Google+
Фрэнк Миллер НА ЗЛОБУ ДНЯ. ЧЁРТОВА ДЮЖИНА СТРАШИЛОК Звёздный путь Антиутопии
Версия для печатиИнтервью: Юрий Бурносов, писатель
Кратко о статье: Интервью с писателем Юрием Бурносовым, автором цикла «Числа и знаки», романа «Чудовищ нет», члена писательского тандема «Виктор Бурцев».

«Писать и издаваться стали все...»

Беседа с Юрием Бурносовым

В 2007 году «МФ» признал лучшей книгой роман Юрия Бурносова «Чудовищ нет». Бурносов — человек весьма разносторонний и своеобразный, на его писательском счету фэнтези и киберпанк (которые он терпеть не может), мистика (в каковую он не верит), криптоистория (к которой относится весьма скептически). А еще Бурносов мечтает получить «Русского Букера», только никак не может решить — писать для этого книгу скучную или идиотскую...

«Изначально я хотел славы»

В золотом детстве остался утерянный роман о борьбе за счастье негров.

Вы занимаетесь журналистикой с начала девяностых, первые же ваши художественные произведения вышли в конце прошлого века. Сложен ли был путь из журналистики в литературу и чем вас привлек такой способ самовыражения?

Изначально я хотел славы, потом, немного пораскинув мозгами,  — денег. Как ни странно, оно получилось в совокупности. Хотя, если серьезно, сперва я не верил в то, что написанное мною кто-то где-то когда-то издаст. Писал, правда, лет с десяти, и сам рисовал иллюстрации. Помню, как сейчас: был у меня роман на пять или шесть тетрадок в клеточку по 12 страниц, назывался «Джим Сандерс» — про некоего гражданина, которому вставили титановые части тела ради добычи каких-то алмазов в ЮАР, а он там возглавил восстание против империалистов. Жаль, что сие творение утрачено.

Что до журналистики, то я ей и сейчас потихоньку продолжаю заниматься, чтобы не потерять, так сказать, навыки. Кинокритикой даже занялся понемногу.

Первые ваши книги — «Алмазные НЕРвы», «Алмазная реальность» и «Алмазный дождь» — написаны в соавторстве с Виктором Косенковым под коллективным псевдонимом Виктор Бурцев. Как вам удалось сойтись так близко, ведь на момент создания первого романа вы даже не были знакомы лично?

Познакомились мы в интернете, и уж не помню, с какого перепуга, собрались написать роман. По интернету и писали — кидались туда-сюда файлом, каждый дописывал главу за своего героя (у нас там их два было), а чужого загонял в какую-нибудь безвыходную или пикантную ситуацию. Работать было очень интересно, хотя мы даже не планировали это посылать в издательство — так, для себя, плюс друзьям показать... А потом, когда роман закончился, решили попробовать послать. Как сейчас помню, начали почему-то с «Армады», и там книгу тут же взяли, попросили еще. Тогда, кстати, и псевдоним пришлось придумать, потому что армадовский редактор Маршавин сказал, что для двух дебютантов жирно будет две фамилии на обложке. Так появился Виктор Бурцев.

А увиделись вживую только на первом «Росконе», если не ошибаюсь. И премии, кстати, тоже получали по одному, а вместе — ни разу.

Небо в алмазах и солнце в голове.

Почему для дебюта вы выбрали именно киберпанк — жанр, в России по большому счету так и не прижившийся?

Как таковой киберпанк мы писать вовсе не собирались. На тот момент я его и не читал толком, кроме, кажется, Аллена Стила и Гибсона со Стерлингом. Последние два мне очень не понравились и не нравятся до сих пор, кстати говоря... Мы писали то, что писалось, а получился киберпанк. Вернее, даже «первый русский киберпанк» — Олег Дивов именно так назвал «Алмазные НЕРвы». Но на «алмазной» трилогии киберпанк у нас и закончился, и слава богу, надо сказать.

От киберпанка вы с Косенковым перешли к криптоистории. Чем был обусловлен такой выбор?

Видимо, тем, что мы с Виктором оба увлекаемся историей и политикой. Криптоистория, кстати, началась еще в «алмазные» времена — в середине работы над трилогией мы написали в порядке развлечения и отвлечения роман «Очередь за солнцем», который вышел под «более коммерчески выгодным» с точки зрения издательства названием «Охота на НЛО». Там был космический корабль пришельцев, сбитый в 1939, кажется, году в Прибалтике и перевезенный в провинциальный российский городок, где под видом сельскохозяйственного НИИ работал центр изучения инопланетных технологий. Вокруг корабля все и вертелось.

А потом, наверное, подтолкнули политические события, происходящие вокруг. Вернее, «Зеркало Иблиса» было чисто историческим, а вот «Пленных не брать!» — уже скорее общественно-политическим произведением. Собственно, сольно я тоже не избежал криптоистории — в тех же «Чудовищах». И получилось, по-моему, очень хорошо. Так что премию «Баст» за заслуги в данной области мне вручили, наверное, вполне заслуженно.

Кстати, лучшую книгу Бурцева написал Виктор Косенков — это «Не плачь по мне, Аргентина». Я в работе над ней участия не принимал, возился со своими проектами, и теперь завидую белой завистью.

Премии Юрия Бурносова

2001 — «Аэлита»: «Старт» за дебютный роман «Алмазные НЕРвы» (под псевдонимом В. Бурцев); «Бронзовый кадуцей» в номинации «Лучший цикл, сериал и роман с продолжением» за роман «Алмазная реальность» (под псевдонимом В. Бурцев);

2006 — «Баст» третьей степени за роман «Пленных не брать!» (под псевдонимом «В. Бурцев»);

2007 — премии журнала «Мир фантастики» в номинациях «Лучшие отечественные мистика, триллер, городское фэнтези» и «Книга года» за роман «Чудовищ нет».

Другой ваш соавтор, Михаил Кликин, вместе с которым вы работали над «Книгой демона», пишет довольно непохоже на Косенкова — в его сольных книгах совсем другие темы, другие герои, другой набор художественных приемов. В чем заключалось главное различие двух этих союзов для вас лично?

Миша Кликин, на мой взгляд, один из лучших современных авторов, работающих в столь неблагодарном жанре, как фэнтези. А у меня как раз валялся в загашнике приличный кусок текста, написанный еще в середине девяностых. Это было именно фэнтези, а я его мало что недолюбливаю, так еще и не видел в себе сил закончить такое в одиночку. То есть можно было как-то дописать, но хотелось сделать качественно. Тогда я и обратился к Михаилу. «Книга демона» (оригинальное название «Чернильные души») получилась довольно неоднозначной  — сужу по оценкам читателей... Но как эксперимент на поле фэнтези — для меня лично это очень полезно.

Славы хотят многие. Денег же хотят все. Юрию Бурносову удалось реализовать оба желания, хотя до Романа Абрамовича, ему, конечно, далеко. Вот романа о восстании на алмазных приисках против проклятых империалистов жаль — наверняка замечательная была книга...

«Могу написать идиотское»

Ваши сольные романы, принадлежащие к трилогии «Числа и знаки», вызвали определенный резонанс в прессе. Как только их ни называли: и «хоррором», и фэнтези, и альтернативной историей... А что вы сами собирались написать, когда принимались за первую часть?

Когда я начинал «Числа и знаки», хотелось написать некий мистический детектив. Однако с самого начала все пошло не так, язык и стилистика выродились в средневековый роман... Написанный, кстати, по всем канонам. Для чтения получилось тяжеловато, трилогия вовсе не для широкого читателя, но это именно тот случай, когда своим созданием можно гордиться. Очень много пришлось работать над первоисточниками, закупать целые полки литературы по средневековью, алхимии, религии...

А окончательно я понял, что вещь стоящая, когда обнаружил в книжном магазине очень сильно закошенную под «Числа и знаки» (я имею в виду первое издание, трехтомник с иллюстрациями-гравюрами) книгу «Гримуар». Книга так себе, я ее прочел, но сам по себе факт показательный.

Милые невинные забавы.

Для одной из сюжетных линий романа «Чудовищ нет» вы выбрали временем действия вторую половину 19 века. Можно ли в данном случае говорить о влиянии Юзефовича и Акунина?

Скорее Пикуля и Алданова. Юзефовича я до сих пор не озаботился прочесть ни строчки, Акунина же читал что-то из первых романов о Фандорине, и больше за него не брался. Почему выбрал именно этот период? Трудно сказать — это не совсем «мое» время, я как-то больше по части Второй мировой, ну, предвоенного периода... Бесспорно, одним из стимулов стала потрясающая книга Игоря Волгина «Последний год Достоевского», потом я что-то прочел о народовольцах, совершенно случайно... Мозаика потихоньку и начала складываться. Сейчас я искренне считаю, что лучше «Чудовищ» пока ничего не написал, ни соло, ни в тандеме. Вынашиваю планы экранизации романа, правда, кризис несколько не вовремя случился. Впрочем, спешить некуда.

Аргентина прошла мимо.

Не возникало ли желания отдохнуть от всех этих мистическо-фэнтезийных сюжетов и написать что-нибудь совсем непохожее: роман об освоении космоса, например, или полноценную утопию?

Пока не получается. Сейчас я параллельно пишу постъядерную антиутопию, фэнтези (в соавторстве, не скажу пока, с кем) и мистический боевик. С другой стороны, про звездолеты и покорение планет мне как-то не очень интересно писать и читать. Но зарекаться не буду — всякое случается... Может, «на слабо» напишу. Или деньги понадобятся срочно.

Не появлялось ли искушение вообще бросить фантастику и взяться за толстый роман — такой, чтоб публиковался по частям в «Новом мире», номинировался на «Букер», анализировался в журнале «Вопросы литературы»?

Разумеется. Кстати, на «Букер» часто номинируются вовсе не толстые, а весьма даже тонкие романы. Даже и романами назвать-то нельзя — так, раздутые повести... А поскольку я довольно ленив, это как раз для меня. Так что вполне возможно, что-то напишу. На «Национальный бестселлер» я уже номинировался, теперь можно и на «Букер» замахнуться. Правда, тут еще одна беда  — на «Букер» чаще всего выдвигаются очень скучные книги. Сейчас вообще странная тенденция в российской литературе: надо писать или скучно, или что-то идиотское, чтобы тебя объявили живым классиком. То же самое, кстати, и в кинематографе. Скучное я вряд ли осилю написать, вот идиотское — вероятность значительно выше.

Пишите, Юрий, пишите! Побольше здоровой идиотии, и «Русский Букер» у вас, можно сказать, в кармане! А то получает самые престижные литературные премии такая нудная скучища, что, кроме членов жюри, романы лауреатов никто и не читает — даже в поезде дальнего следования «Москва — Владивосток». Книги Бурносова наверняка найдут себе более благодарную аудиторию.

«Очень упало качество»

В свое время вы активно участвовали в создании сетевого конкурса «48 часов», он же «Рваная грелка». Как вы считаете, конкурс свою главную функцию выполнил? И вообще: в чем, на ваш взгляд, эта функция заключалась?

«Рваная грелка» собрала по сети всех более-менее внятных графоманов, существующих на тот момент. Слово «графоман» я в данном случае употребляю в положительном смысле, потому что это были люди, которые очень хотели творить, но не знали, как. «Грелка» их перезнакомила, кого-то чему-то научила, кого-то, напротив, отвратила от пера... Я, к примеру, десятка два очень хороших авторов и столь же замечательных людей узнал именно через «Грелку», и вряд ли познакомился бы с ними каким-то иным способом.

Постепенно «Грелка» самоликвидировалась. И это объяснимо: если вначале это был именно конкурс как таковой, то впоследствии стали появляться какие-то кланы, многие уже имели по три-четыре изданных книги и приходили пошалить под псевдонимом или свести какие-то литературные счеты... «Подвижническая» функция сошла на нет. Однако фантастоведам лет через десять вполне можно будет изучать «грелочников», словно каких-нибудь «Серапионовых братьев» или там гамбургскую драматургию.

Рядом с классиком... (с Гарри Гаррисоном)

Вы в фантастике без малого десять лет. Сильно ли изменился за это время литературный пейзаж — с точки зрения писателя и читателя? Появились ли новые тенденции, новые тренды?

Появилась главная и очень плохая, вредная тенденция: писать и издаваться стали все. Как результат — очень упало качество. Зачем стараться, если тебя все равно скорее всего издадут, пусть даже каким-то мелким тиражом в мягкой обложке? А то и огромным тиражом, с перетяжками и рекламными акциями. Дело-то не в тексте, а в том, как его подать в виде товара. Я всегда привожу в качестве примера «Метро 2033». Когда роман вышел в «Эксмо», он прошел вполне себе обычно — таких сотни в год издают. Так бы о нем благополучно и забыли, если бы не проект Рыкова. В итоге «Метро» стало бестселлером, о нем принято говорить с придыханием, хотя книга, по сути, детская.

В целом же все пишут то же и о том же. Я даже стал читать с экрана, чего раньше не делал никогда. Выйдет новая книга молодого автора, все хвалят. Покупать? Нет уж, я иду в сетевую библиотеку, читаю — опять космические корабли бороздят просторы Вселенной, какие-то пираты, линкоры и прочие туманности. Как вариант: эльфы, гномы, принцессы, мечи и копья. Ну, или герой-десантник куда-то провалился во времени или пространстве. Потому я уж лучше куплю очередную книгу «проверенного» автора, чаще всего из «старой» тусовки.

Если говорить о более скромном отрезке времени, то какие из книг, вышедших в 2008 году, произвели на вас самое сильное впечатление?

Однозначно «Террор» Дэна Симмонса. Я больше скажу, я лет пять как минимум ничего подобного не читал. Тот случай, когда берешь книгу и перестаешь замечать, что вокруг тебя происходит. А роман-то толстенный!

«Линия огня» Василия Орехова. Вообще весь «сталкеровский» проект стоило затевать хотя бы из-за Орехова с его двумя романами, а ведь там есть и еще несколько очень неплохих книг.

Очень хорошее впечатление произвел на меня Олег Курылев, хотя его последняя по времени вещь — «Убить фюрера» — вышла, кажется, все-таки в 2007 году.

Еще, пожалуй, «Шрам» Мьевиля. Больше вспомнить вроде нечего, хотя не факт, что я не забыл упомянуть что-то достойное.

Какие фильмы вы смотрите, в какие компьютерные игры играете — если получается выкроить время, конечно?

Смотрю я все подряд — что-то приходится по работе, типа ужасного германовского «Бумажного солдата», что-то — в виде хобби, так я смотрю весь выходящий хоррор. «Чисто для души» в последнее время стараюсь глядеть полнометражные мультики — от Миядзаки до «ВАЛЛ·И» и «Вольта». Если говорить о кинофантастике, то весьма был впечатлен российской «Новой Землей».

Поиграть получается реже, чем смотреть кино — у меня в этом году почему-то пошел мор на компьютеры: ноутбуки умирают буквально на руках, стационарного компа у меня сейчас нет, поэтому или гоняю «Футбольный менеджер», который много не просит, или тираню племянника, когда езжу к ним в гости. Любопытно было бы поучаствовать в создании какой-нибудь компьютерной игры, но пока как-то не поступало предложений, да и сам я никуда не совался.

«Книга демона» вышла почти год назад. Продолжаете ли вы писать прозу, или есть более неотложные и интересные дела?

Как я уже сказал выше, пишу сейчас параллельно три вещи. То есть вижу, что одна идет туго, — берусь за другую, за третью... Плюс к тому буквально на днях сдаю в издательство еще один текст, но это пока тайна (чтоб не сглазить). Недавно неожиданно для себя почти написал рассказ, там нужно малость доделать финал. Теперь придется думать, кому его отдать, ибо просили уже в трех местах.

Но основное время отнимает, конечно, работа над сценариями. Хлопотное и трудозатратное дело, а тут еще и кризис этот... Ладно, как-нибудь разберусь со всеми проблемами, и в первую очередь — не в ущерб литературному творчеству.

Пожелаем Юрию Бурносову успехов в его многотрудном деле. Писать — не переписать, смотреть — не пересмотреть, играть — но не заигрываться... Мы тоже не останемся в накладе. Больше хороших, нешаблонных книг — что может быть лучше для жаждущих «странного»?

Досье: Юрий Бурносов

Юрий Бурносов родился 24 апреля 1970 года в городе Севске Брянской области. В 1995 году закончил Брянский педагогический университет. Работал журналистом, с 1997 года — пресс-секретарем губернатора Брянской области. Дебютировал в 2000 году романом «Алмазные НЕРвы», созданным под псевдонимом «Виктор Бурцев» вместе с Виктором Косенковым. Из-под пера соавторов вышли также книги «Алмазная реальность» (2000), «Алмазный дождь» (2001), «Зеркало Иблиса» (2001), «Охота на НЛО» (2001), «Пленных не брать!» (2005). Также в соавторстве с Игорем Черным Бурносов работал над циклом романов о приключениях археолога Бетси Мак-Дугал, прототипом которой послужила знаменитая Лара Крофт. В 2008 году из-под пера Юрия Бурносова и Михаила Кликина вышел роман «Книга демона». Сольно пишет в основном историко-мистические романы, в том числе «Два квадрата», «Три розы», «Четыре всадника» (входят в цикл «Числа и знаки»), «Чудовищ нет». Ныне проживает в Москве.

Жить — хорошо!

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться