Google+
ШОН БИН Антиутопии МИРЫ. «ТЕРМИНАТОР» 5HORRORGAMES
Версия для печатиНа злобу дня: Краткая история фэнзинов 
Кратко о статье: Статья посвящена истории создания в Советском Союзе и России любительских журналов фантастики — фэнзинов, которые стали предшественниками современных жанровых профессиональных периодических изданий.

Предтечи

Краткая история советско-российских фэнзинов

Во всех странах, от США, Франции, Швеции, Германии до Австрии, существуют <...> любительские журналы, издаваемые фанатами научной фантастики. Тиражи их бывают очень скромными: от нескольких десятков до нескольких сотен. <...> Можно только удивляться уровню этих журналов: любительские публикации, напечатанные на плохой бумаге, сброшюрованные настолько плохо, что страницы часто рассыпаются, оказываются иногда как бы лучами яркого света, островками хорошего вкуса и верными указателями в потемках научной фантастики.

Станислав Лем «Фантастика и футурология»

Виталий Иванович Бугров, первый фэнзинер Советского Союза.

Молодому любителю фантастики, наверное, трудно себе представить, что на протяжении всей истории существования Советского Союза в этой огромной стране, устремленной, как утверждалось, в будущее, нигде и ни разу не издавался журнал, полностью посвященный фантастике. Фантастику писали и печатали, она переживала взлеты и падения, имела своих читателей и почитателей, возникали школы и целые «волны» авторов, — но журнала не было. В то же время спрос на фантастику неуклонно рос. Оставалось лишь вопросом времени, когда энтузиасты возьмут это дело в свои руки и займутся малотиражным самиздатом — выпуском любительских периодических изданий, именуемых на западный манер «фэнзинами».

В 1966 году Виталий Бугров сделал на пишущей машинке два выпуска стостраничного журнала «Гусли кота Василия». В этом первом отечественном фэнзине печатались статьи и рассказы членов клуба молодых фантастов имени Ийона Тихого. Вскоре Бугров получил печатную площадку в «Уральском следопыте», и на протяжении двух последующих десятилетий отдел фантастики в этом журнале был настоящей отдушиной для советских авторов и почитателей жанра. Именно свердловчане придумали первую в СССР жанровую премию «Аэлита», вручаемую за лучшую фантастическую книгу на одноименных ежегодных слетах поклонников фантастики.

Сборники, подобные «Гуслям...» Бугрова, спонтанно возникали тут и там. Клубы любителей фантастики стремились собрать «пробы пера» своих членов в одну машинописную пачку и снабдить обложкой, чтобы можно было взять в руки некое подобие книги, пусть и изданной мизерным тиражом, от одного до пяти-шести экземпляров. Впрочем, фэнзинами никто эти сборники не называл: скорее, их можно классифицировать как альманахи.

«Перестройка» середины 1980-х мало изменила ситуацию с жанровым журналом, но подвигла энтузиастов к идее фэнзина, издаваемого регулярно и для более широкого распространения. Двадцать один год назад свет увидел первый настоящий фэнзин на русском языке — «Оверсан».

Прыжок через невозможное

«Оверсан» — искусственное словечко, запущенное в обиход Аркадием и Борисом Стругацкими. Оно означает особый космический маневр — прыжок над Солнцем. И тогда, и позднее фэнзинеры активно использовали фантастическую терминологию, придуманную Стругацкими, чтобы подчеркнуть принадлежность своих изданий к фантастическому цеху.

Андрей Чертков и Борис Натанович Стругацкий.

Чтобы выпустить в свет первый фэнзин, нужна была определенная смелость. Дело в том, что начало 1980-х в СССР отмечено гонениями на клубы любителей фантастики и ожесточенной борьбой с «самиздатом». Когда, к примеру, в 1983 году Александр Коклюхин из клуба «Зодиак» в городе Сенгилей Ульяновской области напечатал в типографии небольшим тиражом первый и единственный номер фантастической газеты «Великое Кольцо», на него сразу обратил внимание КГБ.

Поэтому Сергей Бережной и Андрей Чертков, члены севастопольского клуба «Сталкер», поначалу даже не помышляли об издании собственного фэнзина, ориентированного на широкий круг любителей фантастики. Толчком послужили поездки в летний фэн-лагерь «Комариная плешь» на острове Тузла близ Керчи и на запрещенный властями конвент «Новомихайловский-87», проходивший под Краснодаром. Именно там впервые всерьез обсуждались перспективы издания фэнзинов в Советском Союзе. Чертков привез и показал участникам информационный бюллетень «Бластер», который он выпускал раз в две недели, освещая в нем текущие дела клуба «Сталкер». Объем бюллетеня никогда не превышал 12 машинописных страниц, тираж — один экземпляр. Получив одобрение любителей фантастики, севастопольцы преодолели робость, основали новый клуб «Атлантис» и приступили к выпуску фэнзина «Оверсан». «Фэнзин мы печатали на двух пишущих машинках — моей «Оптиме» и Сережиной «Москве». Конспирировались, и от родителей тоже, времена были еще суровые, и ведь я совсем недавно, в 84-м, был исключен из комсомола за свою фэн-деятельность в Николаеве. Работали по плану, определили постоянные рубрики: статья от редактора, новости фантастики, новости фэндома, интервью с писателями, литкритика, кинозал и даже рекламная полоса. Материалы для номера написали я, Бережной и Владимир Шелухин из Николаева» (вспоминает Андрей Чертков).

«Оверсан» — первый настоящий фэнзин Страны Советов.

Машинописный тираж первого номера составил 16 экземпляров, вышел он в апреле 1988 года. Дополнительный тираж, больше сотни экземпляров, сделал Сергей Боровиков — член ленинградского клуба «Полгалактики». Он имел доступ к ЭВМ с алфавитно-цифровым печатающим устройством, набирал фэнзин на магнитную ленту, распечатывал и отсылал бумажные рулоны в Севастополь, где их резали, сшивали, снабжали фотообложкой и потом уже распространяли. Например, часть тиража попала на фестиваль фантастики «Аэлита-88», и там фэнзин пользовался большим спросом.

Параллельно с севастопольцами в Ленинграде в том же апреле 1988 года стартовал литературно-художественный фэнзин «Измерение-Ф», издаваемый Андреем Николаевым и Леонидом Резником. Так и повелось — ленинградцы и севастопольцы надолго стали лидерами фэнзинерской деятельности в стране.

Ближе к литературе

Ленинградцы пытались создать не просто фэнзин, а журнал фантастики, который когда-нибудь станет профессиональным и многотиражным. У них были основания надеяться на это, ведь в их городе функционировал Семинар молодых писателей-фантастов под руководством Бориса Натановича Стругацкого. Расчет фэнзинеров оправдался — члены Семинара, позднее ставшие известными писателями, охотно предлагали свои рукописи для публикаций.

Встреча друзей-фэнзинеров (слева направо: Сергей Бережной, Андрей Чертков, Андрей Николаев).

«Измерение-Ф» выходило ежеквартально при поддержке ленинградского клуба любителей фантастики «МИФ-XX», главой которого был Александр Сидорович. Первые номера, как и положено, делались на пишущей машинке и имели ограниченный тираж, более поздние — ксерокопировались. Всего вышло восемь номеров. В начале 1990 года Леонид Резник эмигрировал в Израиль, а «Измерение-Ф» действительно стало многотиражным изданием, но не литературно-художественным журналом, как мнилось, а информационно-литературным бюллетенем под эгидой комсомольской организации. В начал е 1990 года его отпечатали тиражом в 70.000 экземпляров! Редактором газетного варианта стал журналист Андрей Согрин, а Андрею Николаеву пришлось сменить название своего фэнзина на «Сизиф». Сам он вспоминает об этом так: «Измерение-Ф» ставило своей основной задачей стать изданием профессиональным, то есть многотиражным, массовым. «Сизиф» же перед собой такой цели не ставил. Более того, не желал этого. «Сизиф» задумывался как журнал для фэнов. Это отнюдь не означало, что мы, редакционная коллегия, собирались относиться к себе и к предлагаемым рукописям халтурно или менее строго, чем раньше — нет! Но мы все же не рассчитывали на широкого читателя, хотя были бы рады, если наше издание заинтересует не только фэнов-профессионалов. Мы искали неординарные рукописи, новые имена и новые формы».

Создатели «Сизифа» старательно подчеркивали, что их фэнзин ориентирован на узкий круг посвященных: тираж его, отпечатанный на ротапринте, обычно не превышал 100-150 экземпляров и расходился среди «своих». Андрей Николаев даже определенным образом бравировал этим, давая в номера текущую «горячую» полемику по тем или иным, порой очень специфическим вопросам и утверждая тем самым фэнзинерскую оперативность (тут следует вспомнить, что публикации в советском журнале приходилось ждать от года до нескольких лет). Однако с самого начала заданный очень высокий литературный уровень — а в «Сизифе» печатались такие мастера советской фантастики, как Марианна Алферова, Андрей Измайлов, Леонид Кудрявцев, Святослав Логинов, Вячеслав Рыбаков, Андрей Столяров, Александр Тюрин, Александр Щеголев, — превращал фэнзин в заметное явление литературной жизни города.

В 1991 году «Сизиф» все-таки превратился в полноценный литературный журнал. Однако первый типографский номер, выпущенный тиражом в 10 тысяч экземпляров, стал последним: из-за проблем с финансированием журнал был закрыт.

Фэнзин «Сизиф», где печатались лучшие фантасты Ленинграда. Задуман как любительский журнал, но стал профессиональным.

Лев Лобарёв, издатель и главный редактор литературного альманаха «Конец Эпохи» (лучший фэнзин Европы 2008 года по версии ESFS)

Когда в 1995 году мы задумывали и начинали «Конец Эпохи» — старейший на сей момент отечественный фэнзин — у советских и постсоветских «самодеятельных изданий» уже сформировался некий стандарт, своя классика.

Рискну утверждать, что большая часть фэнзинов «эпохи расцвета» (если грубо — я имею в виду десятилетие 1988—1998) оказывалась при рассмотрении «клубными листками». Их были, без преувеличения, сотни. Такие издания содержали материалы разного толка, но равно порождаемые и потребляемые одной и той же компанией, да и, по большому счету, только этой компании и интересные. Пересказ старых анекдотов, личные воспоминания с мероприятий, невысокого уровня художественные произведения… Срок жизни у них, как правило, был небольшой: похоже, выпуск такого журнала — нормальная стадия развития клуба.

И даже когда такие фэнзины выходили на «широкую аудиторию» (межклубную или конвентную), их поджидала опасность рухнуть в транслирование политической текучки развивающегося сообщества — новости, «горячие» скандалы, оперативная полемика почти форумного формата, распри между возникающими и распадающимися группировками и течениями… Сейчас они представляют разве что археологический или ностальгический (для очевидцев) интерес. Впрочем, это судьба почти любой периодики.

Делая «Конец Эпохи», мы сразу попытались выйти за этот стандарт. Под маской фэнзина мы выпускали литературный альманах, в котором не было новостей, отчетов, споров, интервью, а были только художественные тексты и немного критических и литературоведческих статей, были иллюстрации, за которые не стыдно до сих пор. Мы старались, чтобы каждый выпуск можно было читать и через год, и через пять.

Ведь «Интерком», «Оверсан» или «Анизотропное шоссе» потому и запомнились, что публиковали тексты, которые были интересны всем любителям фантастики и не устаревали спустя месяц. Почти каждая статья в этих изданиях (исключения есть, как же иначе, но они редки) будет интересна читателю даже сейчас, через двадцать лет.

«Золотой век» фэнзинов завершился в конце 90-х, когда стал широко доступен интернет.

Знаменитый сервер «Русская фантастика» (rusf.ru) появился в 1996 году, и всего за пять лет число его посетителей подобралось к отметке в 10000 человек в день. Скажите, какой фэнзин сравнится тиражом с этой аудиторией? Не говоря уже о скорости доставки информации к читателю... И ведь «Русская фантастика» — далеко не единственный фантастический ресурс: сайты и форумы множились в то время как грибы.

Смысла возиться с полиграфией и рассылкой как-то сразу не стало. Десятки проектов ушли в сеть. Десятки закрылись. Остались самые стойкие.

«Конец Эпохи» остался. Мы печатали то, что нам самим хотелось бы поставить на полку, перечитывать. Давать друзьям. Мы старались, чтобы каждый номер получался пусть небольшим, но произведением искусства. Интернет тут ничем помочь не мог. Поневоле приходилось продолжать «бумажную» традицию. Впрочем, я ни секунды не жалею о потраченных тогда силах и времени.

К тому же, тогда начал набирать вес всесильный ныне «формат». Все чаще в издательских отзывах звучало что-нибудь вроде «эта книга не вписывается в концепцию серии». У самобытных, не похожих на «канон» текстов становилось все меньше шансов дойти до читателя. Книга постепенно становилась товаром, книгоиздание — индустрией. А один из основных законов индустрии — узнаваемость продукта. У гамбургера всегда должен быть один и тот же вкус. Каждая книга должна быть похожа на предыдущие. Так что пережившие те годы фэнзины, в том числе «Конец Эпохи», невольно оказались еще и площадкой для публикации неформатной прозы.

Однако интернет сделал свое черное дело, и в 2000-х малотиражной фантастической периодики было немного. Исключим «тяжеловесов» вроде «Если», «МФ», «Полдня», «FANтастики», приостановленной «Реальности фантастики», покойной «Звездной дороги» или новорожденной «Серебряной стрелы». В секторе «изданий до 1000 экземпляров» остается всего несколько названий. Их нетрудно перечислить.

В 2003 году вторую жизнь обрел волгоградский клубный фэнзин «Шалтай-Болтай», его «взяло на борт» волгоградское издательство «Принт-Терра». К сожалению, получив глянцевую обложку и почти тысячный тираж, «ШБ» остался региональным изданием: основу каждого номера неизменно составляют местные авторы. С 2005 выходит альманах «Фанданго» — тоже региональное крымское издание. С 2005 по 2007 просуществовала «Безымянная звезда» — было сделано 15 выпусков. И, кажется, все...

Для «Конца Эпохи» двухтысячные оказались переломным временем. Хоть тираж остается небольшим, альманах получил профессиональное признание. Главная премия ролевого сообщества «Дюрандаль», звание лучшего фэнзина Европы от EFSF, предложения о публикации от множества авторов, в том числе весьма известных и вроде бы не обиженных вниманием издателей. Мы выдвигаем авторов на литературные премии, организовываем литвечера и художественные выставки, ведем семинары. Жизнь бурлит, скучать решительно некогда.

Да и в целом ситуация с малотиражной фантастической периодикой сейчас стала иной. Количество интернет-ресурсов, как положено, перешло в качество — но со знаком минус. Интернет-текст обесценился. Сетевых дискуссий стало слишком много. Чтобы твою реплику всерьез заметили и отозвались на нее, снова стали нужны другие площадки: семинар на конвенте или «бумажное» издание.

Публикация текста в интернете практически ничего не стоит — я говорю даже не про деньги, а про время и усилия публикатора. И чтобы прочесть ее тоже немного надо. Понятно, что на этом фоне текст, опубликованный на бумаге, вызывает уважение: на него потрачены силы и ресурсы издателя, деньги читателя... Значит, его сочли достойным. Значит, он стоит внимательного, не беглого прочтения.

Иначе говоря — несравнимо возрастает авторитетность «бумажной» публикации. Любому автору такое издание греет душу несравнимо сильнее, чем страничка на самом известном сайте. Несмотря на то, что читателей у сайта в сотни раз больше.

Я не готов утверждать, что грядет время нового расцвета фэнзинов. Но что «Конец Эпохи» будет продолжать выходить — гарантирую.

2
1 2
Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться