Google+
СОВРЕМЕННИКИ. НИК ПЕРУМОВ Беседа с создателем Плоского мира МИРЫ. X-FILES: СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ GAMEBOOK
Версия для печатиИнтервью: Аластер Рейнольдс, писатель
Кратко о статье: Интервью с одним из ведущих авторов «твёрдой» научной фантастики, британским писателем Аластером Рейнольдсом.

«Разочарован, что не достигли большего»

Беседа с Аластером Рейнольдсом

Минувшим летом о валлийском писателе Аластере Рейнольдсе узнал, без преувеличения, весь читающий мир. О его невероятном контракте с издательством Gollancz слышали даже те, кто абсолютно равнодушен к фантастике: за десять лет Рейнольдс обязался написать десять романов за суммарный гонорар в миллион фунтов стерлингов. Вскоре после сенсационной новости мы встретились с писателем в Хельсинки на конвенте «Финнкон», куда он приехал в качестве почётного гостя.

«У НФ огромный нераскрытый потенциал»

Наверное, сейчас все вам задают вопрос насчёт беспрецедентного для британской фантастики контракта?

На протяжении всей карьеры мне сопутствовала удача. Чтобы добиться успеха в фантастике — впрочем, полагаю, то же справедливо и по отношению к другим направлениям литературы, — необходимы удача и трудолюбие. Нужно быть готовым к кропотливой работе на протяжении долгого времени и сохранять терпение, когда имеешь дело с редакторами и издателями. В моём случае терпение и верность одному издательству окупились с лихвой.

За те девять лет, что вы профессионально занимаетесь фантастической литературой, у вас вышло восемь романов. В чём секрет такой плодовитости?

Работа над дебютным романом растянулась у Рейнольдса почти на десять лет.

Это исключительно вопрос самодисциплины: необходимо постоянно работать над текстом — как минимум пять дней в неделю. Необязательно проводить перед монитором круглые сутки, но, чтобы стать профессиональным писателем, нужно научиться сочинять регулярно. Когда это превращается в привычку, писать по книге в год уже не составляет труда.

Я стараюсь писать не меньше трёх тысяч слов в день. Примерно с такой скоростью я пишу, когда работа над книгой в разгаре; в начале бывает помедленее, а ближе к развязке обычно значительно быстрее. Однако в выходные я даю себе отдохнуть — раньше, когда одновременно занимался сочинительством и трудился на постоянной работе, не мог позволить себе такой роскоши.

Похоже, вы очень рационально относитесь к писательскому ремеслу. Наверное, и сюжеты будущих произведений заранее прорабатываете?

Напротив, по большей части я полагаюсь на импровизацию. Попытки заранее распланировать весь роман ни к чему хорошему меня не приводили. Поэтому, начиная новую книгу, я обычно имею лишь самое общее представление о сюжете, финале и темах, которые хочу в ней затронуть, но не более того. Работая в такой манере, я получаю максимум удовольствия от самого процесса создания истории.

Сегодня даже повести Аластера публикуются отдельными книгами.

Часто ли вам приходится обращаться к научным источникам, чтобы достоверно описать какую-либо технологию или феномен?

Мне не нравится сама мысль о том, чтобы закапываться с головой в справочники и научные труды, прежде чем взяться за рассказ или роман. У меня свой метод, который, впрочем, не всегда срабатывает. За свою жизнь я прочёл множество научных работ по самым разным дисциплинам — от психологии и лингвистики до биологии и астрофизики. Так что у меня достаточно обширный запас знаний, который я и использую в работе над текстом, стараясь не слишком сильно грешить против научной картины мира. Написав текст, я возвращаюсь к началу и проверяю, не допустил ли где-нибудь серьёзных ошибок.

Вы защитили диссертацию по астрономии и много лет проработали в Европейском космическом агентстве. Как вы считаете, необходима ли столь серьёзная научная база современному фантасту?

Нет-нет. Фундаментальное образование может оказаться неплохим подспорьем, но я бы не стал называть его неотъемлемым атрибутом фантаста. Например, Питер Гамильтон даже в университете не учился, и это ему совсем не мешает. По большому счёту, достаточно энтузиазма и интереса к науке. Тот же Питер внимательно следит за развитием современных технологий и науки, что находит яркое отражение в его книгах. Когда тебе за сорок, уже не так важно, получил ли ты формальное университетское образование, — я сейчас едва помню, чему учился в студенческие годы.

Романы, повести и рассказы из цикла Revelation Space зачастую связаны между собой лишь общей вселенной.

Помимо романов, вы пишете много рассказов и повестей. Чем вас привлекает малая форма?

Мне нравится работать с короткой формой, более того, я начал писать рассказы задолго до того, как впервые задумался о писательской карьере. С одной стороны, я продолжаю сочинять рассказы просто потому, что мне это доставляет удовольствие. С другой, это отличная тренировка для писателя, который стремится не растекаться мыслью по древу. Наконец, в рассказах я могу обкатать новые идеи, проверить, заслуживают ли они того, чтобы стать основой полноценного романа. Малая форма открывает больший простор для моего воображения и служит своего рода экспериментальным полигоном.

Сейчас научная фантастика заметно уступает в популярности фэнтези. Чем вы можете объяснить такую тенденцию?

Для меня остаётся загадкой, почему часть читателей отдаёт предпочтение исключительно фэнтези вместо того, чтобы увлекаться обоими жанрами. Но я не уверен, что научная фантастика всерьёз проигрывает фэнтези. Возможно, так происходит в США или России, но в Великобритании сейчас, как мне кажется, наоборот, наступает эпоха возрождения научной фантастики. Появились такие писатели, как Иэн Бэнкс и Питер Гамильтон, которые пишут серьёзную фантастику, и она очень хорошо продаётся. Причём их книги читают даже те, кого нельзя отнести к большим любителям научной фантастики. Так что у жанра, на мой взгляд, ещё огромный нераскрытый потенциал.

Мне совершенно непонятно, почему в других странах писатели могли охладеть к фантастике. Но, коли уж это произошло, мы, британские авторы, быстро займём пустующую нишу, и уже никому её не отдадим!

Слова Рейнольдса — предупреждение и вызов всем нашим писателям, неравнодушным к судьбе научной фантастики. Возможно, кому-нибудь из них окажется под силу составить достойную конкуренцию новой волне британских авторов, которые собственным примером доказывают, что слухи о безвременной кончине НФ сильно преувеличены.

«До читателя доходят те истории, которыми я доволен»

Выступая на конвенте, вы упомянули, что хотели бы попробовать силы в киберпанке. Вы не согласны с тем, что это направление изжило себя?

Кажется, я действительно такое говорил, но не имел в виду классический киберпанк — тот действительно умер, его время прошло. Я просто использовал этот термин, подразумевая фантастику ближнего прицела. У меня в голове крутится идея романа о развитии искусственного интеллекта в обозримом будущем, но вряд ли я смогу заняться им раньше, чем через пару лет.

Современную космическую оперу подчас не отличить от «твёрдой» НФ.

В минувшем году у вас вышло произведение, посвящённое России. Не могли бы вы немного рассказать о нём?

Я написал повесть объёмом порядка 20-30 тысяч слов, которая называется «Тройка». Её события разворачиваются в России, где в будущем вновь восторжествовал коммунистический режим. В общем, у меня вышла пессимистичная история о последствиях исследования инопланетного артефакта. Единственный выживший член экспедиции оказывается в психиатрической лечебнице, но ему удаётся сбежать, чтобы завершить одно важное дело. События разворачиваются в Звёздном городке и его окрестностях. К сожалению, сам я в нём никогда не был, потому пришлось представить, каким он должен быть.

Какие чувства вы испытали, когда узнали, что ваши книги будут опубликованы на русском языке?

Когда я рос — в восьмидесятых годах прошлого века — то был абсолютно уверен, что человечество в скором будущем ожидает ядерный апокалипсис. Естественно, произошедшие в девяностые годы изменения в мировом политическом климате показались мне настоящим чудом. Как и последовавшая стыковка американского шаттла со станцией «Мир», а затем и совместное строительство Международной космической станции. Публикация моих романов в России стоит для меня в одном ряду с этими событиями — просто невероятно, что теперь это стало возможным.

Многие фантастические концепции, которые принято считать классическими, обретают в ваших романах новую жизнь. Как вам это удаётся?

Мне всегда было интересно взять какую-либо известную фантастическую идею и повернуть её под неожиданным углом. Впрочем, это справедливо не только по отношению ко мне — подобное стремление объединяет многих фантастов, которых я знаю.

Увидев обложку российского издания «Города бездны», Рейнольдс не сумел угадать, какой роман под ней скрывается.

Боюсь, у меня нет готового рецепта, как заставить знакомую всем идею сиять новыми красками. Чаще всего это происходит на некоем подсознательном уровне во время работы над произведением. Возможно, дело в том, что я очень часто переписываю уже готовый текст. Возвращаюсь к началу и задаю себе вопрос, выбрал ли я лучший и самый оригинальный способ выразить ту или иную мысль. Но даже при этом не всегда удаётся добиться желаемого результата. До читателя доходят лишь те истории, которыми я доволен: если мне не удаётся должным образом воплотить задумку в жизнь, вы этого просто не видите.

Сюжет вашего романа «Город бездны» закручен вокруг мести и искупления грехов. Эти темы очень популярны в современной фантастике, а чем они заинтересовали вас?

Они действительно стали основными в «Городе бездны», однако я бы не сказал, что, начиная писать роман, стремился сделать их ключевыми. Я просто окунулся в творческий процесс, и в итоге мотивы мести и искупления органично вписались в канву сюжета. А родился роман, когда я размышлял о персонажах, которые могли бы жить очень долго — на протяжении веков. Благо фантастика позволяет с помощью вымышленных технологий продлить жизнь человека почти до бесконечности. Если в начале своей жизни герой совершит какой-нибудь чудовищный поступок, но затем встанет на путь исправления, наступит ли такой момент, когда количество добрых дел перевесит злодеяние прошлого?

Первый сольный сборник рассказов Рейнольдса увидел свет в 2006 году.

Фантастика позволяет заострить данный вопрос. Ведь в реальности наша жизнь коротка, но в моём мире человек может прожить несколько веков и за это время сделать очень многое. Мне эта этическая проблема показалось достаточно любопытной, чтобы положить её в основу романа.

Судя по событиям «Города бездны», вы не считаете бессмертие человека благом...

Эта идея интересна в контексте научно-фантастического сюжета. Но если бы мы действительно имели возможность продлить нашу жизнь до бесконечности, не думаю, что мы тут же принялись бы укорачивать её друг дружке ради собственного развлечения. События моего романа разворачиваются в выдуманной вселенной, где сбылись некоторые весьма пессимистичные прогнозы. Получи мы бессмертие сейчас, возможно, оно отрицательным образом сказалось бы на творческом потенциале человечества и поставило бы перед нами иные проблемы — скажем, способен ли наш мозг хранить воспоминания, накопленные за сотни лет. Например, в рассказе «Зима. Голубой период» люди, прожив определённое количество лет, вынуждены использовать искусственную систему памяти. Думаю, подобное может произойти и в реальности.

Пусть Рейнольдса и называют одним из флагманов «новой космооперы», отличительной особенностью его книг остаётся приближённость к современным научным реалиям. Чтобы не грешить против физики, писатель стремится избегать даже космических путешествий со сверхсветовой скоростью, что совсем не удивительно, учитывая образование и карьеру Аластера. Мы не могли оставить за рамками нашей беседы разговор о современном состоянии науки и её будущем.

«Космос исследуют очень медленно»

Пятый и последний на данный момент роман цикла Revelation Space стал приквелом к четырём предыдущим.

Какую из фантастических технологий, описанных в ваших романах, вы хотели бы увидеть в нашем мире?

Возможно, ни одну из них — в принципе, меня вполне устраивает наша реальность. Хотя, пожалуй, хотелось бы, чтобы мы активнее исследовали космос и научились путешествовать за пределы нашей звёздной системы. Но лично мне не хотелось бы обзаводиться имплантатами или становиться бессмертным.

А вы не относитесь к числу тех, кто боится, что новые технологии в корне изменят природу человека?

Я не исключаю подобную возможность. Во-первых, это зависит от того, что мы вкладываем в понятие «человек» — возможно ли его природу изменить с помощью технологий? Во-вторых, нам ещё предстоит решать, готовы ли мы развиваться или хотим сохранить homo sapiens в его нынешнем виде.

Роман Pushing Ice часто сравнивают с «Космической одиссеей» Артура Кларка.

Как вы оцениваете современную ситуацию в деле исследования космоса?

С одной стороны, я доволен нашими достижениями, с другой, я несколько разочарован, что мы не достигли большего. У нас есть для этого все возможности, но политические и экономические проблемы слишком часто встают на пути у науки.

Если человек хочет выбраться за пределы Земли, каким должен быть наш следующий шаг?

Я был бы счастлив, если бы мы для начала просто вернулись на Луну. Не секрет, что сегодня существуют лунные программы, но я отношусь к ним с известной долей скептицизма и почти не надеюсь, что какая-нибудь из них будет воплощена в жизнь к 2020 году. Дело в том, что подобные проекты обходятся гораздо дороже, чем люди обычно думают, к тому же существуют очень большие проблемы с ракетой-носителем.

Рейнольдс не боится экспериментов.

После новой экспедиции на Луну мне хотелось бы увидеть, как человек ступит и на Марс, но я уже совсем не уверен, что это случится при моей жизни. Жаль, но сейчас космос исследуют очень медленно.

Когда вы сочиняете романы, ставите ли вы перед собой цель пробудить в молодых читателях интерес к науке?

Вероятно, фантастика действительно способна выполнять такую функцию, но я не задумываюсь об этом, когда пишу книги. Я буду рад, если, прочтя их, кто-то всерьёз займётся наукой, но такой задачи перед собой не ставлю. Возможно, дело в том, что сам я всегда интересовался наукой и не нуждался в фантастике как в дополнительном источнике вдохновения.

Тем более в моих книгах подчас присутствуют достаточно мрачные, а то и вовсе пугающие эпизоды — многие из них можно назвать «тёмной» научной фантастикой. Так что не исключаю, что они могут, наоборот, подавить в молодом человеке желание стать учёным или отправиться в космос.

На прощание скажите, пожалуйста, несколько слов своим российским поклонникам...

Я очень рад, что мои книги читают в России. Когда я рос, то не мог и помыслить о подобном. Поэтому я благодарен российским читателям за интерес к моему творчеству и надеюсь, что он сохранится и в дальнейшем.

Мы же надеемся, что отечественные издатели уделят больше внимания писателю, который настолько востребован на Западе. Хотя его рассказы регулярно публикуются в выходящих у нас фантастических антологиях, пока лишь два романа Рейнольдса были переведены на русский язык, а наш собеседник заслуживает много большего...

Досье: Аластер Рейнольдс

Аластер Рейнольдс родился в 1966 году в Южном Уэльсе. Альма-матер будущего писателя стал университет Ньюкасла, где Аластер изучал астрофизику. Позднее он защитил докторскую диссертацию в Сэнт-Эндрюсском университете, после чего перебрался в Голландию и несколько лет проработал в Европейском космическом агентстве.

Уже тогда Рейнольдс начал сочинять фантастику. Первый его рассказ был опубликован в 1990 году, но первый роман, «Космический апокалипсис», вышел только десять лет спустя. Дебют принёс писателю известность и заложил фундамент цикла Revelation Space, насчитывающего ныне пять романов и десяток рассказов. Помимо этого, на счету Рейнольдса четыре одиночных романа (о самом свежем, Terminal World, читайте в «Книгах будущего» этого номера «МФ»), а также более трёх десятков повестей и рассказов.

Более подробно узнать о творчестве Аластера Рейнольдса можно, посетив его официальный сайт alastairreynolds.com

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться