Google+
Глен Кук Вспомнить всё - две недели «Ночной дозор» Сергея Лукьяненко: Мир Иных МИРЫ. BATTLETECH
Версия для печатиИнтервью: Евгений Деко, художник

«Дорогу осилит идущий»

Беседа с Евгением Деко

Встречают обычно по одежке — и в сфере литературы это означает, что в значительной степени будущее книги зависит от того, как она оформлена. Именно поэтому писатели обычно предпочитают, чтобы иллюстрации для их книг рисовали хорошо известные художники. Желательно — одни и те же. С одним из тех, кто давно зарекомендовал себя мастером в этом деле и создает обложки для романов многих ведущих отечественных авторов, мы сегодня и поговорим. Знакомитесь — Евгений Деко.

«Как избежать банальщины»

Приветствуем вас, Евгений! На вашем сайте представлен перечень ваших любимых писателей, и почти все они — те, кого принято называть классиками; фантастов среди них нет. Как же получилось, что вы начали работать с фантастической живописью, и как началось ваше сотрудничество с издательствами «Эксмо» и «АСТ»?

Дюма как-то сказал: «Все современные художники имеют один существенный изъян — они еще не успели стать «старыми». То же самое можно сказать и о литературе. Поэтому в качестве бесспорно любимых я назвал в основном писателей-классиков, хотя с удовольствием читаю и современную литературу. Нынешние писатели тоже станут классиками — хотя, конечно, не все. Время произведет свой отбор, при этом не всегда справедливый.

Наряду с другими книгами я в детстве с удовольствием читал Ефремова, Беляева, Лема, Брэдбери — это то, что тогда у нас можно было достать. Толкина или Льюиса в нашем детстве никто не знал. «Властелина Колец» я прочитал уже взрослым, и он открыл для меня нынешнюю Эпоху Литературного Фэнтези.

Стать иллюстратором я мечтал с детства, и сейчас я с удовольствием работаю с книгами. К счастью, появился спрос на художников в российских издательствах, а это всегда дает импульс к развитию жанра. Оформление фантастических романов — это и работа, и удовольствие, поскольку именно это направление дает простор воображению и возможность работать с нетривиальными образами, костюмами, эпохами. Другое дело, что есть книги, которые мне доставляет удовольствие иллюстрировать, а есть те, которые приходится иллюстрировать.

«И когда рядом рухнет израненный друг...» (для романа Александра Зорича «Люби и властвуй. Ты победил»).

Каких современных писателей вы могли бы отметить? Есть ли среди них те, чьи книги вам хотелось бы оформить?

При нынешнем взрывном ренессансе жанровой литературы мне кажется, что хороших писателей появилось достаточно много. Или это мне везет на них. Я с удовольствием читаю и иллюстрирую книги любимых мною Александра Зорича, Марины и Сергея Дяченко, последние романы и повести Юлии Остапенко. Нравится, как пишут Олди, Хольм ван Зайчик, Валентинов. Из новых авторов, которых я прочитал, запомнились Дмитрий Колодан, Кирилл Бенедиктов, Евгений Малинкин... С удовольствием бы проиллюстрировал что-нибудь из их книг.

Ссорящихся женщин и с помощью меча разнять непросто (для романа Юлии Остапенко «Зачем нам враги»).

Чем вы руководствуетесь, выбирая, какая из сцен романа послужит основой обложки новой книги? Доверяет ли вам издательство самостоятельно решить, что и как рисовать?

Выбор сюжета для обложки издательство полностью оставляет за мной, но при этом у них есть определенные требования к стилистике. Обложка должна быть достаточно яркой и динамичной, выполненной в реалистической манере (в плане стиля рисования) и содержать в себе информацию, позволяющую читателю еще в магазине по обложке определить, в каком жанре написана книга.

Обычно, чтобы сделать хорошую обложку, нужно настроиться на волну автора, почувствовать, какое решение будет оптимальным и для него, и для читателя. Есть вполне хорошие книги, которые, тем не менее, трудно иллюстрировать, поскольку в тексте нет яркого визуального символа, который можно было бы использовать. И получается, что для выполнения требований издателя на обложке должен быть очередной бегущий крутой парень с бластером. Долго приходится придумывать, как избежать этой банальщины. Хочется каждый раз сделать обложку, которая бы была оригинальна и запоминалась, ну и чтобы автор книги остался доволен тем, как я смог выразить идею его книги. Это трудно.

Когда мы вместе, мы воспаряем в небеса (для романа Виктора Ночкина и Андрея Левицкого «Эромагия»).

А консультации с автором книг помогают в решении этой проблемы?

Есть авторы, с которыми я обсуждаю сюжет обложки и ее детали — так я постоянно работаю с Зоричем, у них прекрасный вкус и славное чувство юмора. Нам хорошо работается и общается. Также я консультировался в процессе работы с Дмитрием Казаковым, сейчас переписываюсь по поводу новых обложек с Юлией Остапенко и Виктором Ночкиным. Конечно, знакомство с автором очень помогает в работе над обложкой и позволяет быть более точным. Но бывают и такие дотошные авторы из молодых, которые хотят на обложке своей первой книги увидеть что-то вроде «Битвы Александра Македонского с Дарием», с обилием деталей и психологической характеристикой каждой лошади. То есть чтобы все соответствовало до мельчайших подробностей их замыслу; в таком случае на создание одной обложки может уйти целая вечность. При этом нет гарантии, что она получится действительно удачной.

Арбалет — не лучшее средство для отражения стрел (для романа Александра Зорича «Светлое время ночи»).

Вы оформляете почти все романы Александра Зорича и Юлии Остапенко. Книги писателей, с творчеством которых вы давно знакомы, проще иллюстрировать, чем романы новых для вас авторов?

С Александром Зоричем нас познакомил мой друг Владимир Бондарь, когда потребовался художник для рисования скетчей к игре «В тылу врага». Зоричи работали над ней в качестве авторов сценария, и мы встретились, благо что живем в одном городе. А спустя какое-то время они предложили мне сделать обложку к книге «Без пощады» (для «АСТ»). На тот момент я уже сотрудничал с «Эксмо», опыт работы в книжной графике был, и я с удовольствием взялся. Результат Диме и Яне понравился, и мне повезло оформить и остальные их книги.

Каждого автора нужно почувствовать. Угадать, какой образ отразит наиболее выразительно его книгу. С Юлией Остапенко сложилось так: издательство предложило мне на оформление ее сборник «Жажда снящих», а после этого мне стали присылать и остальные ее тексты. С ее книгами работать интересно — они образные, стильные, с колоритными персонажами: эдакая «суровая фэнтезийная готика».

Часто приходится работать с книгами новых авторов, но тут лотерея — а вдруг предложенная тема окажется мне не очень близкой? И обложка «не зазвучит»?

Насколько я могу судить, ваши обложки можно условно разделить на два вида. На первых представлена та или иная сцена из романа, на вторых — коллаж из персонажей, каких-либо фантастических существ или техники. Как вы решаете, какое композиционное решение использовать в каждом конкретном случае?

Все зависит от книги. Иногда ее лучше выразить конкретной сценой из текста, иногда стоит создать образ-символ, который представит сразу несколько аспектов повествования. Например, «Сезон оружия» Зорича — роман в стиле киберпанка, и обложку захотелось сделать с наложением реального и виртуального миров. А «Время — московское» — в жанре космооперы, и персонажи выглядят как герои в патетической сцене на фоне нарисованных декораций. Еще решение часто зависит от того, в какой серии будет выходить книга, и иногда формат картинки диктует стиль и композицию.

Вечные спутники — магия и меч (для романа Александра Зорича «Пути Звездорожденных»).

Кроваво-красная площадь (для романа Александра Зорича «Время — московское»).

Каким бы ни оказался итоговый выбор композиционного решения, можно не сомневаться, что итоговая иллюстрация привлечет внимание к роману, если ее создал Евгений. Как мы видим, не только писатели, но и художники предпочитают сотрудничать с теми, чей стиль им близок по духу. Именно в таком случае оформление романа и его содержание лучше всего гармонируют между собой.

«Смотреть, искать, рисовать»

На обложке романа «Ничего святого» вы изобразили в фантастических костюмах его авторов — Яну Боцман и Дмитрия Гордевского. Чем было вызвано это художественное решение?

Это сборник их повестей и рассказов, они разнообразны по темам и жанрам, придумать для него единую тематическую обложку казалось делом непростым. Поэтому ребята предложили такое решение — можно объединить сборник парным портретом автора, плюс совместить в их экипировке элементы фантастики и фэнтези. Хорошая идея, мне понравилась.

Фантастический Александр Зорич на картине Деко...

...и он же реальный в компании с художником.

А у других персонажей ваших картин есть реальные прототипы или их облик вы просто придумываете?

Обычно образ придумывается при прочтении текста, но для того, чтобы получить яркое убедительное изображение, нужно постоянно обращаться к натуре — то есть смотреть, искать, рисовать. Конечно, современный ритм жизни не позволяет, подобно Васнецову или Сурикову, ходить по улицам и рынкам в поисках нужных типажей для картин. И времени не хватит, и по зубам можно получить. Если серьезно, я много рисую, фотографирую сам, у меня большая коллекция фотопортретов типажей, пейзажей, архитектуры.

На концерт — или в бой (для романа Евгения Стерха «Бард»).

Много информации дает интернет. Там такие лица попадаются, что думаешь — эту колоритную мордаху обязательно нужно будет где-нибудь нарисовать. И с течением времени она обязательно пригодится. К примеру, в 19 веке блестящий рисовальщик Энгр имел у себя огромную коллекцию рисунков, эстампов и гравюр других художников и постоянно обращался к ней в процессе работы. Или другой пример — Врубель также собирал фотографии и гравюры, чтобы использовать их потом как информацию при работе над картинами. Любая картинка, открытка или просто цветовое пятно может пригодиться в работе. Леонардо да Винчи даже в пятнах на мраморе колонн видел колорит или сюжеты для своих картин.

Некоторые ваши иллюстрации, хоть и созданы по мотивам фэнтезийных произведений, практически не содержат фантастических элементов и вполне могли бы сойти за картины по мотивам исторического романа. Используете ли вы какие-либо исторические справочники и энциклопедии, рисуя оружие и одежду героев?

Конечно, постоянно приходится обращаться к энциклопедиям в поисках информации, изучать исторические костюмы, оружие, амуницию. Фэнтезийные романы, как правило, стилизованы под определенный период реальной истории, их авторы тоже хорошо знакомы с технологиями и стилистическими особенностями прошлых времен. Фантазия и реальность здесь идут рука об руку.

Что вам помогает успешно совмещать в картинах реалистичные и заведомо фантастичные элементы?

История живописи знает немало удачных примеров такого сочетания — полотна Босха, Грюнвальда, Дюрера. В 20-м веке — Дали, Магрита и многих других художников. Есть у кого учиться. Часто фантастические элементы имеют аналоги в реальной жизни. Чтобы правдоподобно нарисовать дракона, нужно изучить строение тела и конечностей, например, варана или крокодила. Интересные задачи требуют нестандартных решений. Мне это нравится.

Как вы считаете, велика ли роль оформления в успехе или неудаче книги?

Думаю, что оформление оказывает свое влияние. Зачастую читатель судит о книге по обложке, и первое впечатление может определить его выбор. Кроме того, как в старые времена, народ стал покупать книги «в домашнюю коллекцию» и дарить их друзьям, а в таком случае качество издания и оформление может оказаться решающим фактором. И еще есть интересный момент — удачное оформление «сливается» с текстом романа и становится его частью, как иллюстрации Гюстава Доре к «Дон-Кихоту», Евгения Кибрика к «Тарасу Бульбе» или Алана Ли к романам Толкина.

Порой грань между реалистичной прозой и фантастикой почти неразличима (для романа Анатолия Брусникина «Девятный спас») .

К сожалению, в современной отечественной фантастической литературе подобные примеры единичны. Но еще лет пять-десять назад таких примеров не было вовсе, а книги с качественным оригинальным оформлением представляли собой не меньшую редкость, чем картины Леонардо да Винчи в частных коллекциях. Но этот этап пройден, в нашей стране появилось множество замечательных иллюстраторов фантастики, а значит, не за горами и дальнейшее развитие жанра.

«Будем работать — всего достигнем»

Насколько я знаю, вы получили художественное образование. Но в наши дни некоторые иллюстраторы обходятся без него, а кисти и карандашу предпочитают компьютер и планшет. Значит ли это, что пришло время художников-любителей?

Компьютер не заменит художественное образование. Это инструмент, всего лишь дающий больше возможностей и облегчающий работу. Это касается изображения в реалистической манере, исключения тут крайне редки. Другое дело, что талант и художественный вкус могут помочь человеку без образования стать хорошим дизайнером, web-мастером, специалистом по 3d-графике и выполнять поставленные задачи на высоком уровне — в тех областях, где не требуется реалистическое рисование людей и животных.

Прогулки в волшебном лесу до добра не доведут (для романа Натали Михайловой и Юлии Тулянской «Королевство белок»).

А вы в работе пользуетесь компьютером?

В основном я свои обложки к книгам сначала набрасываю вручную карандашом, потом рисунок сканирую и дорабатываю на компьютере, используя Photoshop. Это позволяет добиваться хорошего качества обработки изображения, быстро находить цветовое решение, пробовать разные варианты, корректировать рисунок и композицию. А в свободное время нужно постоянно рисовать с натуры, чтобы тренировать руку и глаз.

Вы — человек, хорошо знакомый как с цифровой, так и с классической живописью. Что бы вы могли посоветовать начинающим художникам?

Я не буду оригинален. Знания Photoshop или Painter недостаточно для создания художественной работы. Нужно много рисовать с натуры и изучать приемы классической живописи. Например, при обучении у нас были такие задания: мы выбирали каждый себе по вкусу классическую картину и делали анализ ритмов, силуэтов, цветных и тональных пятен, используемых художником. Очень эффективный способ изучения законов композиции. Наряду с долговременными сеансами рисования модели мы делали быстрые наброски-скетчи. Рисовать в Photoshop проще — ведь тут можно использовать фотографии, но отсутствие грамоты при этом все равно не скроешь. Простите за банальность, но надо много рисовать. Дорогу осилит идущий!

Не время разлеживаться (для романа Юлии Остапенко «Птицелов»).

Помимо оформления романов, вы занимаетесь дизайном для компьютерных игр. Не могли бы вы рассказать об этой стороне вашего творчества?

Я участвовал в работе над разными игровыми проектами, создавал для них арт-дизайн. Например, разрабатывал концепт-арт для известной игры «В тылу врага». Довелось также поучаствовать в разработке многопользовательской ролевой игры Star Frontier Avatars — это был первый мой опыт в игровой индустрии, и, кажется, первый опыт наших менеджеров; к сожалению, он не был закончен. Также создавал дизайн для ряда казуальных игр — «Драконологика», The Great Sea Battle, Caribbean Riddle, Chewsters. Интересные темы всегда дают толчок к творчеству, и работа над этими проектами меня тоже многому научила.

Судя по вашей последней фразе, работа над играми сильно отличалась от того, чем вы привыкли заниматься, иллюстрируя книги?

Дизайн для компьютерной игры, как правило, в большей степени тяготеет к комиксу, а книжная обложка — к живописи, однако грань между этими видами арта все больше стирается. Ныне обложки все чаще создаются по канонам комикса — такой подход диктуется коммерческими соображениями издателя, влиянием на современную эстетику голливудского кинематографа и того же игрового компьютерного мира. В идеале обложка для книги должна нести больше души, передавать не столько футуристический дизайн, сколько внутреннее состояние, заложенное автором.

Не только Нео не страшны пули (для романа Сергея Лукьяненко «Последний дозор»).

А вы сами играете в компьютерные игры?

Играю, но редко — катастрофически не хватает времени. Предпочитаю стратегии, отметил бы те, которые в свое время зацепили: WarСraft, «Век мифов», «Фараон», «Казаки», «В тылу врага», Rome: Total War.

Российская фантастическая живопись гораздо моложе западной традиции. Как вы считаете, стоит ли отечественным художникам гнаться за зарубежными коллегами?

В нашей истории довольно часто случалось, что идеи, приходящие с Запада, быстро осваивались и трансформировались в национальные достижения. Сейчас у нас есть все предпосылки, чтобы стать вровень с ведущими западными мастерами — есть сохранившаяся школа реалистического рисования, есть литературный и игровой бум (который предоставляет обилие заказов художникам), есть конкуренция и есть возможность с помощью интернета постоянно быть в курсе того, что происходит в этой области в мировом культурном пространстве. Будем работать и получать от этого удовольствие — и всего достигнем.

Как вы считаете, смогут ли российские художники добиться того, что давно есть у зарубежных коллег, — регулярного издания персональных художественных альбомов, выставок, личной известности?

В ближайшем будущем — не думаю. За советское время наш народ в массе своей вообще потерял интерес к изобразительному искусству, и большинство людей могут назвать имена всего 3-4 художников из школьной программы. Приблизительно так: «Репин, Пикассо... и этот псих... ну, что ухо себе отрезал, не помню, как зовут». Это в 19-м веке выставки и альбомы представляли для общества художественную ценность. А на сегодняшний день имена художников, в том числе и работающих в книжной графике, мало кому интересны. Хотя интернет может многое изменить, и молодежь откроет для себя искусство заново.

Нечестные салочки (для романа Марины и Сергея Дяченко «Скрут»).

Будем надеяться, что ваше предсказание сбудется. И в заключение — несколько слов или пожеланий нашим читателям, пожалуйста.

Могу пожелать всем больше читать и получать удовольствие от хороших книг. А если хочется рисовать — рисуйте, и тоже получайте от этого удовольствие. И неважно, есть ли у вас специальное образование или нет, если вам это нравится.

Лишь тот, кто в жизни посвящает себя любимому делу, сумеет достигнуть в нем вершин. Евгений сумел найти свое предназначение, и теперь мы можем любоваться его великолепными работами. Мы желаем нашим читателям повторить успех мастера, а самому Евгению — покорить еще множество творческих вершин.

Досье: Евгений Деко

Евгений Деко родился 26 сентября 1968 года на севере Украины. Детство будущий художник провел в городе Сумы, затем он перебрался в Харьков, где и получил образование — сначала в художественном училище, а затем в Художественно-промышленном институте по отделению монументальной живописи. Затем была служба в армии, и лишь после ее окончания Евгений смог наконец заняться любимым делом — живописью. На заре своей карьеры Евгений работал художником-портретистом, дизайнером по интерьерам, и уже тогда — в перестроечные годы — сотрудничал с различными издательствами.

Сейчас Евгений живет и работает в Харькове. Занимается книжной графикой, дизайном компьютерных игр и интернет-проектов. За последние годы Евгений оформил книги таких авторов, как Александр Зорич, Юлия Остапенко, Сергей Лукьяненко, Виктор Ночкин, супруги Дяченко... Работы Деко не раз украшали и обложку нашего журнала. Сайт художника расположен по адресу e-deko.com.ua.

Иллюстрации предоставлены художником.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться