Google+
Терминатор кино MASHUP HELLBOY Разговор с Борисом Стругацким
Версия для печатиИстория кино: Фэнтези в кино
Кратко о статье: Магическое яблочко на широкоэкранном блюдечке     Прошедший ХХ век, век технологических войн и техногенных катастроф, сильно подорвал человеческое доверие к науке и возродил интерес к магии. Человечество тянется к своим корням, мечтая восстановить утраченную естественную (а если получится — то и сверхъестественную) силу. На самом массовом, стереотипном уровне этот процесс воплотился в расцвете фэнтези — сначала в литературе, а затем и в кино. Нельзя сказать, что тяга продюсеров и режиссеров к сказочным сюжетам возникла на пустом месте — сложение фэнтезийной кинокультуры было долгим процессом и начался он, когда фильмы были немыми и бесцветными... Попробуем описать весь процесс в одной статье, претендуя на всеохватность, но не замахиваясь на абсолютную объективность.

История фэнтези в кино

Магическое яблочко на широкоэкранном блюдечке

Прошедший ХХ век, век технологических войн и техногенных катастроф, сильно подорвал человеческое доверие к науке и возродил интерес к магии. Человечество тянется к своим корням, мечтая восстановить утраченную естественную (а если получится — то и сверхъестественную) силу.

На самом массовом, стереотипном уровне этот процесс воплотился в расцвете фэнтези — сначала в литературе, а затем и в кино. Нельзя сказать, что тяга продюсеров и режиссеров к сказочным сюжетам возникла на пустом месте — сложение фэнтезийной кинокультуры было долгим процессом, и начался он, когда фильмы были немыми и бесцветными... Попробуем описать весь процесс в одной статье, претендуя на всеохватность, но не замахиваясь на абсолютную объективность.

Бицепсы и мечи

У нас сформировались определенные стереотипы, относящиеся к жанру фэнтези в киноискусстве.

Идеальным персонажем кино-фэнтези стал, как известно, культурист Шварценеггер. Когда кино вспомнило о Конане из Киммерии, с его популярностью в литературе мог соперничать, пожалуй, только Тарзан. Сценарист и режиссер Джон Миллиус, всегда тяготевший к мотивам первобытности и дикости (вспомнить хотя бы его сценарий “Апокалипсиса наших дней”), вычленил из огромной массы романов Роберта Говарда мифологические мотивы — мести за отца, испытаний, богоборчества и т.д. Фильм "Конан-варвар" (Conan the Barbarian, 1982) получился по-настоящему эпическим, в нем просматривались традиции "Нибелунгов" Ланга и "Александра Невского" Эйзенштейна (в прологе была даже почти процитирована музыка Прокофьева). Но к сожалению, дальше все пошло по нисходящей.

"Конан" пробудил интерес зрителя к фэнтези... и к молодому Шварценеггеру.

"Конан" пробудил интерес зрителя к фэнтези... и к молодому Шварценеггеру.

Сначала уровень снизил автор сиквела — Ричард Флейшер (режиссер старой закваски, создатель “20 тысяч лье под водой” и “Фантастического путешествия”). Он привнес в "Конана-разрушителя" (Conan the Destroyer, 1984) инфантильное целомудрие, а затем в экранизации говардовской "Рыжей Сони" (Red Sonja, 1985) манекенщица Бриджит Нильсен оттеснила Арнольда, став эдаким Конаном в юбке, и среди главных персонажей появился ребенок — это явный принцип переориентации фильма на другую возрастную категорию. Позже последовали сериалы — мультфильм "Конан-авантюрист" (Conan the Adventurer, 1998) — детский комикс-сказочка, и канадский "Конан" (1998) — уже не имевший к первоисточнику ни малейшего отношения, и бывший всего лишь одним в ряду аналогичных ширпотребных “мыльных фэнтези-опер”. Остается еще надежда на новый сиквел с Арни — "Возвращение Конана" или "Царь Конан" (King Conan), который обещан нам уже не первый год, но съемки его никак не начнутся...

Можно сказать, что в траектории кино-Конана отразился, как в капле воды, путь, пройденный всем жанром фэнтези в истории кино. Мускулистые воины-меченосцы, обольстительные полуодетые принцессы, мрачные колдуны с безумными глазами — все они стали кинозвездами только в 80-е годы прошлого века. А начиналось все гораздо раньше.

Гитлер обожал фэнтези- фильмы, если их делали по арийскому эпосу ("Нибелунги").

Гитлер обожал фэнтези- фильмы, если их делали по арийскому эпосу ("Нибелунги").

С чего начинались фэнтези-фильмы

Первым фэнтези-фильмом можно считать французское "Королевство фей" (Le royaume des fees, 1903). Основоположник кино-фантастики Жорж Мельес был пионером всех фантастических поджанров — от космического до фильма ужасов. Затем, конечно, нельзя упустить и уже упомянутых "Нибелунгов" (Die Niebelungen, 1924) Фрица Ланга. Блокбастер 20-х годов, любимый Гитлером — фильм до сих пор поражает не только богатством реквизита, но и спецэффектами в сценах с драконом и с плащом-невидимкой, а также уникальным духом имперской гордости.

К сожалению, после него традиции европейской мифологии в кино были забыты надолго. Авторы кино-фэнтези пошли по трем проторенным дорогам — детской, восточной и античной.

Любимыми странами “кинофэнтезеров” стали Страна Чудес и Страна Оз — то есть экранизировали чаще всего Льюиса Кэррола и Фрэнка Баума. Первый звуковой фильм по “Алисе”, снятый Норманом МакЛеодом еще в 1933 г., был уникален для того времени по своим декорациям, костюмам и гриму. Но он, к сожалению, незаслуженно забыт, так как его перекрыла слава Диснея, выпустившего мультверсию (Alice in Wonderland, 1951) — обычную фирменную продукцию, с гэгами и песенками. Впоследствии экранизаций было немало, но у всех был общий недостаток — подмена кэрроловской иррациональности и философичности инфантильной зрелищностью. Не без гордости можно добавить, что, пожалуй, частичное исключение составлял отечественный, киевский мультсериал Давида Черкасского (кроме того, в отличие от западных, в него входила также и вторая часть — “Алиса в Зазеркалье”).

Маленький Сабу остается одним из самых известных индийских актеров ("Багдадский вор").

Маленький Сабу остается одним из самых известных индийских актеров ("Багдадский вор").

Имя Фрэнка Баума в нашей стране было долгое время замещено именем Александра Волкова, переписавшего “Волшебника страны Оз” под названием “Волшебник Изумрудного города” (к слову сказать, это был не то, что плагиат — это был единственный способ обмануть цензуру эпохи “железного занавеса”. Точно так же Толстой познакомил нас с творчеством Карло Коллоди, переименовав Пиноккио в Буратино, а Чуковский — с Хью Лофтингом, чей доктор Дулиттл известен у нас как Айболит). А на Западе этот сюжет ассоциируется прежде всего с песнями и танцами, благодаря классическому мюзиклу 1939 г. с Джуди Гарланд (The Wizard of Oz) и рок-версии The Wiz (1978) с Дайаной Росс и Майклом Джексоном.

Из мифов народов мира почему-то наибольший интерес у западных киношников вызывали восточные легенды “Тысячи и одной ночи”. О Багдадском Воре сняли не один фильм. В 1924 году он появлялся в исполнении голливудского супермена немого кино Дугласа Фэрбенкса — и лазил по канату, висящему в воздухе, и похищал принцессу на ковре-самолете. Культовым для советского зрителя стал подаренный британским продюсером Александром Кордой фильм 1940 г. (The Thief of Bagdad), с великим Конрадом Фейдтом в роли визиря-колдуна Джафара, с индийским мальчиком Сабу, покоряющим великана-джинна и фехтующим с гигантским пауком... Даже в советском кино появлялся жулик из Багдада — как партнер Ходжи Насреддина.

"Горец" доказал, что фэнтези-сюжет можно привязать к современному миру.

"Горец" доказал, что фэнтези-сюжет можно привязать к современному миру.

Сказки и мифы

Кстати, об отечественном кино. Наши киносказочники — Александры Птушко и Роу — создавали, строго говоря, не экранизации фольклора, а именно кино-фэнтези, вольные прочтения, при этом даже не ограниченные славянской мифологией.

Змей Горыныч, кстати, появлялся в “Илье Муромце” (1956), как секретное оружие завоевателей-“тугар” (так, ради политкорректности, были переименованы татары). И Баба-Яга, и Леший, и Кащей были, что называется, “необходимыми, но не достаточными” киноперсонажами. Например, в первой экранизации главной русской стихотворной фэнтези-книги — пушкинской “Руслана и

Итальянцы преуспели в низкобюджетных, но высокоэпичных фильмах ("Геракл покоряет Атлантиду").

Итальянцы преуспели в низкобюджетных, но высокоэпичных фильмах ("Геракл покоряет Атлантиду").

Людмилы” (1939) — был введен, так сказать, для оживляжа, дракон (под явным влиянием “Нибелунгов”, впрочем, менее эффектный, почему-то с насекомоподобными “коленками назад”). И арабские мотивы появлялись — когда герои "Садко" (1953) и "Кащея Бессмертного" (1944) путешествовали на Восток. Недаром “Садко” был перемонтирован молодым Фрэнсисом Ф. Копполой и выпущен в американский прокат под названием... “Мистическое путешествие Синбада” (The Mystic Voyage of Sinbad).

Это было закономерно, ведь Синбад был вторым по популярности арабом после Багдадского Вора. Первое кинопоявление его в 1947 г. (Sinbad the Sailor) было неудачной попыткой актера Фэрбенкса-младшего повторить успех отца. Но по-настоящему прославил морехода мастер спецэффектов Рэй Харрихаузен. Его золотым рукам принадлежат циклопы, кентавры и демоны из трилогии “Седьмое...” и “Золотое путешествия Синбада” (The 7th/The Golden Voyage of Sinbad, 1958 и 1974, соответственно), “Синбад и глаз тигра” (Sinbad and the Eye of the Tiger, 1977). Эклектика этих фильмов как нельзя лучше соответствовала чисто американскому "вавилонскому столпотворению". Действительно, где еще можно совершить путешествие из Багдада к Южному полюсу в египетскую гробницу за Светом Аполлона?

Но любимыми образами Харрихаузена были все-таки чудовища из греческой мифологии. 17 лет разделяли его античную дилогию "Язон и аргонавты" (Jason and the Argonauts, 1963) и "Битва титанов" (Clash of the Titans, 1981). В ней театрализованная композиция взаимоотношений богов и людей соответствовали гомеровскому канону. Боги — это звезды (Лоуренс Оливье — Зевс, Урсула Андресс — Афродита), а люди — просто статуэтки, пластилиновые куклы на подиуме амфитеатра. В отличие от синбадовской трилогии, все монстры точно соответствовали древнегреческой традиции. Оживший бронзовый Колосс, многоглавая Гидра, охраняющая Золотое Руно, воины-скелеты, выросшие из посеянных зубов дракона — все из легенды об аргонавтах. А на второй фильм вдохновила Харрихаузена скульптура "Персей убивает Медузу". В этом последнем шедевре мастера мы воочию увидели знакомых с детства крылатого Пегаса, двуглавого Цербера, морского монстра Кракена и, конечно, Медузу Горгону.

Гениальная детская сказка о взрослых комплексах ("Лабиринт").

Гениальная детская сказка о взрослых комплексах ("Лабиринт").

Фэнтези категории "Б"

Не всем известно, что знаменитая "Бесконечная история" — немецкий фильм.

Не всем известно, что знаменитая "Бесконечная
история" — немецкий фильм.

Неудивительно, что жонглирование чужой мифологией вызвало естественную ревность на исторической родине. Первыми встрепенулись итальянцы, разродившись в конце 50-х фильмами об античности. Жанр получил название “пеплум” (по названию античной одежды), а в других странах фильмы о приключениях полубогов и гладиаторов иронично именовали “меч и сандалии”. Причем, если Одиссея играл в первом фильме американский актер-звезда — Кирк Дуглас (Ulisse, 1954), то в сериалах о подвигах Геракла и менее известного героя — Мациста снимались уже спортсмены — Микки Харгитей, Стив Ривз, Гордон Скотт... Так что приглашение культуристов на роли мифических героев — это не "made in USA", а "made in Italy". Итальянцам со студии “Чинечитта” литературного наследия явно не хватало, и появились разнообразные “Геракл покоряет Атлантиду” (Ercole alla conquista di Atlantide, 1961), “Геракл и вампиры” (Ercole al centro della terra, 1961), “Мацист в копях царя Соломона” (Maciste nelle miniere di re Salomone, 1964) и даже... “Мацист против Зорро”(Zorro contro Maciste, 1963).

Однако спустя 40 лет античный богатырь все-таки не устоял перед американцами — в сериале "Геркулес: легендарные путешествия" (Hercules: The Legendary Journeys, 1995) он в исполнении Кевина Сорбо ничем не похож на древнего грека и даже не так уж мускулист (впрочем, в этом есть своя логика — ведь Геракл самый сильный, а вовсе не самый накачанный!).

Итак, мы опять вернулись в современность, когда стереотипы массового спроса стали втискивать фэнтези в стандартные рамки вестерна или детско й сказки. Появились фэнтези а-ля "Великолепная семерка" — "Ястреб-мститель" (Hawk the Slayer, 1980), "Побег из империи" (Fugitive from the Empire, 1981) — и итальянские дешевые "спагетти-фэнтези" (сериал об Аторе). В фильме "Братья-варвары" (The Barbarians, 1987) буквально скопировали Арнольда — в главных ролях снялись близнецы-культуристы братья Поул. А "Воин и колдунья" (The Warrior & the Sorceress, 1984) был даже не вторичен, а третичен — это фэнтези-римейк знаменитого спагетти-вестерна "За пригоршню долларов", который, в свою очередь, был переделкой не менее знаменитого самурайского фильма "Телохранитель" (который недавно еще раз пересняли — уже в виде гангстерского "Героя-одиночки"). В общем, деградация крепчала — все меньше спецэффектов, все больше эротики ("Королева варваров" — Barbarian Queen, 1985) и грубого тинейджерского сленга (сериал о Ловчем Смерти — Deathstalker).

Все вышеперечисленные картины относятся к проектам категории "Б", так как серьезные продюсеры пока опасались вкладывать свои наличные в фэнтезийный жанр. А категория "Б" особого успеха не приносила.

Формула успеха

Колдунью одной из лучших фэнтези-лент придумал сам Джордж Лукас ("Уиллоу").

Колдунью одной из лучших фэнтези-лент придумал сам Джордж Лукас ("Уиллоу").

Удачи ждали лишь в двух случаях — либо на стыке жанров, либо в добротной литературной первооснове. Образцами первого рода можно назвать "Повелителя зверей" (Beastmaster, 1982 — своеобразный синтез Конана с Тарзаном), "Горца" (Highlander, 1986 — фэнтези плюс детектив) и особенно "Бандитов во времени" (Time Bandits, 1981) — путешествие режиссера Терри Гиллиама во времени, пространстве и фантазии между снятым им же ранее по-английски юморным "Монти Пайтоном и Святым Граалем" (Monty Python and the Holy Grail, 1975) и созданной позже вольной экранизацией "Мюнгхаузена" (The Adventures of Baron Munchausen, 1988).

Вообще англичане активно обратились к национальным легендам. Джон Бурмен создал "Экскалибур" (Excalibur, 1981), который, в отличие от предыдущих экранизаций легенд о рыцарях Круглого Стола, костюмного "Ланселота и Гиневры" (Lancelot and Guinevere, 1963) и мюзикла "Камелот" (Camelot, 1967), был истинным фэнтези, с завораживающей магической атмосферой, с пластически безупречными батальными сценами, заставляющими вспомнить Куросаву, и с чисто британской горечью о закате империи. Затем последовали вариации — как, например, телесериал "Робин из Шервуда" (Robin of Sherwood, 1984-1986), где благородный разбойник сражался не только с эксплуататорами, но и с колдунами. В ответ итальянцы разродились полуудачной экранизацией "Неистового Роланда" Ариосто под названием "Сердца и доспехи" (I Paladini — storia d'armi e d'amori, 1982; в США — Hearts and Armor).

Толкиен и его фэнтези-наследие

И конечно, кино не могло обойти вниманием столпа фэнтези — Дж. Р. Р. Толкиена. В разное время были сняты мультфильмы по “Хоббиту” (The Hobbit, 1977) и первым двум книгам "Властелина Колец" (The Lord of the Rings, 1978). Последнюю анимационную ленту снял знаменитый Ральф Бакши, на счету которого еще две мульт-фэнтези — “Огонь и лед” (Fire and Ice, 1983) по рисункам Фрэнка Фразетты и почти киберпанковские “Волшебники” (Wizards, 1977). Его "Властелин Колец", в котором были использованы методы совмещения анимации и кино, так никогда и не был завершен, лишь телевизионная поделка "Возвращение Короля" (1980) напоминает о том, что от Бакши ждали окончания начатого.

Благодаря компьютерам и голосу Ш.Коннери зрители почти поверили, что дракон настоящий ("Сердце дракона").

Благодаря компьютерам и голосу Ш.Коннери зрители почти поверили, что дракон настоящий ("Сердце дракона").

Непосредственно экранизациями произведений Толкиена дело не ограничилось. Порожденная оксфордским сказителем нация хоббитов породила себе подобных. Карлики-дайкины из "Уиллоу" (Willow, 1988); медведеподобные эвоки из "Возвращения Джедая" (Return of the Jedi, 1983), шагнувшие в собственный сериал; наконец, диснеевские "мишки Гамми" — все это дальние родственники "маленького народца". А толкиеновская тема избранности, ответственности за весь мир, свалившейся на слабые плечи простого смертного, проблема выбора — эти мотивы прослеживаются практически во всех перечисленных фильмах, а также в недооцененной критикой "Легенде" (Legend, 1985) Ридли Скотта, и даже в "Звездных войнах" (которые при всей своей машинерии, по структуре — не что иное, как фэнтези).

Большой же кинематограф “дозревал” до Толкиена. И дело не только в масштабе личности. Вообще фантасты-киношники плелись в хвосте у литераторов прежде всего от необходимости ограничивать свою фантазию рамками возможностей техники. Современные компьютерные спецэффекты сделали возможным качественный скачок — любую выдумку можно сделать зримой. Питер Джексон, австралийский “трэшмен”, фигура для фэнтези несколько неожиданная, первым отважился, как говорится, “замахнуться на Джона нашего, Роналда Руэла”, почувствовав безошибочно, что время пришло. Его пиетет перед авторитетом Профессора был несравним с небрежностью прежних создателей кино-фэнтези. Впервые жанр, плетущийся по большей части на периферии большого кино, вырвался в лидеры. Тщательная реконструкция буквы и духа книги (вплоть до саундтрека — песни Энии на эльфийском языке); серьезные актерские работы; эпичность, которой до сих пор удостаивались лишь исторические блокбастеры... Наконец, абсолютная доступность произведения всем возрастам и социальным слоям — это уже новый этап, который, впрочем, подготовило именно развитие детского направления кино-фэнтези.

Первый фильм по настольной ролевой игре был не очень удачен (Dungeons & Dragons).

Первый фильм по настольной ролевой игре был не очень удачен (Dungeons & Dragons).

Ведь Белоснежка, Пиноккио, Алиса, Питер Пэн, Мэри Поппинс — все они занимали свою "полочку" до поры до времени. Современная диффузия жанров, омоложение зрителя, и наконец, навязчивый мотив ностальгии взрослых по детству (аналогичной ностальгии сегодняшней цивилизации по вчерашнему примитивизму) — все это синтезировало направление, которое назвали "семейным кино". Так, например, великий кукольник, автор "Маппет-шоу" и "Улицы Сезам", покойный Джим Хенсон создал "Темный кристалл" (The Dark Crystal, 1983), перенаселенный существами и расами, а затем "Лабиринт" (Labyrinth, 1986) — со вполне взрослыми темами комплекса вины и полового созревания, с органичным среди героев фэнтези Дэвидом Боуи и с самим лабиринтом, предвосхитившем компьютерные игры... Так же не вписывается в рамки детского кино и "Бесконечная история" (The NeverEnding Story, 1984) по Михаэлю Энде (которую, впрочем, подпортили неудачные продолжения). Так что бешеный успех Джоан Роулинг сходен с триумфом джексоновской экранизации именно этим — расчетом целевой аудитории. В “Гарри Поттере” каждый возраст найдет свой интерес. Дети восхищаются чудесами и идентифицируют себя с главным героем. А родители оценивают авторскую иронию и вспоминают годы студенчества, когда у каждого был свой Хогварт. Даже старшее поколение найдет для себя сантименты в диккенсовском духе над судьбой бедного сиротки и уважении к мудрости старших. А с кино Роулинг просто повезло. Выйди первая книга о студентах-волшебниках лет на 10 раньше, экранизации могли бы ограничиться мультфильмами и какой-нибудь недорогой телепостановкой (как это было вначале с фильмами по Толкиену). Но синхронность "раскрутки" литературных и киношных приключений юного Поттера, которую обеспечила мощь современной киноиндустрии и всемогущество спецэффектов, создало некий новый культурный феномен — мультижанровый проект, включающий в себя одновременно и полиграфическую продукцию — сами книги плюс мерчендайзинг (как пассивный — сувениры, так и интерактивный — игры), и кинематографическую. Ну а сопровождение фильмов компьютерными играми уже стало традицией рубежа веков.

Фродо Гарри Поттер

Вот уже два года Фродо и Гарри выясняют, кто из них чемпион по кассовым сборам.

* * *

Мы не упомянули о многих фильмах 90-х годов, времени, когда начался настоящий бум фэнтези. Режиссеры и продюссеры обращались как к старому материалу, например, к артуровским романам в "Первом рыцаре" (The First Knight, 1995), так и к новым, неожиданным источникам. Так, в основу кинофильма "Смертельная битва" (Mortal Kombat, 1995) легла компьютерная игра в жанре "файтинг", а в основу "Подземелий и драконов" (Dungeons & Dragons, 2000) — одноименная настольная ролевая игра. Не за горами — фильмы по компьютерным ролевым играм, например, по Diablo.

В заключение хочется заметить, что мода на "компьютерных актеров" возникла в первую очередь благодаря кино-фэнтези. Сегодня фантастические существа становятся наравне с живыми персонажами, а порой и переигрывают звезд. Так это случилось еще в "Сердце дракона" (Dragonheart, 1996), где ящер “играл” не хуже, чем озвучивавший его Шон Коннери. “Виртуалам” уже выдают призы наравне с людьми — лауреатами MTV Movie Awards стали Йода и Голлум! Думается, когда появится первый компьютерный режиссер, то свой "курсовой" фильм он поставит именно в жанре фэнтези!

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться