Google+
Вселенная трансформеров MASS EFFECT Классики кино. Хаяо Миядзаки Вселенная Бэтмена
Версия для печатиЖанры: Жанры. Русское фэнтези
Кратко о статье: Особенности национального миротворчества.     Российская фантастическая литература имеет богатые традиции, однако ее основные успехи связаны с научной фантастикой. Что же касается “русского фэнтези”, то еще чуть более 10 лет назад это словосочетание не имело никакого смысла: такого направления просто не существовало. Жанр фэнтези в массовом сознании ассоциировался, прежде всего, с именами Толкина и Говарда. Однако сейчас — дело другое. Русские авторы подмяли под себя рынок, “в одну калитку” переигрывая практически всех маститых иноземцев...     

Фэнтези

Чисто русская разновидность

Российская фантастическая литература имеет богатые традиции, однако ее основные успехи связаны с научной фантастикой. Что же касается “русского фэнтези”, то еще чуть более 10 лет назад это словосочетание не имело никакого смысла: такого направления просто не существовало. Жанр фэнтези в массовом сознании ассоциировался, прежде всего, с именами Толкина и Говарда. Однако сейчас — дело другое. Русские авторы подмяли под себя рынок, “в одну калитку” переигрывая практически всех маститых иноземцев.

Этапы большого пути

57 Kb

Англоязычное фэнтези насчитывает уже более века — если вспоминать предтеч жанра У. Морриса, Дж. Макдональда и Э. Дансени. В России же особенно и назвать некого. Часто упоминают Н. Гоголя, иногда А. Грина или даже М. Булгакова. Однако уложить их произведения в прокрустово ложе фэнтези вряд ли возможно. Пожалуй, собственно к фэнтезийному жанру относится лишь практически забытый ныне писатель XIX века Александр Вельтман, вполне заслуживающий титул “дедушки” славянского фэнтези за романы “Кощей Бессмертный” (1833) и “Святославович, вражий питомец” (1835). Из авторов советских времен на ум приходят только юмористическая дилогия о добрых молодцах из НИИЧАВО (хотя братья Стругацкие наверняка презрели бы подобную оценку их творения).

41 Kb

Братья Стругацкие — первые во всем!

Во времена развитого социализма зарубежного фэнтези у нас не издавали (за исключением, пожалуй, такой классики, как “Хоббит” и “Волшебник Земноморья”), поэтому обалдевший от счастья народ жадно нырнул в море самопальных переводов, хлынувших на наши просторы в годы перестройки. Однако ближе к середине 90-х читатели ощутимо начали уставать от потока заморской “мече-магии”, издаваемой и переводимой кое-как и бог знает кем. Захотелось чего-то своего, доморощенного. И тут вступило в дело золотое правило рыночной экономики: раз есть спрос — не за горами и предложение. Впрочем, тенденция сформировалась не на пустом месте.

В 1993 году лидер фэнтезийного рынка питерское издательство “Северо-Запад” предприняло первый шаг в нужном народу направлении, заявив о смелом проекте — продолжении легендарной эпопеи Толкина “Властелин Колец”, автором которого был русский писатель Ник Перумов. Книга привлекла большое внимание, вызвав горячую дискуссию и, как выяснилось чуть позже, создала предпосылки для спроса на фэнтези именно русскоязычных авторов.

15 Kb

К концу 1994 года на рынке НФ/фэнтези наблюдался спад. Первоначальный голод на фантастику был утолен, и интерес массового читателя обратился к другим жанрам. Новое наступление началось в 1996, и хотя переводная фантастика все еще была “в цене”, публику потянуло вместо заморской кока-колы на родимый квас. Именно тогда прогремел “Волкодав” Марии Семеновой, сопровождавшийся невиданной по российским меркам тех времен рекламой и разошедшийся за неполных полгода тиражом более 250 тыс. экземпляров. Это был прорыв. Затем настал черед Александра Бушкова, “автора, которого вы ждали”, сотворившего цикл “Сварог”.

Как это всегда бывает, успех привлек внимание, и волна русской фэнтези, то взмывая, то чуть опадая, обрушилась на наши головы. Невозможно в рамках одной статьи рассказать, даже пунктирно, обо всех авторах и произведениях. Поэтому остановимся на наиболее знаковых фигурах, и сделаем это в рамках вольной жанровой типологии.

Здесь надо сделать оговорку. Любого литературного критика хлебом не корми — дай сотворить авторский гербарий: прилепить всем ярлычки и расставить по ранжиру. А потом глубокомысленно рассуждать, чем концептуальный подход автора X уступает творческой методологии автора Y, и почему, в свою очередь, автор Z покрывает вышеупомянутых товарищей, как бык овцу. Однако давно минули благие времена, когда жанр можно было четко разложить по полочкам: это, дескать, героика, а вон то — технофэнтези. Сейчас большинство авторов пишут по мультисистемному принципу, когда в одной книге смешиваются разные направления, и на выходе получается весьма причудливый коктейль. В России подобные новации особенно характерны. Типология, предлагаемая ниже, в значительной степени условна, и относиться к ней следует с изрядной долей здорового скепсиса.

Эпическое фэнтези

Со времен Толкина эпик был и остается одним из наиболее востребованных направлений фэнтезийного жанра. В России его самый значительный представитель, безусловно, Ник Перумов. С самого начала взгромоздившись на трон “короля” русской эпической фэнтези, он до сих пор не уступает завоеванных позиций. Положившая начало популярности писателя трилогия “Кольцо Тьмы”, по большому счету, фанфик. Но весьма подробный, тщательно проработанный, даже бросающий идейный вызов прародителю.

24 Kb 10 Kb 9 Kb

Самый популярный фантаст России в окружении своих почитателей и книг.

12 Kb 13 Kb 14 Kb 22 Kb

Перумов закрепил свой успех циклом “Летописи Хьерварда” (пока трилогия, но имеются и продолжения — правда, лишь в авторском “портфеле”). На счету писателя как сериалы (“Хранители Мечей”), так и отдельные романы. Среди них, кроме эпика, есть и героика, и технофэнтези.

15 Kb 21 Kb 16 Kb 20 Kb

Соперники Перумова в эпической битве за читателя.

В течение долгого времени Перумов оставался практически монополистом в данной области. Из ярких работ иных авторов на ум приходит лишь нестандартный, оригинально выписанный роман Святослава Логинова “Многорукий бог Далайна”, отхвативший несколько премий и получивший признание и критиков, и читателей. Можно еще назвать циклы “Ралион” Константина Бояндина, “Круг Земель” Александра Зорича, “Хроники Сиалы” Алексея Пехова. Но бросить реальный вызов Перумову им оказалось не по силам.

11 Kb 23 Kb

Вера Камша: “Темная Звезда” восходит.

20 Kb 23 Kb

И тут появилась питерская журналистка Вера Камша с “Хрониками Арции”. Правда, вначале она преданно топала след-в-след за своим наставником. Во всяком случае, два первых романа цикла — “Темная Звезда” и “Несравненное Право” — почти неотличимы от перумовских текстов. Но, начиная с 3-й книги “Кровь Заката”, арцийская эпопея явно сменила проводника — им стал Джордж Мартин со своими шедевральными “Песнями Огня и Льда”. И романы Камши заиграли новыми красками. Нынешней осенью должна выйти последняя, шестая летопись Арции, уже появился роман “Красное на красном”, начальная книга эпопеи “Кэртиана” (как минимум, трилогии). Ввиду растущего на глазах мастерства Камши ее учителю, похоже, вскоре придется потесниться на троне. Впрочем, он готовит ответный ход в виде хьервардской повести “1000 лет Хрофта” и, особенно, романа “Семь зверей Райлега”. Эта работа, предположительно, откроет новый цикл. Ну, а читатели от возросшей конкуренции будут только в выигрыше...

Героическое фэнтези

Всплеск интереса к русской героике возник благодаря “Волкодаву” Марии Семеновой, ранее известной историческими произведениями о древних славянах и скандинавах. Несмотря на несколько невнятный сюжет (а точнее, почти полное его отсутствие), история о воине из рода Серого Пса подкупала своей искренней интонацией и явными литературными достоинствами. На страницах “Волкодава” оживало множество разных племен и народов с достоверно прописанным укладом и средой обитания. Успех “Волкодава” ошеломлял: его тут же окрестили “русским Конаном” и “славянским фэнтези”. Появились и сиквелы/приквелы/вбоквелы, как самой Семеновой (“Право на поединок”, “Истовик-камень”, совсем недавние “Знамение пути” и “Самоцветные горы”), так и других авторов — к примеру, “Спутники Волкодава” Павла Молитвина. Что до ярлыка “славянское фэнтези”, то в данном случае критики и издатели поспешили. Хотя при создании мира Волкодава Семенова явно использовала свои внушительные познания в истории Древней Руси и сопредельных территорий, никаких “славян” в ее цикле не наблюдается (действие вообще происходит на другой планете). Тем не менее, экспансия именно “славянского фэнтези”, прежде всего, героического, имела место быть.

18 Kb 15 Kb 16 Kb 18 Kb

“Русский Конан” и его творец.

Зачинателем этого направления (если, конечно, не вспоминать замшелого Вельтмана) с полным правом можно считать Юрия Никитина и его “Троих из леса”. Этот роман вообще был первой напечатанной книгой русского фэнтези, поначалу позиционируемой как приключенческая фантастика с историческим уклоном. Несмотря на явные огрехи (в области здравого смысла), роман пользовался широкой популярностью, став основателем длиннющего сериала, вполне способного бросить вызов многокилометровым “опупеям” Б. Эйкерса, Р. Адамса или Д. Нормана. Никитин сотворил еще ряд произведений о героических русичах, сражающихся с разнообразными “погаными”: циклы “Гиперборея”, “Княжеский пир” и “Русские идут”.

22 Kb 18 Kb 18 Kb 19 Kb

“Славянское фэнтези” — продукт на любителя.

Среди последователей Никитина — Ольга Григорьева (романы “Ладога”, “Колдун”), Леонид Бутяков (цикл “Владигор”), Галина Романова (цикл “Властимир”) и другие авторы. Некоторые книги написаны хоть и в славянском антураже, но вполне в традиционной манере классической героики, другие — с претензией на “самость” не только по сюжету, но и по языку, памятному с легкой руки Ильфа и Петрова (“Инда взопрели озимые, рассупонилось красно солнышко...”). Ныне девятый вал славянского фэнтези уже схлынул. Похоже, читатель изрядно пресытился шумом родимого камыша и ароматом посконных онуч.

12 Kb 17 Kb 19 Kb 15 Kb

А. Бушков отправляет своих героев в причудливые миры.

Еще одной знаковой фигурой среди авторов нашего героического фэнтези стал Александр Бушков. Его роман об офицере-десантнике Станиславе Свароге “Рыцарь из ниоткуда” не только послужил началом успешного сериала, но и породил огромное количество подражаний. Сюжет таких книг схож порой до мелочей. Наш современник, простой русский парень (изредка — девица) оказывается в магическом мире, где завоевывает некое положение — хотя, безусловно, не всем, как Сварогу, удается напялить на себя корону. Бушков не изобрел этот прием — в западном фэнтези таких опусов навалом. Однако у нас цикл о Свароге выглядел новаторски. Главное отличие от многочисленных подражателей, конечно же, в качестве текста: Бушков умеет увлекательно писать. Этим все сказано. Среди других книг героического фэнтези вспоминаются тетралогия Виктории Угрюмовой о богине истины Кахатанне, цикл Николая Басова о Лотаре-Миротворце, тот же Пехов (его “Хроники Сиалы” — героический “РПГшный” эпик), роман Н. Перумова и Сергея Лукьяненко “Не время для драконов”.

8 Kb 17 Kb 18 Kb

Э. Раткевич — “педагогическая поэма” в духе Конана.

Неким ответвлением героики можно считать авантюрное фэнтези (конечно, это очень условный термин). Но куда прикажете отнести, например, “Мечи” Элеоноры Раткевич? Авантюрно-героическая “педагогическая поэма”, не иначе... Примерно в таком же ключе сварганен и цикл “Маг” Леонида Кудрявцева. А флагманом этого ответвления вполне можно назвать архипопулярный “Путь меча” Генри Лайона Олди (псевдоним харьковских писателей Дмитрия Громова и Олега Ладыженского).

Мифологическое фэнтези

Здесь вне конкуренции все те же Г. Л. Олди. Очень многие их романы основаны на мифологии разных народов: “Герой должен быть один”, “Одиссей, сын Лаэрта”, “Мессия очищает диск”, “Пасынки восьмой заповеди”, цикл “Черный баламут”.

Также достойны упоминания “Осенний Лис” Дмитрия Скирюка, “Диомед, сын Тидея” Андрея Валентинова, дилогия “Золотая колыбель” Ольги Елисеевой, некоторые повести Далии Трускиновской. В принципе, в мифологическое фэнтези можно рекрутировать как минимум 80 процентов авторов.

26 Kb

Эти странные разные Олди.

19 Kb 12 Kb 18 Kb 17 Kb

Юмористическое фэнтези

Лидером одного из самых востребованных направлений долго являлся Михаил Успенский, прежде всего, благодаря циклу “Приключения Жихаря”. Эта история славянского богатыря из волшебной страны Многоборье буквально нашпигована всякого рода хохмочками по поводу окружающей нас действительности. Еще одной вершиной стал откровенный постмодернистский сюр “Посмотри в глаза чудовищ” (в соавторстве с Андреем Лазарчуком), завоевавший чуть ли не все премии нашей фантастики. Однако в последнее время Успенский как-то потерялся. Увы, но лавры “русского Пратчетта” основательно завяли...

21 Kb 18 Kb 17 Kb

М.Успенский: хорошего человека должно быть много.

“На коне” сейчас другие. Самый востребованный из них, безусловно, Андрей Белянин (его книги читают даже те, кто не берется за фантастику в принципе). Показателем успеха Белянина может служить стартовый тираж его последнего романа “Охота на гусара” — 100 тыс. экземпляров. Белянин выдвинулся на сочинении весьма традиционных, более-менее забавных историй о путешествиях наших современников в разные волшебные миры: “Меч без Имени”, “Тайный сыск царя Гороха”, “Багдадский вор”, “Моя жена — ведьма”. Подобные байки оказались весьма востребованы читателями.

“Романтикой для тридцатилетних” называют весьма объемный цикл Макса Фрая (псевдоним Светланы Мартынчик и Игоря Степина) “Лабиринты Ехо”, гибрид детективной героики и иронического стеба. Очередной “наш человек” попадает в магический мир и, подобно Сварогу, становится там весьма значимой персоной. Правда, сэр Макс — не русский Конан, а скорее смесь Серого Мышелова, Арчи Гудвина и комиссара Сан-Антонио, а эпопея Фрая — модернизированный “плутовской роман”.

Среди забавных, сатирических, временами пародийных, на грани стеба, книг можно еще выделить “Записки Черного Властелина” Александра Дихнова, “Братство Конца” Евгения Малинина, дилогию “Дракон Третьего Рейха” Виктории и Олега Угрюмовых, романы Ольги Громыко о ведьме Вольхе.

25 Kb 16 Kb

А. Белянин и его герои: от Дениса Давыдова до ведьмы-жены.

18 Kb 18 Kb 16 Kb

Технофэнтези

В данном случае под технофэнтези подразумевается чисто внешний признак из разряда “магия и технология”. Как прародителей здесь можно помянуть “Венценосного Крэга” Ольги Ларионовой (особенно его сиквелы) и бушковскую “Анастасию”. Отметился в технофэнтези и Перумов (незаконченный цикл “Техномагия”).

Иные книги и циклы, которые условно можно поставить на ту же полку: “Погружение в Огранду” Сергея Иванова, “Убьем в себе Додолу” Николая Романецкого, “Ведьмак из Большого Киева” Владимира Васильева, “Серебро и свинец” Владимира Серебрякова и Андрея Уланова. Вещи, абсолютно различные по стилистике (от героики до юмора), которые объединяет лишь то, что действие разворачивается на волшебно-технологическом фоне.

Ныне самым востребованным автором стал выдвинувшийся в последние пару лет Вадим Панов. Его сериал “Тайный Город” — гибрид ураганного технотриллера, мистического детектива и урбанистического фэнтези.

17 Kb 17 Kb 21 Kb

В. Панов раскрыл тайну веков: маги среди нас!

Романтическое фэнтези

Здесь основополагающим является не понятие “романтичность”, а термин romance, которым на Западе именуют любовные романы. Впрочем, romance-фэнтези гораздо шире обычного “лавбургера”. Кроме любовной линии, его обязательные ингредиенты — подробный показ психологии и взаимоотношений героев.

Здесь, конечно, вне конкуренции женщины: Далия Трускиновская “Королевская кровь”, Виктория Угрюмова “Двойник для шута”, “Имя богини”, и, особенно, Наталья Ипатова. Дилогия “Король-Беда и Красная Ведьма” и “Король забавляется”, повести “Былинка — жизнь”, “Винтерфолд”, “Сказка Зимнего перекрестка” дают ей полное право именоваться “королевой” русского романтического фэнтези.

К этому же виду, но уже с упором именно на особую романтику, можно отнести и так называемую “городскую сказку”. Еще в советские времена огромным успехом пользовались “Альтист Данилов” В. Орлова, повести Сергея Абрамова и Вадима Шефнера. Из произведений современных авторов можно отметить “Небесную тропу” Марианны Алферовой и “Анахрон” Елены Хаецкой.

15 Kb 18 Kb 16 Kb

Кому и писать о любви, как не прекрасной половине человечества?

Историческое фэнтези

29 Kb

Валентинов и Хаецкая: история для них — открытая книга.

Псевдоисторическое фэнтези сейчас весьма востребовано как за рубежом, так и у нас. Однако это не направление, а скорее прием. Речь идет о конструировании магического мира на основе какого-либо реального исторического периода или событий. Причем по субжанровой направленности это может быть и героика, и эпик, и приключенческий квест, и серьезная психологическая драма.

Один из главных лидеров, бесспорно, профессиональный историк Андрей Валентинов (псевдоним харьковчанина Андрея Шмалько) — “Ория”, “Небеса ликуют”, “Ола”, дилогия “Тропа отступников”, да и почти все его книги в той или иной степени навеяны различными событиями прошлого.

Оригинальные исторические фантазии пишет блистательная Елена Хаецкая: сборник “Мракобес”, дилогия “Завоеватели”, цикл о Лангедоке. Особого упоминания заслуживает роман “Меч и Радуга”. Эта удивительно романтико-ироническая сказка находится у самого истока русского фэнтези. В 1993 году книгу издали под заморским псевдонимом “Мэделайн Симонс”, ибо тогда еще считалось, что “наш” автор фэнтези не будет иметь успеха. А вещь оказалась замечательная.

20 Kb 23 Kb 17 Kb
22 Kb 15 Kb 19 Kb

Мистическое фэнтези

23 Kb

Сергей Лукьяненко всегда начеку. А вдруг Дозору понадобиться помощь?

К мистике можно отнести произведения двух типов. Во-первых, это так называемое dark fantasy, действие которого происходит в мрачных, изломанных мирах, коими заправляют зловещие некроманты, употребляющие на завтрак девичьи бедрышки. А на сон грядущий выпивающие укрепляющий коктейль из свежевыжатой крови младенцев. Первопроходцем здесь является Андрей Дашков с его завораживающими “Странствиями Сенора”, последовавшими затем “Войной некромантов” и циклом “Звезда Ада”.

А вот дашковские параноидальные “Умри или исчезни” относятся уже к мистическому триллеру с закосом под Кунца или Л. Гамильтон. Хотя в “первачах” здесь ходит Сергей Лукьяненко, который вкупе с Владимиром Васильевым сочинил супер-пупер-бестселлерный цикл о Дозорах (в АСТ даже целую серию запустили — “Ночной дозор”, где печатаются опусы добросовестных эпигонов маэстро). К данному же направлению относятся боевые триллеры из сериала “Запрещенная реальность” Василия Головачева, историко-мистические триллеры Андрея Валентинова “Дезертир” и его же 9-романная эпопея “Око Силы”.

12 Kb 16 Kb

Детское фэнтези

Здесь пока непаханая целина. Кроме “старой гвардии” в лице книг Владислава Крапивина и Кира Булычева, в глаза бросаются только многочисленные клоны Гарри Поттера — подражания, переписывания, пародии (Дмитрий Емец & Co.). Остается надеяться, что после мощнейшего впрыскивания лучших западных образчиков, грядущих в ближайшие пару лет, объявятся и доморощенные “звезды”. Хотя, конечно, быстрой отдачи ждать не приходится: сначала, увы, будет много откровенно спекулятивной халтуры.

20 Kb 43 Kb

Владислав Крапивин всегда шел собственным путем.

“Странное фэнтези”

Сюда смело можно записать книги, которые сложно классифицировать в принципе. Например, цикл “Бездна голодных глаз” Олди, составленный из абсолютно разных по стилю произведений (от специфичной героики до антиутопии).

49 Kb

Умом Дяченко не понять, аршином общим не измерить.

Собственную нишу заслужили и супруги из Киева Марина и Сергей Дяченко. Некоторые их романы, вроде цикла “Скитальцы”, можно записать в морализаторско-психологическую авантюру (да простят меня пуристы жанра за столь чудовищное определение!). А вот иные книги: “Пещера”, “Казнь”, “Ведьмин век”, “Скрут”... Это, бесспорно, фэнтези, но отнести их к какому-либо из вышеперечисленных жанров трудновато. С другой стороны, есть же, скажем, “у них” Пауэрс, Блэйлок, Краули или Гэймон. Тоже фэнтези, хоть и абсолютно самодостаточное, вне традиционно-привычных эпика или героического “мочилова”.

Раздача слонов

В данном обзоре я, как правило, абсолютно осознанно старался избегать прямых оценок качества книг русского фэнтези. Иначе пришлось бы петь одним дифирамбы, а других рвать на меленькие кусочки. Однако напоследок скажу все-таки пару слов.

19 Kb 18 Kb 18 Kb 20 Kb

Главный недостаток нашего фэнтезийного жанра — это его молодость, 10 лет — не срок. Да, львиная доля русской фэнтезийной литературы даже не вторична, а третична, так как наши писатели в массе своей старательно копируют зарубежные образцы. А западные авторы опираются в своем творчестве на определенные мифологические каноны. Да, пока у нас не появилось ни одного автора действительно мирового масштаба и ни одного по-настоящему гениального произведения. Но и “у них” таких авторов с гулькин нос, а суперудачных творений — еще меньше.

Но я уверен, что при существующих ныне темпах развития русского фэнтези, при крепнущей на глазах цивилизованности наших издателей уже в ближайший десяток лет мы вправе рассчитывать на появление своих Ле Гуин, Мартина и Пратчетта. Подождем?

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Bad 13
№ 1
14.05.2009, 07:29
Все верно!! А «Волкодав» ближе «Конана» именно своей человечностью!!
Да и другие авторы по уровню не уступают своим западным коллегам!!
Автор забыл упомянуть раздел фентози для подростков! А ведь там много занимательно литературы! Пусть она и детская за то многообразие миров того же Емица переслюнит Ролинг!=))
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться