Google+
БЕСТИАРИЙ. МАЛЕНЬКИЕ ЗЕЛЁНЫЕ ЧЕЛОВЕЧКИ Журналисты Сбывшийся киберпанк Власть магов
Версия для печатиТрибуна: Трибуна. Михаил Харитонов. Воля и представление
Кратко о статье: Михаил Харитонов о кризисе идей в научной фантастике. Горе от знаний?

Воля и представление

Михаил Харитонов

Писатель-фантаст

Не помню, кто из великих — наверное, всё-таки Шопенгауэр, хотя насчёт копирайта не уверен, — противопоставлял волю и представление. Что он там имел в виду, вопрос отдельный и интересный, но вообще-то противопоставление правильное. Во всяком случае, в житейском плане оно работает. Ибо люди представления, то бишь мечтатели и фантазёры, обычно имеют большие проблемы с волей, потребной для реализации грёз. И наоборот — практические деятели обычно страдают роковым недостатком воображения. По идее, это должно их сближать — мечтатели и деятели нуждаются друг в друге. На практике же обычно выходит так, что Манилов и Обломов тихо угасают на продавленных диванах, а деловитые Чичиковы и Штольцы пропадают в суете. Одни вечно хотят, как лучше, в то время как другие всё делают, как всегда. И все недовольны.

Корень проблемы — в противоположности мечты и плана. Подлинный мечтатель видит прежде всего картинку. Она красивая, цветная, и удобная для разглядывания — то есть неподвижная. В крайнем случае внутри неё допустимы какие-нибудь плавные движения, вроде медленного танца. Завораживает, но как туда, в эту картинку попасть — непонятно.

Напротив, человек дела мыслит изменениями. Из того-то, если сделать то-то, получится вот это, а потом можно и туда-то. Но вот финальную точку он обычно не видит и не особо ею интересуется: сначала ввяжемся в драку, а там посмотрим.

Над снятием этого противоречия бились веками. По ходу было открыто много нового, в том числе новый литературный жанр. Да, это я о фантастике, точнее — о той её разновидности, которая называется «сайенс фикшен».

Вообще-то SF появилась как поджанр в рамках классического европейского реализма. Который возник, в свою очередь, не как унылое описание текущей реальности, но как способ описания так называемых открытий, прежде всего географических и социальных. Описание какой-нибудь африканской колонии — это реализм, интересный именно тем, что необычайная, противоречащая привычному здравому смыслу картинка оказывается ещё и настоящей, в неё при желании можно попасть, купив билет на пароход. Столь же необычным и одновременно реальным были описания реалий «лондонского дна» — опасных, но и завораживающих, в том числе и тем, что описываемое реально. И наконец, очень интересные картинки возникали при приложении к обществу научных открытий и изобретений.

Первым тут был Жюль Верн, который додумался прилагать к картинке реального мира реальную же науку. Фантастический элемент состоял именно в приложении. Берётся, скажем, электричество — уже открытое — и в воображении внедряется повсеместно. Или, скажем, самолёт — то, что аппараты тяжелее воздуха могут летать, уже доказано, осталось их построить, но это неизбежно, а пока можно прикинуть, как это будет выглядеть.

Интерес в этой игре такой: сделав как можно меньше ходов и допустив как можно меньше натяжек, получить интересную картинку на выходе. Тронешь привычный мир в одном месте — и он превращается во что-нибудь странное. У того же Жюля Верна это несколько раз получилось красиво, любо-дорого посмотреть.

Дальше произошло интересное. На базе жюльверновского рецепта возникла SF второго уровня. Назовём её «уэллсовской», по имени самого известного производителя. Разница в том, что предметом фантазирования становится сама наука: фантастическое предположение делается внутри неё, берутся не реальные открытия, а выдуманные, зато очень похожие на реальные. Типа «теплового луча» или «нового химического элемента». Или той же «машины времени», в которой главное — что она машина и изготовлена в лаборатории.

Тут важно что. «На самом деле» открытие или изобретение, который делает автор, сделать нельзя — оно вводится именно как «представление». Но оно очень похоже на то, которое сделать можно и даже не раз делалось. Таким образом иллюзия достижимости сохраняется.

А вот теперь мы можем ответить на один неприятный вопрос. А именно: почему сейчас научная фантастика переживает кризис, выхода из которого не видно? Дело не в том, что людям надоела наука и они поспешили укрыться с головой в миры эльфов и драконов (о которых мы тоже как-нибудь поговорим). Но в оскудении арсенала возможных ходов, переносящих нас из «отсюда» «туда» без нарушения приличий.

Ну вот хотя бы. Во времена Уэллса можно было преспокойно писать о том, как учёные нашли новый химический элемент с необычайными свойствами. Ну типа он невесом, светится и омолаживает организм. Возможное дело? Да, вполне — по представлениям того времени. А сейчас мы знаем про химические элементы практически всё, и никаких особенных сюрпризов от них ждать не приходится. И что среди них есть те, которые светятся, — вот только вреда от них больше, чем пользы.

То же самое коснулось и всех остальных ходов того же рода. Например, специальная и общая теории относительности закрыли от нас звёзды — теперь мы знаем, что до них не долететь. Изучение ближайших планет, на которых возлагали столько надежд, наглядно продемонстрировало их необитаемость и неинтересность. А в шестидесятые ещё можно было фантазировать о древней марсианской цивилизации, подумать только.

Последние тридцать лет сайенс-фикшен, особенно который про космос, жил за счёт всего нескольких «уэллсовских» предположений. Главным из которых стоит считать, пожалуй, идею мгновенного преодоления пространства — какие-нибудь там «гиперпереходы». Но в них уже устали верить. Как и в жизнь на других планетах — до всех как-то потихоньку доходит, что там ничего нет, космос пуст и скучен.

Последнее, что было сделано в сайенс-фикшен, — киберпанк. Просто потому, что сети и компьютеры ещё остаются чем-то загадочным по возможностям, но уже понятным по сути. О них ещё можно сочинять сказки, похожие на правду. Хотя — всё меньше и меньше.

А без этого самого ощущения достижимости иного мира фантастика перестаёт быть научной и становится откровенным фантазёрством. Каковое тоже находит спрос, но разница очень заметна.

Осталась одна надежда — на нанотехнологии.

Хотя это как-то мелко.

Мнение оратора может не совпадать с позицией редакции «МФ».

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Angvat
№ 1
27.11.2009, 20:11
Как по мне - чушь все это. Кризис идей (да и не только в НФ, к слову) не из-за того, что обыватели резко поумнели. По моему скромному мнению на то есть две причины. Во-первых, у "них" уже напредумывали все что можно и нельзя, и что-то новое изобрести весьма проблематично. Такие вселенные как Marvel или D&D существуют уже десятелетия и там уже перебрали практически все, что можно в любых вариацциях. И в отличие от "нас" у них помимо многочисленного ширпотреба есть так называемые "нишевые проекты", где оригинальных идей разной степени полно, пользующиеся умеренным спросом.
Ну и во-вторых оригинальные и сложные идеи так себе продаются. Восторженные девочки-подростки мигом сметту очередной том опупеи про какого-нибудь смазливого вампирчика с мозгами тинейджера, но сколькие из них станут корежить свой мозг произведением, где у вампиров есть сложная социальная структура, тысячалетняя история, сложные взаимоотношения и где тот, кто прожил vножество веков является не гламурным красавчиком, который томно вздыхает без конца, а чудовищем с нечеловеческой логикой, свихнувшимся от своего долгоголетея и запредельных возможностей?
Нам же как мне кажется никакая оригинальность покаемест не грозит даже в виде перевода "ихних нишевых проектов", потому что у нас некоторые писатели могут нагло воровать чужие идеи даже некоторых названий не меняя и получать приличные тиражи и восторженные отзывы (горячий привет одному товарищу на букву П, который тырил материал у товарищий на букву W с такой скоростью, что даже не глянул в словаре, как же переводятся слова Camarilla и Sabbat). У меня есть жуткие сомнения насчет того, что читатель, сметающий надцатый том каких-нибудь Потаенной Деревни, Питера Длинные Лапы или Кирила Журавлева раскупит достаточно скромный тираж какого-нибудь романа о телепатах, где с полдюжины противостоящих фракций, весьма сложная концепция нейросети,психической пандемии, и "виртуальных психологов", где герои могут несколько страниц обсуждать неуйсточивость человеческой психики и подраться лишь пару раз за книгу.

Последний раз редактировалось Angvat; 27.11.2009 в 20:15.
gigrey
№ 2
27.11.2009, 23:43
В начале ХХ века в науке были очевидные для образованного обывателя лакуны. Их никто и не скрывал, а напротив, штурмовали все, кому не лень.

К концу века интрига поутихла. В науке лакун, понятных обывателю (без многоэтажных формул), мало. Техника уперлась в ряд чисто физических ограничений и чудес не обещает.

Зато социум, общество и субкультуры переживают этап бурных перемен. Здесь лакун хоть отбавляй. Не даром буйным цветом цветёт криптоистория, "что было бы, если бы" в отношении социума.

Так что совсем не исключено, что в ближайшие годы сформируется жанр Social Fiction. И кто-то будет с удовольствием читать
Цитата:
романа о телепатах, где с полдюжины противостоящих фракций, весьма сложная концепция нейросети,психической пандемии, и "виртуальных психологов"
как 70 лет назад читали "Звезду КЭЦ"
Yakut
№ 3
06.08.2010, 17:28
"Над снятием этого противоречия бились веками. По ходу было открыто много нового, в том числе новый литературный жанр. Да, это я о фантастике, точнее — о той её разновидности, которая называется «сайенс фикшен»".
Каким образом фантастика может снять эти противоречия?
Эти противоречия (суетность мыслей и поступков)-грех и как его победить мы уже знаем более 2000 лет.
И проблема тут вовсе не в том, чтобы найти что-то новое.
Я если честно вообще никак не могу увязать 1-ю и 2-ю часть мнения автора.
Устранить противоречия -это одно, проблема эта, прежде всего, внутренняя и касается каждого отдельного человека и решиться может только этим отдельным человеком (м.б. с помощью Церкви или хорошей книги или хорошего человека, но в конечном счете все зависит от самого человека).И фанатстика здесь ни к селу, ни к городу...Фантастика - это больше развлекательная книжка, как детектив или любовный роман.
Если же мы говорим о проблеме современной фантастики...то что тут скажешь, зажрались мы, господа, пресытились.
Да и сами фирмы-издатели в погоне за наживой заполонили книжные ряды всяким мусором. И мы все это читаем, наши вкусы меняются, мы хотим чего-то более стоящего, высокого.
И новые поджанры (киберпанк например) нас не спасут.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться