Google+
АНИМЕ. TENGEN TOPPA GURREN LAGANN Вселенная Горца Вспомнить всё - две недели орлы
Версия для печатиИнтервью: Лоис Макмастер Буджолд, писательница
Кратко о статье: Интервью с классиком зарубежной фантастики Лоис Макмастер Буджолд.

«Вряд ли стоит во всём следовать традициям»

Беседа с Лоис Макмастер Буджолд

Вряд ли найдётся на Западе фантаст, который не мечтал бы получить «Хьюго». Одна из старейших и престижнейших наград в области фантастики служит надёжным пропуском в зал славы, куда допущены лишь великие. Но и среди них есть свои рекордсмены. Только двум писателям удавалось четырежды получать награды Всемирного общества научной фантастики в самой престижной номинации — за лучший роман. Первый из них — великий Роберт Хайнлайн. Второй, точнее, вторая — наша сегодняшняя собеседница, Лоис Макмастер Буджолд.

«Идеи и вдохновение черпаю в истории»

Вы много путешествовали по миру и сменили немало профессий. Сильно ли это повлияло на ваше творческое становление?

Всё, что я пережила, прочла или изучила, в той или иной степени повлияло на мои романы — писатели придумывают свои истории, черпая идеи, мысли и образы в собственном жизненном опыте. Например, в молодости я работала в университетском госпитале, и сейчас читатели, понимающие в медицине, отмечают, что я пишу о болезнях и лечении со знанием дела.

В 2000 году, выступая на конференции «Странник», вы говорили о футуристических войнах. Изменилось ли ваше представление о конфликтах будущего за минувшие годы?

Честно говоря, когда меня впервые попросили высказаться на этот счёт, я посчитала устроителей конференции сумасшедшими. Ну кому ещё придёт в голову интересоваться мнением по такому вопросу домохозяйки из Огайо, которая никогда не служила в армии? Но ради бесплатной поездки в Россию мне пришлось постараться и подготовить что-то вроде доклада. Основной его тезис до сих пор не даёт мне покоя — почему человек додумался, как справиться с болезнями вроде чёрной оспы, но до сих пор не может избавиться от войн с помощью тех же научных методов?

Никто не любит оспу, и она не поднимает социальный статус человека — отчего же люди верят, что на это способна война? Хотя и оспа, и война несут одно — уродливую и бесславную смерть для множества людей. Но никто почему-то не рассматривает вооружённые конфликты с точки зрения эволюции, хотя как мы можем рассчитывать найти лекарство, не зная причины болезни?

Книги Буджолд читают и любят во всём мире.

Какими вам видятся первопричины современных конфликтов?

Ум — лучшее оружие!

Безусловно, история массового насилия восходит корнями к нашим обезьяноподобным предкам. Я уверена, что изучение повадок шимпанзе расскажет нам о человечности больше, нежели все философы в мире. Проблема в том, что даже умные люди зачастую обладают потрясающим талантом обманывать самих себя. Но когда речь идет о животных, нет громоздкой мишуры слов, за ними уже не скроешь поступки и их мотивы.

Шимпанзе охотятся в группах, а на протяжении ранних этапов истории человека «война» и представляла собой охоту да налёты одних племён на другие. Мне кажется, что появление вооружённых групп, превосходящих по численности клан, оказало на конфликты примерно такое же влияние, как возникновение сельского хозяйства на питание человека. Появление настоящих армий дало тем, кто их придумал, огромное преимущество над остальными людьми и потому со временем все переняли эту идею.

Антропологи, изучавшие примитивные племена Новой Гвинеи, пришли к удивительному открытию — оказывается, в процентном соотношение мелкие конфликты местных кланов унесли больше жизней, чем любая масштабная война двадцатого века. Если это правда, то напрашивается вывод — чем слабее развито общество, тем больше возникает локальных конфликтов. Поэтому, как ни странно, появление регулярных армий уменьшило количество войн — пусть этот процесс и длился на протяжении многих поколений.

И мне кажется, что если люди, наконец, задумаются о войне как о биологическом феномене и перестанут интересоваться лишь сиюминутными выгодами, которые может дать вооружённый конфликт, то они гораздо быстрее научатся жить в мире.

Какое же будущее без приличной космической заварушки?..

Как вы считаете, насколько сильно технологический прогресс изменит человеческое общество?

Мне кажется, в новом столетии нас ждёт не меньше перемен, чем мы пережили в предыдущем, — хотя будут, вероятно, и помехи. Фундаменталисты и религиозные фанатики представляются мне главными врагами прогресса, хотя, конечно, не только религиозные люди могут быть глупы, агрессивны и фанатичны.

Среди прообразов Майлза Форкосигана — Ричард III, Черчилль и Наполеон (иллюстрация Фреда Гамбино к роману «Братья по оружию»).

Единственное, что им можно противопоставить, — образование, образование и ещё раз образование. У меня есть небольшая надежда, что интернет сможет стать тем инструментом, с помощью которого идеи разума смогут проникать в самые удалённые уголки планеты. Но в то же время фраза из романа «Правда» Терри Пратчетта: «...правда пока башмаки надевает, а ложь уже по свету гуляет»  — ещё никогда не была так актуальна, как в эпоху информационных технологий. Сейчас особенно важно научить людей фильтровать информацию, отделяя зёрна от плевел, и противостоять старым. как мир, но всё ещё действенным приёмам лживой риторики.

Какое будущее ждёт человечество, зависит от того, как мы будет трудиться сегодня и нашей готовности платить за свои поступки завтра.

Влияют ли современные войны и политика на содержание ваших романов?

Хотя я и стараюсь этого избегать, конечно, происходящие на наших глазах события находят отражение в моих книгах. Я испытываю отвращение к политике и очень не люблю, когда писатель использует своё творчество как способ пропаганды близких ему идей. Поэтому я стараюсь черпать идеи и вдохновение в истории — ведь прошли сотни лет и события уже не воспринимаются так остро, как то, что происходит здесь и сейчас.

Разумеется, у меня есть собственный взгляд на мир, но, сочиняя романы, я не стремлюсь диктовать его читателям. Конечно, порой мои книги влияют на взгляды читателей — и мне всегда интересно, как именно, — но едва ли меня можно в этом винить.

Я однажды уже говорила, что очень ценю романтическую литературу за то, что она демонстрирует, как личные переживания людей оказываются сильнее их политических пристрастий. Такие книги — настоящая отдушина.

Отметим, что ни один из романов о лихом авантюристе, военном и царедворце Майлзе Форкосигане не обходился без изрядной доли политических интриг, да и конфликты сопровождали пронырливого коротышку повсюду. А вот свежие работы Буджолд — совсем другое дело. В этих фэнтезийных романах эмоциям героев уделяется гораздо больше внимания, нежели их влиянию на судьбы мира.

«Стиль должен соответствовать настроению истории»

Любовный роман в фэнтезийной шкурке.

В последние годы вы с головой окунулись в фэнтези. Требует ли работа в этом направлении иного подхода, нежели сочинение научно-фантастических романов?

Не сказала бы. Механизмы творчества — создание характеров персонажей, выстраивание сцен и связок между ними, шлифовка речевых конструкций  — остаются неизменными. Да и создавая мир, писатель следует одним и тем же строгим законам, и неважно, имеет он дело с высокими технологиями или магией.

Существует направление так называемого «высокого фэнтези», которое унаследовало традиции, заложенные романистом девятнадцатого века Уильямом Моррисом, а он, в свою очередь, отталкивался от средневековых эпосов. От них «высокое» фэнтези и унаследовало высокопарный язык вкупе с бесконечными квестами. Но это — не единственный возможный подход к фэнтези. Скажем, в случае с моим циклом «Разделяющий нож», события которого разворачиваются в мире, напоминающем сельскую американскую глубинку, моррисоновский возвышенный язык и цветастость были бы неуместны. Авторский стиль должен соответствовать теме и настроению истории — то же самое касается речи персонажей, их знаний и взглядов на мир. Поверьте, я прорабатываю каждое предложение, которое попадает в финальный вариант моих романов. Остается надеяться, что переводчики моих книг столь же внимательны ко всем деталям.

Четырнадцатая книга о Майлзе оказалась одной из самых слабых в сериале.

Сейчас вы работаете над очередным романом о Майлзе. Сложно ли вам было вернуться в мир Форкосиганов и чего нам ждать от новой книги?

Готова уже примерно половина романа, который выйдет в издательстве Baen Books, а впоследствии будет переведен на русский язык издательством «АСТ». На самом деле я запаздываю со сдачей рукописи на несколько месяцев, но уже подписывая контракт с издательством, я понимала, что могу не уложиться в срок. Кроме того, я не могла предвидеть, что придётся отвлечься от работы из-за проблем с аппендицитом, а потом я ещё была приглашена на WorldCon.

Что можно сказать о сюжете книги? Майлзу в ней уже тридцать девять лет и он отправляется в роли Имперского Аудитора с расследованием на планету, которую читателям ещё видеть не доводилось (хотя придумала её я уже несколько лет назад). Так что это будет что-то среднее между фантастическим триллером и детективом.

Мне оказалось легко вновь влезть в шкуру Майлза. Может быть, он уже не так проворен, как прежде, но его ум остается всё таким же острым. Впрочем, события будут показаны и с точки зрения двух других персонажей — местного мальчишки Джина и уже знакомого читателям оруженосца Роика: таким образом я постаралась вдохнуть в цикл больше свежести.

Любви и гениальные карлики покорны.

В рамках Барраярского цикла вы писали и боевики, и детективы, и даже любовные романы. Что побуждает вас постоянно экспериментировать с жанровой составляющей сериала?

Дело в том, что я сама очень люблю все эти жанры. Если я вдруг перестану заниматься тем, что мне интересно, то все мои усилия будут напрасны. Порой я думаю о своём творчестве. как о шведском столе, уставленном моими любимыми блюдами.

Считается, что цикл Сесила Скотта Форестера о Горацио Хорнблауэре вдохновил вас на создание сериала о Майлзе. Есть ли в этом утверждении доля истины?

Я читала романы Форестера ещё в средней школе. Естественно, они служат прекрасным примером того, как следует создавать качественный цикл: самостоятельные истории, рассказанные в отдельных романах, становятся составными частями биографии главного героя сериала. Но, начиная писать первый роман из Барраярского цикла, я даже не задумывалась о продолжениях — все мои мысли занимала книга, над которой я работала в тот момент. В общем-то, я и сейчас так работаю.

Вселенная Форкосиганов интересна и без Майлза.

Не секрет, что планета Барраяр отчасти основана на России. Насколько хорошо вы были знакомы с культурой нашей страны, когда решили использовать её в своих книгах?

В моём мире русские были лишь одним из четырёх народов, колонизировавших Барраяр в двадцать третьем столетии. И жители современного Майлзу Барраяра не больше русские, чем я — шотландка. Впрочем, уже начиная работать над «Осколками чести», я немало читала об истории и культуре России, а с тех пор узнала гораздо больше. В университете я посещала занятия по русской литературе и, помнится, была так напугана «Обломовым», что даже не смогла его дочитать. Но Япония эпохи Реставрации Мэйдзи оказала не меньше влияния на мой цикл, чем история России, — параллели между насильственным открытием — по вине внешних сил — границ страны и планеты напрашиваются сами собой. Я черпала идеи в истории самых разных стран.

Несколько лет назад вы посетили Россию, какие впечатления остались после этого визита?

К сожалению, мои впечатления носят отрывочный характер, ведь я провела всего несколько дней в Санкт-Петербурге. Удалось побывать лишь в Летнем Саду да провести несколько часов в Эрмитаже. Но мне до сих пор трудно поверить, что «Северная Пальмира» моложе Бостона...

И именно благодаря посещению вашей страны я поняла, что всё-таки не Соединенные Штаты стали первым современным мультикультурным государством и насколько обширной и многогранной может быть страна, охватывающая одиннадцать временных поясов.

Стоит ли удивляться, что вселенная Форкосиганов получилась столь яркой и правдоподобной? Вроде бы Буджолд конструирует свой мир из привычных элементов, используя историю, как дорогую приправу для гурманов, но в итоге получает нечто оригинальное и неповторимое.

«Спустя тысячи лет мы сами станем инопланетянами»

Почему в мире Майлза не нашлось места таким завсегдатаям фантастических циклов, как инопланетяне?

Человек или уже нет?

Мне кажется, в Барраярском цикле и так немало классических фантастических допущений, вряд ли стоит во всём следовать традициям. К примеру, концепция дешёвых и быстрых перелётов между звёздными системами стара, как сама фантастика. Хотя я очень сильно сомневаюсь, что они станут реальностью в сколько-нибудь обозримом будущем. Поэтому такие ключевые элементы моих романов, как биология и медицина будущего, я расцениваю как серьёзную попытку предугадать направление развитий технологий. А вот основополагающие фантастические элементы вселенной Майлза я считаю не слишком реалистичными. Наши представления о физике и экономическом подходе к освоению космоса должны в корне измениться, чтобы я поверила в возможность межзвёздных путешествий. Пока же нам с трудом удается оплачивать полёты немногих счастливчиков на околоземную орбиту Земли.

В самом начале работы над сериалом я решила, что в нём не будет разумных инопланетян. Я решила сделать ставку на биоинженерию, изменяющую природу самого человека, — так что спустя тысячи лет мы сами станем инопланетянами. Уже во времена Майлза мы видим немало людей, очень непохожих на homo sapiens: квадди, бетанских гермафродитов, цетагандийских аутов и так далее. Такой подход я позаимствовала из классических произведений Кордвайнера Смита.

По тем же причинам вы предпочли не вводить в свою вселенную и искусственный интеллект?

Не совсем. Во-первых, когда я только создавала вселенную Майлза, искусственный интеллект оставался на задворках фантастики. Во-вторых, лично меня эта тема никогда не привлекала. То ли дело биология! По-моему, многие сторонники искусственного интеллекта имеют слабое представление о биологии. В конце концов, они надеются с помощью своих технологий победить смерть, которая заложена во все живые организмы с рождения. По-моему, эти два взгляда на мир просто несовместимы.

Во многих фантастических вселенных человечество в будущем оказывается под властью разнообразных космических монархов. Вот и родная планета Майлза — Империя. Неужели освоение иных планет и возвращение к феодализму неразрывно связаны?

Акцент на внутреннем мире героев — в ущерб сюжету?

Наверное, вы уже поняли, что я совсем не уверена, что нам удастся колонизировать другие планеты. Что до доминирования в научной фантастике феодализма и других устаревших политических систем, то это определяется, прежде всего, нуждами сюжета. Очень непросто написать захватывающую историю о демократическом обществе, при котором бесконечных разговоров гораздо больше, чем реальных действий.

Позвольте немного отступить от темы. В тетралогии «Разделяющий нож» перед моими главными героями встаёт по-настоящему серьёзная и реалистичная проблема, не укладывающаяся в прокрустово ложе традиционного эпического фэнтези, где обычно на первый план выходят войны. Есть большая разница между достижением цели военными и мирными методами, а демократия по сути и есть — мирное решение проблем.

В настоящий момент демократия выглядит наиболее приемлемой политической системой и я сомневаюсь, что в ближайшее время кто-то сможет вытеснить её на страницы учебников по истории. Впрочем, рядом с нами всегда будут умные социопаты, стремящиеся поставить систему себе на службу: чтобы им противостоять, нам и нужны законы.

Как вы считаете, насколько сильно вы изменились за время вашей карьеры, и каким образом это повлияло на ваши романы?

Каждый раз, приступая к работе над новой книгой, я будто начинаю с чистого листа. Обычно этот процесс стартует с копания в собственных заметках и паники, что я забыла, как писать. Конечно, сейчас я знаю гораздо больше, чем в те времена, когда делала в литературе первые шаги; с другой стороны, что-то я успела забыть. Интересующие меня темы, которые ложатся в основу моих романов, меняются с каждым годом, и так было всегда. Как менялись мои книги... Со стороны виднее — пусть читатели сами прочтут их и сравнят.

Если вы ещё не знакомы с удивительными мирами и героями Лоис, мы очень советуем вам не терять времени. Ранние романы писательницы недаром входят в золотой фонд остросюжетной фантастики, а более позднее творчество наверняка порадует поклонников неторопливого романтического фэнтези.

Досье: Лоис Макмастер Буджолд

«Хьюго» нашла свою героиню.

Лоис Макмастер родилась 2 ноября 1949 года в столице штата Огайо Коламбусе. Окончив школу, Лоис поступила в местный университет, где преподавал её отец. Именно он привил дочери любовь к чтению, и уже в школе будущая писательница пробовала сочинять сама.

После университета она работала в университетской больнице, но уже в двадцать два года Лоис вышла замуж и взяла фамилию мужа, под которой ей было суждено прославиться. В браке Лоис прожила до 1995 года, родив за это время дочь Анну и сына Пола. Сейчас писательница разведена.

Всерьёз заняться литературой Буджолд вдохновил пример подруги Лиллиан Стюарт. В 1983 году Лоис завершает свой первый роман — «Осколки чести», но опубликовать его сразу не удаётся, что, впрочем, не останавливает писательницу. За два последующих года она сочиняет «Ученика воина» и «Этан с планеты Афон» — пока тоже «в стол». Не отчаяться Буджолд помогли публикации нескольких её рассказов в журналах, а в 1985 году упорство начинающей писательницы было вознаграждено в полной мере — права на все три её романа приобрело издательство Baen Books. Вскоре к Лоис пришли известность и престижные награды, а Барраярский цикл по праву заслужил звание одного из лучших фантастических сериалов конца двадцатого века. На данный момент он насчитывает четырнадцать романов, несколько рассказов и повестей.

В начале нового тысячелетия писательница постепенно отходит от жанра фантастики и всё больше внимания уделяет фэнтези: из-под её пера выходит трилогия «Шалион» и тетралогия «Разделяющий нож». Лишь после этого Буджолд решает вновь вернуться во вселенную Майлза Форкосигана — выход нового романа запланирован на начало 2010 года.

Четыре раза романы и единожды повесть Буджолд получали премии «Хьюго». Помимо этого, на счету писательницы по три «Небьюлы» и «Локуса». Есть у нее и награда «Мастер издалека», вручённая в Санкт-Петербурге на конгрессе «Странник».

Официальный сайт Лоис Макмастер Буджолд располагается по адресу dendarii.com.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться