапарелли, наблюдавший Марс в период противостояния 1877 года, стал первым, кто описал обнаруженную на поверхности планеты сеть длинных прямых линий, похожих на русла рукотворных рек. В последующие десятилетия астрономами было сделано множество наблюдений, якобы подтверждающих это открытие. Несмотря на нападки скептиков, версия обитаемости Красной планеты завоевала миллионы приверженцев, а конец 19 — первая половина 20 века стали золотым временем исследования Марса. И вот в 1965 году зонд Mariner 4 передал фотоснимки высокого качества, на которых было ясно видно, что никаких каналов на Марсе нет. Уныние длилось десять лет, пока в 1976 году «Викинг-1» не сделал снимок плато Кидония, на котором было чётко видно человеческое лицо. Второй виток «марсианской лихорадки» совпал с очередным пиком увлечения НЛО, но закончился тоже ничем: в 2001 году станция «Марс Глобал Сервейор» доставила снимки этого же участка, сделанные с высочайшим разрешением. На них видно, что эта столовая гора (так называются горы с плоским верхом и крутыми склонами, похожие на стол) имеет с лицом довольно мало общего.

Марсианский бестиарий

В одноимённом рассказе уже упомянутой Ли Брэкетт описан своеобразный «зоопарк», который устроила древняя марсианская раса. В качестве экспонатов там содержались оккупанты-земляне. Но сам Марс фантасты тоже населили самыми разными тварями. Чаще всего, конечно, животный мир Красной планеты — только фон для описываемых событий. Но иногда рассказы и повести посвящены непосредственно экзотическому зверью.

В рассказе Дмитрия Биленкина «Чара» самые крупные и страшные хищники Марса оказываются... обычными, хоть и крупными, кошками, которые вполне поддаются ласковому «кис-кис-кис».

У Клиффорда Саймака в рассказе «Марсианин» неизвестная зверюшка оказывается единственным трофеем марсианской экспедиции и заодно — причиной её гибели. Животное издает ультразвук, от которого люди сходят с ума. На Землю-то полуразумную «меховушку» доставили, но вот здесь бедное животное пришлось умертвить.

Поверхность Марса

На первый взгляд поверхность Марса пуста и безжизненна, но кто знает, что за секреты она в себе таит? (Снимок с марсохода «Спирит»).

В «Мышеловке» Эндрю Нортон природные скульптуры различных чудовищ, так называемые «песчаные монстры», оказались на грани исчезновения — они легко переносили песчаные бури, но рассыпались в пыль от малейшего касания. Оставшихся охраняли туристские бюро, а все музеи мира сулили миллионы за экземпляр. И только один пьянчуга, долго наблюдавший за песчаными мышами, выяснил, что эти скульптуры — не игра природы, а животные, пойманные в ловушку особыми марсианскими растениями, и не только животные, но и инопланетяне, высаживавшиеся на Марсе до землян.

Отчасти этой же теме посвящён невероятно добрый и лиричный рассказ Никиты Разговорова «Четыре четырки», в котором марсианские учёные пытаются установить контакт с собакой, прилетевшей в беспилотном корабле. Контакта не выходит, но марсиане окружают «инопланетного посланца» любовью и заботой, а сам факт появления корабля становится стимулом для развития космических полётов.

Отец-основатель Марса

О романе Рэя Брэдбери «Марсианские хроники» можно говорить только обособленно. Отношения к какой-либо реальности его Марс не имеет, это многогранная поэтичная метафора, одновременно чарующая и жуткая. Мир-мечта, мир-ловушка, мир-одиночество... Герои видят его то страной детства, где можно забыть обо всех тревогах и проблемах взрослого мира, то маленьким городком, замкнутым и скучным, где в каждом шкафу есть свой скелет, то обычным фронтиром переселенцев, где рецепт счастья — закусочная на оживлённом перекрёстке, то таинственным миром древней непостижимой мудрости, прикасаясь к которой, можно сохранить в себе самое важное, человеческое. Правда, иногда на Марсе Брэдбери, чтобы остаться человеком, нужно стать марсианином...

Для многих поколений читателей именно «Марсианские хроники» и примыкающие к циклу рассказы определили лик Красной планеты. Коллеги-фантасты тоже не оспаривают приоритет. Так в рассказе «Мистфаль приходит утром» герой Джорджа Мартина говорит: «По ходу разговора я упомянул, что родился в Брэдбери, когда мои родители проводили свой отпуск на Марсе. Глаза у Сандерса загорелись, и ещё около часа он травил анекдоты про землян...» И не вызывает вопросов, в чью честь и почему назван крупнейший город колонизированного Марса.

Рэй Брэдбери
Рэй Брэдбери

Автору «Марсианских хроник» в этом году исполняется 90 лет, а самому роману — 60.

«Я считаю Марс своей родиной и хотел бы быть похороненным именно там. Меня тянет к этой планете, и я уверен, что путешествие туда станет ключом к развитию нашей цивилизации. Жаль, что в своё время мы ушли с Луны. Там надо было построить базу и отправлять корабли к Марсу именно с неё. Тогда уже сейчас люди жили бы на поверхности Красной планеты, а с нынешним положением дел, боюсь, первая высадка на Марс случится уже не при мне... Международная космическая станция, запуски спутников на орбиту — это неплохо. Но это повторение пройденного. Нам нужно большее. Человечество переменится только тогда, когда попадёт на Марс»
(Из интервью 2007 года).

Владимир Ильин в рассказе «Последний гвоздь», отправляя главного героя на Марс, вручает ему «Марсианские хроники» в качестве основного учебного пособия. А Джон Стиц в романе «Число погибших» строит на личности автора «Хроник» новую марсианскую мифологию:

«В качестве компенсации за свою вспышку я повёз Брэда к дому, где родился Рэй Брэдбери, который почему-то находился в Гелиуме, а не в КсиСити...

В самом центре делового квартала, окружённый цилиндрическими зданиями и металлическими конструкциями, стоял уютный маленький домик в колониальном стиле... Собственно говоря, это был обыкновенный музей, но детей привлекали сама личность Брэдбери и всякие диковинные вещи внутри: кресло-качалка, прялка, паркетные полы, плетёные циновки, печь, которую надо было топить дровами, и невообразимо древний компьютер.

Конечно, Брэд был уже достаточно взрослым и понимал, что на самом деле Брэдбери родился не на Марсе, но всё равно мы оба отлично провели время...»

Хочется верить, что всё так и будет. Что однажды среди красных песков будет построен город под таким названием, а ещё через некоторое время жители Марса будут спорить о том, в каком же из их городов родился великий сказочник Рэй Брэдбери.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Spy Fox
№ 1
11.01.2011, 12:04
Замечательная статья и всеобъемлющая достаточно. По крайней мере, все ключевые произведения о Марсе по-моему упомянуты, а перечислить вообще все произведения, где он упоминается или участвует попросту нереально. Марс по праву является возможно самой популярной чужой планетой в "МФ". Возможно, потому что он очень близок к нам и очень похож на Землю, хотя там нет многого, что есть на Земле. Но некоторые энтузиасты не теряют надежду найти там жизнь, в том числе гуманоидную. Или хотя бы какие-то архитектурные памятники былых цивилизаций. Ещё совсем недавно появился вполне классический фильм "Миссия на Марс", где всё это обыгрывалось. Хотя, конечно, самым знаменитым произведением про Марс были и остаются хроники.
Скрытый текст - small off-topic:
Как же неллюзорно задолбал этот дурацкий глюк, вызывающий сообщение про "государственную границу" Неужели за столько времени совсем-совсем ничего нельзя было с ним сделать?
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться