Google+
Сделка с дьяволом МИРЫ. FALLOUT ARMAGEDDON 10 шестеренок стимпанка
Версия для печатиМиры: Миры. «Бас-Лаг: Нью-Кробюзон»

Город и мир

Нью-Кробюзон

Город массивно устремлялся ввысь, словно вдохновляемый огромными горами, которые возвышались на западе. Линия горизонта была изрезана торчащими силуэтами квадратных жилых громад в десять, двадцать, тридцать этажей. Они протыкали небо, словно толстые пальцы, словно кулаки, словно обрубки конечностей, безумно раскачиваясь над горбами домов пониже.

Чайна Мьевиль, “Вокзал потерянных снов”

Нью-Кробюзон

Вселенная: Бас-Лаг

Форма правления: Демократия

Государственное устройство: Город-государство

Население: Люди, хепри, какты, водяные

Официальный язык: Рагамолл

Не перевелись еще на свете чудаки, готовые потратить массу времени и денег ради того, чтобы из одного грязного, душного, перенаселенного города добраться до другого — такого же пыльного, многолюдного и неприглядного. Кажется, их называют путешественниками. Замечательное средство излечиться от противоестественной тяги к перемене мест — посетить Нью-Кробюзон, пожалуй, самый непригодный для нормальной жизни мегаполис современной фантастики. Загаженные реки и улицы, расовая неприязнь, продажные власти, изуверское правосудие — вот только некоторые из достоинств города, который каждый нью-кробюзонец искренне считает лучшим местом на всем Бас-Лаге.

Не готовы бросить все и отправиться за тридевять измерений? Не беда: познакомиться с Нью-Кробюзоном можно и не вставая с дивана. Для этого достаточно прочитать романы Чайны Мьевиля, придумавшего мир Бас-Лаг: уже вышедший у нас “Вокзал потерянных снов” и еще не переведенные “Шрам” и “Железный совет”. Только учтите, что книги эти под стать городу, для чтения детям на ночь не подойдут. И еще: в нашем путеводителе приведена самая свежая и самая полная информация, которая, возможно, подпортит вам удовольствие от романов.

На карте и в истории

Нью-Кробюзон расположен в мире Бас-Лаг недалеко от восточного побережья континента Рохаджи, у слияния рек Ржавчина и Вар. Он вытянут с востока на запад приблизительно на 11 миль, а от северной его границы до южной — около 8 миль. Климат умеренный, с выраженной сменой времен года. Судя по всему, изначально город стоял на холмистой равнине, местами переходящей в болота, но тысячелетия урбанистической деятельности до неузнаваемости изменили ландшафт.

Летоисчисление ведется с момента основания Нью-Кробюзона (Anno Urbis). Логично предположить, что раньше где-то существовал “старый” Кробюзон, — однако до нас не дошли вообще никакие свидетельства о происходившем вплоть до 11 века. Около 1300 года на город обрушился разрушительный Вихревой шторм, и чтобы избежать этой напасти в будущем, нью-кробюзонцы построили облачные башни, управляющие погодой. Это событие ознаменовало начало Изобильных лет — эры процветания города.

Под занавес золотого века Нью-Кробюзон ввязался в затяжную войну с соседями, которая впоследствии стала именоваться Пиратскими войнами. Весомым аргументом в противостоянии должен был стать колоссальный пароход “Гранд Истерли”, спущенный на воду в начале войны. Однако он оказался слишком неповоротливым и всю войну продрейфовал у берегов Железного залива в каких-нибудь десяти милях от Нью-Кробюзона, пока таинственным образом не исчез. Тем временем ученые разработали еще одно абсолютное оружие — вихревую бомбу, которая в 1545 году была сброшена на фактически сдавшийся уже город Сурош. Результаты превзошли ожидания в такой степени, что от дальнейшего использования вихревой энергии отказались, а когда сто лет спустя нью-кробюзонцы узнали правду о Суроше, они чуть не перевернули город вверх дном.

Считается, что история с Сурошем — намек на атомную бомбардировку американцами Хиросимы и Нагасаки в 1945 году. В обоих случаях применение настолько сильного оружия было необоснованным. Более того, вихревая энергия у Мьевиля поразительно похожа на радиацию.

В конце 17—начале 18 века Нью-Кробюзон принял тысячи представителей расы хепри, бежавших со своей охваченной эпидемией родины. На следующий рубеж столетий пришлись война с городом-государством Теш, крестовый поход против машин и попытка государственного переворота.

Хронология

1000-1100 — Начало торговли между Нью-Кробюзоном и расой хепри.

Около 1300 — Вихревой шторм.

1300-1500 — Изобильные годы.

Около 1500 — Сооружение “Гранд Истерли”.

1500-1544 — Пиратские войны.

1689 — Бунт Сакрамунди, вызванный открытием правды о Суроше.

1689-1709 — Исход хепри.

1779-1780 — События “Вокзала потерянных снов”.

1780-1781 — События “Шрама”.

1780-1804 — Война с Тешем.

1793 — Войны конструкций.

1805-1806 — События “Железного совета”.

Будет преувеличением сказать, что в Нью-Кробюзоне рады туристам. Да, если ваш кошелек туго набит шекелями, вы найдете приличное жилье и сможете провести здесь пару незабываемых недель, но не рассчитывайте на помощь экскурсионных бюро или турагентств. Нью-Кробюзон — это промышленный, торговый и научный центр Рохаджи, а возможно, и всего Бас-Лага. Хотя лучшие времена города-государства остались в прошлом, его ученые по-прежнему совершают удивительные открытия, флотилии бороздят океанские просторы, а политики мертвой хваткой держатся за власть.

Как проехать по Нью-Кробюзону

Общедоступная сеть железных дорог состоит из пяти линий, разбегающихся от Возала на Затерянной улице во все концы города. Для путешествий на короткие расстояния лучше воспользоваться возницами: больше нигде не выпадет шанс прокатиться в коляске, запряженной не простыми лошадьми, а, например, Переделанными. Милиция пользуется системой воздушных рельс, сходящихся к Штырю, а также дирижаблями.

Отцы и дети города

Добро пожаловать в Нью-Кробюзон, город контрастов!

Нью-Кробюзоном и всеми его колониями управляет мэр, формально — глава исполнительной власти, на деле — абсолютный правитель. Парламент считается законодательным органом, однако фактически депутаты пляшут под дудку мэра. Выборная система весьма оригинальна. Избирательные бюллетени распределяются случайным образом между теми, кто изъявит желание проголосовать. Разумеется, такая лотерея открывает массу путей для подтасовок — и никто из политически активных нью-кробюзонцев давно уже не воспринимает выборы всерьез. Тем более, выбирать-то не из чего. Парламентское большинство, “Партия Жирного Солнца”, представляет интересы элиты и денежных мешков. “Инакая Тенденция” ограничивается вялой поддержкой ксениев — нечеловеческих рас. “Наконец Мы Прозрели” вообще не может похвастаться внятной политической платформой, а “Три Пера” и особенно ее радикальное крыло “Новое Перо” — оголтелые человеческие расисты.

Вид на Штырь и Парламент.

Неудивительно, что в Нью-Кробюзоне действует сильное и неплохо организованное подполье. Издается запрещенная газета “Буйный бродяга”, устраиваются забастовки и покушения на первых лиц города. Бунтарям противостоит милиция — смесь армии, спецслужб и органов охраны правопорядка. Глупо рассчитывать на ее помощь, когда приставят к горлу нож в темном переулке, — но при малейшей опасности для властей милицейские возникают словно ниоткуда. Опознать их можно по черным капюшонам, которые скрывают черты лица. Судьи — здесь они называются Магистрами — тоже заботятся о конспирации: вершат правосудие в масках и под псевдонимами. А все потому, что техномагические успехи нью-кробюзонцев дают им в руки наказание пострашнее смертной казни — Переделку. Преступника могут приговорить ко вживлению механического протеза или нечеловеческого органа: считается, что это будет напоминать Переделанным о совершенном проступке. Далее, в зависимости от тяжести преступления, нарушителей закона отправляют в рабство или отпускают — например, в бордель для извращенцев. Неудивительно, что среди Переделанных особенно сильны левые настроения.

Внешняя политика Нью-Кробюзона покоится на торговле и войне. Тот, кто отказывается от первого, получает второе. Впрочем, военные действия мэр предпочитает вести чужими руками, например, выдавая лицензии на пиратство. Дипломатические отношения город-государство также выстраивает с позиций сильного. Исключения делаются только для могущественных существ из других измерений: коварных демонов и непредсказуемых пауков-Ткачей.

Джек-Полмолитвы и Торо — самые известные лидеры подполья. Разумеется, Переделанные.

Район за районом

Вокзал на Затерянной улице.

Начинать осмотр достопримечательностей Нью-Кробюзона лучше всего с Вокзала на Затерянной улице. Это не просто транспортный узел посреди города, куда сбегаются все пять линий железной дороги. Монструозное творение обезумевшего архитектора, Вокзал — деловой и торговый центр Нью-Кробюзона, резиденция послов и штаб-квартира милиции. Со Штыря, западной башни Вокзала и самой высокой точки мегаполиса, открывается незабываемый вид на город, — правда, насладиться им могут только высшие чины правительства да охранники правопорядка. Поэтому мы ограничимся внешним осмотром здания и прогулкой по центральному торговому району Ворон.

Подобные конструкции, часто помогающие ученым в работе, могут быть большим, чем кажется.

К юго-востоку от центра, у слияния Ржавчины и Вара, расположена Барсучья топь. Здесь сосредоточены лаборатории независимых ученых: признанные авторитеты предпочитают университетский Мафатон. Животные, давшие название топи, служат на побегушках у местных искателей знаний. Купаться в местных водах по понятным причинам не рекомендуется особенно. Зато можно полюбоваться эклектичным зданием Парламента, которое целиком занимает соседний остров Страк.

За рекой, к востоку, возвышаются Ребра — вросшие в землю останки гигантского доисторического животного. Несмотря на явный недостаток территории в городе, земля внутри Ребер остается почти незастроенной: древние кости пользуются дурной репутацией.

Городские законы не предписывают ксениям обитать в гетто, однако нечеловеческие расы предпочитают жить рядом с себе подобными. Наиболее многочисленная диаспора Нью-Кробюзона — хепри. Самцы этой расы — просто крупные жуки, а женщины обладают человеческим телом, только вместо головы — насекомое. Уважающие себя хепри живут в Кинкене, и туда следует заглянуть уже ради того, чтобы посмотреть на статуи, которые женщины-насекомые ваяют из собственной затвердевающей слюны. А вот в западной части города, на Ручейной стороне, обитают хепри-традиционалистки, которые чураются контактов с остальными расами и ставят себя ниже своих безмозглых самцов.

Через реку от Кинкена над несколькими городскими кварталами высится громадный стеклянный купол — Оранжерея. Здесь живут теплолюбивые люди-кактусы, или какты. Сильные, атлетически сложенные и агрессивные, они часто служат чернорабочими или охранниками. Какты свято блюдут неприкосновенность Оранжереи и не пускают туда иноземцев.

У хепри нет человеческого рта, поэтому они общаются жестами и письменно.

Какты — самая воинственная раса Нью-Кробюзона.

Несколько десятилетий на свалке в Малой петле существовала оригинальная форма жизни — Совет конструкций. Он зародился в виде вируса внутри одного из бытовых роботов (конструкций), постепенно обрел развитый искусственный интеллект и обзавелся сектой почитателей среди людей. Довольно скоро Совет стал представлять угрозу правительству, и его было решено уничтожить, — а заодно и всех роботов Нью-Кробюзона. После Войн конструкций на смену машинам пришли големы.

Еще одно маленькое гетто, Расплевы, находится к юго-западу от Нью-Кробюзона. Когда-то здесь строили элитные кварталы, но подрядчик обанкротился, и несколько лет спустя пустые башни облюбовали крылатые люди гаруды — и отбросы общества других рас. Cразу за Расплевами начинается Строевой лес, через который когда-то хотели строить междугороднюю ветку железной дороги, да так и не построили.

Представители расы водяных, как им и положено, предпочитают не улицы, а реки. Встретить их проще всего в доковых районах Паутинное дерево и Дымная излучина, где они помогают проводить, разгружать и ремонтировать корабли.

Гаруда, потерявший крылья, — один из героев первого романа о Нью-Кробюзоне.

Vodyanoi. Чайна Мьевиль собрал в Бас-Лаг вымышленных существ со всей Земли.

Окраины Нью-Кробюзона (за исключением респектабельного Плитнякового холма) — не самое лучшее место для прогулок, особенно ночью. Вряд ли вас заинтересуют бойни, дешевые кабаки, дома буйнопомешанных и редакции подпольных газет. Отправляться на прогулку лучше всего в богемные Салакусские поля — пристанище писателей, художников, журналистов. А рядом, в Собек Крусе, расположены чуть ли не единственные в городе сады.

За пределами мегаполиса

Окрестности Нью-Кробюзона и уж тем более его колонии значительно уступают метрополии. Город охватывает так называемая Зерновая спираль — пояс полей и ферм, с которых кормится мегаполис. У впадения Большого Вара в Железный залив стоит портовый Тармут, где швартуется даже больше судов, чем в самом Нью-Кробюзоне: далеко не каждый торговец жаждет заплатить въездную пошлину. Неподалеку от берега качаются на волнах черные тюремные баржи — перевалочный пункт на пути Переделанных в заокеанскую колонию Нова Эсперум. По дороге туда, на острове Танцующей птицы, имеется еще одно подконтрольное Нью-Кробюзону поселение — захудалый городишко Ке-Банса. А у южной оконечности архипелага Плавники — совершенно секретная информация! — вгрызлись в морское дно самые настоящие буровые платформы.

Интересный памятник несбывшимся надеждам стоит неподалеку от Нью-Кробюзона. Это словно на секунду приостановившийся поезд. Во время прокладки очередной трансконтинентальной железной дороги рабочие взбунтовались и угнали состав-рельсоукладчик. Разбирая путь за собой и выстраивая его впереди, они колесили по всему континенту. Передвижная социалистическая коммуна, получившая имя “Железный совет”, вступила в неравное противостояние с Нью-Кробюзоном. Когда поезд уже был готов совершить самоубийственную атаку на мегаполис, один из лидеров бунта заморозил состав во времени. Рано или поздно действие заклинания закончится и “Железный совет” возобновит свой бег. А пока необычный поезд стал культовым местом для всех нью-кробюзонцев левого толка.

* * *

Нью-Кробюзон — это даже не город, а колоссальный механизм, полностью подчиняющийся своим владельцам, настоящая квинтэссентция стимпанка. В нем можно усмотреть гротескную карикатуру на Лондон, Нью-Йорк или любой другой мегаполис современности, — но Чайна Мьевиль замахивается на большее. Нью-Кробюзон, да и весь Бас-Лаг для него — полигон, на котором отрабатываются социальные и политические идеи. Писатель намеренно не ставит в центр повествования богачей и чиновников, он показывает жизнь обычных людей, таких, как его читатель. А это значит, что каждый из нас может почувствовать себя немного нью-кробюзонцем.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться