Google+
Современники. Нил Гейман Мир Александра Зорича: Завтра война Вселенная «Magic: The Gathering» Реальность Жюля Верна
Версия для печатиИнтервью: Павел Борозенец, художник

«Становление художника»

Беседа с Павлом Борозенцом

Замечательный художник Павел Борозенец стоял у истоков российской фэнтезийной иллюстрации. Многие образцы жанра впервые увидели свет в нашей стране именно с обложками этого мастера. Несмотря на то что в конце девяностых художник был вынужден оставить любимую работу, несколько лет назад фэнтезийная карьера Борозенца вышла на новый виток в издательстве «Крылов».

«Идеал обложки — ручная работа»

Часто спрашиваешь художников, как они начали рисовать, и в очередной раз слышишь о детской беззаветной любви к этому искусству. А как вы пришли к своему занятию?

У меня все было иначе. Так получилось, что мои отец, дедушка, дядя — все понемногу рисовали и, как часто бывает, решили реализовать свои мечты в молодом поколении, то есть во мне. Меня усиленно толкали на эту стезю, отправили учиться в художественную школу. Я с переменным успехом отбрыкивался: пытался вообще ничего не делать или искал себе другое занятие. Но постепенно втянулся в рисование: хотя время настало не самое спокойное — перестройка, — художники определенного уровня все еще жили совсем не плохо, и при этом заказы оставляли время творить для души, — что и определило окончательный выбор. Тогда вообще люди многих профессий совмещали работу ради денег с каким-либо творчеством.

Медведь не пройдет! (для книги А. Витковского «Витязь»).

Примерно тогда же в нашей стране начали появляться произведения западных фантастов. Были ли вы среди поклонников этих книг?

Действительно, пожалуй, именно тогда я и увлекся фэнтези. С искренним упоением читал все, что попадалось в руки. Особенно полюбились книги о Конане, они вдохновляли меня на творчество. Даже, наверное, не столько сами романы, сколько их обложки, нарисованные великолепными мастерами — Борисом Вальехо, братьями Хильдебрандтами, Фрэнком Фразеттой. Именно они открыли для меня магию фэнтезийных миров. То, как были нарисованы люди, оружие, атрибутика, — все это привлекало не меньше, чем тексты романов. Стиль тех иллюстраций был внове для художников, воспитанных на традиционных пейзажах или натюрмортах, в жестких рамках, которые ставило классическое образование. Мне, правда, было несколько легче: я учился на дизайнера и рисование мне преподавали не так строго. Позднее мне, пожалуй, несколько не хватало школы и приходилось доучиваться самому, зато у меня не было закоснелого взгляда на рисование. Уже в те годы я старался дотягиваться до уровня художников, упомянутых выше.

Что привлекало вас в работах этих мастеров фэнтези?

Фантастика и фэнтези порой причудливо переплетаются (для книги Ф. Разумовского «Вселенский расконвой»).

Их картины, пожалуй, несколько безличны, но очень хорошо выверены. Великолепная композиция, передача цветов, динамика. Эти работы хорошо смотрятся даже на плохо изданных книгах. Я в чем-то до сих пор консерватор, для меня идеалом обложки остается ручная работа. Хотя сам не безгрешен: порой использую клипарты и фотографии, но стараюсь обходиться без них или хотя бы обращаться к ним как можно реже, в основном рисуя своими руками.

А как увлечение переросло в работу?

Есть такой редактор, Вадим Назаров — настоящий мастер искать таланты, как литературные, так и художественные. Он пришел на кафедру в «Муху» и спросил у заведующего, есть ли среди студентов кто-нибудь, способный иллюстрировать фэнтези. Тот указал на меня. Я был крайне удивлен, что мне предложили такую работу, ведь тогда получить шанс и найти время, чтобы параллельно с учебой качественно выполнить заказ, было непросто. Я представлял, что от меня хотят получить, но без моделей, журналов, клипартов, которых сейчас стало настоящее изобилие, справиться было сложно.

Сильно ли изменилось отношение к работе фантастических художников с тех пор, когда вы начинали?

Славянская магия не слишком эффектна, но в эффективности ей не откажешь (для книги С. Фомичева «Серая Орда»).

Первые два-три года, когда жанр в нашей стране только вставал на ноги, над оформлением серьезно работали, обсуждали каждую деталь, что-то постоянно меняли. Но по прошествии нескольких лет сложились четкие требования рынка. Теперь часто редактор или директор издательства формулирует определенные требования, от которых настоятельно не рекомендуется отклоняться. Все-таки книгоиздание — бизнес, и в нем не последнюю роль играют финансовые интересы.

На ваш профессиональный взгляд, способствует ли хорошее оформление успеху романа?

Сложный вопрос. Конечно, оформление всегда важно, ведь оно способно привлечь к книге внимание читателя. Но в то же время мне не раз приходилось видеть авторов, которые завоевали признание публики, хотя их книги не могли похвастаться выдающимися иллюстрациями. Красивая обложка может стать хорошим подспорьем, но самую значительную роль все-таки играют реклама и политика издательства по отношению к авторам. Любой читатель, и я не исключение, предпочтет взять с полки красивую книгу с хорошим переплетом и качественной бумагой.

Благодаря мастерству Павла Борозенца книги многих отечественных авторов выходят с великолепным оформлением, а значит, получают еще больше шансов завоевать внимание любителей фантастики. И сейчас с трудом верится, что всего несколько лет назад Борозенец едва не забросил оформление книг.

Вся пиратская романтика — это скелеты вокруг...

...И постоянная опасность быть вздернутым на рее (для книги М. Ахманова «Ворон»).

«Рекламный плакат, а не иллюстрация»

Хотя вы стали одним из первопроходцев фантастической живописи в нашей стране, сейчас вы не так известны, как некоторые более молодые художники. Вы несколько лет почти не рисовали и лишь недавно вернулись к активной деятельности. С чем это связано?

Нечасто Борозенцу удается отвлечься от фэнтези и оформить фантастический роман.

В 1998 году, после известных событий, меня уволили из «Азбуки», и я на некоторое время забросил рисование. Несколько следующих лет я занимался исключительно дизайном в издательстве «Амфора». Не рисовал почти пять лет: работа красками требовала больших усилий, а компьютерное рисование мне поначалу не слишком понравилось. Наверное, даже подрастерял уверенность в своих силах, — но поступило предложение от «Крылова», и не захотелось от него отказываться. Поначалу я думал, что сделаю три-четыре обложки — и все, но постепенно снова втянулся в оформление фэнтези и почувствовал интерес к теме. Очень благодарен «Крылову» за то предложение, потому что сам вряд ли стал бы ходить по издательствам и предлагать свои услуги.

Потребовалось время, чтобы восстановить навыки, но потихоньку я наверстал упущенное. Правда, возникла другая проблема, связанная с тем, что компьютер позволяет отшлифовать любую мелочь: я скрупулезно вырисовывал каждую деталь, например, заклепку на доспехе, не понимая, что это совершенно не обязательно, ведь ее все равно не будет видно на обложке.

Сильно ли изменился ваш стиль за время карьеры?

Когда я начинал, рисовал по большей части пейзажные работы — минимум людей и динамики. Никаких рыцарей с мечами, никакой рубки, основной упор я делал на передачу определенного настроения и изображение одного главного персонажа, который должен был «зацепить» зрителя. Сейчас я гораздо больше внимания уделяю образу героев. Но беда современных обложек в том, что едва ли не на половине из них — главный герой, изображенный примерно по пояс. Качественно, красиво, но это скорее рекламный плакат, чем полноценная иллюстрация. Конечно, я стараюсь от этой формулы отходить, но приходится и подстраиваться под новые требования издателей.

Бородатые славяне — специализация Павла (для книги Е. Дворецкой «Лес на Той Стороне»).

Пожалуй, каждая вторая книга «Крылова» выходит с вашей обложкой. В чем секрет такой работоспособности?

Дело, скорее всего, в моем темпераменте. Хотя, наверное, можно еще употребить и несколько заезженное, но тем не менее подходящее слово — профессионализм. Когда хочешь не хочешь, но выдаешь качественный результат. Но конечно, приятнее работать, когда есть вдохновение и какие-то душевные силы, позволяющие сделать что-то действительно интересное.

Заказы какого плана пробуждают в вас это вдохновение?

Я предпочитаю работать с чистым фэнтези по одной простой причине — оно предоставляет больше свободы. Так получилось, что я увлекся околоисторической тематикой и мифологией, вплотную занялся соответствующей атрибутикой, костюмами, оружием — подробно все это изучал. А дальше уже пошло-поехало. Очевидно, данная тема требует определенной подготовки, а поскольку у меня уже есть багаж знаний, мне и предлагают схожие проекты. Я бы, конечно, мог переключиться на другую, например, на древнеримскую тематику. Но это потребовало бы времени на подготовку и детальное ознакомление с эпохой. Я стараюсь основательно подходить к таким работам. Хотя бывают иллюстрации, из-за которых меня можно упрекнуть в некоторой исторической небрежности, но, поскольку речь идет о фэнтези, думаю, позволительно немного отступить от полного копирования реальности.

Тем более что вам порой приходится совмещать на первый взгляд несовместимое: оружие двадцатого века и рыцарей...

В свободное время Павел оформляет книги по психологии.

Этим действительно очень интересно заниматься. Например, сериал Руслана Мельникова «Тевтонский крест» позволяет создать подобный дикий коктейль. Бывает крайне интересно взять, скажем, татар с их кривыми саблями и луками или тевтонских рыцарей — и добавить к ним танки «Пантера», гранатометы, автоматы. Просто шикарный материал для творчества.

Вы общаетесь с авторами романов, когда иллюстрируете их произведения?

С ними я стараюсь не контактировать. Как правило, вмешательство писателя приводит к тому, что обложка получается хуже, чем могла бы быть. На первый взгляд это кажется странным, а порой бывают исключения, но чаще всего выходит именно так. Представление писателя и виденье художника редко совпадают, и в итоге получается какой-то усредненный вариант, который на самом деле не нравится ни мне, ни автору.

Кого из авторов, книги которых вы оформляли в последнее время, вы могли бы посоветовать нашим читателям?

Конечно, в первую очередь Елизавету Дворецкую — она, безусловно, мастер. Возможно, ее творчество не для всех: любителям большого количества действия и быстрого развития сюжета ее романы вряд ли придутся по душе. Просто она пишет хорошие книги с размеренным повествованием, почти без экшена — отличная литература для отдыха. Тот редкий случай, когда некоторая «женскость» романа не раздражает.

Впрочем, в последнее время я, к сожалению, утратил любовь к чтению: оно превратилось для меня в часть работы.

Работоспособность нашего собеседника поражает воображение не меньше, чем качество и самобытность его картин. По обложкам Павла Борозенца, кажется, можно изучать историю отечественного фэнтези: он успел поработать в нескольких крупных издательствах, оформлял книги Марии Семёновой и Ника Перумова, а сейчас его иллюстрации дают путевку в жизнь книгам многих начинающих авторов.

Иногда грань между исторической и фэнтезийной иллюстрацией почти стирается.

Полуобнаженных женщин Павел рисует редко, но метко. Видимо, сказывается давняя любовь к картинам Вальехо.

«Где эти люди?»

На Западе у большинства именитых иллюстраторов фэнтези и фантастики выходят альбомы, там художник — самостоятельная величина. В России же художники известны гораздо меньше, чем писатели. Как вы считаете, это может в ближайшем будущем измениться?

Меня всегда восхищало, что на Западе художник и писатель — две равные по масштабу величины. Конечно, хотелось бы, чтобы мы смогли перенять такой подход. И, как мне кажется, мы постепенно двигаемся в нужном направлении. В том числе и благодаря вашему журналу: открываешь «Мир фантастики» и видишь работы художников, их мнения и советы. Думаю, это стимулирует издателей находить новые таланты и быть более внимательными к именитым мастерам. Чем, кстати, и хорошо издательство «Крылов»: в нем доброжелательно относятся к тем, кто иллюстрирует книги.

Кто к нам с танком придет, тот от меча и погибнет.

А как вы оцениваете уровень современных отечественных художников, оформляющих фэнтези?

У большинства из них сейчас действительно очень высокий уровень. Можно достаточно долго перечислять отличных художников: Сергей Шикин, Владимир Бондарь, Роман Папсуев, Антон Ломаев... Они создают картины самых разных стилей и направлений и заслуживают восхищения. Но все-таки говорить, что поколение уже выросло, я бы не спешил. Становление художника — долгий процесс. Бывают, конечно, самородки, но в большинстве случаев даже с высшим художественным образованием приходится долго работать над собой, чтобы стать профессиональным иллюстратором.

Многие из современных художников рисуют исключительно с помощью компьютера. Не вытеснит ли электронное перо традиционные холст, кисти и краски?

Это уже произошло. Я знаю только одного художника — Антона Ломаева, — который все рисует исключительно на бумаге. И многие действительно делают электронные рисунки очень качественно, почти с фотографической точностью. Причем они могут исполнить на таком уровне, без натуры, даже портрет. Я на этом особенно акцентирую внимание: нарисовать лицо с естественной мимикой очень тяжело и не всегда удавалась даже настоящим мастерам-академистам. Взять тех же «Бурлаков на Волге»: Илья Репин только прообразы для персонажей картины искал не меньше года.

А как придумываете лица своим персонажам вы? Тоже используете моделей?

Раньше я пытался рисовать своих знакомых. Но, к сожалению, иллюстрации, основанные на постановочных фотографиях и живых прототипах, не удовлетворяли заказчика. Наверное, они выглядели не слишком героическими. Меня в этом отношении всегда очень впечатляли иллюстрации Ларри Элмора к «Саге о Копье»: у его героев очень интересные живые лица, хотя это несколько упрощенные, можно даже сказать мультяшные образы, явно придуманные самим художником. Работы Элмора меня поразили сразу, как только я их увидел: они очень просты, но в тоже время гениальны. Возможно, такие несколько утрированные изображения даже лучше подходят для оформления фэнтези, чем картины, стремящиеся к реализму.

Дело Индианы Джонса живет и процветает.

В последнее время я стараюсь сам придумывать лица героям. Хотя в этом кроется иная опасность: постепенно можно начать рисовать одного героя. Нередко художник начинает рисовать либо себя, либо один сформировавшийся у него за время работы образ.

И вы тоже теперь активно используете компьютер в работе?

Был период, когда я работал на холсте, но это чудовищно трудоемкая работа, занимающая иногда около месяца. Сейчас я, как, наверное, и все, перешел на работу с компьютером. Рисую карандашом эскиз, сканирую его и начинаю подбирать элементы. Получается не хуже, чем при работе с красками, а в чем-то даже лучше: всегда можно исправить ошибки или недочеты. Хотя порой все-таки хочется рисовать руками, по-честному, чтобы картина представляла собой художественную ценность. Но возможности компьютера позволяют обойтись меньшими усилиями и так соединять уже существующие иллюстрации, что большинство читателей даже не поймет, что эти элементы не оригинальны. К сожалению, публика не отличается особой избирательностью и часто лучше реагирует на узнаваемые «полуфабрикаты». Так что тем, кто старается рисовать самостоятельно от начала до конца, становится сложнее.

И все-таки, на мой взгляд, никакие технические средства не заменят хорошей работы. Например, две книги Ника Перумова с моими обложками до сих пор продаются, что несколько удивительно, но приятно. Ведь я создавал их почти месяц, как раз маслом на холсте — тогда я позволил себе полностью отдаться этому делу и остался полностью доволен результатом.

Сегодня фантастическая индустрия предоставляет художникам много разных видов работы, например, создание иллюстраций для компьютерных и настольных игр. Не хотелось бы вам попробовать себя в этих областях?

Где эти люди, которые ищут художников для подобных проектов?.. Если бы мне предложили, пожалуй, было бы любопытно заняться чем-нибудь подобным, разнообразить уже более-менее устоявшийся творческий процесс.

Одна из самых свежих обложек, созданных Борозенцом.

Не одним коньком-горбунком живы русские герои.

Остается надеяться, что этот вопрос художника не останется без ответа, и Павел Борозенец сможет проявить свое недюжинное мастерство и талант в новых для себя областях фантастической индустрии. Каким бы образом ни сложилась дальнейшая творческая судьба нашего гостя, мы желаем ему всяческих успехов.

Досье: Павел Борозенец

Павел Борозенец родился 29 ноября 1965 в Симферополе, где окончил художественную школу. Продолжил заниматься рисованием в Крымском художественном училище им. Самокиша, отслужил в армии. В 1988 году защитил дипломную работу — серию политических плакатов. Перебравшись в Санкт-Петербург, поступил в художественное училище имени В. Мухиной («Муха») на отделение графического дизайна. Во время обучения Павел начал оформлять обложки фэнтезийных романов. Неудивительно, что темой своего второго диплома в 1993 году художник сделал фэнтезийную настольную игру.

С начала девяностых и по сей день Павел Борозенец успешно работает в издательском бизнесе. Он был художественным редактором в издательствах «Северо-Запад», «Азбука» и «Амфора», а также главным художником в издательстве «Речь». В последние годы Павел активно сотрудничает с издательством «Крылов», оформляя многочисленные романы как молодых, так и уже достаточно именитых отечественных авторов.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться