Google+
МИРЫ. BATTLETECH HELLBOY Tolkien SOviet ТЮРЬМЫ
Версия для печатиИнтервью: Тэд Уильямс, писатель

«Мои лучшие романы еще не написаны»

Беседа с Тэдом Уильямсом

На Западе фамилия Уильямс сродни нашему Иванову, да и известных людей, носящих ее, насчитывается не один десяток. Немало Уильямсов прославилось и на ниве фантастики. Российскому читателю лучше всего знаком Тэд Уильямс — один из самых неординарных американских фантастов последних десятилетий. Именно с ним мы сегодня и побеседуем.

«Всегда есть откуда черпать идеи»

Прежде чем стать профессиональным писателем, вы сменили множество профессий. Когда вы решили посвятить себя литературе, почему занялись именно фэнтези?

Я всегда любил фантастику и фэнтези и постоянно читал книги этих жанров, поэтому мне казалось естественным попробовать свои силы именно в этом направлении литературы. Конечно, круг моего чтения никогда не ограничивался исключительно фантастикой, но именно она нравилась мне больше всего. К тому же многие мои задумки вряд ли удалось бы воплотить в жизнь посредством реалистичной прозы.

Книги каких писателей вдохновили вас на творчество?

Дебютный роман Уильямса очаровал не только любителей фэнтези, но и всех, кто неравнодушен к кошачьему племени.

В молодости я без колебаний назвал бы Толкина, Брэдбери, Дика, Муркока, Лейбера, Лавкрафта, Ле Гуин, Воннегута и Желязны... Я все еще очень люблю книги этих авторов. Но в последнее время меня сильно впечатляют некоторые представители мейнстрима — например, Филипп Рот и Томас Пинчон, а также детективы Яна Ренкина и Руфь Ренделл.

Помогает ли вам в творчестве богатый жизненный опыт?

Да, порой он оказывается неплохим подспорьем, особенно когда передо мной стоит задача выписать какого-нибудь необычного персонажа так, чтобы он казался живым, а не надуманным. Тут-то и приходит на помощь то, что я за свою жизнь успел познакомиться и пообщаться со множеством ярких людей. К тому же я всегда интересовался самыми разными областями — историей, современными технологиями, наукой — так что мне всегда есть откуда черпать новые идеи.

Значит, не случайно вы пробуете себя в различных направлениях фантастики. Планируете ли вы продолжить литературные эксперименты в будущем?

Пока Тэд писал лишь про котов, но он любит и прочих братьев наших меньших.

Да, новых задумок у меня всегда предостаточно, хотя я не всегда могу с уверенностью сказать, как они рождаются. Мне интересно писать по-разному, затрагивая различные темы. Порой я отвергаю те или иные идеи, если не уверен, что сумею успешно воплотить их в жизнь. В обозримом будущем я планирую вернуться к научной фантастике, но и о фэнтези не забуду — у меня в голове как раз вертится задумка цикла темного фэнтези.

Вы упомянули, что используете черты своих знакомых при создании героев книг. Значит ли это, что у многих персонажей ваших книг существуют реальные прототипы?

Я редко списываю персонажа с человека буквально — это слишком скучно. Мне больше нравится заимствовать отдельные особенности характера, затем я обогащаю их, используя свое воображение, и получается абсолютно оригинальный герой.

Многие из самых запоминающихся ваших персонажей принадлежат к нечеловеческим расам. Но в то же время в ваших книгах обычно нет места эльфам, гномам и другим классическим фэнтезийным расам. Вы предпочитаете придумывать собственные народы и существ?

Эти расы стали классическими, поскольку прославились вместе со знаменитой трилогией Толкина. Но профессор придумал их не сам, источником вдохновения для него служили мифологии нескольких народов. Так же поступаю и я — это своего рода мой ответ. Конечно, не самому Толкину, а тем, кто стал слепо следовать его примеру. «Властелин Колец» — удивительное, уникальное произведение, но бездумное его копирование никому не принесет пользы.

На обложке романа — таинственные сидхе, нарисованные Майклом Уэланом.

Многочисленным подражателям Толкина и впрямь никогда не снискать славы подобной той, что принес Тэду Уильямсу успех трилогии «Память, горе и тернии». Этот цикл оказался одним из наиболее самобытных представителей эпического фэнтези со времен «Властелина Колец» и по праву считается одной из вершин жанра. Пожалуй, именно «Память, горе и тернии» следует назвать главным произведением в карьере Уильямса.

«Чтобы миры зажили своей жизнью»

Одно из главных отличий между «Памятью, горем и терниями» и «Властелином Колец» заключается в том, что в вашей трилогии грань между положительными и отрицательными персонажами гораздо тоньше, чем у Толкина. Вы намеренно вступили в своего рода литературную полемику с профессором?

Главные герои «Памяти, горя и тернии» типичны — юный сирота и капризная принцесса, однако книги полны сюрпризов и неожиданных ходов.

Пожалуй, да. На самом деле, одной из причин, побудивших меня взяться за этот цикл, стало желание создать некоторую альтернативу Толкину (и в особенности его подражателям) на уровне заложенных в текст идей книг. Я очень серьезно отношусь к тем идеям, что озвучил в своем романе профессор, хотя и не всегда с ними согласен. В своей трилогии я постарался донести до читателя все те мысли, что посещали меня с тех пор, как я впервые прочел «Властелина Колец».

В России «Память, горе и тернии» порой сравнивают с «Войной и миром», как вы относитесь к такой аналогии?

Разумеется, я горд, что находятся люди, которые готовы поставить мое произведение в один ряд с легендарным творением Льва Толстого.

Ваша трилогия столь велика по объему, что российские издатели разделили последний том на две части. Как вы к этому относитесь?

Удастся ли новому эпическому циклу Уильямса снискать такую же читательскую любовь, как получил «Память, горе и тернии»?

У меня действительно получился очень объемный цикл, а перевод еще увеличивает его. Поэтому я абсолютно нормально отношусь к подобному разбиению романов на меньшие части, тем более что аналогичным образом поступают издательства во многих других странах.

«Память, горе и тернии», как и «Хвосттрубой», — законченные произведения, однако в каждом из них есть намеки на возможное продолжение. Планируете ли вы вернуться к мирам этих книг?

Когда я писал эти романы, то не задумывался о том, чтобы вернуться к этим циклам спустя несколько лет. Я действительно сохранил некоторую недосказанность и не стал однозначно завершать все сюжетные линии, но по иной причине — мне хотелось, чтобы после завершения основной истории мои миры зажили своей собственной жизнью, а не остались в сознании читателя придатком к сюжету. Впрочем, с тех пор я несколько пересмотрел свою позицию. Меня не раз спрашивали об этом, и я сам обдумывал такую возможность, поэтому сейчас я не исключаю, что однажды напишу сборник рассказов, действие которых будет разворачиваться в мире Остен Арда.

В последние десятилетия фэнтези становится все более мрачным. Как вы оцениваете эту тенденцию?

Я считаю, что фэнтези — не тот жанр, который следует строго ограничивать какими-то строгими правилами. Сейчас выходит не так уж мало циклов для младшего поколения и тех, кто не приветствует излишнюю реалистичность в фэнтези. Но лично мне интереснее писать для читателей, похожих на меня, — для тех, кто с удовольствием читает мейнстрим или реалистичную прозу, но в то же время любит фэнтези за те безграничные возможности, что оно открывает перед писателем и читателями.

А что вы считаете своим самым значительным достижением в карьере?

Я счастлив уже оттого, что пишу книги более двадцати лет и мои произведения все еще интересны читателю. И я чувствую, что мои лучшие романы еще не написаны.

Последняя опубликованная в США книга Уильямса — сборник малой прозы.

Вопреки утверждениям скептиков, тема виртуальной реальности не исчерпана. Доказано Уильямсом.

Даже такому мастеру, как Тэд Уильямс, будет нелегко превзойти себя и написать цикл более впечатляющий, чем «Память, горе и тернии». Однако писатель прикладывает к этому максимум усилий  он не стоит на месте, постоянно развивается и экспериментирует. Уильямс наделен многогранным талантом и не зацикливается на одном лишь фэнтези, хотя именно этот жанр принес ему всемирную славу.

«Между реальностью и фантазией»

Второй по масштабности ваш цикл — «Иноземье» — посвящен ближайшему будущему нашей планеты и развитию виртуальной реальности. Сложно ли вам было писать научную фантастику после десяти лет работы в жанре фэнтези?

Издательство «АСТ» так и не закончило выпускать «Иноземье». Затем права на цикл и вовсе были перепроданы «Эксмо».

Отнюдь. Если вы посмотрите на перечень моих любимых авторов, то увидите, что большинство из них с равным успехом работали как с фантастикой, так и с фэнтези. На самом деле между ними не такая уж большая разница. Просто сейчас издатели стремятся строго классифицировать любое произведение на «фантастику» или «фэнтези» — затем лишь, что так им его легче продать. И я их не виню, ведь книгоиздание — тоже бизнес, и он сильно изменился с тех пор, как начали публиковаться мои любимые писатели.

Какие основные изменения в фантастике вы заметили за время вашей карьеры?

На мой взгляд, она стремительно дробится на отдельные поджанры и направления. Писатель теперь не может просто сочинять фэнтези, его произведение должно вписываться в формат или «темного фэнтези», или «вампирской мистики», или какой-нибудь иной, чтобы завоевать успех у читателя.

В чем основная сложность создания масштабных циклов вроде «Иноземья»?

Нелегко поддерживать темп развития истории на высоком уровне. Необходимо избежать провисаний сюжета, но при этом не следует и перенасыщать книгу действием, чтобы читатель не счел, что вся ценность книги — в одном лишь сюжете. Объемный цикл должен напоминать реальную жизнь: в нем должен соблюдаться баланс между стремительным развитием событий и неспешными размышлениями.

Серия «Короли Fantasy» как нельзя лучше подходит для издания книг Тэда.

Вы заранее знаете, чем закончатся ваши книги, или финал вырисовывается уже во время работы над романом?

Основные направления развития сюжета я планирую заранее, но лишь в общих чертах, и многие неожиданные повороты сюжета рождаются уже во время написания книги. Иначе и нельзя писать масштабный цикл — если заранее знаешь все, что произойдет с героями, то самому скоро станет неинтересно рассказывать эту историю.

В романе «Война цветов» вы использовали одну из самых распространенных завязок фэнтезийных романов: человек из нашего мира попадает в иную вселенную, где правит волшебство. Почему этот сюжет пользуется такой популярностью у писателей?

Этот прием позволяет автору проложить мостик между реальностью и фантазией — поэтому нам интересно писать об этом. Порой удается привлечь к роману внимание обычного читателя, равнодушного к фэнтези, — это возможно, если книга начинается, как обычный триллер или детектив.

Вы приняли участие в работе над несколькими сериями комиксов. Что привело вас в эту индустрию?

Благодаря Тэду супергерой, придуманный аж в 1940 году, получил второе рождение.

Я с детства любил читать комиксы, и когда у меня появилось несколько задумок для серий графических романов, я предложил их издательству DC Comics. К сожалению, мои первоначальные идеи отвергли, но в ходе переговоров у нас завязались хорошие отношения и мне предложили сотрудничество. Я написал несколько сценариев по «методу DC», который заключается в следующем: автор пишет все диалоги, расписывает действие и дает указания художнику. Затем редактор и художники высказывают свои пожелания, в соответствии с которыми дорабатывается сценарий. Наконец, художник берется за карандаш и кисти. Получается командная работа, которая вносит приятное разнообразие в одинокие трудовые будни фантаста.

Зачастую любители фантастики не считают комиксы серьезным жанром и полагают, что они предназначены лишь для детей. Как вы относитесь к подобной точке зрения?

Рассказы Фейста и Уильямса в формате комиксов.

Не стоит обобщать: все зависит от конкретного комикса. Подобные обвинения сродни абсурдным фразам вроде «Кино предназначено только для тех, кто не любит живой театр и хочет видеть лишь погони и перестрелки». Зачем упрощать? Существуют великолепные комиксы, которые доставят немало удовольствия самым требовательным взрослым читателям. И существуют комиксы, предназначенные специально для детей или тех, кто не любит читать настоящие книги. Каждому — свое. Но нельзя закрывать глаза на то, что комиксы — уникальный жанр, на стыке литературы и изобразительного искусства.

Сейчас многие известные фэнтезийные циклы переносятся в формат комиксов. Есть ли вероятность в будущем увидеть и ваши романы в виде графических новелл?

Разговоры о подобном проекте велись не раз, но пока я не могу пообещать ничего конкретного. Если подобная серия комиксов будет запущена, я тут же сообщу об этом на своем официальном сайте, на котором появляются все новости о моем творчестве — tadwilliams.com.

В последние годы многие американские фантасты посетили нашу страну, нет ли у вас в планах такого визита?

Я бы с радостью приехал в Россию. Мне уже доводилось бывать в Восточной Европе — в прошлом году я посетил Польшу и Хорватию. Надеюсь, мне удастся побывать и в вашей стране, осмотреть ее достопримечательности и пообщаться с поклонниками моего творчества.

Мы будем с нетерпением ждать возможности вновь пообщаться с Тэдом Уильямсом, как тысячи поклонников ожидают каждый новый роман писателя. И пускай сложно предугадать, какие еще сюрпризы преподнесет Тэд своим читателям в новых книгах, можно не сомневаться, что они будут оригинальны и интересны.

Досье: Тэд Уильямс

На фантастическом конвенте в Польше.

Настоящее имя писателя — Роберт Пол Уильямс. Он родился в марте 1957 года в третьем по величине городе Калифорнии — Сан Хосе, но большую часть детства будущий писатель провел в маленьком городке Пало-Альто. Его семья постоянно нуждалась в деньгах, поэтому после окончания школы Уильямс вместо того, чтобы поступить в университет, решает начать самостоятельно зарабатывать на жизнь.

В молодости Тэд сменил десятки профессий: он работал на радио и телевидении, был почтальоном, продавцом в магазине обуви, кровельщиком и певцом в рок-группе под названием «Идиот». Уильямс вспоминает, что всегда хотел заниматься творчеством, которое приносило бы ему достаточно денег. И постепенно он начинает все больше времени уделять литературным экспериментам.

Поворотным моментом в жизни Уильямса стал 1985 год — именно тогда издательство DAW Books издало первый роман Тэда «Хвосттрубой», рассказывающий о похождениях молодого кота в мире кошачьих легенд и сказок. Этот роман по праву считается одним из самых выдающихся представителей жанра «звериного фэнтези».

Три года спустя появляется роман «Трон из костей дракона», давший начало циклу «Память, горе и тернии» (в русском издании «Орден манускрипта»). Этот цикл стал настоящим событием в эпическом фэнтези и окончательно закрепил за Уильямсом славу выдающегося писателя, способного перевернуть устои жанров. Трилогия оказалась столь объемна, что впервые была издана на русском языке в шести томах, затем она еще несколько раз переиздавалась в четырех томах.

Затем Тэд Уильямс занялся фантастикой и на рубеже тысячелетий написал тетралогию «Иноземье», в котором по-новому взглянул на будущее виртуальной реальности.

В начале двадцать первого века Тэд возвращается к эпическому фэнтези и пишет трилогию «Марш теней». В конце 2007 года издательство «Эксмо» выпустило в России первую часть цикла, над заключительной частью которого Уильямс работает в настоящий момент (рабочее название романа — Shadowrise).

Сейчас Тэд живет в Сан-Франциско с женой, детьми и множеством домашних животных, среди которых не только прославленные писателем коты и кошки, но и собаки, черепахи и даже декоративные муравьи.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться