Google+
Глен Кук МИРЫ. «БЕРСЕРК». ЛААР Тёмная сторона города КЛАССИКИ. ФРЭНК ГЕРБЕРТ
Версия для печатиНа злобу дня: Откуда пошла мода на вампиров
Кратко о статье: Статья посвящена буму вокруг вампирского любовного романа.

Лавбургер с кровью

Страсти по вампирам

Фантастическая популярность подростковых романов Стефани Майер о неземной страсти человека и кровососущей нежити заставляет задуматься — что скрывается за этим феноменом? Призрак морального разложения или прогрессивное неприятие ксенофобии? Докатилось поветрие вампиролюбия и до наших палестин. Российские издательства наперебой выпускают книги «под Майер» — причём за переводными романами последовали уже и отечественные опусы. В чём же причина этакой «любви до гроба»?

Рождение мифа

Понятно, что Стефани Майер вовсе не создавала образ вампира-обольстителя: «вампирским» пристрастиям в массовой культуре уже не один век. Поначалу вампир — живой мертвец, сосущий кровь, — вызывал мало симпатии у публики. Точнее, чувства, которые испытывали люди к вампирам, были вполне однозначны: найти гада-упыря и изничтожить всеми возможными способами!

Они были первыми.

Однако уже в ранние годы своего литературного существования образ вампира претерпел заметную метаморфозу, трансформировавшись из внешне отвратительного монстра европейских легенд в несомненно опасного, но неуловимо притягательного злодея. Первооткрывателем стал английский врач Джон Полидори, чья повесть «Вампир» появилась ещё в 1819 году. Герой повести демонический лорд Рутвен явно срисован с великого поэта Байрона*: блистательный, неотразимый, циничный аристократ, который, вернувшись из царства теней, развлекается тем, что губит невинных душой и телом. Рутвен — прообраз всех последующих поколений сексуально притягательных, неотразимо-утончённых кровососов. Многие литературные знаменитости 19 века отдали дань увлечению этим романтическим упырём: Шарль Нодье, Теофиль Готье, Джозеф Шеридан Ле Фаню. Ориентировался на образ Рутвена и Брэм Стокер, создавая самого знаменитого вампира всех времён и народов, графа Дракулу.

Однако литературные вампиры того времени при всей своей извращённой притягательности были естественными врагами человека, жаждавшими в той или иной степени причинять «живым» боль и страдания. Неудивительно, что положительные герои «Дракулы», профессор Ван Хельсинг сотоварищи, вовсе не пытаются прижать аристократического упыря к сердцу и разрыдаться в его накрахмаленную белоснежную манишку. Обуревают их совсем иные чувства, иногда — низменная страсть, но ни в коем случае не любовь! Осиновый кол в сердце, и поскорее!


*Полидори позаимствовал имя Рутвен из скандального романа Каролины Лэм «Гленарвон» (1816). Роман повествует о порочном аристократе, чьим прототипом официально считается лорд Джордж Байрон.


Первое наиболее заметное киновоплощение вампира тоже не внушало приязни: немая лента выдающегося немецкого экспрессиониста Вильгельма Мурнау «Носферату — симфония ужаса» (1922) называлась так неспроста. Хотя носферату граф Орлок — фигура во многом трагическая, на романтического обольстителя он явно не тянет. Разве что некое гадливое сочувствие вызывает. Кстати, есть легенда, что, сыгравший Орлока никому не известный немец Макс Шрек на самом деле был вампиром, уж очень убедительный упырь у него получился.

Орлок и Дракула: фанатки вампиров, где вы?

А вот ещё один культовый фильм «Дракула» (1931) явил миру подзабытый образ лощёного вампира-аристократа, блестяще сыгранного Белой Лугоши. Именно этот персонаж затмил собой всех предшественников, надолго став символом классического упыря. Дракула у Лугоши получился внушающим страх и восхищение одновременно, но до самозабвенной любви было ещё далековато. Перенявший эстафету «дракулизма» Кристофер Ли придал образу вампира ещё больше кровожадной инфернальности, по той же дорожке отправились и мастера итальянского «спагетти-хоррора» (хотя с конца 1960-х там снималась куча полупорнографических поделок, откровенно эксплуатировавших чувственную притягательность вампиризма).

В литературе возврат к традициям кровавого «байронизма» начался в 1976 году, когда свет увидел роман «Интервью с вампиром» никому доселе не известной Энн Райс.

«Печорин нашего времени»

Блиц-интервью с Еленой Усачёвой, автором романа «Влечение»

Как появился этот проект?

Написать книгу о вампирах мне предложило издательство «Эксмо». Их выбор был понятен — я автор двадцати страшилок, популярных подростковых серий о любви. Соединить любовь и мистику мне было легко. Тема показалась интересной именно тем, что, взяв вампиров как образ, можно было раскрыть многие проблемы подростковой влюблённости. Вампир — это метафорический образ любого подростка, который ещё не знает, на что он способен, какие силы дремлют внутри него. И к чему, в итоге, приведёт первый поцелуй. Превратит ли он его в зверя (как обещал Волшебник Медведю в «Обыкновенном чуде») или он сможет совладать со своими чувствами, эмоциями, животными желаниями. А как раз с выдержкой у подростков ещё не всё хорошо.

Насколько сильным было влияние Стефани Майер? Или, возможно, источником вдохновения послужили какие-нибудь иные книги и фильмы?

Когда я начинала писать книгу, то Майер ещё не читала, поэтому, если кто и оказал на меня влияние, то актёр, сыгравший в фильме «Сумерки». А вообще я бы не говорила о чьём-либо влиянии. Мои вампиры создавались с учётом законов жанра, поэтому они не совсем привычны. Не спят в гробах, не пьют на глазах у возлюбленных кровь, не ходят в старомодной одежде, не сгорают демонстративно на солнце. Девушка должна была встречаться со своим героем днём, и это повлекло изменения. По этой же причине вампиры делятся на «хороших» и «плохих». Для динамики сюжета у вампиров появились ярые противники. Это уже совершенно новые персонажи. Смотрители и их взаимоотношения с вампирами, мне кажется, самый удачный момент в моём сериале. Разработан новый метод борьбы с «плохими» вампирами — оригинальный, применимый по большей части именно для России.

Фильмы о вампирах я не смотрю. А если уж и говорить о прообразах, то о-о-очень отдалённым можно назвать Филиппа Траума из романа Марка Твена «Таинственный незнакомец».

Почему люди так увлечены вампирами, потенциально опасными тварями-убийцами?

Есть некий закон развития л итературы. Подростковая литература о любви требует героя. В советские времена это был Павел Корчагин и молодогвардейцы — они были честны, храбры и беззаветно преданы своей идее. В наш небоевой век с героями сложнее. Пираты на эту должность не потянули. Из инопланетян герой сомнителен. Остаются вымышленные эльфы. Да где ж их взять? А вот вампир более реален. Он вполне может встретиться девушке на улице. Наукой ведь не доказано, что вампиров не существует. «Достоверность» вампира и позволила ему стать современным героем-любовником. Он красив, не озабочен социальными проблемами, несёт внутри себя тайну (убийства, которые он невольно совершал, загадку своего превращения, борьбы с самим собой, со своей сущностью). Одним словом, Печорин нашего времени. Причем опасности здесь никакой нет. Он же герой, а значит, всегда будет поступать правильно. Надо понять, что, по большому счёту, это игра. Девушки «играют» в героев Майер. Они убеждены, что, став вампирами, не умрут. Просто станут красивыми и сверхсильными. Наш поверхностный век и неглубокая книга «Сумерки» не позволяет им закапываться в проблему. Они хотят красивой и чистой любви — больше ничего. В моих книгах, например, всё несколько по-другому. За любовь, за сверхспособности надо платить — это уже закон жизни. И забывать об этом нельзя. Тем более, долго «заигрываться» в вампирские игры.

Дежавю?

Ах, эти душечки-вампирюшечки!

Именно Энн Райс в первом томе своих «Вампирских хроник» положила начало новому всплеску общественного интереса к упырям, но уже на качественно ином уровне. Ведь кем был вампир до этого, даже в тех произведениях, авторы которых испытывали чувство пиетета к своим клыкастым антигероям? Вампир служил эквивалентом опаснейшего хищника, коим вполне можно восхищаться, но исключительно на расстоянии — как, к примеру, королевским бенгальским тигром в зоопарке. Хорош, зверюга, ничего не скажешь, но кому в здравом уме придёт в голову залезть к нему в вольер, чтобы почесать спинку? До Райс вампир рассматривался как великолепный, но оттого не менее убийственный монстр, который пусть и притворяется внешне человеком, таковым никак не является. Горе тому, кто воспылает к кровососу какими-либо чувствами! Финал может быть только один — смерть.

Почти как люди?

«Интервью с вампиром» и его многочисленные сиквелы предложили читателям совершенно иной образ упыря — страдающего существа, байронического романтика, которого терзают душевные муки на тему «пить или не пить?» Таков не только Луи, даже Лестат и Клодия, убивающие вроде бы с радостью, испытывают вполне человеческие чувства и сомнения. Вампиры Энн Райс показаны как часть нас самих — они не монстры, а люди, просто отличаются от большинства.

Елена Бычкова, Наталья Турчанинова, авторы вампирского цикла «Киндрэт»

Изменился ракурс, с которого смотрят на вампиров. Ведь для них самих вампиризм вовсе не отрицательное явление, а очень закономерное. Как для людей — не зло, например, охота. Но есть некоторые странные люди, которым жалко животных. И некоторые странные вампиры, которым жалко людей. Хотя, конечно, проблема здесь более глубокая и нравственная. Потому что вампиры когда-то были людьми, а значит, не должны приносить вреда своему бывшему виду. Но, кроме всего прочего, вампиры обладают всем тем, что всегда хотели иметь люди: бессмертием, привлекательностью, абсолютной свободой...

Следующим «кирпичиком» в цитадель преклонения перед вампирами стал роман Челси Куинн Ярбро «Отель Трансильвания», положивший начало длиннющей серии. Герой Ярбро, бессмертный граф Сен-Жермен благороден и величав, к тому же вампир он своеобразный: потребляет не столько кровь, сколько эмоции своих жертв, да и до убийства опускается редко. Наконец, стоит отметить блестящую постмодернистскую фантазию Барбары Хэмбли «Те, кто охотятся в ночи» (1988) — хотя многие вампиры показаны здесь как беспощадные убийцы, разделение их на «плохих» и «хороших» логически продолжено. Именно книги Райс, Ярбро и Хэмбли стали своеобразным переходным звеном от блестящего, лощёного, но всё же монстра к современному клыкастому миляге.

Восторжествовавшая в западном обществе тотальная политкорректность зачастую не менее отвратительна, чем мрачное неприятие всего чуждого. Иллюстрация Александра Ремизова

Бесспорно, на творчество Энн Райс и её последователей заметное влияние оказала зародившаяся в те годы идеология политкорректности. Точнее, тогда она выглядела как прогрессивное отрицание ксенофобии, которой человечество страдало многие века. Но, как частенько бывает, вместе с водой выплеснули и ребёнка — ибо восторжествовавшая в западном обществе тотальная политкорректность зачастую не менее отвратительна, чем мрачное неприятие всего чуждого.

Дорожкой очеловечивания вампиров пошло и кино: «Голод» Тони Скотта (1982), «Дракула Брэма Стокера» Фрэнсиса Форда Копполы (1992), «Интервью с вампиром» Нила Джордана (1994), телесериалы Джосса Уэдона «Баффи — истребительница вампиров» (1997—2003) и «Ангел» (1999—2004) показывают кровавую нежить, обуреваемую вполне земными страстями, формируя в сознании зрителей устойчивый облик страдальца, которого можно «приручить». Конечно, были и противники концепции «вампир — друг человека», однако попытки повернуть вспять массовую тягу к интеграции упырей в общество не пошли далее пародийно-кровавого трэша.

Квентин Тарантино, сценарист фильма «От заката до рассвета» (1995)

Вампиры — плотоядные инфернальные чудовища, сродни огромным крысам. Здесь нет места стенаниям о муках вечной жизни и всего этого сентиментально-ревизионистского бреда. Они просто монстры, и вы должны убить их как можно больше, потому что иначе они убьют вас!

В 1991 году появился первый стопроцентно положительный литературный вампир — герой романа канадской писательницы Тани Хафф «Цена крови». Генри Фицрой отвечает всем канонам гламурности — аристократ (внебрачный сын английского короля Генриха VIII), красавец, денди, интеллектуал. Никого не убивает (разве только злодеев), кровь пьёт очень деликатно, не причиняя «донору» вреда. И, вообще — какой мужчина, «настоящий полковник»! Правда, Хафф в своей пенталогии о частном детективе Вики Нельсон всё же не вышла за рамки остросюжетного мистического триллера, используя элементы «лавбургера» с изрядной долей иронии. Не зря Генри Фицрой зарабатывает себе на жизнь писаниной любовных романов под женским псевдонимом! И таких подтруниваний над жанром «ах-я-сейчас-умру-от-страсти» в романах Хафф немало.

Здесь стоит отметить любопытную закономерность: практически все современные вампирские романы написаны женщинами. Это «ж-ж-ж» неспроста, не правда ли?

Таня Хафф, sавтор мистических циклов «Виктория Нельсон» и «Дым»

В большинстве романов о вампирах авторы стараются сделать акцент на раскрытии внутреннего мира героев. Много внимания уделяется характеру вампира и тому, как он взаимодействует с окружающим миром. А в таком ключе чаще пишут женщины, нежели мужчины.

Книгам Тани Хафф не хватило чего-то неуловимого, чтобы стать признанным законодателем моды. Эта участь выпала на долю Лорел Гамильтон, чей первый роман о приключениях Аниты Блейк «Запретный плод» вышел в 1993 году (к тому времени был о напечатано уже четыре тома о непростых взаимоотношениях Вики Нельсон и Генри Фицроя). Цикл Гамильтон начинался как очень кровавый и жёсткий триллер в духе «Молчания ягнят» — только вместо маньяков героиня охотится на разнообразную нежить. Главное отличие от предшественников — абсолютно иная концепция сожития людей и вампиров. У Райс, Ярбро, Хэмбли, Хафф вампиры традиционно скрываются от ничего не подозревающего человеческого большинства, обитая «в тенях» и убивая из-за угла. Цикл Гамильтон — «запретный плод» нового времени победившей политкорректности: Верховный Суд США признаёт вампиров равноправным меньшинством, находящимся под защитой законов. Убить вампира без специального разрешения суда — уголовно наказуемое преступление! Представим общество, где известные террористы могут быть наказаны только на основе железобетонных улик. «Доброго вам утречка, мистер Бин Ладен, как жена, как дети? Сколько самолётов намедни взорвали, хе-хе? Ах, вы такой забавник!» Поначалу в книгах Гамильтон можно проследить сатирические нотки в отношении этого странного симбиоза «волков и овец», однако затем автор полностью переключилась на любовные похождения героини, которая никак не может определиться, «кто на свете всех милее»: вампир, оборотень, человек?

Лорел Гамильтон выпустила джинна из бутылки: романы об обществе, где вампиры спокойно живут бок о бок с людьми, пошли косяком. Циклы Шарлин Харрис, Ким Харрисон, Рейчел Кейн, Келли Армстронг, Нэнси Коллинз построены примерно по единой схеме: отважные героини, наделённые некими способностями, действуют в почти современном мире, где рядом с людьми на законных основаниях обитают «меньшинства» вампиров и прочих мифологических существ. Немалое место в детективных сюжетах занимает любовь — как правило, к существу иного вида. И вампир здесь — самый распространённый объект желания!

Главное — укусить вовремя!

Лорел Гамильтон и её эпигоны активно используют в своих книгах элементы любовного романа, иначе «лавбургера». В западной литературе (последние годы — и у нас) это абсолютно самодостаточное направление, со своими законами и штампами. Наиболее известные авторши вампирских «лавбургеров» — Шеннон Дрейк, Керрелин Спаркс, Кристин Фихан, Дж. Р. Уорд, Эллен Шрайбер. Даже автор знаменитого девчачьего цикла «Дневники принцессы» Мэг Кэбот сочиняла романтические вампирятники под псевдонимом Дженни Кэрролл.

Особо стоит обратить внимание на цикл Лизы Джейн Смит «Дневники вампира». Его героиня, школьница Елена становится «костью раздора» между двумя братьями-вампирами Стефаном и Дамоном. Роковые страсти-мордасти кипят вовсю! Начальная книга цикла появилась ещё в 1991 году и особого внимания на неё тогда никто не обратил. Подумаешь, ещё один «лавбургер» про романтические отношения с вампирами, разве что герои здесь тинейджеры. Можно сказать, Смит опередила своё время. А вот Стефани Майер пришла вовремя, потому и «сорвала банк», хотя её «Сумеречная сага» ничуть не лучше книг Смит.

Стефани Майер родилась в 1973 году в Хартфорде (штат Коннектикут) в многодетной семье — у неё две сестры и три брата. Росла Стефани вполне обычной девчонкой, ещё в школе познакомилась с будущим мужем Кристианом, за которого выскочила, едва став студенткой.

Стефани Майер, её книги и возможный источник вдохновения.

По утверждению Майер, в ночь на 2 июня 2003 года (какая точность!) она увидела во сне двух влюблённых: смертную девушку и юношу-вампира, который одновременно жаждет и обладать предметом своей страсти, и испить её кровушки. Якобы из этого сна впоследствии вырос роман «Сумерки». Вполне возможно, что накануне знаменательной ночи Стефани прочла один из романов Лизы Джейн Смит — но в этом она вряд ли признается, верно?

Поначалу печатать ещё одну любовную жвачку-вампирятник никто особо не рвался, однако через два года Майер повезло: редакторы издательства Little Brown & Co, усмотрев в опусе коммерческий потенциал, заключили со Стефани контракт сразу на три книги, выплатив ей весьма приличный для дебютанта аванс в 750 тысяч долларов.

Но это были только цветочки. Вышедшие в октябре 2005 года «Сумерки» имели оглушительный успех, поднявшись до пятого места в общенациональном списке американских бестселлеров. И понеслась ретивая! Многомиллионные тиражи, доходящий до безумия фанатизм поклонниц, мировой успех экранизации и внушительная груда зелёных бумажек. Заодно — слава «заместительницы» Джоан Ролинг. И пусть Стивен Кинг, крайне лестно отзывавшийся об авторе «Гарри Поттера», в пух и прах разнёс Стефани Майер, которая, по его словам, элементарно не умеет писать. Кого волнует мнение старичка Стива? Звезда королевы «вампирского романса» высоко горит на небосклоне успеха!

В чём разгадка сего феномена? В принципе, Стивен Кинг абсолютно прав: с литературной точки зрения Стефани Майер весьма слаба. Однако здесь и скрывается ловушка. Майер принципиально пишет не для ценителей качественной литературы вроде Кинга. Её целевая аудитория — люди вполне определённой возрастной и половой принадлежности: юные девушки, которые, несмотря на свою современную эмансипированность и показной цинизм, в глубине души по-прежнему грезят о встрече с Прекрасным Принцем. Всё тот же традиционный «лавбургер для домохозяек», но в антураже школьной истории с вампирами. Можно даже сказать, что без успеха книг о Гарри Поттере не было бы такой популярности Стефани Майер. Ибо мир за неполный десяток лет привык фанатеть от книг про необычного подростка. И вдруг сказка кончилась! Тут же понадобился заменитель, пусть даже суррогатный. Майер просто подвернулась под горячую руку.

Далее — по накатанной: хлынула волна подражателей. Матёрая авторша «лавбургеров» Ф. Д. Каст, подключив дочку Кристину, выдала цикл «Дом Ночи». Лара Эдриан запулила серию «Полуночное племя». Рейчел Мид поведала об «Академии вампиров». И так далее, и тому подобное.

Россия тоже не осталась в стороне. Когда наши девицы-красавицы с горящими от восторга глазами бросились скупать томики Стефани Майер, в ход пошли сначала её иноземные эпигоны, а затем уже самопальная продукция. Точнее, основной вал любовного вампирятника «мэйд ин Раша» ещё на подходе — к гадалке не ходи! Однако один хит мы уже имеем — роман Елены Усачёвой «Влечение», выпущенный издательством «Эксмо». На то, что читателям предлагается клон «Сумерек», неприкрыто намекает даже обложка, уж больно велико сходство с персонажами одноимённого голливудского фильма. Да и сюжет «Влечения» не блещет новизной: старшеклассница Маша влюбляется в красавца-вампира Макса со всеми сопутствующими переживаниями. Книга вызвала крайне неоднозначную реакцию российских поклонниц Майер: от щенячьего восторга до бурной ненависти. Но продаётся она хорошо — ждём адекватного ответа от других отечественных издательств?

Кровь и любовь

10 хитов

Лорел Гамильтон «Анита Блейк»

Знаменитый цикл про охотницу на нежить Аниту Блейк, который постепенно трансформировался из фэнтезийных триллеров в мистико-эротические «лавбургеры». Выходит с 1993 года, на будущий год заявлен восемнадцатый том. На основе книг создана также серия комиксов. Российский издатель — «АСТ».

Стефани Майер «Сумеречная сага»

Тетралогия подростковых любовных романов (2005—2008), завоевавших культовый статус по всему миру. История романтической страсти школьницы Беллы к своему вроде бы однокашнику Эдварду, который на поверку оказывается почти столетним вампиром. Первый роман экранизирован, та же судьба постигнет и продолжения. Российский издатель — «АСТ».

Лиза Джейн Смит «Дневники вампира»

Тетралогия любовных романов, изданная в 1991—1992 годах. Цикл Стефани Майер — фактический клон этой серии, которая, однако, в момент своего появления не привлекла внимания. Ныне переиздана, экранизирована в виде телесериала. С 2009 года печатается продолжение — цикл Vampire Diaries: The Return (на будущий год заявлен выход второго тома). Российский издатель — «АСТ».

Ф. К. Каст, Кристина Каст «Дом ночи»

Цикл известной авторши любовных романов, которая с помощью юной дочери Кристины сочинила явную спекуляцию на популярности «Сумерек» и «Гарри Поттера». Героиня — тинейджер Зои Монтгомери — отправляется учиться в частную школу «Дом Ночи», где из неё сделают настоящего вампира. Серия выходит с 2007 года, в ней уже шесть романов. Российский издатель — «Олма».

Мэри Дженис Дэвидсон «Бетси — королева вампиров»

Серия про незадачливую секретаршу Элизабет Тэйлор, ставшую Королевой Вампиров. Начиналась как ироническое фэнтези про «настоящую блондинку», однако затем превратилась в подобие вампирского «Секса в большом городе». Выходит с 2002 года, на будущий год заявлен девятый том. Российский издатель — «АСТ».

Лиза Джейн Смит «Царство Ночи»

Цикл любовных романов, связанных наличием пограничного с нашим Ночного мира, где обитают вампиры. Начат в 1996 году, на будущий год заявлен десятый роман. Герои — молодые вампиры и люди, которые вовлекаются в вихрь страстной любви с представителями иного вида. Российский издатель — «Оникс 21 век».

Кейти Макалистер «Тёмный»

Цикл не связанных напрямую фэнтезийных романов, начат в 2003 году, пока восемь томов. Героини — разные девушки, тем или иным способом взаимодействующие с вампирами. Суть серии хорошо раскрывает название самого первого романа — «Вампирский путеводитель для девушек». Есть элементы иронического триллера. Российский издатель — «АСТ».

Кристин Фихан «Тёмная серия»

Начатый в 1999 году цикл любовных романов, на будущий год заявлен двадцать первый том. Действие сюжетно не связанных книг происходит в едином мире, герои — представители особой карпатской расы, которых можно сравнить с дампирами. Они охотятся на упырей, но иногда сами становятся ими. Очень много эротики. Российский издатель — «Гелеос».

Шеннон Дрейк «Вампиры»

Цикл любовных романов, сюжетно не связанных, но скроенных по единой схеме: молодая американка где-нибудь в экзотическом городе (Новом Орлеане, Париже, Венеции) попадает в беду, но спасается таинственным незнакомцем... С 1999 по 2005 годы вышло шесть романов. Российский издатель — «АСТ».

Аниме-сериал «Рыцарь-вампир» (Vampire Knight)

Экранизация одноимённой манги Мацури Хино, издаваемой с 2005 года. Японский ответ «Сумеркам». В 2008 году вышло два сезона по 13 эпизодов, аниме о вампирах разной степени клыкастости (один Алукард из «Хеллсинга» чего стоит!) выходит много. Но «Рыцарь-вампир» вызвал своеобразный всплеск международного сумасшествия, сравнимый только с успехом книг Стефани Майер. Ах, какие там красивые мальчики! Ни одно девичье сердечко не устоит!

* * *

Влечение к вампирам многогранно. Здесь и скрытые сексуальные комплексы. И жажда обрести бессмертие. И подсознательное ощущение себя на месте вампиров, питающихся жизненной силой, — мы ведь делаем то же самое, вместо крови потребляя эмоции: высасывая их из окружающих или, наоборот, наделяя ими других. Чем не вампиризм?

Хотя, честное слово, иногда на ум приходит кошмарная мысль: а может, вампиры существуют в реальности? И потихоньку просто лоббируют свой положительный имидж — такой утончённый, изящный, притягательный. Когда-нибудь они явят себя миру, который полюбит их до последней капли крови.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Angvat
№ 1
23.12.2009, 19:16
Ага, а создателям "Баффи" в свое время кучу денег отвалили охотники на нечисть. А уж сколько за Гарри Потеера окультисты-инферналисты Джоан отвалили я вообще молчу)))
Да и вообще статья довольно однобока. Помимо Дракулы полно фильмов/книг, где бедную нечисть косят штабелями, что старых, что новых. Просто спрос на "добреньких вампирчиков" несколько подстегнула экранизация Сумерек и ажиотаж вокруг нее. А так ширпотреба что для девочек, что для мальчикков навалом.
А "наши" просто усиленно копируют их. Был популярен Толкиен - держите Кольцо Тьмы. Был популярен Поттер - держите Гроттер и иже с ней. Был популярен Маскарад - держите Тайный Город и иже с ним. Стали популярны "Сумерки" - держите иже с ними. Станет популярно что-то еще - оглянуться не успеете...
Shkloboo
№ 2
25.12.2009, 15:09
Вообще-то про вампиров, оборотней, зомби, написано очень и очень много различных лит. произведений. заговор кровососущих колдунов-оборотней вуду? несомненно.
Цитата:
Был популярен Маскарад - держите Тайный Город и иже с ним.
Правда?
ТГ больше основан на фейках (красные шапки хотя бы), хотя от феек там только названия. Когда началось воровство у Маскарада было написано уже дофига книг, думаю фанатам уже было все равно откуда мобов брать будет автор, хоть из "телепузиков".
Люди, знакомые с ВтМ могут "держать" Тайный город только пинцетом, и то над пламенем адской топки (и не долго).

Цитата:
Просто спрос на "добреньких вампирчиков" несколько подстегнула экранизация Сумерек
шутите?
До сумерек не было героев-кровососов? А Лестат?
Angvat
№ 3
25.12.2009, 15:54
Ну насчет феек, я в курсе, наверное здесь большо бы подошло "Мир Тьмы". Бедные Красные Шапки... А ведь кто-то всерьез полагает, что их придумал Панов....
А на счет пинцета вы правы)))
А герои разумеется были, и полно. И Лестат, и Жан-Клод, и еще черт-знает-кто. Я просто имел в виду, что просто нынче популярность подобных товарищей несколько подросла. А затем возможно снова будут более популярны всяческие Баффи-Блейды-Хелсинги...
Argumentator
№ 4
25.12.2009, 18:16
Shkloboo, а ты хочешь сказать, что не подстегнула? Да, Лестат, он был первым, и о нем (точнее, о "Интервью") в статье сказано. И что? Это было давно. Народ стал забывать об этом фильме... сныли "Сумерки". Вампирская тематика снова в моде.

Статья хорошая, с основной мыслью согласен.
Shkloboo
№ 5
29.12.2009, 09:50
Цитата:
Shkloboo, а ты хочешь сказать, что не подстегнула?
Не особенно.
с валом "супергеройского" кинца не сравнится.
Даже родные киноделы отметились своими "индигами", вот сейчас "ЧОрная молния" грядет.

Последний раз редактировалось Shkloboo; 29.12.2009 в 09:54.
Bad 13
№ 6
12.01.2010, 12:20
В общем немного, общей информации, с довольно однобоким подходом, сдобренным парой интересных заметок и все! Статья явно не охватывает всей темы! Я ожидал большеного по вампирам.

Последний раз редактировалось Bad 13; 13.01.2010 в 05:20.
Spy Fox
№ 7
12.01.2010, 15:41
Просто "Сумерки" в отличии от книг Энн Райс ориентированы на более молодую (и впечатлительную) аудиоторию. Поэтому они популярнее и чаще копируются. А статья в целом нормальная.
Хотя, ничего нового в ней не сказаны.
Кстати, похоже скоро стартует новый архетип - вампиры-диктаторы, хозяева Земли, охотящиееся на людей. То есть практически "Что было бы, если бы Фрост одолел Блейда".
Но я не думаю, что истории про охотников или любовные романы о вампирах станут от этого менее популярны.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться