Google+
Беседа с Владиславом Крапивиным МИР ФИЛИПА ПУЛМАНА. ТЕМНЫЕ НАЧАЛА На злобу дня. У нас это невозможно? Плагиат в фантастике «Ночной дозор» Сергея Лукьяненко: Мир Иных
Версия для печатиИнтервью: Сергей Лукьяненко, писатель
Кратко о статье: Интервью с Сергеем Лукьяненко — писателем-фантастом, автором романов «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Лабиринт отражений», «Рыцари сорока островов», «Черновик».

«Живу там, где мне хочется»

Разговор с Сергеем Лукьяненко

Сергей Лукьяненко — не просто очень популярный отечественный фантаст. Его имя еще и бренд, своеобразный символ фантастической литературы в глазах современников. Лукьяненко — отнюдь не обычный удачливый и коммерчески успешный автор, он еще и весьма интересная личность. А с умным человеком всегда приятно поговорить.

«Каждому свое»

В обществе бытует устойчивый стереотип фантастики как сугубо развлекательного чтива. Что же такое, по вашему мнению, фантастика, зачем ее стоит читать?

Фантастика — вид литературы, внутри которого существуют разнообразные жанры и используются специфические приемы. Их можно охарактеризовать кратко — то, чего не было и с нашей сегодняшней точки зрения быть не могло. Это принципиально, поскольку любая историческая реконструкция тоже произвольна и может серьезно отличаться от реальности. Но если мы, например, расскажем, как Петр Первый летал на Луну на пушечном ядре и именно там решил, что надо бы прорубить окно в Европу — вот это уже будет фантастика, поскольку описанное не укладывается в рамки нашего представления о мире.

Для чего фантастика нужна? Как и любая литература, наверное, для того, чтобы лучше понять самого себя, наше общество. А читать фантастику стоит любому, кому интересно знать, по каким законам протекает жизнь, от чего зависят наши мысли и поступки.

Если фантастика — значимый вид литературы, то почему к ней так нетерпимы писатели мейнстрима, хотя они и сами довольно часто используют фантастику в своем творчестве?

Для многих авторов «основной волны» фантастика ассоциируется с детской литературой. В их представлении это рассказ о том, как изобрели чудо-подлодку, и этот агрегат либо таранит вражеские корабли, либо собирает вкусные водоросли. В первом случае это будет Жюль Верн, во втором — Беляев. У многих, видимо, существует предубеждение, вынесенное из советского еще детства, когда основная масса фантастики занималась популяризацией достижений науки и техники.

Не стоит закрывать глаза и на то, что в фантастике, увы, огромное количество хлама. В мейнстриме, разумеется, его не меньше, но это не так явно бросается в глаза. В целом средний уровень мейнстрима выше — но если рассматривать только тех, кем гордится фантастика, и тех, кем гордится мейнстрим, то мы, наверное, получим практически одинаковый уровень. Отмечу еще один момент — фантастика предъявляет меньше требований к языку. Ее можно написать очень простым языком, и она все равно будет читаться. Рассказать таким же языком историю шофера, который везет на своей машине молоко из деревеньки в город, чтобы продать на базаре, невозможно.

Но в современной так называемой «интеллектуальной прозе» никакого шофера с молоком нет. Там скорее гей направится к своему любовнику за кокаином, и они займутся изысканным сексом, во время которого один из героев умрет от передоза, а другой расчленит его тело и спустит в унитаз, читая вслух Бегбедера.

Если эту историю рассказать суконным языком, она станет скучнее больничного диагноза. А если фантаст напишет, как гей полетел с планеты, где живут одни геи, за запасом яйцеклеток для размножения, то получим роман Буджолд. И это вполне читаемо.

Если подобный текст напишет, например, Сорокин, книга вполне может быть выдвинута на «Букера». А книга номинального фантаста никогда не удостоится этого.

Каждому свое.

Возникла удивительная ситуация: наших писателей мейнстрима холят, лелеют, дают различные премии, вывозят за границу. Но выясняется, что там популярнее российская фантастика. Причем популярна она настолько, что занимает первые места в списках книжных бестселлеров. В Германии ваш текст занимал достаточно долгое время первое место, в Швеции — текст Перумова. Что касается современных российских мейнстримовцев, этого не было даже близко. Парадокс?

Есть старый анекдот. Два мальчика в больнице разговаривают. Один: «Почему тебе на Новый год подарили и паровоз, и машинку с радиоуправлением, и игрушечный вертолет, а мне всего лишь кубики?» Второй: «Ну, наверное, у тебя нет СПИДа». При всей жестокости такого сравнения, это можно отчасти отнести к мейнстриму. Дело в том, что у них гораздо меньше читателей. Соответственно и возникают методы стимулирования: премии, хвалебные статьи и так далее. Это необходимо людям для того, чтобы продемонстрировать собственную значимость и поддержать интерес к себе. А у фантастики аудитория больше.

Аудиороманы Сергея Лукьяненко

Последние несколько лет русскоязычные фантасты постоянно входят в число лучших в Европе. Случайность или закономерность?

Существуют, на мой взгляд, две сильнейшие школы фантастики: американская с примыкающей к ней британской, и русская — можно сказать, советская, поскольку в это понятие включается много авторов, пишущих на русском языке. Сильнее не найти, хотя отчасти поляки еще могут претендовать...

В советское время лауреатами были только Стругацкие. Сейчас же — один за другим: Лукьяненко, Перумов, супруги Дяченко, Олди.

Гораздо больше переводят. Мы стали доступны обычному читателю. Тех же Стругацких переводили, в основном, энтузиасты для небольших издательств, университетских серий. Это был факт культурного обмена, а не массовой литературы.

Друзья-соавторы: с Ником Перумовым и Юлием Буркиным.

Наши фантасты получают международные премии и гремят в Европе, но в России издаются тексты настолько слабые, что общим местом стало говорить о кризисе в отечественной фантастике.

Ну так можно взять американские тексты — там тоже 90 процентов будет убогими. Это известный всем любителям фантастики закон Старджона о том, что 90 процентов любого явления — это, простите, дерьмо.

Значит, никакого кризиса в нашей фантастике нет? С таким выводом можно и поспорить. Престижные премии и международное признание  удел считаных отечественных авторов, в основном пришедших в фантастику в советские времена либо на сломе эпох. С более молодым поколением дела обстоят далеко не так радужно.

«Я не готов писать чернуху»

Сейчас можно почти уверенно сказать, что в историю фантастики вы войдете именно как автор «Дозоров». Каково быть писателем, который уже создал свою если не главную, то самую известную книгу?

Иногда происходит так, что какая-то книга писателя начинает пользоваться наибольшей популярностью. Для нас Желязны — это автор «Хроник Амбера», хотя он написал очень много гораздо более сильных, интересных, умных книг. А Конан Дойль — создатель Шерлока Холмса, хотя он и считал, что иные его книги гораздо лучше. Да, конечно, на данный момент у меня есть лейбл: «автор Дозоров». Я с этим отчасти смирился, и даже в автомобиле у меня всегда лежит для гаишника какая-нибудь книжечка «дозорного» цикла. Мало ли... Но все же я считаю, что своей лучшей книги еще не написал.

После выхода «Сумеречного дозора» вы говорили, что сериал можно тянуть бесконечно, но смысла в этом нет. Однако «Последний дозор» показал, что вы передумали. Почему?

Искушение выпустить еще одну книгу к моменту выхода второго фильма было очень сильным. Интерес к «дозорной» серии заставил порадовать читателей еще одной историей, помимо той, что они увидели на экране. «Сумеречный дозор» должен был завершить цикл, но работая над последней главой, когда я собрался всех Иных лишить магической силы и оставить жить человеческой жизнью, я понял, что это будет несколько некорректно по отношению к зрителям и читателям. Я сам люблю сериалы, мне нравится вновь встречаться с полюбившимися героями.

Конечно, сериал нельзя длить бесконечно, рано или поздно автор выдыхается. Иногда фатально, так что читатель остается разочарованным, иногда несколько снижается общий уровень, поскольку бесконечно придумывать новые идеи очень сложно. Мне кажется, что четвертый роман не опустил планку «дозорных» историй, что он достаточно много нового рассказал про этот мир. И теперь я даже заявлю, что, скорее всего, постараюсь сделать пятый роман. Будет ли он последним — не знаю.

И все же, нет желания доказать, хотя бы себе, что вы не только автор Дозоров, а в состоянии написать новые «Осенние визиты»?

Я пишу новые книги, но и «дозорную» тему не собираюсь оставлять. Назовите мне писателя, который в здравом уме зарубил бы суперпопулярную фантастическую сагу после двух успешных экранизаций и бума во всем мире. Мне немецкие издатели намекали: «Хотелось бы Дозор», услышав, что, наверное, будет такая книга, возрадовались. Если б я захотел заработать побольше денег, то за это время написал бы еще два-три Дозора, которые успешно были бы проданы по всему миру. Но сейчас я пишу не Дозоры.

Ваши новые книги в последние годы появляются нечасто. Почему?

Я ведь не молодею. Как говорится, раньше и деревья были выше, и писалось гораздо легче. Хотя я и сейчас знаю, что могу писать быстро, в два, три раза быстрее.

Международные Дозоры.

Но не пишете. Не считаете нужным? Нет необходимости или вдохновения?

Отчасти, конечно, нет необходимости. Понятно, что сейчас я не в той ситуации, как многие авторы, которые вынуждены писать несколько романов в год просто для того, чтобы существовать. С другой стороны, интереса я не утратил — писать хочется, у меня есть идеи. Просто в моей жизни произошли достаточно большие изменения — сейчас я уделяю довольно много времени семье.

Но недавно я закончил и сдал в издательство новый роман «Конкуренты» (ранее был известен под рабочим названием «Имею компьютер, готов пилотировать» — прим. ред.). Это космоопера, очень любопытный проект, и я не буду скрывать, что он был инициирован создателями одной из онлайновых компьютерных игр, которая упоминается в романе. По сути, книга — дополнение к существующему миру игры.

Далее я продолжу дописывать большой фэнтезийный роман с условным названием «Недотепа» — рассказ о юном ученике мага. Только, ради бога, никаких параллелей с Гарри Поттером — герой совершенно другой. История получается трагикомическая.

То есть вы в принципе не готовы писать жесткие романы?

Почему? Я писал жесткие романы. Мне кажется, «Линия грез» и «Императоры иллюзий» — достаточно жесткие вещи с жесткими героями.

Все равно это книги романтические, которые легко может воспринять подросток.

Ну да, да. Но там действительно настоящая кровь, настоящая жестокость. «Осенние визиты», по-моему, достаточно жесткая вещь. В Дозорах есть некоторое количество брутальных сцен. Может быть, не очень много, но они есть. А вообще, я не готов писать чернуху, я не люблю романы, где чайными ложками едят мозги из раскрытой черепушки или уничтожают вампиров в предельно реалистической манере. Это для других авторов.

Что слышно насчет «Рыцарей сорока островов»? Все ждут не только фильма, хотя неплохо бы услышать, что с ним и как. Ждут продолжения текста.

С кино все очень просто. В марте я побывал в Киеве на презентации фильма. Там мне сообщили, каков будет бюджет, кто будет работать над спецэффектами. Есть планы пригласить голливудского режиссера. Сценарий написан Мариной и Сергеем Дяченко. Я их сам рекомендовал. Сценарий, на мой взгляд, очень хороший, он действительно близок к тексту и абсолютно кинематографичен. А по поводу литературного сиквела скажу следующее. По опыту Дозоров знаю: когда начинается работа над фильмом, когда появляются первые кадры, то это подхлестывает автора и хочется написать что-то еще. Я думаю, после просмотра отснятых фрагментов я, вероятно, возьмусь за продолжение.

Какой должна быть фантастическая книга, чтобы она понравилась вам лично?

В первую очередь — увлекательной. Это может достигаться совершенно разными путями. Необычный сюжет, высокая эмоциональность текста, которая заставляет сопереживать персонажам, интересный, «вкусный» язык. Есть масса факторов, которыми автор может увлечь читателя. Когда сочетается несколько таких факторов, это просто прекрасно.

Сам Сергей Лукьяненко следует такому рецепту весьма успешно. В его произведениях есть и увлекательный сюжет, и ярко прописанные персонажи, и качественный литературный слог.

«Секрет полишинеля»

Судя по числу постоянных подписчиков «Судового журнала доктора Ливси», вы радикальным образом поменяли свою точку зрения, что «болтаться в интернете под своим именем ни к чему».

Я заводил интернет-дневник исключительно для того, чтобы общаться с узким кругом знакомых, которые в ту пору уже собирались там. А потом начался лавинообразный рост. У меня нигде не написано, что это журнал Сергея Лукьяненко. Более того, я стараюсь этого не афишировать. Но это, конечно, секрет полишинеля. Мне хотелось просто вести журнал. Да, я иногда выкладываю какие-то литературные мистификации, тексты, фрагменты новых вещей. Но это уже сложилось после того, как у журнала появилось немыслимое количество подписчиков. Вообще, я бы с удовольствием сейчас перешел в какой-нибудь из резервных журналов. Но так будет некорректно по отношению к тем людям, которым действительно интересно меня читать... Я в ответе за тех, кого приручил.

Писатель и разработчики: хотели как лучше, а получилось...

Говоря о фантастике, нельзя не затронуть тему компьютерных игр. Вы как-то сказали, что самые качественные игры появляются, когда сюжетом занимается писатель-фантаст. Недавний провал игры «Не время для драконов» позволяет спросить: почему вы не занимаетесь сюжетом игровых адаптаций своих книг?

Во-первых, мне это не так интересно, как проекты, в которых я уже участвую. Например, кинематографические. Во-вторых, дело в нехватке времени. Если бы у меня было его побольше, я бы, наверное, занялся и играми. А что касается провала — я задавал вопрос издателям и распространителям. Они сказали, что результаты не такие уж плохие, но событием игра не стала. Вот «Ведьмак» по книге Анджея Сапковского — свежий взгляд на ролевые игры. А «Не время для драконов» — повторение того, что делалось ранее. Мне очень жаль. Я ожидал, что эта игра станет более заметным явлением.

Magic The Gathering: поиграйте с Лукьяненко!

Реклама карточной игры Magic The Gathering приглашает «играть с Сергеем Лукьяненко». Чем вас привлекла именно эта игра? Считаете ли вы себя заядлым игроком, следите ли новыми выпусками?

Я слежу за новыми выпусками, у меня огромное количество коробок с играми. Это действительно очень интересная, талантливая игра, хорошая зарядка для ума и, кстати, требует достаточно высокого интеллекта. Сам я не часто выбираюсь на турниры, но бывает. Играю, например, на «Росконе».

А в настольные игры по мотивам своих произведений («Дозоры», «Диптаун») играли? Что скажете?

Мне кажется, они немножко страдают некоей самодеятельностью. Но вот сейчас будет выпускаться игра по «Ночному дозору», более серьезная, построенная отчасти на тех принципах, что и популярная в России карточная игра «Берсерк». Очень интересный проект — одна работа художников чего стоит.

В свое время вы сказали, что знакомство с аниме следует начать (и, возможно, закончить) фильмами Хаяо Миядзаки. Как вы относитесь к аниме?

У меня старший сын фанатеет от Миядзаки. Его любимый фильм — история о летающем острове Лапута. Я даже уже слегка устал от этого мультфильма, хотя сам его очень люблю. Из аниме я смотрю в основном именно Миядзаки. Я, видимо, все-таки поклонник не аниме, а Миядзаки конкретно. Он вообще немножко за рамками того или иного жанра.

А у комиксов есть будущее в нашей стране?

Я с большим сомнением отношусь к этому жанру. Он немножко не наш, не русский. Мне лично комиксы не интересны. Но в то же время кому-то это надо. Если кто-то захочет создать такой вариант моих произведений, изначальную вещь это не испортит. По «Мальчику и тьме» создавали либретто для балета. На мой взгляд — совершеннейшее безумие, я очень долго смеялся, когда слушал фрагменты музыки. Но людям было интересно, пусть попробуют. Так же и с комиксами. Если кто-нибудь придет и скажет, что хочет сделать хоровую ораторию «Черновик», я отвечу: пожалуйста — пробуйте.

Не устали от популярности? Не мешает ли она в повседневной жизни?

Я всегда вспоминаю слова Николая Караченцева: «Когда артист начинает сетовать на то, что его замучила популярность, поклонники и прочее, я считаю, что это фальшь, потому что миллионы, десятки миллионов людей мечтают о такой судьбе и тут просто смешно кокетничать». Поэтому отвечу так: конечно, где-то утомляет, но было бы грешно жаловаться.

Должен ли популярный писатель делать общество лучше? Или у него есть право ограничиться потаканиями публике?

У каждого человека всегда есть право на то, чтобы творить гадости, и на то, чтобы делать хорошие вещи. Такое право есть и у писателя. Если кто-то считает, что нужно потворствовать негативу, он, конечно, имеет на это право, но это его выбор, личный. Я бы так поступать не хотел. Но я продукт времени, своей эпохи, раб определенного мировоззрения, и не могу гарантировать, что все мной написанное — правильно, позитивно и воспитывает в людях только хорошее. К сожалению, я этого утверждать не могу, но очень бы хотел, чтобы это было именно так.

Важнейшим из искусств для нас является кино!

В последние годы вы много путешествуете. Какая точка на земном шаре произвела наибольшее впечатление? Где вы хотели бы жить и почему?

Наибольшее впечатление на меня произвели острова — Тайвань, Япония и Корфу. На Корфу провел свое детство Джеральд Даррелл, о чем очень красиво написал. Мне очень нравится эта точка на глобусе. Где бы я хотел жить? Я мог бы сейчас жить практически в любой точке мира, но живу там, где мне хочется — в России, в Москве.

Можно по-разному относиться к творчеству Сергея Лукьяненко, но он получил известность вполне заслуженно. Его книги  талантливы. А его герои  мы с вами.

Досье: Сергей Лукьяненко

Сергей Васильевич Лукьяненко родился 11 апреля 1968 года в Каратау (Казахстан). Окончил Алма-Атинский мединститут и прошел ординатуру по специальности «врач-психиатр». Известность писателю принесли роман «Рыцари сорока островов» и трилогия «Лорд с планеты Земля». На счету Лукьяненко также популярные трилогии «Лабиринт отражений», «Остров Русь» (совместно с Ю. Буркиным), «Геном», дилогии «Линия грез», «Звезды — холодные игрушки», «Искатели неба», «Работа над ошибками», романы «Мальчик и тьма», «Не время для драконов» (совместно с Ником Перумовым), «Осенние визиты», «Спектр». Международную известность обрел цикл о Дозорах, экранизации которого имели оглушительный успех в России и демонстрировались по всему миру.

Писатель и его «дети».

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться