Google+
МИРЫ. ALIENS VS PREDATOR НА ЗЛОБУ ДНЯ. ЧЁРТОВА ДЮЖИНА СТРАШИЛОК БЕСТИАРИЙ. МАЛЕНЬКИЕ ЗЕЛЁНЫЕ ЧЕЛОВЕЧКИ
Версия для печатиРассказы: Лаптев, Александр. «Непобедимый»

Непобедимый

Иллюстрации Вячеслава Доронина

Последние полгода Аллен Тейт изнывал от скуки. Он без особого труда сокрушил всех, кто осмелился вступить с ним в борьбу за титул чемпиона мира среди боксеров; остальные же, сумев издали оценить мощь его рук, поразительную бесчувственность и бесстрашие, отступились до поры: не вечно же он будет так силен и вынослив. И теперь ему стоило большого труда оставаться в форме. Запал честолюбия угас после того, как он за последние пять лет выиграл тридцать один бой, и все — нокаутами. Когда впереди нет ясно различимой цели, конкретного соперника, которого во что бы то ни стало необходимо повергнуть в прах, трудно заставлять себя выполнять тренировочную программу. Отдавать пять часов каждого дня изнурительным занятиям, когда, кажется, всего уже достиг, — это мало кому понравится.

Аллен Тейт без особого труда сокрушил всех, кто осмелился вступить с ним в борьбу за титул чемпиона мира среди боксеров

Он давно бы бросил бокс и занялся более спокойным ремеслом — но, к немалому своему удивлению, стал замечать, что ему не хватает денег. Когда он говорил об этом знакомым или журналистам, те делали скорбные лица: мы, дескать, сочувствуем твоему горю. А отойдя в сторону, прыскали в кулак. Действительно, трудно представить, как человеку может не хватать ста миллионов долларов в год (сумма эта складывалась из гонораров за претендентские бои и коммерческие турниры, из отчислений за рекламу и интервью). А причина заключалась в том, что он привык делать мелкие покупки вроде самолета с криогенным двигателем или скромного домика в какой-нибудь экзотической стране. Не говоря уже о налогах, расходах на слуг и тренеров, а также подарках особам, питавшим к нему нежные, но небескорыстные чувства. Словом, у Тейта были деньги, пока он выигрывал, но стоило проиграть, как он остался бы ни с чем.

Такими соображениями определялись его поступки в последнее время. Уpвать как можно больше денег, сделать запас — чтоб хватило до конца дней. Тейт, владевший одним из самых крупных состояний, терзался мыслями о неизбежном крахе, болезнях, одиночестве. Может быть, причиной тому было напряжение чемпионской жизни, а может, мозг его, привыкший к постоянной борьбе, сам нашел себе врага.

Именно поэтому на необыкновенное предложение Лиги профессионального бокса Аллен без промедления ответил согласием. Тому способствовал невиданно высокий гонорар, полагавшийся участникам поединка независимо от исхода. Сыграло роль и то, что бой должен был прогреметь на весь мир и создать Тейту дополнительную рекламу. На предложение, сделанное в среду днем, вечером того же дня он ответил согласием, а утром в четверг подписал контракт, доставленный прямо на дом.

Своего тренера он поставил в известность лишь после этого — и тем самым дал ему понять, что больше не нуждается в опеке. Услышав новость, тот отложил все дела и отправился к подопечному. Тейт догадывался, что скажет ему тренер. Он и сам испытывал некоторое беспокойство, но успокаивал себя тем, что в контракте оговорены предельные параметры его соперника: сила удара, скорость реакции... Тейт ни на секунду не забывал о том, что независимо от исхода поединка он получал половину призового фонда — кругленькую сумму, какая ему и не снилась.

Тренер застал воспитанника лежащим на необъятной софе с газетой, где была размещена его фотография ровно на треть полосы.

— Пресса уже в курсе?

Тейт небрежно глянул на тренера и ничего не ответил.

— Напрасно ты поторопился. Надо было сначала посоветоваться.

Аллен неспешно перевернул лист.

— Контракт уже подписан. В воскресенье бой.

— Ты хотя бы узнал, какую модель они выставляют?

— Само собой! Это и в контракте записано. Двенадцатая модификация. Я их видел как-то. Ничего особенного.

Тренер со вздохом опустился в кресло.

— Значит, ты подписал контракт с профессиональной лигой?

— Ну да.

— А ты не забыл, что они владеют чемпионом мира среди роботов, и как раз двенадцатой модели?

Тейт некоторое время осмысливал услышанное. С минуту он шевелил губами и смотрел прямо перед собой. Потом поднялся с озабоченным видом.

— В самом деле. Я как-то упустил...

Тренер лишь покачал головой.

— А они идентификационный номер модели не указали в контракте?

Тейт кинулся к сейфу и вытащил фиолетовую папку.

— У меня тут второй экземпляр.

Тренер подошел, и они вместе перечитали текст.

— Ничего.

— Что ж, поздравляю! Будешь драться с самой совершенной в мире машиной для вышибания мозгов. Думаешь, они случайно тебе такие деньги предложили? Эти люди своего не упустят.

— Но зачем им это?

— Им нужно сломать тебя. Раз и навсегда — только и всего. Ты им поперек горла со своими нескончаемыми победами! С тобой уже никто не хочет драться! Тотализатор в ауте, прибыли на нуле. Ведь куча народу кормится вокруг этого дела! Все они спят и видят, как прикончить тебя поскорее. Так-то вот!

Тейт со всей силы хлопнул кулаком по столу, так что ножки чуть не отломились.

— Вот сволочи! Почему же они мне сразу не сказали?

Тренер устало вздохнул.

— Ты бы отказался, что тут неясного? А так они еще и рекламу своим роботам сделают. А тебя отделают так, что и деньгам не обрадуешься.

— Ну, я им устрою!

— Успокойся. Теперь уже поздно возмущаться. Нужно было раньше думать. Дай-ка сюда контракт.

Тренер взял бумагу и стал внимательно читать.

— Вообще-то, ничего особо страшного. Правый прямой — пятьсот килограммов, боковой — шестьсот, крюк снизу — триста пятьдесят, а левой... все на сотню меньше. Реакция на левой руке — ноль пятнадцать, на правой — двенадцать и ноль две у головы. — Он бросил контракт на стол. — Значит так. Про нокаут и не думай. Только силы зря потратишь. Он держит тысячу двести! Методично набирай очки, реакция у него ненамного лучше твоей. Постарайся его как-нибудь обхитрить. И никаких апперкотов и лобовых атак! Раскроешься — сразу получишь, унесут вперед ногами прямо в морг. А так, может, и продержишься до конца. Выдержать десять раундов с роботом последнего поколения — такого, кроме тебя, наверное, никто не сможет сделать. Главное — не упасть раньше времени.

Тейт лишь покачал головой, но вид у него стал повеселей. «В самом деле, — сказал он себе, — чего такого?» С роботами он уже спарринговал, специфику знает. Нельзя ни на секунду терять контроль над ситуацией, нельзя позволить себе малейшую передышку, невозможно напугать робота, и наконец, никто еще не сумел отправить робота в нокаут. Последнее было особенно неприятным: все знали, что Аллен Тейт делал ставку на свой коронный правый прямой. Он специально раскрывался во время боя и даже позволял сопернику нанести несколько ударов в корпус или в голову. Все ради того мгновения, когда молниеносным, почти невидимым движением Тейт наносил страшный удар противнику в подбородок и вслед за ним — еще один в ту же точку. После чего соперник покорно опускал руки и как бы нехотя оседал на пол — а Тейт под восторженный рев зрителей подавал секундантам перчатки, и те сразу начинали резать тесемки. Все были уверены в том, что продолжения не последует: мало кто после таких оплеух способен был, а главное, имел желание продолжить борьбу.

И вот — его главное преимущество нейтрализовано. Что такое чемпион мира среди роботов, Тейт хорошо знал. Этот экземпляр отличался от других андроидов примерно так же, как гоночный автомобиль от своих собратьев, миллионами колесящих по дорогам.

— У нас есть три дня. — Тренер сделал паузу. — Я пришлю тебе запись финального матча чемпионата мира среди роботов. Изучи ее хорошенько, последи за работой рук. Попробуй найти слабое место. Ведь это всего лишь машина! Ты должен переиграть ее. Будь умнее, хитрее, что ли. А завтра набросаем примерную тактику боя.

• • •

В шесть часов пневмопочта доставила голографический диск. Тейт вставил его в проектор и погасил свет. Посреди комнаты возникло объемное изображение: ярко освещенный ринг, в углах которого неподвижно стояли два боксера. Их трудно было отличить от человека. Лицо робота похоже на маску, оно совершенно бесстрастно. Глаза малоподвижны, поймав цель, они неотрывно смотрят на нее, и в этом немигающем, спокойном и пристальном взгляде есть что-то дико неприятное.

Тейт уже видел этот поединок. После традиционного рукопожатия роботы бросятся в атаку, осыпая друг друга мощными сериями ударов, это будет продолжаться целую минуту. Потом роботы разойдутся и тут же снова бросятся друг на друга. При звуке гонга они одновременно опустят руки и разойдутся по углам. Помнил Тейт и счет первого раунда: двадцать два — двадцать один в пользу модели «M12». Очки подсчитывал электронный арбитр — только он мог безошибочно определить число точных ударов. Счет неизменно будет повторяться во всех последующих раундах. Зрители так и не увидят неожиданных и рискованных ходов, не запомнятся четкие, акцентированные удары, не случится ничего даже отдаленно похожего на нокдаун.

Тейт выключил проектор. Это ему ничего не даст. Открывай любой учебник по боксу, и увидишь те же идеально выполненные удары, нырки и уклоны. Он заставил себя надеть тренировочный костюм и вышел на улицу. На лужайке перед домом располагался тренажерный комплекс. Тейт размял плечи и лег под штангу. Восемь дисков по двадцать пять килограммов. Взял руками нагретый солнцем гриф и, набрав полную грудь воздуха, поднял его на вытянутые руки...

• • •

Следующие три дня жизнь его протекала по заведенному распорядку: подъем в половине шестого, кросс, завтрак и отдых до полудня. Двухчасовая тренировка перед обедом, дневной сон, легкий полдник и новая тренировка, теперь уже силовая. Затем бассейн, массаж, ужин и отдых перед сном. На дневную тренировку приезжал тренер, давал обычные советы, а после уходил. И Тейт испытывал облегчение. В одиночестве он легче настраивался на предстоящий поединок. А на сей раз такая настройка была необходима: никогда еще он не попадал в столь трудное положение.

В день боя Тейт проснулся, как обычно, в пять тридцать. Солнце еще не взошло, и он лежал в кровати, глядя на серое предрассветное небо. Спать не хотелось, но и торопиться было некуда. Вместо привычного в такие дни душевного подъема он чувствовал только тяжесть. Все яснее понимал, что принял неправильное решение: такой ценой деньги ему не нужны.

После завтрака почта доставила груду корреспонденции. Тейт вытащил наугад одну из газет и увидел на первой полосе две цветные фотографии: свою и робота, с которым ему предстояло биться. Под фотографиями приводился послужной список участников. Тейт не отказал себе в удовольствии прочесть впечатляющие цифры своих побед и еще более впечатляющие — гонораров. Не сдержав любопытства, глянул сведения о сопернике — и сразу же пожалел. Одни победы! Ниже располагалась хвалебная статья о роботах двенадцатого поколения, в чьих достоинствах предлагалось убедиться во время показательного матча с чемпионом мира среди профессионалов.

Тейт скомкал газету. «Мерзавцы! Они так уверены в своей победе, что заранее хвалятся на весь свет». Плохой признак. Если нужно будет, они усилят параметры робота в ходе поединка — дело нехитрое. Чтобы отвлечься, Тейт включил телевизор и сразу наткнулся на спортивные новости. Восторженная дикторша радостно сообщала о том, что сегодня вечером состоится «небывалый» поединок двух боксеров, соперничество «двух миров: мира человека и мира роботов».

Тейт поспешно выдернул шнур из розетки. Зашагал по комнате, стараясь унять волнение. Какой, к черту, поединок? Какие миры? С кем он должен бороться? С конструктором, который может сделать этого робота нечувствительным для человеческих рук? Эх, зря он согласился. Если бы знал, что против него выпустят такую штуку, ни за что бы не подписал контракт.

Устав от переживаний, лег на кровать и закрыл глаза. Через несколько минут на душе стало легче. «Ведь не прибьет же он меня?» — спросил Тейт самого себя. Ответ предстояло получить в самом скором времени.

• • •

Без четверти пять Тейт въехал под главную арку спортивного комплекса. Охранник, узнав его, не стал проверять документы, лишь приветливо махнул рукой и улыбнулся. Выйдя из машины, Тейт оказался в окружении толпы журналистов. Постоянно слышался один и тот же вопрос:

— Вы не боитесь, мистер Тейт?

Уже скрывшись в служебном тоннеле, он почувствовал внезапное раздражение. Круто развернулся, едва сдерживая желание крикнуть в бронированную дверь: он не боится! Ничего и никого! И это было чистой правдой. В тот момент он действительно никого не боялся в целом мире.

В раздевалке его ждали тренер с массажистом, а также незнакомый человек с бегающими глазами.

— Добрый вечер! — опережая всех, произнес незнакомец. — От имени Лиги профессионального бокса хотел бы выразить вам признательность за то, что вы приняли наше предложение! — Лицо его сияло, словно намасленное.

— Лучше бы предупредили меня о том, с какой моделью я буду драться, — ответил Тейт, демонстративно отворачиваясь.

— О! Вы напрасно волнуетесь! Все модели двенадцатого поколения имеют одинаковые характеристики.

Тейт смерил его взглядом и отвернулся к тренеру.

— Лед привезли?

Тренер кивнул. Конечно, привезли. Можно было и не спрашивать. Вертлявый человек все еще стоял за спиной. Тейт резко обернулся.

— Что-нибудь еще?

— О, нет. Желаю успеха! — Гадко улыбнувшись, он прыгающей походкой пошел к двери.

— Скоты! — бросил Тейт в сердцах, когда субъект убрался. — Заставить бы их самих драться. Посмотрел бы я на них.

— Ну-ну! — тренер сделал успокаивающий жест. — Не думай об этом. Ты должен сосредоточиться на бое.

Тейт поставил сумку на пол.

— Сколько у нас времени?

— Около часа, — ответил тренер. — Быстро переодевайся, разомнемся наверху.

Стопроцентный африканец, почти не отличимый от оригинала.

• • •

Шагая по ярко освещенному проходу в центре огромного зала, переполненного болельщиками, Тейт чувствовал привычную легкость в теле. Он основательно разогрелся и, как всегда в таком состоянии, испытывал возбуждение и воинственность. Тейт легко взбежал по крутым ступенькам на залитый электрическим светом помост и, согнувшись пополам, проскользнул между канатами на ринг. В дальнем углу уже стоял его противник. Тейт невольно задержал на нем взгляд. Великолепный экземпляр. По прихоти дизайнеров он был выполнен в виде чернокожего атлета. Стопроцентный африканец, почти не отличимый от оригинала — кроме, разве что, нечеловеческого спокойствия на лице да неподвижного взгляда. Боевые черные перчатки тяжелыми гирями висели ниже пояса, и Тейт сразу вспомнил, что в них нет того, что называется кистью, — только болванка из ударопрочной пластмассы. Робот неподвижно смотрел в одну точку где-то в глубине зала. Отовсюду раздавались призывы размозжить ему голову или снести череп, но Тейт не мог понять, кому они адресовались. Он прошел в свой угол и повернулся к сопернику спиной. Пусть видят: он не испытывает страха.

Подошел судья, придирчиво пощупал перчатки, рассмотрел шнуровку, обошел вокруг. Попросил открыть рот, заглянул в глаза и лишь после этого утвердительно кивнул. Тейт даже себе не хотел признаться, что испытал в этот момент острое разочарование: впервые в жизни он отчаянно не хотел драться.

После этого судья зачем-то подошел к роботу и в точности повторил процедуру осмотра. Даже заглянул в рот, в котором Тейт успел разглядеть самую настоящую капу! Это было настолько поразительно, что он не сразу услышал голос тренера.

— Что пялишься? Они для правдоподобия и не то могут ему приделать.

Тейт обвел взглядом полутемный зал и увидел море голов. Поблескивали фотообъективы и лысины, кое-где вилась к потолку тоненькая струйка дыма.

— Боксеры готовы?

Тейт еле заметно кивнул. Судья посмотрел на боковых судей и развел руки в стороны.

— На середину.

Тейт сделал три шага и коснулся обеими перчатками перчаток робота, отступил. Судья еще раз оглянулся, поднял голову к потолку, откуда нацелилось на ринг око электронного рефери, а затем резко свел руки перед собой и тут же воздел их вверх.

— Бокс! — После чего с неожиданным проворством подскочил к канатам и через секунду был за пределами ринга.

Тейт согнул руки в локтях, спрятал лицо за перчатками и осторожно двинулся вперед. Против ожидания, робот не бросился на него с первой же секунды. Он стал размеренно прыгать в полуметре, поблескивая маслянистыми глазами из-под массивного лба. Тейта такой оборот вполне устраивал. «Десять раундов, — твердил он про себя, — десять раундов по две минуты... не так уж и много». Робот сделал выпад и выбросил вперед левую руку. Тейт, не задумываясь, выполнил уклон вправо, пробил серией в корпус и сразу же отскочил. Удивительно легко удалось нанести два удара в живот и уйти невредимым, но его сопернику это нипочем — охладил он себя. Робот продолжал прыгать, затем снова сделал шаг и снова выбросил руку, а когда Тейт попытался повторить свой маневр, то неожиданно был встречен прямым ударом точно в лоб. И хотя удар нельзя было назвать сильным, от неожиданности Тейт покачнулся и взмахнул руками. Из зала послышался свист. В другой ситуации он немедленно кинулся бы на соперника, разметал хлипкую защиту, расхлестал лицо в кровь. Но теперь не тот случай. Эта бестия нечувствительна к боли. Не знает, что такое нокаут, не боится. И Тейт сдержался. Он не позволит эмоциям заманить себя в банальную потасовку. Нужно придерживаться намеченного плана: набирать очки и не нарываться на сокрушительный удар. Пятьсот килограммов — это не шутка. Правда, выпад робота явно не дотягивал до максимума, — но один удар еще ни о чем не говорит. Робот примеривается, а может, заманивает, хочет, чтобы Тейт раскрылся... Внезапно соперник бросился в атаку. Тейт, не успев ничего понять, закрылся обеими руками, защищая локтями солнечное сплетение, а перчатками — лицо.

Он ощутил несколько ударов, снова не очень сильных, а затем увидел по ногам противника, что тот отошел. Тейт опустил руки и в недоумении поднял голову. Вот это уже точно не по-людски! Человек никогда бы не отказал себе в удовольствии отмолотить по безответной мишени пулеметную очередь, хотя она и не принесла бы ему ничего, кроме одобрительного свиста.

И снова начался танец в центре ринга. Тейт стал потихоньку давить, пошел на соперника, проверяя его молниеносными ударами левой. И неожиданно робот начал отступать, не проявляя никакой агрессии, лишь уклоняясь и подставляя под удары перчатки. Так они допрыгали до канатов, и в этот момент прозвучал гонг. Робот невозмутимо повернулся и пошел в свой угол. Тейту ничего не оставалось, как последовать его примеру.

Когда он сел на пластмассовый табурет и, подняв голову, увидел на электронном табло счет, то не поверил глазам. Три — два в его пользу! Тренер стал яростно обмахивать его мокрым полотенцем.

— Я, кажется, выиграл первый раунд? — неуверенно улыбнулся чемпион.

— Выиграл-выиграл. — Тренер взял сухое полотенце и стал вытирать ему лицо. Только теперь Тейт заметил, что с него градом льет пот. — Но ты смотри, — тренер приостановился, — будь осторожен. Помни, кто перед тобой!

Прозвучал гонг, минута промелькнула незаметно. Тренер перескочил через канаты и утащил табурет. Тейт пошел на середину, где его уже поджидал соперник.

С первой же секунды робот пошел вперед. Это, правда, не походило на яростные атаки, виденные Тейтом раньше: робот наступал осмотрительно, хотя и настойчиво. Помня советы тренера, Тейт ушел в глухую защиту, запретив себе даже думать об атаке. Он прекрасно понимал: именно сейчас, когда робот активизировался, следует быть предельно осторожным. Обороняться всегда легче и безопаснее, чем наступать: когда атакуешь, неизбежно раскрываешься и рискуешь пропустить встречный удар. Он сам применял именно такую тактику: вынуждал противника атаковать себя и бил навстречу, в незащищенное место. Но теперь противники поменялись местами, и Тейту оставалось только отступать. Примерно в середине раунда робот вдруг исполнил апперкот слева и тут же отскочил, словно испугавшись. Тейту следовало поблагодарить его за такую милость: оставшееся время он восстанавливал сбившееся дыхание, и, кажется, никто не заметил, как близок он был к нокдауну.

Во время перерыва Тейт узнал, что счет второго раунда три — один в пользу робота. Непонятно было, когда он умудрился нанести роботу точный удар. Весь перерыв он пытался вспомнить это светлое событие, поэтому пропустил мимо ушей наставления тренера и вышел на третий раунд, совершенно не зная, что будет делать дальше.

Робот снова сменил тактику. На этот раз он вовсе перестал атаковать и даже опустил руки, как бы приглашая Тейта броситься на него. По отношению к чемпиону мира это было неслыханной дерзостью, но Тейт сдержался. Он ни на секунду не забывал, кто перед ним. Однако публика не желала этого понимать. Она видела своего любимчика, прежде сокрушавшего с видимой легкостью любого соперника, — и не узнавала его. Только немногие настоящие знатоки бокса сочувствовали Аллену, но их подбадривающие крики тонули в шуме, который поднимали тысячи менее искушенных болельщиков. В какой-то момент этот свист осточертел Тейту настолько, что он чуть не дал себе волю, но сразу спохватился: нельзя поддаваться секундной слабости! Из-за безмозглых болельщиков, которые через пару часов забудут и этот бой, и самого Аллена, он рисковать не станет. Осталось меньше восьми раундов по две минуты. Всего шестнадцать минут... Сущий пустяк, если задуматься...

Гонг прервал его размышления. Свист заглушал слова диктора, и Тейт не слышал даже тренера, что-то говорившего ему с недовольным видом. «Давай, давай, воспитывай! — со злостью думал Тейт. — Не ты же скачешь, обливаясь потом. Все вы хороши советы давать!». Обвел невидящим взглядом трибуны. «Чтоб вас всех!» Посмотрел на табло и увидел счет третьего раунда: «0:0». Цифры озадачили его. Такого с ним еще не случалось. И тогда он решил активизировать бой. В конце концов, ему платят именно те люди, которые теперь так шумно требуют от него настоящей драки. Они жаждут, чтобы все невостребованные в их пресной жизни эмоции выплеснулись наружу, чтобы их затаенная злоба сгорела здесь и сейчас, благодаря его силе и бесстрашию. С таким решительным настроением Тейт поднялся со стула и начал четвертую двухминутку.

Он решил провести этот раунд в максимальном темпе, ошеломить противника множеством ударов, но на первой же секунде пропустил сильный удар по носу. Боль на миг ослепила его, и он тут же услышал команду:

— Брек!

Лишь тогда он вспомнил существующее ограничение: робот не имеет права наносить удары в нос человеку. Это правило появилось вместе с первыми спарринг-партнерами, не обладавшими ни надлежащей точностью, ни координацией. И хотя теперь необходимость в нем отпала, оно почему-то осталось в списке запрещенных приемов. Пропустив болезненный удар в самое чувствительное место, Тейт окончательно убедился: этот бой ему не выиграть. Владельцы робота пойдут на все, лишь бы Аллен проиграл. Доказательство тому — этот запрещенный удар. И кто знает, что там они еще приготовили...

Судья объявил роботу технический фол. Это означало, что при повторной ошибке тот будет немедленно дисквалифицирован. Пауза закончилась, и судья снова свел боксеров на середине ринга. Тейт с досады готов был по-борцовски броситься на робота и свернуть ему шею. Его душила злоба, нос отчаянно болел. Повторного удара можно теперь не опасаться, но рефлекс заставлял Аллена помимо воли отводить голову далеко назад и закрывать лицо при любом резком движении соперника. Чем немедленно и воспользовался робот. Показав правый «в нос», он вдруг ударил снизу левым апперкотом, вновь сбив Тейту дыхание. И стоило Аллену опустить руки, как робот звезданул ему правым крюком в ухо. Под многоголосый звон в голове Тейт доскакал этот злополучный раунд до конца и с величайшим облегчением отправился в свой угол.

Первым делом тренер тщательно ощупал его нос.

— Ничего, хрящ целый! — известил он, закончив экзекуцию. А потом, обмахивая Тейта полотенцем, крикнул: — Я же тебе говорил, будь с ним повнимательнее. Полтонны в правой.

«Мог бы и не напоминать», — вяло подумал Тейт.

Не хотел он смотреть на табло, но не удержался... Два — один в пользу робота! Вот так да! Всего-то один удар проиграл. Он снова не мог вспомнить, когда заработал очко, но сообразил, что ему накинули балл за фол роботу. «Ну хотя бы так», — усмехнулся он.

Пятый раунд начался спокойно. Тейт старательно изображал активность, робот прыгал, как заведенный, и тоже не выказывал особого рвения. Они скакали друг перед другом секунд тридцать, и Тейт, не выдержав, пошел вперед и пробил серией: левой-правой-левой в голову. Робот проявил несвойственную ему медлительность, пропустив два последних удара. Зал немедленно отреагировал на успешную вылазку — а Тейт впал в еще большее уныние. Робот заманивает его в ловушку! Мыслимое ли дело: обладая совершенной реакцией, пропускать такие удары? В этом была дьявольская хитрость. И вместо того, чтобы развить свой успех, Тейт занял выжидательную позицию. Два — ноль.

Счет после пяти раундов оказался равным: семь — семь. Это было и досадно, и приятно. Все-таки Тейт пока не проигрывал. Вот и зрители угомонились, перестали возмущенно свистеть.

Во время трехминутного технического пеpеpыва на ринг повыскакивала куча народу. Робота окружили плотным кольцом, и Тейту стало тоскливо. Какую еще гадость они приготовили?.. Положив руки на канаты, он полной грудью вдыхал воздух, который вбивал в него тренер своим чудо-полотенцем. Вот где настоящее мастерство! С помощью клочка материи тренер умел создать бурный поток воздуха, да еще с тончайшей водяной пылью! «Эх, лежал бы так на канатах вечно! Закончить прямо сейчас поединок, и денег не надо».

Три минуты пролетели быстро. Тейт открыл глаза и увидел, как техники отходят от робота, перелезают через канаты и прыгают в темноту. Судья пошел на середину, поочередно оглядываясь на спортсменов. «Ну, сейчас начнется, — подумал Тейт, вставая. — Пять раундов. Только пять... Я должен выдержать».

— Бокс! — и вот они снова кружат, делают пробные выпады, заманивают и путают друг друга. Робот нанес несколько ударов по перчаткам, Тейт ответил двумя холостыми. И снова кружение. Опять серия пустых ударов... Зрители, не очень разбирающиеся в боксе, вроде бы остались довольны. Где же им знать, что удары по перчаткам не оцениваются и что счет «ноль — ноль» — самый правильный для подобных танцев?

Начался седьмой раунд, а Тейт все не мог ничего понять. Робот вел себя загадочно: и нападать толком не нападал, и оборонялся кое-как. И самое странное, кажется, он и не собирался менять ход поединка. «Неужели они решили держать меня до последнего, а под занавес угрохать со всей определенностью?» — спрашивал себя Тейт, наскакивая для вида на робота и отбивая его совершенно не опасные ответы.

Ближе к концу двухминутки Тейт забылся и нанес совершенно открытый правый прямой в голову сопернику. Тот молча повалился на пол, и судья, немедленно возникший на ринге, открыл счет. На цифре восемь, когда робот, совсем как человек, мотая головой и роняя на пол сопли, поднялся-таки на ноги, прозвучал гонг. Один — ноль — был счет этого раунда, но что может сказать счет, когда этот «один» произвел такой потрясающий эффект!

Тейт не форсировал события. Сейчас, думал он, робот как раз и ждет его атаки.

Радость Тейта была недолгой. Через минуту он решил, что и падение было работой на публику. Это ведь надо: так артистично мотать головой, будто она и вправду закружилась. Да, что ни говори, а бокс — это шоу! И все здесь подчинено одной цели: расшевелить эмоции зрителя, заставить его содрогнуться или наоборот, обрадоваться. Ради такого даже робот будет хрипеть, мотать головой и озираться осоловелыми глазами.

С самого начала восьмого раунда зрители шумно требовали развития успеха, но Тейт не форсировал события. Сейчас, думал он, робот как раз и ждет его атаки и уж наверняка приготовил какой-нибудь сюрприз. Но пусть-ка он попрыгает вхолостую, а Тейт на него полюбуется. И снова на ринге началось пустопорожнее мельтешение. Аллен изредка подступал к роботу, обозначал один-два удара и тут же отскакивал. Шум в зале нарастал, но Тейт старался не отвлекаться. Словно мотылек, он порхал по рингу, создавая видимость активности. Робот вел себя странно, движения его стали замедленными и тяжеловесными. Тейт объяснил это своей повышенной подвижностью, ибо знал, что усталость роботам неведома.

В перерыве, в этом предпоследнем минутном отдыхе, Аллен Тейт думал только об одном. Два раунда! Только два раунда ему осталось вытерпеть. И эти раунды, судя по всему, будут самыми тяжелыми. Поднимаясь после отдыха, он посмотрел на табло. «1:2» — он проиграл восьмой раунд.

Словно бешеный, налетел на него робот, не успел смолкнуть звук гонга. Но Тейт был начеку и мгновенно ушел в глухую защиту. Удары оказались несильными, хитрый робот не тратился вхолостую. Он, конечно, выжидал, пока Тейт раскроется, — но так и не дождался. Чемпион мира провел этот раунд, аккуратно и старательно защищаясь, не допустив ни одной ошибки, и потому был чрезвычайно доволен, когда в третий раз увидел на табло два нуля. Отдыхая в перерыве, он ощутил поднимающуюся изнутри радость. «Кажется, обошлось!». Уж две-то минуты он выстоит, даже если против него выпустят всех роботов, какие только есть на свете! Недаром он берег силы и дыхание. Робот, конечно же, сейчас бросится на него: настало время показать все, на что он способен. Но и Тейт не промах, его так просто не возьмешь!

Так настраивал себя Аллен перед последним раундом, стараясь заглушить червячок сомнения, который копошился в его душе. Все-таки он пока не знал, какой сюрприз для него приготовили. Но сейчас узнает. Сделав два глубоких вдоха, он решительно двинулся в центр ринга.

Шум в зале стоял такой, что Тейт не слышал ни гонга, ни собственного голоса, ни ударов. Словно исполинский водопад низвергался с высоты, разбиваясь о каменные плиты. Сознание работало четко, Тейт подмечал малейшие движения противника, не позволял ему провести ничего даже отдаленно напоминающего атаку. В середине раунда у него появилось почти неодолимое желание плюнуть на все страхи и кинуться на безмозглую куклу, раздолбать ее со всей дорогостоящей начинкой. Но он пересилил себя. Нельзя поддаваться эмоциям теперь, когда до конца осталось совсем немного. Главное — не получить нокаут, а на остальное наплевать. После боя можно будет все объяснить. Хорошо оправдываться, имея в кармане кругленькую сумму! Он увлекся мыслями о скором отдыхе и пропустил несильный удар в живот...

Когда прозвучала финальная сирена, Тейт даже испытал разочарование. Неужели это все? Он с таким упорством ждал яростных атак, что теперь чувствовал себя обманутым. Стараясь не глядеть в зал, он прошел в угол и положил руки на канаты. Тренер достал ножницы и стал разрезать шнуровку.

— Все отлично! — с напускным оптимизмом говорил он. — В худшем случае ты проиграл по очкам. Но это мелочи. Главное — ты выстоял. Кто еще способен на такое?

Судья вышел в центр ринга и сделал знак боксерам. Тейт как бы нехотя вышел из угла и встал сбоку от рефери, лицом к центральной трибуне. С лица падали капли, правая рука лоснилась от пота.

— Победа присуждается...

Тейт поднял газа и увидел, как на табло зажглись желтые цифры: «10:9»

— ...роботу модели «М12»!

Судья поднял руку робота, и Тейт увидел, как тот широко улыбнулся. Это было уже слишком! Пусть он сопит, кряхтит и мотает головой, но зачем изображать радость? А с другой стороны, что переживать? Призовой фонд при любом исходе делится поровну. Тейт жив и здоров, и он еще всем им покажет!

• • •

На следующее утро Тейт проснулся с необычайно легким настроением. Он вспомнил вчерашний бой и довольно улыбнулся. Обычно после подобных поединков он несколько дней приходил в себя, залечивал травмы, отлеживался. Но на этот раз он чувствовал себя отлично. Здорово он провел этих олухов! Проиграл, ну и что с того? Зато кучу денег заработал. В таком настроении он провалялся полчаса в постели, а потом с удовольствием натянул тренировочный костюм и выбежал на мокрую от ночной росы тропинку.

В десять часов, когда Тейт уже позавтракал, к его дому подъехал сверкающий черным лаком автомобиль. Из него вышли двое мужчин, оба в дорогих костюмах и в белых рубашках. Чеканя шаг, они поднялись на второй этаж и, постучавшись, вошли в гостиную.

— Пожалуйста, садитесь! — Тейт указал на стулья.

Гости уселись, и тот, что помоложе, достал из дипломата кожаную папку.

— Уважаемый мистер Тейт. Мы приносим вам официальные извинения за нарушение условий контракта.

Аллен с недоумением посмотрел на него. А тот продолжил:

— В соответствии с пунктом номер семь в случае нарушения условий контракта сторона, виновная в нарушении, полностью лишается своей доли призового фонда. — Мужчина захлопнул папку. — Мистер Тейт, я уполномочен передать вам чек на всю сумму призового фонда! — И он положил на стол прямоугольный кусочек голубой бумаги с золотым ободом.

Тейт взял чек.

— Я что-то не понял. Какое еще нарушение?

Второй мужчина поднялся. Теперь они стояли рядом, плечо к плечу.

— Дело в том, что в последний момент мы вынуждены были заменить робота. По техническим причинам.

— То есть как?

— Возникли некоторые неувязки. Сертификационная комиссия не подписала допуск. Не могли же мы отменить встречу!

— Интересненько, — протянул Тейт, еще не зная, как отнестись к такой новости. — И с какой же моделью я дрался?

— Вы дрались с человеком, мистер Тейт! Это Рэй Дуглас. Одно время он работал в команде Бриджера. Он профессиональный боксер... в прошлом.

— С человеком? С каким-то несчастным Дугласом?..

У Тейта перед глазами поплыло.

— Спокойнее, мистер Тейт. — Оба джентльмена, стараясь сохранять достоинство, попятились к двери.

— Убирайтесь! — заорал Тейт, выбегая за ними на лестницу.

Джентльмены, часто стуча каблуками, спустились вниз и скрылись в лакированной машине. Хлопнули дверцы, и через пару секунд от автомобиля остался лишь дымный хвост.

— Вот уроды! Сволочи. Скоты. Мерзавцы...

Тейт стоял посреди комнаты, не зная, на что решиться. Затем подошел к видеофону. Торопливо набрал номер. На экране возникла картинка: тренер, сидя за столом, просматривает утреннюю газету. Услышав сигнал вызова, он обернулся.

— Здравствуй, Аллен. Знаешь, с кем ты вчера дрался?

— Да, мне уже сообщили. Некий Рэй Дуглас.

— Ни черта ты не знаешь. Это вообще не боксер! Это дрянь. Его на улице подобрали. Он вчера впервые в жизни надел перчатки.

— Да вы что! — У Тейта разом ослабли ноги. — Они мне сказали, что он профессиональный боксер. В прошлом.

Тренер усмехнулся.

— И ты им поверил? После того, как они тебя надули?

— Но зачем им это? Призовой фонд... все мне!

— Почитай лучше газеты. Тогда поймешь.

Тейт бросился к пневмопроводу, возле которого валялась свежая почта. Уже издали увидел крупный заголовок:

«ЧЕМПИОН МИРА ПРОИГРЫВАЕТ ВЫСОКОКЛАССНОМУ ПРОХОДИМЦУ!»

Ниже располагалась фотография, на которой он — Аллен Тейт — застыл в центре ринга в глухой стойке, согнувшись чуть не вдвое, а рядом стоял «робот», опустив руки и ухмыляясь. Тейт схватил другую газету.

«ЧЕМПИОН МИРА ИЗ ПОРОДЫ ЗАЙЦЕВ?»

И все та же фотография. А далее следовало:

«ЛИГА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО БОКСА АННУЛИРОВАЛА ВСЕ КОНТРАКТЫ С БЫВШИМ ЧЕМПИОНОМ МИРА!»

Тейт отшвырнул газету. Какой же он идиот! Ведь видел, что тот парень ни черта не умеет, почему же не размазал его по рингу, не прибил на глазах у всех?

— Понял теперь? — поинтересовался тренер.

— Я прикончу этого типа!

— Ну конечно. Кто тебе позволит? Его больше никогда не выпустят на ринг. Теперь он до конца жизни будет всем рассказывать, как отделал чемпиона мира. А главное, ты уже ничего не сможешь изменить. Ты ведь не заставишь публику забыть этот бой.

Тейт грохнул кулаком по экрану. В висках стучало. Теперь все будут думать, что Аллен Тейт — бесстрашный и непобедимый Тейт — жалкий трус. Но ведь это неправда! Это всего лишь тактика, трезвый расчет...

А впрочем, не все ли теперь равно.

Тейт подошел к столу, взял чек и долго смотрел на него, словно пытаясь испепелить взглядом. На губах его заиграла странная улыбка. Он шагнул к окну и с треском распахнул створки. Пахнуло лесной свежестью, по комнате потек холодный влажный воздух. Тейт закрыл глаза и глубоко, с наслаждением вдохнул. Затем взялся за чек обеими руками и рванул. Разжал пальцы, а потом долго смотрел, как две половинки кружились в воздухе и все никак не могли достигнуть земли.

© А. Лаптев, 2007

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
Bad 13
№ 1
22.09.2009, 14:24
Ага боксера, развели… Во так примерно и опускают кумиров!((
Robin Pack
№ 2
22.09.2009, 14:43
Секрет Полишинеля.
Почти с самого начала ясно, что это не робот.
Задумка стандартная, впрочем, финал неплохо раскрыт с т.з. психологии.
Анзор
№ 3
07.07.2011, 16:49
Это чистой воды разводилово!Рассказ мне понравился. Хотя тут есть над чем поработать: и над динамикой событий, и сюжет слабоват. Вобщем работать, работать и ещё раз работать, как завещал \"великий\" Ленин.
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться