Google+
МИРЫ. «БЕРСЕРК». ЛААР БЕСТИАРИЙ. ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ ЧУДОВИЩА Макс фон Сюдов ТОР MARVEL
Версия для печатиИнтервью: Вячеслав Ястремский, художник
Кратко о статье: Беседа с Вячеславом Ястремским — художником ИД «ТехноМир» и журналов «Мир фантастики», «ЛКИ», «Игромания».

 «Меня эта роль устраивает»

Беседа с Вячеславом Ястремским

Говорят, нет пророков в своем отечестве. И мы, раз за разом беседуя с признанными мастерами фантастической живописи, как-то совсем упустили из виду, что каждый день встречаемся, здороваемся, разговариваем и обсуждаем рабочие проблемы с самым настоящим художником. Он не рвется за знаменитостью Донато Джанколы; его фотография ни разу не украшала страниц крупных журналов; и, однако ж, если бы не его каждодневный труд, вы бы держали в руках совсем не такой «Мир фантастики», к которому привыкли.

Дарим вам шанс узнать самые страшные секреты «оформительской кухни» журнала — ведь сегодня нашим собеседником будет Вячеслав Ястремский, штатный художник «Мира фантастики».

«С детства привлекала свобода»

Как так получилось, что ты, освоив тысячу и одну техническую профессию, все же стал художником?

Наверное, это врожденное что-то. Я начал заниматься творчеством еще до того, как научился говорить. Когда я впервые взял в руки пластилин, то понял его мистическое значение: возможность создать свой мир и быть его полноправным хозяином! Если мне не очень нравились герои сказок или игрушки, то я лепил их себе сам. Я мог «улучшить» понравившегося мне героя или сделать антигероя, а потом злостно и ненавистно убить его. Меня с детства привлекала свобода и торжество справедливости, тем более что не все сказки и фильмы, под впечатлением от которых я творил, заканчивались хорошо.

Ну и, конечно, родители сыграли свою роль: отец — большой поклонник и любитель фантастики, его тяга к «мирам неизвестным» отразилась в коллекционировании иллюстраций из различных научно-популярных изданий. Это тоже позитивно повлияло на мой «духовный потенциал».

«Мир фантастики», октябрь 2005. В номере —большой материал, посвященный ниндзя; на диске —культовое аниме «Манускрипт ниндзя»; на обложке —собственно ниндзя.

То есть уже с детства все были уверены, что ты пойдешь по «художественной стезе»?

Я бы не сказал. Хотя был однажды такой случай. В детстве на меня огромное влияние произвела книга с иллюстрациями чешского художника Зденека Буриана. Книги по палеонтологии с его иллюстрациями у нас тогда издавались, но были большой редкостью. Мир неземной красоты, кишащий монстрами, к тому же в реалистичной манере исполнения, просто не мог оставить меня равнодушным, грех было не попытаться подражать. Вот я подражал, подражал... и доподражался. Выиграл совершенно без напряжения общегородской конкурс детского рисунка (это было в летние каникулы, после окончания 5 класса).

Жили мы тогда в Ташкенте. Принес я эти несколько конкурсных рисунков в школу и показал учительнице по рисованию. Она долго смотрела, потом вздохнула и сказала: а вот я так уже не смогу! Чего греха таить, гордость я испытал большую. Однако самое главное счастье было в другом. За этот выигрыш мне заочно поставили пятерку по рисованию за год. И на уроках по рисованию я делал задания по другим предметам.

«Мир фантастики», июль 2006. На волне популярности пиратской тематики выходит номер журнала с Джеком Воробьем на обложке.

«Мир фантастики», апрель 2008. Для оформления обложки «самого веселого номера» Слава нарисовал Эша и огромный «Некрономикон».

И однако же дальше нелегкая заносила тебя куда угодно, но только не в художественное училище.

Ну, сначала была армия. Попал я туда, уже будучи под полным и ничем не пробиваемым влиянием живописи вообще и фантастической живописи в частности: истерзал неизвестное науке количество тетрадей изображениями мертвецов, ниндзя и космических кораблей, а в комнате у меня все обои давно покрывал сплошной слой постеров и с кровью отодранных обложек этой же тематики.

В армии началось самое смешное. Как в том старом анекдоте: «Что делаешь, боец?» — «Открытку домой рисую...» — «Ну, рисуй, рисуй... Моцарт». Оформлял я там все, что под руку подворачивалось. Начальству, правда, а не мне. Мало что удавалось сделать по собственной инициативе — она в армии традиционно наказуема. В качестве сценаристов и режиссеров выступали люди очень далекие от «прекрасного и высокого». Что из этого выходило, лучше и не вспоминать. Но сколько мог, когда мог, да практически постоянно — рисовал и там.

Домой я вернулся в 92-м. Надо было работать и зарабатывать, рисование отошло на второй план. Начал трудовую деятельность, попутно решил поступить в престижный институт — но так и не дотянул до конца по самой банальной причине: не хватило денег. За несколько лет сменил десяток профессий, чем только не занимался. Сейчас не жалею ни капли: все, что тогда освоил, помогает сегодня! Прикладные дисциплины — нужная штука.

И все это время корпел по ночам, как монах над иконой. В основном штудировал пейзажи и портреты маслом, немного занимался графической эротикой — повлияли работы фотохудожников за последние полтораста лет. Оказалось, очень обширная тема! Толчком, кстати, стали работы великого Бориса Вальехо.

«Лучшие компьютерные игры», сентябрь 2007. На обложке —герой из отличной российской стратегии «Кодекс войны».

«Игромания», апрель 2006. На обложке —арт к азартным гонкам Crashday.

То есть классического художественного образования ты так и не получил?

Фактически, так. Отучился подготовительный курс в «Академии Сурикова», дальше не смог пойти  — ведь уроки живописи даются при естественном солнечном свете (во всяком случае, тогда это было так), а я-то в это время работал! Вечерних и заочных отделений для художников не было. Недоучкой, впрочем, быть не хотелось, так что в выходные и вообще в любое время, когда работа позволяла, брал частные уроки у мастеров. Ну и, как говорил уже — очень во многом пришлось разбираться самому.

В то время написал достаточно много работ маслом — исключительно для себя и близких друзей. Основную часть раздарил, дома почти ничего не осталось.

Обложка для романа Кирилла Алейникова «Познавший кровь».

Когда все и всё против того, чтоб ты занимался любимым делом, и приходится думать в основном не о том, как повысить свое мастерство, а просто о том, как выжить, — многие бросают свою мечту и на всю жизнь остаются юристами, менеджерами, дворниками... Вячеслав не опустил руки. И добился того, о чем долго мечтал, — работать там, где хочется.

«Счастье, что я люблю фантастику»

Пейзажи у Славы получаются такие, что кажется, будто это великолепная фотография. На самом деле в оригинале картина нарисована маслом. Работа сделана достаточно давно и сейчас висит у художника дома.

И вот с 2005-го года ты работаешь в «ТехноМире». Как ты вообще сюда попал?

Помог случай. Мой младший брат задолго до меня начал блистать в издательском деле как верстальщик и дизайнер, и порекомендовал попробовать работать на графическом планшете. Я и раньше пытался рисовать на компьютере, но делать это мышкой весьма утомительно. Да и компьютеров таких не было, и «умных» графических программ, и издательств... А тут в продаже появились планшеты, программы «поумнели», и на горизонте трудовой деятельности засветилась перспектива профессионального творческого будущего.

Начал уже целенаправленно искать работу художника — и нашел! Примерно за полгода до моего появления в издательстве в «МФ» появилась необходимость смены дизайна титульных листов и содержания на развороте. Объем работы предстоял большой, а численность сотрудников уже не позволяла сделать это быстро. Вот тут моя тяга к фантастике и дерзкое желание трудиться денно и нощно сыграли свою роль. Некоторые мои идеи в оформлении, да и стилистика исполнения пришлись как нельзя кстати. Сначала я работал от случая к случаю, потом меня было решено «применять» постоянно. Вот с тех пор и «применяюсь».

Та самая «графическая эротика», один из множества рисунков.

Для тебя что-то изменилось, когда ты стал ходить в офис «с 10 до 18»?

Я бы не сказал. Какая, в сущности, разница, где получать задания — дома по телефону и электронной почте, или в офисе непосредственно от руководителя отдела? Конечно, в офисе все решается куда более оперативно, тут можно показать рисунок в середине работы — и если окажется, что получается не так, как задумано, всегда есть время «сыграть назад». Хотя вот Александр Ремизов, насколько я знаю, прекрасно работает дома и не испытывает по этому поводу никаких неудобств. Наверное, здесь все очень индивидуально. «ТехноМиру» потребовался штатный художник, который всегда «под рукой», — вот я им и стал.

Расскажи, чем непосредственно ты занимаешься.

В основном исполняю роль врача скорой помощи. То есть реставрирую готовые, но сильно «разреженные» изображения или создаю необычный внеплановый дизайн. Оформление самых важных для редакции статей частенько требует вмешательства художника. Плюс к этому заведую дизайном титульных страниц рубрик («Книжный ряд», «Врата миров», «Видеодром» и т. д.), а также разворотом для содержания. Как-то сама собой закрепилась за мной обязанность по оформлению этих страничек. Ну и, соответственно, обложки. Если нет готовых артов от производителей игр и фильмов, то я с нуля это уже делаю сам.

Ты и для других журналов что-то делаешь, не только для «МФ»?

К рассказу Владимира Аренева «Вкус к знаниям», напечатан в «МФ» № 58, июнь 2008.

Да, иногда подключаюсь к работе над «Лучшими компьютерными играми» и «Игроманией», делаю им обложки или баннеры. Но «Мир фантастики» обычно «съедает» большую часть времени и внимания. Оно и понятно — у журнала самое богатое графическое оформление, здесь безумное количество элементов дизайна, которые из номера в номер надо обновлять. Кому-то может показаться, что это несущественные мелочи, — на самом же деле это долгий, кропотливый труд.

А рисование для «МФ» чем-то отличается от рисования для других журналов нашего ИД?

В общем-то, да. Работа в «Мире фантастики» намного разнообразнее жанрами и богаче стилистикой исполнения. К тому же, кроме обязанностей художника, здесь я выполняю и обязанности дизайнера. И именно в «МФ» больше шансов совпадения моей собственной идеи и тематики номера.

Помнишь свою первую работу для «Мира фантастики»? Свою лучшую работу?

Вопрос, что считать первой или лучшей работой? Элементы оформления журнала, которые, быть может, не каждый читатель и заметит? Крупную картинку? Обложку? Постер? Нарисованную самостоятельно или реставрированную? Может быть, я слишком придирчив сам к себе, но мне кажется, лучшая моя работа для «МФ» еще впереди.

Обложку этого номера журнала (как и многих других) делал ты. Поделись главным секретом художественной кухни — как?

К рассказу Евгения Маннергейма «Кормчий и волны», напечатан в «МФ» № 54, февраль 2008.

Общую идею «лица обложки» (то есть персонажа, который будет на ней изображен) выбирает и утверждает главный редактор журнала. Мне дали задание нарисовать C-3PO и предложили кучу его изображений. Фактически мне потребовалось очень качественно перерисовать хорошо известного персонажа. Такое нередко бывает нужно, при этом частенько (вот и в данном случае, кстати, тоже) исходные картинки — мелкие, нечеткие, не дающие полного представления о герое. Пользуясь собственным воображением и стандартными средствами графических редакторов, сделал максимально реалистичный, красивый, «обложечного качества» портрет.

Я уже упоминал, что основная моя работа в офисе — это работа реставратора. Разница лишь в том, что, реставрируя «Мону Лизу», никто не посмеет дорисовать ей улыбку, а мне приходится делать это сплошь и рядом.

Прости за суровый вопрос, но можно ли это считать творческой работой?

По большому счету — нет, конечно. Но такого рода работа просто необходима. Конечно, и без нее журнал будет существовать, но это будет уже совсем другой уровень, намного ниже. Мое счастье, что я люблю фантастику. Так что пусть реставрация и не приносит мне такого же удовлетворения, как рисование собственных сюжетов, но и это я делаю от души.

Кстати, хочу предостеречь молодых художников, которые полагают, что работа художника в крупном издательстве — сплошной полет творчества и нескончаемый поток самовыражения. Обычно это не так.

Во многом благодаря именно усилиям Вячеслава «Мир фантастики» так приятно не только читать, но и разглядывать, держать в руках. И когда вы видите, что какая-то деталь оформления журнала стала еще лучше либо изменила концепцию, — теперь знайте, кто основной «виновник».

«В итоге получается слон»

К рассказу Петера Ганна «Великое желание», напечатан в «МФ» № 55, март 2008.

А для души ты все так же продолжаешь творить дома по ночам?

Ну не то чтоб совсем всегда — к счастью, многие мои задумки вполне совпадают со стилем оформления «МФ», но у меня, разумеется, есть работы, которые я делаю в свободное время. Для себя я работаю в жанре, который называю «медитативной фантастикой в духе утрированной реальности». Это уж если дерево — так высокое до облаков, если горы — так вертлявые, как деревья.

К сожалению, времени этого у меня немного — только выходные, и то не всегда. И рисовать «от балды» нет желания. Я стараюсь работать основательно, прорабатывая детали, а главное — до конца вы'носить сюжет, дать ему созреть. У меня есть сюжеты, которые я обдумывал в течение целого года.

Ты продолжаешь рисовать маслом или полностью перешел на планшет?

Изредка рисую и по старинке, чтобы не терять квалификацию. Но, конечно, куда больше рисую при помощи планшета. Просто это удобно.

Откуда ты берешь сюжеты картин? Как у тебя выглядит сам процесс творения?

Рекламный плакат для журнала «Лучшие компьютерные игры». Фактически стал лучшим «лицом» журнала.

Идеи возникают под впечатлением от увиденного — это может быть что угодно и где угодно. Точнее сказать, появляется не идея в целом, а ее зародыш, который, кстати, может в конечном итоге исчезнуть, а идея станет совсем иной. И для работы, и для себя я творю, в общем-то, по одной схеме. Если необходимо написать портрет или композицию с несколькими персонажами — фотографирую пластилиновые скульптуры, которые сам и леплю. Если это неодушевленный объект, то изготавливаю в 3D-редакторе макет. Иногда делаю эскиз, используя бумагу и карандаш.

Потом все это дело загоняю в компьютер и начинаю разукрашивать, фильтровать, текстурировать, резать, сжимать и т. д. Проще говоря — лицезрея муху, вижу в ней очертания собаки, которую пытаюсь смутировать в лошадь, а в итоге получается слон. Буквально оно так и происходит — эволюционирует. Хотя иногда для доведения картины до ума бывает достаточно и «мелкого макияжа».

Большинство современных художников рисуют в стиле «голливудский спецэффект»: бой в Крыму, все в дыму... А ты — нет. Почему?

Я люблю рисовать пейзажи. Ведь их можно созерцать бесконечно. Они вызывают тягу к путешествиям. В хороший пейзаж хочется войти. Я нимало не хочу обидеть тех, кто любит рисовать батальные сцены, — в конце концов, я сам их в детстве и юности нарисовал предостаточно. И до сих пор с удовольствием разглядываю красочную «боевку» на картинах других художников — в общем, тут я предпочитаю быть не творцом, но зрителем.

Батальные сцены, на мой взгляд, не так разнообразны, как пейзажи. Созерцательный сюжет может отображать любую вселенную, предела нет. А в батальных сценах, как правило, необходимо обязательное участие человека и гоблиноподобного существа. Большая редкость увидеть битву, скажем, богомола с носорогом. И вообще, кто-то должен создавать обиталище для людей, богомолов и прочих существ. Меня эта роль устраивает.

Полчищ фантастических чудищ в твоих работах тоже не наблюдается.

Думаю, это просто не мое. Будет идея — изображу. А вообще боюсь повториться, их уже столько навыдумывали...

Пейзаж сложнее рисовать, чем человека?

Одинаково. Все зависит от того, нравится ли мне писать данный сюжет. Если нет — кажется, что сложно. И наоборот.

А есть что-то, что тебе нравится рисовать так же, как фантастические пейзажи?

Конечно. Я люблю рисовать эротику, творю в стиле «ню». Фактически я даже сомневаюсь, называть ли это эротикой... Ведь может получиться обнаженная девушка, а может и не обнаженная. Женский образ уникален! При своем постоянстве и неизменности он остается востребованным, лучше даже сказать, желанным. Он не нуждается в эволюции, так как является завершенным и совершенным. Иначе говоря — божественным.

Каких художников ты более всего уважаешь?

Зденека Буриана, Бориса Вальехо, Донато Джанколу, Нормана Роквелла. Ну и нашим классикам — Шишкину, Васильеву и Крамскому — отвожу специальное почетное место.

А что у тебя дома на стенах висит?

Пейзажи маслом и графическая эротика.

Чем ты сейчас занимаешься, к чему стремишься?

У меня вообще много увлечений! Из тех, что наиболее интересны, назову архитектуру, 3D-анимацию и автодизайн. К сожалению, с точными науками я не дружу, поэтому вряд ли освою архитектуру и автодизайн профессионально. А хотя — кто знает? В любом случае, буду пробовать. В этом, наверное, мой жизненный принцип: не попробовав — не узнаю, а попробовав — ничего не потеряю.

Что для тебя значит успех?

Успех для меня — это массовый спрос на мое творчество. Но при том мне всегда хотелось, чтоб моя работа была полезной. Например, я с удовольствием делал бы красивые фотообои.

Традиционный последний вопрос: посоветуй что-то начинающим художникам.

Традиционный ответ: не брезгуйте черной работой, не требующей особого вдохновения. На пользу идет все. А также не ленитесь учиться. Если не на курсах, так самостоятельно изучайте инструкции к тем или иным программам. Конечно, для высококлассного исполнения достаточно знания 5-10% графической программы... но лучше, разумеется, знать все 100%.

И помните: все, что нужно для работы художнику, — это мозг, душа и ручка. А значит, к работе вы всегда готовы. Откладывать «на потом» — значит лениться. Не давайте себе этого делать.

«Мозг, душа и ручка» — отличный набор не только для художника, но и для писателя, редактора, автора статей. Спасибо тебе, Слава!

Досье: Вячеслав Ястремский

Родился 24 декабря 1971 года в году Магдебурге (Германия) в семье военнослужащего. Отца, как и любого военного, частенько переводили с места на место. Живописью занимался самостоятельно, поскольку проживали, в основном, в военных городках «тьмутараканьских губерний», и посещать различные изостудии не было возможности из-за отсутствия оных.

В 1990-1992 годах служил в армии. После демобилизации учился в «Российском открытом университете» на факультете права. Через два с половиной года учебу из-за ее дороговизны пришлось оставить. Помимо этого, освоил массу профессий. Несколько раз работал на производстве, был помощником юриста в адвокатской конторе, плотником на стройке, охранником и инкассатором.

В 1995-2000 годах служил по контракту в департаменте пограничного контроля «Шереметьево-2», параллельно с 1998 по 1999 гг. учась на подготовительном курсе «Художественной академии им. Сурикова». По окончании контракта работал полировщиком на авиамоторном заводе «Салют», в то же время совершенствуя навыки художника и учась рисовать на компьютере.

С февраля 2005 года — штатный художник ИД «ТехноМир».

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
superassa
№ 1
19.09.2009, 02:12
а есть сайт с его работами?
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться