Google+
ZOMBIE ghost in the shell Вселенная The Elder Scrolls Распространенные заблуждения
Версия для печатиИнтервью: Уолтер Йоном Уильямс, писатель
Кратко о статье: Интервью с Уолтером Йоном Уильямсом, известным и успешным фантастом, автором романов "Оголенный нерв", "Зов смерти" и др., работавшего в том числе над вселенной "Звездных войн".

«Фантастика — поле для экспериментов»

Беседа с Уолтером Йоном Уильямсом

Обычно если писатель добивается успеха, скажем, с фэнтезийным романом или славу ему приносит боевая фантастика, то на долгие годы он посвящает себя именно этому жанру. Не многие решаются рисковать, меняя коней на переправе, и еще меньше тех, кому это приносит удачу. Но из любого правила бывают исключения. Сегодня мы побеседует с Уолтером Йоном Уильямсом — писателем, который, кажется, перепробовал уже все возможные направления фантастики и в каждом из них сумел оставить заметный след.

«Отшлифовка текста может занимать годы»

Литературную карьеру вы начали с исторических романов и только впоследствии занялись фантастикой. Что побудило вас сделать ставку именно на нее?

Дело в том, что поначалу я не ограничивал свои творческие порывы рамками какого-либо жанра. Я пробовал свои силы не только в исторической прозе, но и в детективах, и в триллерах. Естественно, не мог я обойти своим вниманием и фантастику — так уж вышло, что именно она принесла мне первый серьезный успех, тогда я и решил, что нашел свою нишу.

Для меня фантастика всегда была нескончаемым полем для экспериментов и мне хотелось попробовать силы в самых разных ее направлениях. Поэтому я писал романы, которые можно отнести к твердой научной фантастике, киберпанку, мистике, космической опере и даже юмористической НФ.

«У жанра космических приключений появился новый король, и имя ему — Уолтер Йон Уильямс» (Джордж Мартин).

Как протекает процесс работы над книгами? Знаете ли вы заранее, чем завершится ваш очередной роман?

Я — очень методичный писатель и всегда продумываю план будущего произведения задолго до того, как начинаю работу над ним. Я медленно пишу, поэтому во время работы над книгой у меня остается достаточно времени, чтобы в подробностях обдумать несколько будущих историй. Зачастую приходится поднимать справочные материалы, ближе знакомиться с какой-либо темой, обдумывать различные сюжетные ходы... Иногда я годами хожу вокруг какой-нибудь идеи, обдумывая, как ее лучше воплотить в жизнь, прежде чем она наконец превратится в роман. Таким образом, обычно, приступая к созданию очередной книги, я хотя бы в общих чертах представляю, как будет развиваться сюжет и чем все закончится.

Значительную часть удовольствия я получаю именно от той части творческого процесса, которая предваряет непосредственную работу над текстом. После этого мне приходится концентрироваться в первую очередь на литературной, а не сюжетной составляющей романа, что не так интересно. Однако я стараюсь не тратить времени даром и пишу практически ежедневно, и, едва закончив одну книгу, на следующий же день сажусь работать над новой.

У вас так много произведений, написанных в разных жанрах, что у неподготовленного читателя при взгляде на вашу библиографию просто голова идет кругом. Какие из своих романов вы бы отметили в первую очередь?

Очень трудно сделать выбор. Я особо ценю «Оголенный нерв», потому что этот роман во многом определил мое развитие как писателя: в нем удачно, на мой взгляд, сочетаются стиль и содержание. Я люблю «Зов смерча»  — за лучший сюжет, который мне когда-либо удавалось создать. Еще мне нравится роман Aristoi, ведь работая над ним, я здорово использовал воображение. Он стал первой ласточкой жанра, который теперь принято называть «космической оперой новой волны».

Но самой лучше своей работой я бы назвал дилогию, состоящую из романов «Повелитель плазмы» и City on Fire. Это, пожалуй, самые оригинальные и яркие мои книги. К сожалению, цикл пока остается незаконченным — я уже больше десяти лет планирую написать третий роман, но до сих пор откладываю этот монументальный труд.

На русском романы Уильямса начали выходить в начале 1990-х...

... и с тех пор не переиздавались.

Многие ваши книги номинировались на разнообразные престижные премии, однако выигрывать вам доводилось лишь с произведениями, написанными в малой форме.

Небольшие произведения для меня — это что-то вроде отдыха. За них так мало платят, что я, наверное, теряю много денег, тратя время на сочинение рассказов вместо работы над новым романом. Поэтому я пишу рассказы для собственного удовольствия. Прежде всего, в рассказах меня привлекает то, что небольшое произведение всегда можно довести до идеала — с романом или циклом этого добиться гораздо сложнее. Правда, иногда отшлифовка текста может занимать годы. Но я никогда не отправляю рассказ в журнал, пока не посчитаю, что он полностью готов. Ко всему прочему, мне кажется, что мои рассказы более сильные произведения, чем мои же полноценные романы и циклы, хотя последние и пользуются большей популярностью.

Скажем, повесть The Green Leopard Plague, завоевавшая в 2004 году премию Nebula,  — гибрид современного триллера и фантастического детектива, действие которого разворачивается через несколько сотен лет. Сюжет закручен вокруг вируса, изменяющего весь мир. Линии переплетаются между собой и приводят к совершенно неожиданной развязке. Я очень горжусь этим рассказом.

Прекрасное подтверждение высочайшего качества рассказов Уолтера — их с завидной регулярностью отбирает для своих сборников «Лучшее за год» сам Гарднер Дозуа. Благодаря этому российские читатели могут наслаждаться лучшими рассказами и повестями нашего собеседника, а вот его романы издаются у нас нечасто.

«Фантастический проект должен эволюционировать»

В последние годы все большую популярность завоевывают межавторские проекты, а грань между кино, литературой и играми становится все призрачнее. Подтверждением этого могут служить два цикла, в создании которых вы принимали участие: «Новый орден джедаев» и «Дикие карты». Не пугает ли вас все большее сближение различных форматов фантастики?

Само по себе это не хорошо и не плохо. Не суть важно, в каком формате выпущен продукт. Если он хорош, то всегда найдет свою аудиторию. Если же качество оставляет желать лучшего — как в случае с «Матрицей» — то очень скоро такой проект канет в лету.

Уильямс — один из создателей уникальной межавторской серии, придуманной самими писателями.

Чем, на ваш взгляд, отличается работа в межавторском проекте от сольного творчества?

Естественно, любая межавторская серия требует работы в команде. И приходится мириться с тем, что в любом вопросе решающее слово принадлежит не мне, а заказчику. К примеру, когда я писал роман по мотивам «Звездных войн» — Destiny's Way, — то изначально был обязан включить в сюжет смерти двух ключевых для серии персонажей. Но если отвлечься от необходимости согласовывать свои идеи с другими авторами, то в целом я спокойно могу писать романы, действие которых разворачивается в чужих вселенных.

Серия «Новый орден джедаев» удивила и количеством смертей, и новым взглядом на Силу.

Одной из ключевых тем романа Destiny's Way стал пересмотр точки зрения на природу темной и светлой стороны Силы. Понравилось ли вам приносить нечто совершенно новое в уже устоявшуюся вселенную?

Я получил огромное удовольствие, развивая идею, предложенную Мэтью Стовером в романе Traitor, согласно которой Сила едина и темная сторона кроется не в ней, а в сердце того, кто использует ее во зло. На мой взгляд, эта точка зрения на Силу, которой обучается Джейсен Соло, очень интересна. Такой феномен вселенских масштабов, как Сила, просто обязан быть более многогранным, чем он представлялся нам до появления «Нового ордена джедаев».

Пожалуй, первая космическая опера, в которой нанотехнологии играют ключевую роль.

Из-за подобного неожиданного взгляда на Силу и смертей нескольких ключевых персонажей многие поклонники «Звездных войн» невзлюбили серию «Новый орден джедаев». Вас не обижает подобное отношение читателей?

Мне кажется, многие просто не понимают, что невозможно вновь и вновь взрывать Звезды смерти. Фантастический проект обязан эволюционировать, иначе он превратится в пародию на самого себя. Я вовсе не утверждаю, что серия безупречна, ведь нам приходилось работать в очень сжатые сроки. Читатели могут получить одну идеальную книгу в год или ежемесячно читать средние романы. Очевидно, многие предпочли бы первый вариант.

Не вызывает сомнений, что и сам Уолтер Йон Уильямс отдает предпочтение качеству, а не количеству — над некоторыми своими произведениями он работает годами. Это позволяет нашему гостю на протяжении вот уже четверти века радовать своими произведениями поклонников самых разных течений фантастической литературы, которая столь сильно изменилась за эти годы.

«Диалог между авторами»

Самый свежий роман мэтра: киберпанк и фэнтези.

В последние годы и фантастика, и фэнтези становятся все реалистичнее и мрачнее. Как вы относитесь к этой тенденции?

Я с равным интересом отношусь ко всему спектру литературы — от самого мрачного и кровавого фэнтези до оптимистичных и светлых образцов научной фантастики. Для меня фантастика — это своего рода диалог между авторами: тем, который сочиняет роман сегодня, и писателем, который пойдет по его стопам завтра. И чем насыщенней будет эта беседа, тем лучше.

Однако все чаще в фэнтези или в тех же «Звездных войнах» умирают известные персонажи. Это расстраивает тех, кто привык видеть в подобной литературе легкое развлекательное чтиво. Можно ли сказать, что смерть героев становится неотъемлемой частью большинства направлений фантастики?

Чтобы книга держала читателя в напряжении, в ней должно быть место трагедии — даже если никакой драмы в итоге не случится, надо заставить поверить, что она может произойти. Именно поэтому в серии «Новый орден джедаев» был убит Чубакка — поклонники «Звездных войн» должны были понять, что на этот раз их ждет серьезная история.

Я стараюсь, чтобы в моих историях опасность для героев всегда была реальна. Не то чтобы все мои книги были трагичными, но и облегчать своим героям жизнь я не стремлюсь.

Сложно избежать гибели героев, когда пишешь о войне, пусть даже вымышленной...

Я не так уж часто пишу о вооруженных конфликтах: трилогия «Конец империи страха» — исключение, да и то я стараюсь больше внимания уделять последствиям войны, чем ее описанию. Война — это бич человечества и я против войн, однако признаю, что некоторые из них, например, против фашизма, оправданы.

Романы цикла «Конец империи страха» выходят у нас вразнобой.

Поскольку вам доводилось работать над сценариями фантастических сериалов, хотелось бы узнать, как вы оцениваете развитие современного кино?

В последние годы появилось немало отличных фильмов. Лично мне очень понравились экранизации романов о Гарри Поттере, а вот к «Властелину Колец» у меня немало претензий, хотя кинотрилогия Джексона, безусловно, стала настоящим прорывом.

При помощи современных эффектов можно создать любой видеоряд, но зрелище всегда должно быть лишь добавкой к хорошей истории. Без интересного сценария любые спецэффекты будут лишь пустой тратой денег.

Вы живете в Нью-Мексико, где «произошли» две самые известные катастрофы НЛО 20-го века. Поэтому не могу не спросить, верите ли вы, что инопланетяне действительно посещают Землю?

Вероятность того, что внеземная жизнь существует, как мне кажется, очень велика. Но НЛО — совсем другой разговор, вряд ли у этих объектов инопланетное происхождение, хотя бы потому, что едва ли разумные инопланетяне стали бы вести себя так глупо, как гипотетические пилоты «летающих тарелок». Я действительно живу неподалеку от Розвелла и Соккоро, потому, естественно, интересовался этими инцидентами. И теперь могу смело утверждать — главную роль в них играли обман, мистификации, жадность и местные политические игры. Это заставляет меня с недоверием относиться ко всем подобным историям.

Киберпанковская дилогия Уильямса регулярно переиздается в США.

Если не ошибаюсь, вы называли Владимира Набокова одним из своих любимых писателей. А произведения других российских авторов вам доводилось читать?

К сожалению, из всего безбрежного океана российской литературы я знаком только с несколькими каплями. Зарубежную классику в переводе на английский язык найти достаточно просто, а вот современных авторов американские издательства обычно не публикуют — перевод слишком дорог и обычно с финансовой точки зрения не оправдан. Поэтому мне лишь изредка удается прочесть книги иностранных писателей. Но даже несмотря на это, русская классическая литература очень популярна в Соединенных Штатах и здесь у нее много поклонников.

Сам я буквально вырос на классической литературе 19 века, в том числе и русской. Драмы Чехова — одни из лучших, что мне приходилось читать в жизни. И такой полет фантазии, как в «Мастере и Маргарите» Булгакова, тоже встречается очень редко. Из фантастики я смог прочесть только братьев Стругацких, а несколько лет назад познакомился с Киром Булычевым.

Ваше культурное наследие необъятно и, повторюсь, я прикоснулся только к малой его части. Хотелось бы, конечно, расширить свое знакомство.

Хотелось бы верить, что издательства по обе стороны Атлантики изменят свою политику и Уолтер получит возможность ближе познакомиться с русской культурой. А мы с вами сможем наслаждаться его произведениями так же часто, как американские поклонники фантастики, которых мистер Уильямс ежегодно радует хотя бы одним новым романом и парой-тройкой рассказов.

Досье: Уолтер Йон Уильямс

Чем удивить читателей на этот раз?

Уолтер Йон Уильямс родился 15 октября 1953 года в Миннесоте, но детство и большую часть зрелой жизни писатель провел в штате Нью-Мексико. Он окончил государственный университет Нью-Мексико со степенью бакалавра искусств в 1975 году. С детства мечтал стать писателем, но свое первое произведение опубликовал лишь в возрасте 28 лет — им стал исторический роман The Privateer, выпущенный под псевдонимом Джон Уильямс. Поработав несколько лет в жанре исторической прозы, Уильямс обратил внимание на фантастику. Первый серьезный успех принес роман «Оголенный нерв» (1986), который оказался среди номинантов на премию журнала Locus. С тех пор Уильямс стал одним из завсегдатаев шорт-листов Locus, а два его рассказа — Daddy's World и The Green Leopard Plague — принесли Уолтеру премию Nebula.

За четверть века писатель успел поработать почти во всех направлениях фантастики. Его перу принадлежит киберпанковская дилогия Hardwired, космическая опера Aristoi, юмористический цикл «Дрейк Мейджстраль», дилогия на стыке научной фантастики и фэнтези Metropolitan, военная фантастика «Конец империи страха».

Уолтер Уильямс принимал участие в создании межавторского цикла «Дикие карты», придуманного его другом Джорджем Мартином на основе настольной ролевой игры о супергероях. Впоследствии Уильямс занимался разработкой настольных игр Privateers and Gentlemen и Cyberpunk. Помимо этого, им написаны сценарии для десяти эпизодов фантастического ТВ-сериала Andromeda. Внес Уолтер Йон Уильямс свою лепту и в развитие «Звездных войн» — по мотивам Саги Лукаса он написал роман Destiny's Way и повесть Ylesia.

В России книги Уильямса начали выходить в начале 1990-х годов, причем второе имя автора как только не переводили — и Йжон, и Джон, и Йон. В те годы на русском языке были изданы многие лучшие романы Уильямса, однако большой популярности они в нашей стране не снискали. Совсем недавно издательство «АСТ» выпустило роман «Распад» — вторую часть цикла «Конец империи страха».

В свободное время Уолтер увлекается подводным плаваньем и восточными единоборствами. Персональная страничка писателя во Всемирной паутине располагается по адресу thuntek.net/~walter.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться