Google+
Арнольд МИРЫ. BATTLETECH НА ЗЛОБУ ДНЯ. ЧЁРТОВА ДЮЖИНА СТРАШИЛОК Глен Кук
Версия для печатиРассказы: Алехин, Леонид. «Сказка на ночь»
Кратко о статье: ЛЕОНИД АЛЕХИН     - Мама, расскажи мне про Красную Шапочку.     - Ну, что ты, милая, надо спать. Уже поздно совсем.     - Мама! Мама! Мама!     - Гретхен, прекрати. Разбудишь отца.     - Расскажи про Красную Шапочку! Мама!     - Тихо, малыш. Тихо. Уже рассказываю. Только повернись на бочок и засыпай, хорошо?     - Рассказывай, мама.     - Жила-была одна маленькая девочка...

СКАЗКА НА НОЧЬ

— Мама, расскажи мне про Красную Шапочку.

— Ну, что ты, милая, надо спать. Уже поздно совсем.

— Мама! Мама! Мама!

— Гретхен, прекрати. Разбудишь отца.

— Расскажи про Красную Шапочку! Мама!

— Тихо, малыш. Тихо. Уже рассказываю. Только повернись на бочок и засыпай, хорошо?

— Рассказывай, мама.

— Жила-была одна маленькая девочка...

За поворотом тропинки она встретила незнакомца. И, конечно же, испугалась. Мама говорила ей никогда не разговаривать с чужаками.

— Добрый день, фроляйн, — сказал незнакомец.

Он был какой-то очень грустный и очень усталый, этот незнакомец. Лицо и белый воротник его кожаной куртки были испачканы копотью. Он сидел на врытом в землю камне с надписью “Шварцвальд”. Между ног, обутых в высокие сапоги, лежал большой деревянный футляр.

— Добрый день, — сказала девочка и хотела пройти мимо.

44 Kb

Ведь поздороваться — это еще не разговаривать. Значит, ничего страшного.

Но тут чужак встал с камня. Он оказался очень высоким, таким, что девочке пришлось задрать голову, чтобы увидеть его серые глаза.

Лицо незнакомца было некрасивое, но приятное. Некрасивое потому, что на правой щеке у него были ужасные шрамы. Много белых неровных шрамов, от глаза к подбородку. А приятное оно было просто так.

На лбу у незнакомца были смешные круглые очки с темными стеклами. Они держались на тонком кожаном ремешке. Девочке стало интересно, зачем нужны такие очки. Но спросить она постеснялась.

Ведь они были незнакомы.

— Меня зовут Рудольф, — сказал он и перестал быть незнакомцем.

Присев на корточки, он стянул с руки большую черную перчатку с крагами. И протянул руку девочке.

Она была очень вежливая и воспитанная девочка. Поэтому она пожала твердые холодные пальцы и сделала книксен.

— Меня зовут Эрика, — сказала девочка. — Эрика Браут.

— Очень приятно, Эрика, — сказал он. — В двадцати минутах ходьбы отсюда я видел дом. На почтовом ящике было написано “Грета Браут”.

— Это моя бабушка, — сказала Эрика. — Я как раз несу ей лекарства из аптеки.

Она подумала, что, наверное, болтает лишнее. Мама разозлится на нее, если узнает.

Эрика решила быстрее попрощаться с Рудольфом и бежать к бабушке.

Может быть, она застанет патера Ладвига, и тот угостит ее еще одной конфетой.

Гретхен заснула почти сразу. Посапывала, уткнувшись носом в плюшевую собаку. Черную, с белыми кругами вокруг глаз.

Она вышла в коридор, ступая тихо, чтобы не разбудить малышку и Кристофа. Оделась, взяла саквояж.

Уже у выхода почувствовала, что он стоит в дверях спальни.

— Почему ты не спишь?

Он пожал плечами.

— Бессонница. Всегда плохо сплю в полнолуние. Слышал, как ты опять рассказывала эту жуткую сказку. Мурашки от нее по коже. Нельзя придумать что-нибудь другое?

— Малышке нравится эта история. Милый, мы можем поговорить утром? У меня срочный вызов. Машина у подъезда.

— Вот это не перестает меня удивлять, — Кристоф развел руками. — Я лежу, слышу твой голос, слышу сопение Гретхен. Потому ты умолкаешь, настает полная тишина. Я не слышу, как ты ходишь и как собираешься. Как достаешь саквояж. Ничего. Потом снизу звук мотора — за тобой приехали. И ты уже открываешь дверь. Ты можешь мне объяснить, как это происходит? И как ты без звонка телефона узнаешь про срочный вызов?

— Милый, не говори глупости, — она подошла, прижалась губами к его щеке. Жмурясь, втянула носом родной запах. Запах дома. — Ты заснул на несколько минут и даже захрапел. Тебя, наверное, разбудил звонок из больницы.

— Эрика...

— Все, все, мне пора бежать. Ты быстро в постель. Я приеду через два часа, чтобы было как следует нагрето.

С трудом оторвавшись от Кристофа, такого близкого, надежного, любимого человека, она распахнула дверь.

Подумала с сожалением, что придется снова начать давать ему снотворное.

Об авторе

Леонид Алехин родился в поселке Кагалым Тюменской области, а в настоящее время — живет и работает в Германии. Его основная профессия — эколог, хотя увлечение Леонида футурологией и литературой также переросло любительские масштабы. Первый роман Леонида — "Падшие Ангелы Мультиверсума" — в конце прошлого года вышел в издательстве "Эксмо" (серия "Русская фантастика").

Среди своих интересов Леонид называет следующие: "мужчины, женщины, Джармуш, поп-культура, кошки, ящерицы", а среди друзей и коллег по творчеству выделяет группу разработчиков "13 рентген", Александра Зорича, дизайн-студию "Арктика" и интернет-портал "Ролемансер". Авторская страничка Леонида может быть найдена по адресу: www.alehin.ru.

Рудольф уговорил Эрику проводить ее до бабушки.

— Все-таки здесь у вас лес, — сказал он. — Можно встретить опасного зверя.

Эрика засмеялась.

— Самый опасный здесь зверь — это Нина. Овчарка моей бабушки. Она уже совсем старая.

Девочка подумала.

— Нина совсем старая. А бабушка у меня еще очень молодая. Мама говорит, что она нас всех переживет. Она так говорит, когда бабушка не слышит.

Она думала, что Рудольф улыбнется. Все взрослые улыбались, когда она это рассказывала. Но ее спутник, видимо, было чем-то сильно опечален. Он только покивал головой, как будто сомневаясь, что бабушка Гретхен всех переживет.

Они прошли еще немного, и Эрика решилась спросить, что это у него за очки.

— Они нужны, чтобы летать на самолете, — объяснил Рудольф.

Эрике стало очень интересно. Она хотела спросить про самолет. Но вместо этого у нее само собой спросилось про шрамы. Вырвалось. Смотрела на них, смотрела — и вот.

Она покраснела и прижала ко рту ладошку.

Рудольф не заметил ее смущения. Он поднял руку к лицу. Дотронулся до шрамов. Глаза его смотрели куда-то очень далеко.

— Это память об одном очень недобром человеке. Если можно его назвать человеком. Старая история.

Эрике стало еще интересней, чем про самолет. Она подошла к Рудольфу поближе. Ей в нос ударил резкий запах его куртки. Куртка была далеко не новая, но пахла так, как будто только что была куплена у кожевенника.

— А вы можете мне рассказать? — попросила она, трогая Рудольфа за рукав. — Я просто о-бо-жаю всякие истории.

Всю дорогу Эрика смотрела в окно на спящий Дрезден. Ни одного человека на улицах. Желтый круг луны в лужах.

Пару раз она поймала на себе любопытный взгляд шофера. Ван Рихтен превосходно муштровал своих людей. За всю дорогу парень не сказал ни слова, кроме “добрый вечер”. И водил он отлично. Черный “опель” слушался каждого движения рук в лаковых перчатках.

Перчатки. И запах нового кожаного салона. Сегодня она чаще обычного думала о сероглазом человеке в потертой пилотской куртке, с лицом, изборожденным шрамами.

Много лет назад мой самолет попал над Альпами в зону очень плотного тумана. Мне пришлось совершить вынужденную посадку.

При посадке я едва не разбился и сильно повредил левое крыло. Оставив самолет, я отправился на поиски человеческого жилья.

Проблуждав в тумане почти сутки, я наткнулся на деревушку. Очень странную деревушку.

Ее жители совсем не были похожи на баварцев. Их одежда, дома, язык. Диалект, на котором они говорили, я понимал меньше, чем на треть.

Но непонятным было не только это.

Каким-то образом современная цивилизация миновала стороной это место.

В деревне не было электричества. И при слове “керосин” жители удивленно крутили головами.

Их одежда, их дома, инструменты, все принадлежало не последнему десятилетию девятнадцатого века, а какой-то немыслимо седой старине.

Честное слово, я видел человека, который добывал огонь с помощью двух кремней. И несколько мужчин с настоящими мечами на поясах. Они отвели меня к кузнецу, который выковал эти мечи.

Кузнец был великаном, заросшим черными волосами и бородой. В руках он держал громадный молот, покрытый загадочным узором.

Его облик был звериным, но он не пугал. У него были живые глаза.

Так случилось, что я понимал его лучше, чем прочих.

— Кто ты? — спросил он. — Was bist Du?

— Охотник. Der Jäger.

— Охотник. Я мастер. Der Meister. Кузнец Вульнар Черный.

— Меня зовут Рудольф. Рудольф Вольфбейн.

Услышав мое имя, кузнец захохотал.

— Wolfbane! Fluch der Wëlfen! Твое имя значит Волчье Проклятье! А знаешь, как зовут мой молот?

Он потряс молотом у меня под носом.

— Молот Судьбы! На нем руны судьбы, Футарк. Они привели тебя ко мне, Рудольф Убийца Волков. Боги послали тебя сюда!

Я спросил его, зачем боги послали меня в их деревню. Он ответил, что я должен убить его брата-близнеца — Белого Вульнара. Хозяина Дикой Охоты.

— Спасибо, что приехала, Эрика, — рукопожатие негнущихся пальцев в тонкой перчатке.

На Гаспаре не было лица. Лишь обескровленное его подобие под шапкой спутанных волос. Полнолуние — очень трудное время в клинике доктора ван Рихтена.

— Пустяки, Гаспар. Для тебя в любое время.

— Барон фон Штольц, разрешите представить, Эрика Нагель. Наш лучший специалист.

— Очень рад знакомству, — фон Штольц щелкнул каблуками, блеснул моноклем, наклоняясь к ее руке.

Сухие губы. Колючая полоска усов. Запах казармы и горелого пороха. Им не успел пропитаться новехонький черный мундир, но он был в коже и волосах фон Штольца. В крови. Поколения его предков жили войной. И умирали ею.

Но барон пошел дальше. Пушек и пулеметов, газов и танков ему оказалось мало. Он и другие теперь рыщут в поисках нового оружия. Древнего запретного знания, которое охотно пожирает всех, кто с ним соприкасается.

Они находят его. Запирают в клетку. Изучают под микроскопом.

Потом кто-то допускает мелкую ошибку. Досадный просчет.

И вот уже само оружие рыщет по улицам города в поисках очередной жертвы.

— Как это случилось?

Каблуки Эрики выбивали звонкую дробь по мраморным плиткам коридора. Рядом чеканили такт сверкающие сапоги барона. Гаспар семенил сзади.

— Он повесился у себя в камере. На решетке. Разорвал голыми руками матрас и сплел веревку. Охранник пришел забирать обед и увидел его сквозь глазок.

Барон скривился. Ему претило изложение подробностей.

— Фрау Нагель, я сомневаюсь, что мой рассказ...

— Рассказывайте, — жестко оборвала его Эрика. — Все равно до полуночи начинать преследование бесполезно. Он затаился. Рассказывайте, мне важны любые зацепки.

Девочкой она любила истории. С тех пор любопытства в ней поубавилось. Но ей действительно необходимо было знать, с кем она имеет дело сегодня ночью.

— Как вам будет угодно. Охранник действовал по инструкции. Он вызвал двоих автоматчиков с овчарками и дежурного врача. Они вскрыли камеру, чтобы проверить тело.

Эрика уже поняла, что будет дальше. Еще один надгробный камень человеческой глупости.

— Вне всяких сомнений подопытный был мертв. Перелом шейных позвонков, смерть от удушения. Согласно инструкции, тело начали перевозить в Блок-Ц для вскрытия и кремации.

— А по дороге он обратился, растерзал охрану и сбежал.

Барон остановился.

— Да. Откуда вы знаете? — он с подозрением покосился на Гаспара.

— Знаю, — Эрика не сбавляла шаг, и фон Штольцу пришлось догонять ее чуть ли не бегом. — Вместо инструкций давайте читать вашим болванам выдержки из “Молота Проклятых”. Особенно в той части, что касается “полного изведения обращенных”. “Покончив же с человеческим телом, помни, что Зверь являет себя в двух ипостасях. И лишившись одной, спешит воплотиться в последующей, пока Врата Жизни еще распахнуты для него”.

До поворота они шли молча.

— Фрау Нагель, вы не думали о том, чтобы более плотно сотрудничать с нашим ведомством? — решился, наконец, барон. — Возможно, тогда нам бы удалось избегнуть подобных инцидентов.

— Я не хочу обижать вас, барон, — Эрика остановилась, посмотрела прямо в крошечные зрачки собеседника. — Но я никогда не стану близко работать с людьми, которые не ведают, что творят.

Барон Штольц побледнел. Потом кровь бросилась ему в лицо.

— Что. Вы. Имеете в виду, — выдавил он.

“Будь я мужчиной, не миновать бы дуэли”, — подумала Эрика. С сожалением. Дуэль — это хороший повод закрыть Врата Жизни для такого вот мерзавца.

— То, что я говорю, барон. Вот броский пример. Вы знаете, что за знаки носите в петлицах?

Фон Штольц смешно скосил глаза на воротник своего мундира.

— Я не уверен... — начал он

— Зато я уверена. Это перевернутые руны жизни Альгиз. Руны, предрекающие смерть. Вы и ваши начальники суете голову судьбе в пасть. Я не хочу быть рядом, когда она ее захлопнет.

История, которую рассказал мне Черный Вульнар, была невероятна. Если бы мне довелось услышать ее за кружкой пива, я бы, наверное, рассмеялся.

Но там, в месте по другую сторону времени, среди гор, утопающих в тумане, все звучало иначе.

Там можно было поверить в цвергов, подземных мастеров и чародеев, населяющих горы, как черви вековой дуб.

Цверги не враги людям. Но иногда они крадут человеческих детей. Если те отмечены невидимой смертным, но притягательной для цвергов руной судьбы.

Нет, “крадут” — неверное слово. Цверги по-своему честны. Они совершают обмен.

Вместо похищенного ребенка в колыбели остается его близнец, сделанный из волшебной глины.

Подменыш во всем подобен человеку. Ребенком он плачет. Подростком набивает пузо за троих. Мужчиной волочится за юбками.

У него нет лишь двух вещей, свойственных каждому смертному.

Истинной тени, которую можно увидеть в лунном свете, и узнать по ней душевные качества человека. Цверги не умеют вкладывать душу в свое глиняное творение. Следовательно, подменыш отбрасывает лишь ложную тень, видимую на солнце.

В лунном же свете видно, что кожа его цвета глины, глаза сделаны из олова, а ногти и зубы из железа. Цверги умеют сделать неживое живым, но в лунном свете их обман очевиден.

И собственной судьбы нет у детища цвергов. Только отражение судьбы того, по чьему подобию он создан.

Перевернутая вниз головой руна чужой жизни.

— Сорок лет назад родился мальчик. В доме кузнеца, — Вульнар запивает свой рассказ пенной брагой, припечатывая каждое предложение стуком кружки по столу.

42 Kb

Кузнец был великаном, заросшим черными волосами и бородой. В руках он держал громадный молот, покрытый загадочным узором.

И с каждым глотком его рассказ становится все более поэтичным, все более напевным.

— Тор, покровитель мастеров и воинов, возложил ему на лоб старшую руну Зиу — руну силы и справедливости. Ее носитель должен был стать великим бойцом и непревзойденным кователем. Неудивительно, что в ту же ночь цверги украли его из колыбели, чтобы обучить своему тайному мастерству в подземных чертогах.

— Но от цвергов ускользнуло, что не только Тор навестил новорожденного. Бог коварства, хозяин пещер мертвецов Локи, одарил младенца перевернутой руной Ингуз. Знаком подземного огня.

Палец Вульнара чертит знак на деревянной столешнице. На моих глазах ломаные очертания чернеют, как будто нанесенные каленым прутом.

— Обладателя этой руны не минует участь темного ведуна, мастера порчи и повелителя злых духов. Ему не миновать дороги предателя своих учителей. Такова плата за темное знание.

Завершенная руна вспыхивает огнем невиданного сумрачного оттенка. От стола пышет жаром.

Крякнув, Вульнар заливает огонь брагой из своей бездонной кружки. Перевернутая руна Ингуз шипит и долго не хочет гаснуть.

— В день своего десятилетия мальчик убил приютивших его цвергов. Вскормленный молоком валькирий, он был сильнее десяти взрослых мужчин. Впитанное с молоком, в нем жило презрение к смерти, а руна Зиу давала ему нечеловеческую доблесть. Ему не составило труда справиться с толпой карликов.

— После он вырвал им всем зубы и ногти, сделанные, как известно, из самого прочного в мире черного железа. Ни один кузнечный горн не смог бы расплавить его. Но убийца владел перевернутой руной Ингуз, призывающей подземный огонь. Он переплавил ногти и зубы своих учителей в острые стальные зубы и когти для себя.

— Новые зубы убийцы цвергов могли разгрызть камень. Его когти были длиной с хороший меч и могли рвать в клочья кольчуги. Но этого ему было мало. Он подстерег и убил белого волка, напоив когти и зубы его кровью. Содрав с волка шкуру при полной луне, он надел ее на себя и превратился в огромного белого волколака. С железными зубами и когтями. Убийцу заблудших путников. Хозяина воющих духов снежного бурана. Хозяина Дикой Охоты. Моего брата.

От удара о стол кружка Вульнара раскололась на множество глиняных осколков. Среди них насчитывалось немало острых. Но на руке кузнеца не было ни царапины.

Глина не ранит глину.

На черном металлическом диске часов две стрелки в виде человеческих рук показывали 11:30.

В кабинете Гаспара пахло формалином. И немножко — крепкой травяной настойкой. Директор клиники успокаивал нервы.

Над раскатанной на столе картой к барону вернулись уверенные манеры командующего.

— Мы проследили его от парка Альбрехтсберг. От идеи масштабного прочесывания нас отговорил доктор ван Рихтен. Ограничились цепочкой постов вокруг парка и в прилегающих кварталах, — фон Штольц указал на россыпь черных флажков. — Каждый пост — это двое автоматчиков с тренированной овчаркой.

— Замечательно.

— Красные флажки — это команды с прожекторами, — ободрился барон. — Как только прозвучит сигнал...

— Сигнал не прозвучит, — Эрика бесцеремонно поставила свой саквояж прямо поверх карты. — Ни вам, ни мне не нужен лишний шум. Все, чего мы добьемся клоунадой и фейерверком — это спугнем зверя или приведем его в ярость. Поверьте, вам не захочется увидеть его в ярости.

Щелкнув замком, она распахнула саквояж. Опустила руку в темную глубину, пошевелила пальцами.

Прикосновение ледяного металла успокаивало. Заставляло думать о деле.

— Вы хотите сказать, что пойдете туда одна? — из удивленно распахнутого глаза фон Штольца выпал монокль.

Эрика двумя пальцами поймала его над самым столом.

— Я пойду туда одна. Без ваших бравых убийц. Без вашего грохочущего оружия. Пойду и сделаю все дело, — она вернула монокль хозяину. — Гаспар, мне нужно девять ампул сыворотки-F. Две ампулы меастатина. Фосфор. Кислота. Я попробую взять его живым.

Ван Рихтен уже суетился у сейфа, звонко не попадая железными пальцами в отверстия наборного диска. Умница, ему никогда не надо было ничего объяснять.

— Но фрау Нагель, позвольте! Вы недооцениваете опасность!

— Не больше вас, барон. Кроме того, со мной будут мои верные друзья. Не стоит за меня волноваться.

— Друзья!? Какие друзья??? Мы не можем допустить посторонних...

Эти друзья. Они меня еще ни разу не подводили.

Не обращая больше внимания на барона, Эрика начала выкладывать “друзей” из саквояжа на стол.

Портативный автоматический арбалет, пристегиваемый к предплечью с помощью кожаных ремешков.

Связку стрел к нему. Наконечники стрел — стеклянные шприцы с длинными иглами или продолговатые ампулы.

Перевязь с десятком разнокалиберных скальпелей и других режущих хирургических инструментов. Все из чистого серебра.

Громоздкое устройство электрошока, состоящее из маховика со шнуром и батареи, цепляемых за спину. От батареи отходила пара гибких черных шнуров, венчавшихся серебряными дисками с изолированными рукоятками.

И, наконец, треугольная шапочка медсестры вместе с марлевой маской. Только не белого, а ярко-алого цвета.

Цвет свежепролитой крови. Лучшая приманка для оборотня.

— Почему ты хочешь, чтобы я убил твоего брата? — спросил я Вульнара.

— Чтобы разорвать нить. Наши судьбы сплетены. Я не могу не делать то, что делает он.

— Ты не хочешь быть кузнецом?

— Я не хочу быть убийцей! — вскричал Вульнар Черный. — Когда мне было десять, я случайно убил моего отца ударом молота. И это была не последняя случайность в моей жизни.

— И до сих пор тебе ничего не было за это?

— Жители деревни давно бы скормили меня псам, если бы не боялись Белого Вульнара. Они знают, что он до сих пор обходит деревню стороной только из-за меня. Я его вторая тень. Я знаю, как лишить его силы ведуна и оборотня. Как убить его.

— Вульнар, я говорил тебе, что происхожу из рода охотников на оборотней. Убивать их — мой долг и призвание. До того, как встретиться с тобой, я не принимал историю моей семьи всерьез. Волчьи головы в обеденном зале были в моих глазах всего лишь поеденными молью трофеями дедов, не больше. Теперь я смотрю на это иначе.

— Я знаю все о тебе. Когда я понял, кто я, и понял, что у меня нет собственной судьбы, я решил однажды все изменить. Я начал ковать свою собственную судьбу. Я сделал молот и покрыл его сильнейшими из рун. Я нашел кусок небесного железа и работал над ним день и ночь. Я придавал ему форму, которую видел во снах, приходивших ко мне в полнолуние. Все остальное время мне снились только сны моего брата, полные крови и завываний ветра.

— Под ударами Молота Судьбы слиток небесного железа обрел форму. Он стал похож на руну-оберег Wolfsangel — “волчий крюк”. С появлением в наших краях Дикой Охоты такую стали рисовать на каждой двери.

— И когда я трижды раскалил Волчий Крюк в горне и трижды опустил его в талую воду горных ключей, в отражении я увидел тебя. И твоих благородных предков-охотников, давших клятву истреблять зло, таящееся в ночи.

— Есть то, что ты должен знать, мой друг, — сказал я Вульнару. — Один из моих предков преступил клятву, и за это все мы несем наказание. Мы прокляты жадностью графа Альбрехта Вольфбейна, потребовавшего награду за истребление Шварцвальдской Стаи. Наш герб был украшен клеймом позора. Отныне мы служим наемниками, независимо от зова сердца. Те из нас, кто пытаются поступать вопреки судьбе, становятся жертвами врагов или обстоятельств.

— Теперь, когда я знаю, что прошлое моей семьи не груда пыльных манускриптов, я вынужден всерьез думать о проклятии. Я хочу помочь тебе всей душой, но могу сделать это только за плату. Иначе я погибну, не сделав ничего.

Вульнар кивнул. Мои слова не удивили его и не вызвали у него злобы. Наверное, и это он видел в зеркале горных вод.

— Я предложу тебе плату, Охотник, — сказал он. — Я починю крыло твоей железной птицы, чтобы ты мог вернуться в свое место и время. И я вложу в твое оружие силу убивать таких, как мой брат. Серебряных пуль достаточно, чтобы повергнуть обычного волколака. Для Хозяина Дикой Охоты этого мало.

В руках Черного Вульнара металл обретал жизнь. Он называл себя тенью великого мастера, но я не мог представить себе искусства выше.

Он взял мое ружье, обычное револьверное ружье “Беккер”. Покрыл его ствол рунической гравировкой. Сделал на прикладе щечки из серебра со сценами волчьей охоты и защитными знаками.

Под стволом он прикрепил металлическую трубку с тугой пружиной и железный футляр. В футляр он поместил взятую с самолета катушку со стальным тросом. Трос крепился к древку, вложенному в трубку.

На древко Вульнар насадил Волчий Крюк из небесного серебра. А пружину в трубке заговорил так, что выброшенный ей Крюк насквозь пробил доску толщиной в два пальца, увязнув с другой стороны.

— Твое оружие готово, охотник, — сказал Вульнар. — Я дал ему имя. Волчий Убийца. Высек на трубе, метающей огонь. Теперь оно будет становиться сильнее с каждой душой, отправленной им в пещеры мертвецов. И тебе будет все труднее справляться с ним. Помни об этом и используй его мудро.

В свете луны белые стены домов казались сделанными из пожелтевшей кости. Маленькие окна сливались в полосу слюдяного мерцания, если смотреть на них, повернув голову, против хода движения машины.

“В отличие от вампиров, бэньши или доппельгангеров, наиболее часто встречающихся в наших широтах, вервольфы — не порождения измененного лунного света, запредельной материи или наших кошмаров. Они — существа из плоти и крови.

Но эти плоть и кровь живут по законам, отличным от человеческих.

Организм вервольфа обладает невероятным восстановительным потенциалом. Раны, нанесенные обычным оружием, заживляются им мгновенно. Процесс регенерации тканей, соприкасавшихся с серебром или погибших в огне, длится дольше, но тоже весьма скоротечен.

Наиболее эффективный метод уничтожения оборотня — это методичная и последовательная обработка его тела и внутренних органов с помощью зажигательных смесей, йодистого серебра или концентрированной кислоты. Конечно, такой способ требует высокого уровня подготовки и безупречных личных качеств, таких, как отвага и самоотверженность. Даже перед лицом смерти”.

— Ты был хорошим учителем, Гаспар, — сказала Эрика.

Железная ограда парка Альбрехтсберг надвигалась на них гроздьями чугунного винограда и гербами Прусского Дома.

47 Kb

— Сигнал не прозвучит, — Эрика бесцеремонно поставила свой саквояж прямо поверх карты.

— Тебе не нужен был учитель, милая. Ты все знала и так. Я лишь привел твои знания в систему.

Она покачала головой.

— Помнишь, когда я заболела туберкулезом, ты спрашивал меня — боюсь ли я умереть?

— Ты сказала, что не боишься.

— Слишком много страха. Повсюду. Я разучилась бояться. Это бы убило меня рано или поздно. Если бы ты не научил меня бояться снова.

Он не стал спорить. Милый Гаспар, вся его молодость прошла в научных дебатах с твердолобыми материалистами вроде Маркса или Фрейда. Свободное время он проводил в лаборатории, или охотясь за очередным беспокойным оккультным феноменом. Трансильванские упыри. Петербургские ундины и навьи. Парижское наследие тамплиеров.

Теперь ему пятьдесят четыре. Время материалистов прошло, на шее у Гаспара сидят деятельные мистики с рунами смерти в петлицах. Его правая рука — пощелкивающий и жужжащий протез из крупповской стали. Его левая рука — Эрика Нагель, выполняющая ночную работу.

Гаспар ван Рихтен не будет спорить с Эрикой. Нет времени. На часах без семи минут полночь.

Все должно было случиться в полночь, в полнолуние.

По словам Вульнара, в это время волколак переживает невольную смену облика. Это момент его наибольшей слабости.

Опытный оборотень проводит первый час после полуночи в надежном логове. И лишь потом выбирается на охоту.

В снах своего брата Вульнар Черный узрел его логово. И отыскал его среди горных кряжей — пещеру с широким, но незаметным издалека входом.

Там Белый Вульнар пережидал полночь. Там за час до полночи ждал его я, сидя возле кучи хвороста, сложенной Вульнаром Черным в виде правильной руны Ингуз.

На мне была черная маска из дубленой волчьей кожи. “Чтобы он не украл твое лицо”, — сказал Вульнар.

Ружье лежало у меня на коленях. Смазанное волчьим жиром и заряженное серебряной дробью. В свете полной луны ствол, приклад и Крюк источали нити собственного сияния. Я прикрыл Убийцу полой шубы, чтобы не выдать себя раньше времени.

Мои часы стояли с того момента, как самолет потерпел аварию. Я не знал, сколько прошло времени и сколько его осталось.

Я мог только сидеть, прихлебывая из фляжки сваренную Вульнаром брагу. И ждать.

Он появился в безмолвии падающих снежинок, не выдав себя до того ни единым звуком. Немыслимо, как такой гигант мог пройти по скальному карнизу, даже не скрипнув сапогами.

Он встал у входа в пещеру, спиной ко мне, отряхивая рукава. Мех его шубы и густая копна волос серебрились от снега и инея.

Глядя в неподвижную, как гора, спину, я нащупал курок Убийцы.

— Ты не из деревни, — неожиданно сказал он.

Это был голос Вульнара.

— Кто ты? — спросил он, поворачиваясь ко мне. — Was bist du?

О его лице нельзя было сказать “похоже”. Похож бывает брат на брата или сын на отца. А это было то же самое лицо. Лицо Вульнара.

Только волосы и борода — это не снег красил их, а седина. Белый Вульнар заслужил свое прозвище.

— Кто ты, — повторил он, втягивая носом воздух. — Я чувствую железо. Ты дровосек? Охотник?

— Охотник. Der Ja ger.

— Охотник, — повторил Вульнар Белый. — А я Хозяин. Der Meister. Ты далеко ушел от дома. Охотнику не следует так делать. Вьюга заметает следы. Охотник может не найти дорогу домой.

— Мой дом не здесь.

— Твой дом по другую сторону тумана. Я видел его во сне. В прошлую луну, когда мой брат послал ветер сломать твою железную птицу.

Мой палец замер, не взведя до конца курок.

— Кто послал ветер?

— Мой брат. Вульнар Черный. Кузнец Судьбы.

Барон выглядел расстроенным.

— Очень жаль, что мы не можем оказать вам помощь, фрау Нагель.

— Вы все же сообщили мне одну хорошую новость, барон, — сжалилась Эрика. — Человек мертв. Нам противостоит зверь. Хитрый, живучий, опасный. Но всего лишь зверь. Если бы он не был так глуп, если он выбрал другой способ самоубийства — перегрыз себе вены, например — мы бы столкнулись с существом во много раз более страшным. Наряду с некоторыми человеческими свойствами, оно бы обрело способность принимать облик своих жертв.

— Каким образом? — удивился фон Штольц. — Я считал, что это привилегия доппельгангеров.

— Доппельгангер крадет образ жертвы вместе с душой. Оборотень довольствуется только обликом. Он снимает с жертвы кожу и приращивает ее поверх своей. Пока кожа не начнет разлагаться, отличить его от оригинала почти невозможно.

Барон наморщил лоб.

- Я читал об этом! — радостно возвестил он. — Отчет группы Тойбера. Тысяча девятьсот девятый год. Потрошитель из Шварцвальда. Семь жертв. Единственный уцелевший — маленькая девочка, — он опять нахмурился. — Не могу вспомнить, как ее звали...

Гаспар ван Рихтен нервно кашлянул.

— Эрика Браут, — сказала Эрика Нагель, доктор медицины, особый сотрудник клиники лечения психических заболеваний фонда ван Рихтена. — Год спустя она умерла от туберкулеза в приюте фонда ван Рихтена.

— Да, да, вы совершенно правы, — покивал головой фон Штольц. — Бедная девочка. Столько пережить, и от туберкулеза...

— Вы бы предпочли, чтобы малютку сожрал оборотень? — с иронией спросила Эрика.

— Нет, нет, что вы, — барон покраснел. — Я имел в виду...

— Время, — сказал Гаспар, глядя на часы. — Тебе пора, Эрика.

В глубине парка колокола часовни замка Альбрехтсберг начали отбивать полночь.

— Ты лжешь, — я не чувствовал уверенности в своих словах.

— К чему мне лгать? — пожал плечами Белый Вульнар. — А даже если бы я и захотел, не сумел бы. В ночь полнолуния владеющий силой не может солгать. Сомневаешься? Посмотри мне в глаза.

И он откинул голову так, чтобы на лицо ему упали отблески лунного света. Я увидел желтый блеск его радужки, рассеченной вертикальным зрачком. Тень, проследовавшая за ним в пещеру, была тенью огромного волка, неуклюже семенившего на задних лапах.

Вульнар присел на корточки перед грудой хвороста. Металлически лязгнул зубами.

Хворост жарко вспыхнул, весь, сразу. Огонь поднялся до потолка пещеры, но тут же опал, смирился под ладонями Хозяина.

Сквозь танец языков пламени меня обдал холодом взгляд Вульнара.

— Я не вижу твоего лица за этой маской, охотник. Но твои глаза знают смерть. Ты убивал?

— Я воевал.

— Это хорошо, — задумчиво протянул Белый Вульнар. — Для тебя. Молоко валькирии не убьет тебя, а сделает сильнее.

— Молоко валькирии?

Он кивнул на мою фляжку.

— Брага, которую варит мой брат. Молоко валькирии. Медвежья кровь. И вода с ледника, в котором спит вельва, прорицательница Последней Зимы. Только благодаря этому снадобью ты до сих пор жив. Я заговорил эту пещеру так, что она убивает каждого, кто заходит сюда. Если бы ты прошел дальше, — он указал вглубь пещеры, — ты бы встретил людей и животных, превратившихся в лед.

Вульнар усмехнулся, и я увидел двойной ряд острых железных клыков.

— Некоторых, впрочем, убил я, раньше, чем это сделал холод. Но холод не может справиться с тобой. Как и я. Пока.

— Ты не можешь справиться со мной? Почему?

— Брага Вульнара Черного. Она дает тебе силу двадцати воинов. Ярость трех медведей. И умение предвидеть все, что сделает враг. Ты слишком опасный противник сейчас, чтобы сражаться с тобой в человеческом теле.

Его откровенность была поразительна. Я подумал о полной луне, которая не давала Вульнару лгать. И спросил:

— Почему твой брат хочет убить тебя?

Железная улыбка стала шире. Теперь она напоминала оскал.

— Потому что мой брат — глиняная кукла, сделанная из черной глины цвергов. И внутри у него пустота.

Ладони Вульнара обрисовали в воздухе очертания кувшина.

— Эта пустота мечтает наполниться. Моим мясом, моей кровью. Моей душой. Всем, чего в ней нет от рождения. Такова злая сущность всех глиняных близнецов.

28 Kb

За спиной у зверя был привязан Молот Судьбы.

“Подменыш во всем подобен человеку. Лишь двух вещей не хватает ему до полного подобия”.

— Ты можешь не верить мне, охотник. Тогда спроси у моего брата сам.

“Жила-была одна маленькая девочка, которой мама запрещала гулять в лесу по ночам”.

Парку Альбрехтсберг было далеко до ухоженного, но мрачного Шварцвальда, где прошло ее детство. Рука архитектора сплела вокруг замка паутину мощеных дорожек. Натоптанные среди деревьев тропинки подчинялись продуманной системе.

Усталого путника повсюду ожидали скамейки и беседки. Темные уголки освещались газовыми рожками. Повсюду изобиловали таблички и указатели.

Даже ночью парк казался очень уютным местом.

Трудно было поверить, что этой ночью он стал охотничьей вотчиной оборотня.

“Вы уверены, что он не попытается пробраться в замок?”.

“Совершенно. В полнолуние оборотень сделает все, чтобы избежать человеческого жилья”.

“Но тогда где вы собираетесь его искать?”.

“Предоставьте это мне, барон”.

Я все равно не смогу вам ответить.

Как найти черную кошку в темной комнате?

Научитесь чувствовать, как кошка.

А лучше сделайте так, чтобы она сама искала вас.

Эрика выбрала чайную беседку в английском колониальном стиле. Так легко было представить, как летом тысяча девятьсот третьего здесь цвели розы, и дамы в платьях довоенного фасона перемывали кости всему прусскому двору.

Она сбросила плащ, оставшись в одном облегающем трико без рукавов. Перевязь с инструментами висела у нее поперек груди, генератор тока за спиной. На правой руке взведенный арбалет.

Надо было торопиться. Вот-вот у вервольфа пройдет шок, вызванный невозможностью сменить облик. И он пустится на поиски жертвы.

Туго обмотав левую руку резиновым жгутом, Эрика оглянулась по сторонам. Света от газового фонаря не хватало.

Придется немного попортить государственную собственность.

Она взяла одну из своих стрел-ампул и разбила ее о перила веранды.

Жидкость из ампулы зеленовато светилась в темноте. Как стрелки часов. Фосфор.

Дернув за шнур генератора, Эрика поднесла диски к перилам. Сноп электрических искр произвел мгновенный воспламеняющий эффект. Вслед за быстро выгоревшей краской занялось и дерево беседки.

Стало значительно светлее. Она теперь без труда могла разглядеть темный рисунок вен на коже. И многочисленные шрамы от уколов. Сейчас их станет на один больше.

Дернув зубами за резиновый жгут, Эрика перетянула руку у локтевого сгиба. И аккуратно воткнув иглу, до отказа вдавила поршень шприца.

Полтора кубика сыворотки. Полная доза.

Белый Вульнар отодвинулся в сторону, чтобы я мог видеть вход в пещеру.

И стоявшего в нем огромного черного медведя в железном ошейнике.

— Здравствуй, брат! — воскликнул Белый Вульнар, выпрямляясь во весь свой невероятный рост. — Хорошо, что и ты зашел к нам на огонек!

Я знал, что он не лжет и медведь — действительно Вульнар Черный. За спиной у зверя был привязан Молот Судьбы. И ошейник я тоже видел в доме кузнеца — он день и ночь висел над его изголовьем.

— Может, ты сам расскажешь твоему охотнику, зачем тебе моя шкура? Не можешь? Ах, жалость, — глумился Хозяин.

Медведь зарычал, скалясь. Звуки, исходившие из его глотки, были почти членораздельны.

Белый Вульнар зарычал в ответ. Медведь мотнул головой, влево, вправо и двинулся к нему.

Хозяин захохотал. Кончики его пальцев заблестели металлом, вытянулись, заострились. Из-под ногтей ведуна стремительно прорастали серповидные лезвия длиной с две ладони.

При виде их медведь остановился. Посмотрел на меня.

Мне показалось, что Волчий Убийца шевельнулся у меня на коленях.

Пульс — девяносто.

В конце прошлого столетия доктор Гаспар ван Рихтен провел серию экспериментов с пациентами, страдающими редким видом инфекционного заболевания licantropia patologia. В частности, он попытался выявить возбудителя заболевания и пути борьбы с ним.

Пульс сто пять — сто десять. Первые признаки повышенной потливости.

В ходе своих исследований ван Рихтен брал вытяжки из желез подопытных на разных стадиях развития заболевания. Он ставил перед собой задачу сделать обратимым процесс превращения человека в зверя. Или хотя бы замедлить его.

Пульс сто двадцать. Обильное потоотделение. Наблюдается резкий скачок обонятельного порога.

Изучая реакцию обычного человеческого организма на возбудителя licantropia patologia, он вводил препарат добровольцам, принимавшим участие в исследованиях. Некоторые из них высказали повышенный иммунитет к заболеванию. Их кровь впоследствии использовалась в приготовлении сыворотки-антидота для тех, кто оказался более восприимчив.

Пульс до сто сорока. Порог слуховой чувствительности повышен. Частичное выпадение цветности зрения. Обонятельный порог превысил человеческий в несколько раз. Наблюдаются изменения состава крови. Требуется инъекция стабилизирующего препарата.

Стабилизатор позволял продержаться еще около двадцати минут. Потом требовалась двойная доза антидота.

Иначе подопытный заканчивал свой путь там же, где и бедолаги с повышенным восприятием к возбудителю. В блоке-I, сокращенно названным от Infektion. В камере с железной дверьми и маленьким окошком.

Как раз в такой повесился сегодняшний “пациент”, чтобы обрести свободу в образе волка.

Эрика слизнула каплю крови, выступившую на месте укола. Борясь с желанием вцепиться в руку как следует.

Зачем нужны были эти двадцать минут на грани между человеком и зверем? Зачем ломиться через заросли, обливаясь резко пахнущим потом и морщась от слишком громких звуков своих шагов?

Об этом ли думала Эрика, вкалывая себе стабилизатор?

Она думала о браге из молока валькирии и маленькой серебряной фляжке на поясе охотника. И еще о том, что проклятая беседка, вопреки сырости, разгорелась как следует.

Всего лишь еще один повод торопиться.

Шагнув вперед, Белый Вульнар взмахнул железными когтями перед самым носом медведя. Зверь попятился, рыча.

Я встал, сбросил мешавшую шубу. Вдавил приклад в плечо. Серебряная накладка обожгла щеку холодом.

Хозяин повернулся ко мне. Оскалился уже совсем не по-человечьи.

— Охотничек, — проскрипело у него в горле. — Опоздал. Раньше надо было думать.

Его лицо менялось. Челюсть ползла вперед, лоб назад. Сквозь волосы показались острые кончики ушей. Ссутулившись, Вульнар стал ниже ростом и при этом массивней. Его руки висели теперь на уровне согнутых колен.

Полночь наступила. Обращение началось.

Она почуяла его задолго до того, как они оказались на одной тропинке.

Чужеродное вкрапление в рисунке запахов парка. Оно ощущалось, как шероховатость под пальцами. Щекотка в области переносицы. Вкус алкоголя и металла на языке.

Он пах старой шинелью, табаком, шнапсом и ружейной смазкой.

Запахи человека.

— Фроляйн, — сказал он, вполне уверенно целясь в нее из видавшего виды “Манлихера”. — Вам известно, что вы гуляете по территории, особо охраняемой государством?

— И это повод наставлять на меня ружье, господин Шмид?

— Извините, фроляйн, но время тако... мы знакомы? — сторож прищурился.

Немолодой дядька, однако, выправка и как держит винтовку — бывший солдат, наверняка. Надо же, мог бы спать в своей теплой комнатушке, а потащился в темноту и холод.

— Прочла у вас на бляхе, — сказала Эрика.

И тут же поняла, что сторож не поверит. В темноте, на таком расстоянии прочесть крохотные буквы.

— На бляхе, значит, — сторож цокнул языком. — А ну-ка, фроляйн, повернитесь вон к тому дереву лицом. И руки держите на виду.

Эрика послушно развернулась, считая шаги, которые делал сторож к ней. Один, два...

— Хотел вызвать пожарных, — слышала она за спиной. — А телефон молчит.

Три, четыре, пять.

— Пошел проверить провод, так он, что вы думаете, перегрызен.

— Перегрызен? Вы уверены?

Шесть, семь.

— Еще бы. Там обмотка толстенная, так на ней следы зубов. И следы вокруг натоптаны, волчьи. Я старый охотник, знаю.

— Свежие следы?

— Да как сию секунду он там был, волк. Даже вода в них затечь не успела. Думал поискать зверюгу и вас увидел. Еще думаю, откуда...

Восемь, девять, сейчас.

Она бережно опустила ружье рядом со свернувшимся клубком телом. Проверила пульс.

47 Kb

— Охотничек, — проскрипело у него в горле. — Опоздал. Раньше надо было думать.

У сторожа оказалась завидная реакция. Он успел выстрелить один раз. Пуля увязла в стволе дерева.

Взамен Эрика подарил ему пятнадцать минут забытья на холодной земле.

Даже если он подхватит простуду, это лучше, чем быть загрызенным оборотнем.

“Если ты не стерпишь и выстрелишь, пока он человек, мой брат убьет тебя. Если прождешь слишком долго, и он обратится в волка полностью, мой брат убьет тебя тоже.

Твое время — это шестьдесят ударов сердца между вчерашним днем и сегодняшним, когда силы человека оставили его, а силы волка еще не пришли к нему. Ни раньше, ни позже, а именно тогда ты должен ударить”.

Седой Волколак, Хозяин Дикой Охоты, лакал воду, стекавшую с ледника, в котором спала прорицательница вельва. Во сне он видел грядущее.

Он был готов к нашей схватке.

Одно слово перерождающихся губ — и огонь снова взмыл до потолка. Надежно отделяя меня и Убийцу от превращавшегося оборотня.

Жар ел глаза. Я нащупал рукой ледяной металл фляги на поясе. И вспомнил, как Вульнар Черный заливал брагой горящую руну Ингуз. Молоко валькирии и медвежья кровь?

Я с размаху выплеснул снадобье в огонь.

Случилось невероятное. Огненная стена не погасла, но в ней образовался “пролом”. Как раз там, где брага вылилась на хворост.

В этот “пролом” я и шагнул, поднимая ружье к плечу. Сердце отбивало несчитанные удары о клетку ребер.

“Ты где-то здесь. Я знаю. В твоем зверином теле сохранилось достаточно человека, чтобы приготовить ловушку”.

Она видела следы и видела, что они были оставлены специально. Сторожу повезло, что он неверно прочел их и пошел в другую сторону. Наткнулся на нее вместо волка.

“Ты недалеко от порванного кабеля, поджидаешь в засаде. Теряя остатки разума. Остатки выдержки. Особенно сейчас, когда ты чувствуешь мой запах, усиленный действием сыворотки”.

Бешеные удары сердца отдавались где-то в горле. Хотелось бежать, не разбирая дороги, завывая от переполняющих чувств. Держать себя в руках становилось все сложнее. От двадцати минут оставались считанные песчинки, сдуваемые ветром.

“Ну, где же ты? Иди, иди ко мне!”.

Сжавшаяся перед броском темнота в зарослях заглянула желтыми зрачками в глаза Эрики.

Обнажила клыки.

И прыгнула.

Рука Эрика превратилась в размазанный силуэт, срывая с перевязи и посылая в брюхо оборотня серебряные скальпели.

Она не промахнулась ни разу. Вервольф взвыл, покатился по земле, терзая брюхо лапами. Перекатился через спину, встал на четыре лапы.

Уже осторожней двинулся к ней, боком, боком, готовя новый прыжок.

Эрика подняла руку с арбалетом. Главное — угадать момент прыжка. В противном случае он увернется. Даже подстегнутые сывороткой мышцы не давали шанса опередить оборотня.

Феномен ускоренного восприятия, как говорил Гаспар. Он лучше других знал, как трудно успеть раньше вервольфа. За это знание он заплатил правой рукой до плеча и куском брюшины.

Но волк не прыгнул. Он атаковал понизу, стремясь вцепиться в пах. Это была повадка опытного убийцы, а не новичка, только вчера сменившего тело.

Эрика успела вставить ему в пасть дугу арбалета. Под давлением челюстей оружие хрустнуло, но рука не пострадала.

Свободной рукой выхватила одну из запасных стрел. И воткнула ее в глаз оборотня.

Дернув изо всех сил головой, оборотень сорвал арбалет с ее руки. Завыл, мотая башкой — пытался вытряхнуть стрелу из раны.

“Что это было?”, — думала Эрика на бегу. Если F-сыворотка, ему конец. Мозг не выдержит обратной трансформации. Если статин, то он замедлится, и это тоже хорошо.

Но если судить по скорости и ярости, с которой вервольф нагонял ее, это было ни то, ни другое.

Эрика ориентировалась на огонь пылающей беседки. Выбежав на поляну с ней, она развернулась к преследователю. Припала на колено.

В ее руках были большие изогнутые ножницы для вскрытия ороговевших тканей. Она всадила их в горло оборотня, падающего на нее сверху. Рухнула, подмятая тяжестью волчьего тела, изо всех сил работая ножницами.

В лицо ей ударила горячая струя. Эрика проталкивала ножницы дальше, стремясь добраться до трахеи или позвоночника прежде, чем ткани начнут опять срастаться.

Вервольф снова продемонстрировал изощренную повадку, отскочив назад. Теперь она видела, что стало с глазницей. Морда оборотня светилась в темноте от фосфора.

Должно быть, он теперь в ярости. Она сделала все, чтобы его разозлить. И у нее не осталось ничего, чтобы уберечь себя от его злости.

Почти ничего.

Когда Волчий Крюк пробил сердце волколака, цепляясь за ребра, Хозяин завыл. Он выл, не останавливаясь, а я подтягивал его к себе на стальном тросе, удивляясь невероятной силе в моих руках.

Брага Вульнара Черного действовала.

Но и она, как оказалось, была не всемогуща. Извернувшись так, как будто его кости были из топленого масла, человек-волк ударил меня по лицу железными когтями. Если бы не маска, я бы лишился правого глаза. А так отделался лишь глубокой, до кости раной.

В ответ я с размаху съездил в меняющуюся морду прикладом. Раз, другой. И повернув ружье, просунул ствол между железных зубов. Глубоко, в самую глотку.

Глаза зверя смотрели на меня с человеческой ненавистью. Я спустил курок.

Поднявшись на дыбы, он бросился ей на грудь, чтобы повалить и, наконец, загрызть.

Сыворотка снабжала ее достаточной силой, чтобы удерживать оборотня перед собой. Эрика наносила удары в район плечевых суставов, стремясь обездвижить передние лапы. Ее рука работала с бешеной скоростью швейной иглы.

Но и заемной стойкости имелся предел. Навалившаяся масса стала передавливать. Подминаемая вервольфом, Эрика оставила ножницы торчать у него подмышкой. Упала на спину, упираясь в волчью грудь ногами.

Несколько рывков за шнур генератора. И два серебряных диска прижались к оскаленной волчьей морде.

Вонь пылающей шерсти. Волосы и лицо Эрики оберегала маска, но жар пылающего фосфора все равно заставил ее отскочить.

Несмотря ни на что, оборотень пытался ползти за ней, отталкиваясь задними лапами от земли. Ослепший, обезумевший от боли, но не отказавшийся от преследования.

“Покончив с ним, поспеши снять с тела шкуру. Кинь ее в костер. Теперь его тело должно снова принять человеческую форму. Тогда ты сможешь убить его окончательно”.

Лохмотья маски болтались на моем лице вместе с клочьями моей кожи. Я не чувствовал боль — холод или брага затуманили мое сознание.

Моя рука почти не дрожала, когда я сделал первый разрез на волчьей шкуре.

Последний свой скальпель Эрика всадила ему в основание позвоночника, прекращая рывки волчьего тела. И, сжав зубы, потащила парализованного оборотня к горящей беседке. Другого выхода не было.

Ему хватит десяти минут, чтобы полностью восстановиться. А она пять минут назад уже должна была валяться без сознания, не получив антидот.

В двух шагах от меня стоял кузнец Вульнар Черный, одетый только в железный ошейник. Он грузно опирался на рукоять своего молота и внимательно следил за каждым моим движением. Оловянными глазами подменыша.

Рукоять ножа выскальзывала из заскорузлых перчаток. Я прервался, обтер их о шубу оборотня. Бросил ее кузнецу.

— Скажи мне, Вульнар, — под моими пальцами шкура начала потихоньку сползать. Вместо кровоточащей плоти под ней открывалась белая человеческая кожа. — Это ведь из-за тебя я оказался здесь?

35 Kb

Под давлением челюстей оружие хрустнуло, но рука не пострадала.

— Это так, — согласился глиняный колдун, набрасывая шубу на плечи. — Я поднял туман и поймал тебя в него, как в силки. А потом отправил ветер сломать крыло твоей железной птицы.

— Крыло, — одним рывком я избавил Белого Вульнара от волчьих покровов. — Ты починил его?

— Кинь шкуру в огонь.

— Я спрашиваю тебе, Вульнар Черный, починил ли ты крыло, как обещал?

Кузнец скривился.

— Будь проклята луна, заставляющая говорить правду. Я не чинил твою птицу, потому что ты никогда не поднимешь ее в небо, охотник. Обещания ничего не значат для меня, носителя перевернутой руны Зиу.

— Я так и думал, — я встал, держа волчью шкуру в руках. — Значит, я никогда не поднимусь в небо. Почему же?

— Потому что ты навсегда останешься в этой пещере, — рявкнул Вульнар Черный и взял Молот Судьбы наперевес. — Я видел это в зеркале горных вод.

— Интересно, — я закинул шкуру на плечо. — А что ты еще видел?

— Я видел, как ты бежишь от меня вглубь пещеры и больше не возвращаешься оттуда. Наверное, тебя убивает Холодное Слово Хозяина. Я видел, как вырываю железные когти у моего брата. Как зачем-то пытаюсь рыть ими землю и царапаю камень. А потом я всегда видел темноту и три фиолетовых пятна в ней, похожих на глаза.

— А ты видел это? — спросил я.

И с силой двадцати взрослых мужчин метнул разделочный нож в огромную грудь Вульнара, лжеца и предателя, слепленного из черной глины.

Он завыл тогда и ударил молотом. Но не попал в меня, а в камень у входа.

Молот вспыхнул синим огнем, по стенам пещеры побежали трещины. Нависавший над входом карниз рухнул, похоронив пещеру на века.

Из кровавой пелены, застилавшей ночное небо, проступило бледное лицо сторожа.

Ствол ружья уткнулся Эрике под ребра.

— ...

“Я ничего не слышу”.

— А ну вставай!

“Не могу. Мышечный коллапс. Не могу пошевельнуться. Не надо стрелять, пожалуйста. Позовите Гаспара”.

— Вставай или я сейчас...

Желтая луна над плечом сторожа сжалась в суровое лицо доктора ван Рихтена. Положив руку на ствол “Манлихера”, он медленно согнул его в дугу, сминая металл пальцами. Его глаза не отрывались от глаз герра Шмида, закатывающихся под лоб.

Сторож осел рядом с Эрикой и повалился на бок. На этот раз он долго не придет в себя. А очнувшись, ничего не будет помнить из случившегося этой ночью.

Гаспар озабоченно посмотрел на часы. Достал из нагрудного кармана ампулу и насадку с иглой. Открутил кончик указательного пальца на правой, железной руке и привинтил насадку.

Проткнув ампулу, набрал жидкость из нее в полость пальца.

Укола Эрика не почувствовала.

Я бежал, преследуемый топотом и проклятиями Вульнара. Бежал вглубь пещеры в неизвестно откуда взявшейся уверенности, что это правильный путь. Волчий Убийца на моем плече больно бил меня по спине прикладом.

Справа и слева мне попадались ледяные статуи, о которых говорил Хозяин. Жертвы, проглоченные холодным чревом пещеры.

Среди них встречались очень странные, подчас жуткие фигуры. Мне запомнилась одна, которая никак не могла быть ни человеком, ни зверем.

Ее тело было прозрачным, как будто отлитым из фиолетового стекла. Лед внутри льда. Фиолетовый лед в волнистых переплетающихся узорах. Гладкое лицо, лишенное черт. И три темных пятна на нем, которые не могли быть ничем иным, как глазами.

Страшно представить, что за разум хранили эти глаза.

Хочется верить, что это привиделось мне в горячке погони.

Через тысячу ударов замедляющего бег сердца она смогла показать в сторону беседки.

— Он там, — язык все еще слушался с трудом.

— Я знаю, — кивнул ван Рихтен. — Он уже не шевелился, когда я пришел.

Он всегда все знал. И всегда появлялся вовремя. Перед самым занавесом, чтобы задуть свечи и собрать последние аплодисменты.

— Ты хорошо поработала, Эрика.

— Я знаю. Отвези меня домой, Гаспар. Только найди мне что-нибудь надеть. Кристоф не поймет, если я явлюсь в таком виде домой.

Проход все сужался. Мне с большим трудом удавалось пробираться вперед. Для моего преследователи здесь уже не было места.

Об этом возвестили мне вопли за спиной, грохот ударов и хруст ломаемого льда. Вульнар Черный вымещал бессильную ярость на статуях пленников пещеры.

Еще бы. Теперь, когда вход завален камнями, ему придется остаться в пещере навечно.

Пещера вывела меня к подземной реке. Я шел вдоль русла, долго, очень долго. Несколько раз засыпал. От холода и смерти меня спасал мой трофей — шкура оборотня, в которую я заворачивался мехом внутрь.

Мне повезло, впереди забрезжил свет. Я вышел на поверхность. Как оказалось, в окрестностях города Линденбург, где последнего колдуна сожгли четыреста лет назад за порчу соседской сметаны.

Недостаток колдунов и ведьм этот славный город восполнял вполне современной больницей, где мне сделали перевязку и необходимые уколы. А также телеграфом, с помощью которого я дал знать родственникам, что жив, почти здоров и нуждаюсь в деньгах.

В номере гостиницы, куда меня любезно пустили пожить в долг, я сделал первую насечку на прикладе Убийцы.

— Там я сделал первую насечку на прикладе Убийцы.

Тропинка вывела их прямо к дому бабушки Греты. Вот-вот навстречу должна была выбежать Нина, если бабушка опять не посадила ее на цепь.

— Очень интересная история, — сказала Эрика, глядя на Рудольфа снизу вверх. — Я даже не заметила, как мы пришли. А это ружье у вас с собой?

— С собой, — охотник постучал костяшками пальцев по деревянному футляру с выжженной головой волка. — Только оно заперто. Со временем с ним стало действительно непросто сладить.

— Значит, посмотреть не получится, — огорчилась Эрика. Подумала. — Но вы зайдете к бабушке Грете на чай?

Охотник замечательно рассказывал истории. И они были так непохожи на скучные сказки в ярких обложках, которые ей читали бабушка и мама.

— Прости, Эрика. С чаем ничего не выйдет, — покачал головой Рудольф. — Я проводил тебя и мне надо идти дальше. Я ищу одного человека. И чем скорее я его найду, тем лучше. Для всех.

Эрике очень не хотелось расставаться с охотником. Но ее ждала бабушка, ждала лекарств из аптеки. Надо было идти. И охотник тоже спешил, озабоченно поглядывая на большие стальные часы.

— А что это за человек? — спросила Эрика напоследок. — Может, я его знаю?

Рудольф достал из большого нагрудного кармана сложенную вчетверо газету. Развернул. Показал Эрике первую страницу.

— “Необычайная находка в горах”, — прочитала девочка заголовок по слогам. И ниже, более мелким шрифтом. — “При закладке новой церкви было обнаружено древнее захо... захоро... за-хо-ро...”

— Захоронение, — подсказал Рудольф. — Могильник.

— Ой, это же патер Ладвиг на фотографии! Наш священник! — обрадовалась Эрика. — Вот куда он уезжал!

— Кто из них патер Ладвиг? — спросил Рудольф. Голос у него стал очень серьезным.

На газетной фотографии было пять человек. Трое в рабочей одежде и два священника. Эрика заметила, что над всеми, кроме патера Ладвига, была карандашом поставлена галочка.

— Вот он, — показала девочка пальцем. — Вы его ищете, да?

— Ты знаешь, где его найти?

— Конечно! Я вам объясню, как дойти до церкви и до его дома. — Эрика задумалась, просияла. — Только зачем вам идти куда-то, если патер вот-вот будет здесь?

— Будет здесь? Почему?

— Моя бабушка больна. И он ее навещает почти каждый день.

— И сегодня?

— Я встретила патера Ладвига незадолго до вас. Он сказал, что идет к бабушке Грете.

На лбу охотника появилась озабоченная складка. Он посмотрел на дом, на Эрику. На футляр у себя в руках.

— Вот что, Эрика, — сказал Рудольф. — Давай сыграем с тобой в игру.

Бабушка Грета запирала дверь только на ночь. Последние годы она все реже вставала из своего кресла-качалки. Сидела у окна, накрыв больные ноги цветастым пледом. Дверь не запирала, чтобы мог войти молочник, священник или деревенский врач — ее дочка, мать Эрики. От незнакомцев ее покой оберегала верная Нина.

— Нина, Нина, — позвала Эрика.

Но овчарки нигде не было видно. “Наверное, опять спит”, — решила девочка. И толкнула дверь, входя в дом.

— Здравствуй, бабушка!

— Эрика, милая, — бабушка наклонилась из кресла, обняла ее. — Ну, наконец-то. Я думала, ты уже совсем забыла свою бабушку Гретхен.

— Нет, бабушка, что ты, — Эрика выкрутилась из бабушкиных рук, пахнущих мятой. — Знаешь, кого я встретила по дороге?

— Кого, милая?

— Ох... одного человека. — Эрика вовремя вспомнила про игру, которую придумал Рудольф.

Условием игры было — не рассказывать про охотника, если патер Ладвиг в гостях у бабушки.

Священника здесь не было. Если он еще не приходил, рассказывать было нельзя. Но если он уже ушел, то можно. А рассказать так хотелось!

47 Kb

То, что представлялось бабушкой Гретхен, прыгнуло через всю комнату, опрокидывая стол!

— Какого человека? — спросила бабушка, покачиваясь в кресле.

Отложив вязание в сторону, она сложила ладони поверх пледа.

— Патера Ладвига, — нашлась Эрика. — Он к тебе еще не заходил?

Надо же, и врать не пришлось. Все-таки она ужасно находчивая.

— Был и уже ушел, — сказала бабушка. — Даже чаю не выпил. Вечно он куда-то спешит, наш патер.

Эрика тут же обрадовалась и огорчилась.

Огорчилась, что игра закончилась, даже не начавшись. Теперь ей не надо подавать тайный сигнал Рудольфу, что патер Ладвиг в доме.

А обрадовалась возможности рассказать бабушке Грете про сероглазого охотника.

— Охотник? Вервольфы? Милая, никаких вервольфов не бывает, — бабушка покачала головой в белом чепце. — Нельзя же слушать, что тебе рассказывают всякие бродяги.

— Он не бродяга!

— Бродяга, а кто же еще? Ходит по лесу, пугает маленьких девочек.

— Бабушка, он меня не пугал.

— Надо будет сказать матери, чтобы пожаловалась полицмейстеру. И заперла тебя дома на пару дней.

Эрике хотелось расплакаться. Ну почему, почему взрослые всегда все портят? Никакой Рудольф не бродяга! И не надо ничего рассказывать толстому уродливому полицмейстеру!

— Милая, а теперь сделай, пожалуйста, бабушке чай, — попросила бабушка Грета. — Вскипяти чайник и завари. Справишься?

— Конечно, бабушка.

Эрика шмыгнула носом. И, нарочно пришаркивая ногами, как бабушке не нравилось, поплелась к печке.

От обиды она даже забыла, что Рудольф ждет хоть какого-то ее знака, спрятавшись в зарослях.

Пузатый бабушкин чайник, купленный еще до рождения Эрики на бременской ярмарке, скоро начал булькать и шкворчать. Эрика залезла на стул и вынула из буфета чашки. Свою маленькую, с рисунком цветов. И большую зеленую бабушкину.

Спустившись, Эрика поставила чашки рядом. Положила в свою три ложки сахара. Сахар бабушка держала только для гостей, у нее была такая болезнь, что ее нельзя было сладкого.

А вот патер Ладвиг наоборот, жить не мог без сладкого. Чай он пил приторный, аж противно. И всегда носил с собой пригоршню тянучек. Если не случалось поблизости детей, все съедал он сам.

— Милая, положи мне шесть ложек, — попросила бабушка Грета.

— Бабуля, ты что? Тебе же нельзя.

— Эрика, делай, что тебе говорят, — строго сказала бабушка. — Ты совершенно неуемная сегодня.

— Бабушка!

— Помолчи, — сказала бабушка Грета другим тоном. — Кто-то ходит за стеной.

Тишина. Булькает вода в чайнике, и шипит газ, перетекая из баллона в печку.

— Я ничего не слышу, — прошептала Эрика.

Бабушка поднесла палец к губам. Повернула голову боком к стене.

Эрика очень удивилась. Из-под чепца торчало бабушкино ухо. Оно выглядело очень большим. Как и ноготь на прижатом к губам пальце. Эрика потерла глаза кулачками. Ничего не изменилось.

“Бабушка Грета, а что у тебя с ухом? И с пальцем?” — хотела спросить Эрика. Было очень страшно от этих неслышных шагов за стеной.

Хлопнула входная дверь.

— Бабушка, это Рудольф! — радостно закричала Эрика. Ей стало стыдно, что она такая трусиха.

Стыд тут же сменился обидой. Охотник совсем не обратил на нее внимания, даже не глянул в ее сторону.

Он прошагал на середину комнаты. В левой руке у него была собачья цепь с порванным ошейником. В правой какая-то черная тряпка.

Ружье по имени Волчий Убийца, без всякого футляра, висело у охотника на плече.

— Я нашел это возле стены дома, с обратной стороны, — сказал Рудольф.

И кинул цепь на пол. Эрика увидела, что там, где цепь крепилась к будке, ее звенья разорваны. С какой же силой надо было дернуть?

— Мне кажется, что кто-то убил вашу собаку. А затем использовал цепь, как пращу, чтобы зашвырнуть труп в лес. Этот кто-то не мог войти в дом, пока его охраняла собака с “глазами ангела”.

“Глаза ангела”. Белые круги вокруг глаз на черной морде Нины. Бабушка говорила, что они отпугивают всякую нечисть. Мама всегда смеялась над ней.

— Но он все-таки вошел. Потому что в сарае лежало вот это.

Разворачиваясь, черная тряпка упала поверх цепи. Ряса священника. Порванная пополам сверху донизу.

— Он очень торопился ее снять, — сказал Рудольф Вольфбейн, охотник на оборотней.

— Бабушка! — закричала Эрика. — Бабушка, надо скорее уходить! Он прячется в доме!

Бабушка Грета покачивалась в кресле туда-сюда не сводя с охотника широко распахнутых глаз. Она казалась бы спящей, если бы не выкаченные желтоватые белки и черные озера зрачков.

“Наверное, бабушка очень испугалась”, — подумала Эрика. Она шагнула к бабушке, чтобы ее успокоить. Сказать, что все будет хорошо, Рудольф их защитит.

— Эрика, остановись, — сказал охотник так, что не послушаться было нельзя. — Он не прячется в доме. Иди ко мне.

— А где же он?

Из-под пледа, укрывающего бабушку Грету, донеслось громкое урчание, заглушившее даже чайник. Только сейчас Эрика заметила, как вздулся живот бабушки.

— Эрика, иди ко мне, — сказала бабушка густым, чужим голосом. — Не слушай этого бродягу, милая. Иди к бабушке Гретхен.

Бабушка протянула к Эрике огромные, распухающие на глазах ладони. И начала вставать с кресла.

— Беги, Эрика! — крикнул Рудольф. — Беги!

Она не успела.

То, что представлялось бабушкой Гретхен, прыгнуло через всю комнату, опрокидывая стол! Ему не помешал даже огромный, болтающийся у самых коленей живот. Бабушкино платье задралось на нем, обнажая мертвенно-бледную кожу с синей паутиной вен.

К этому ужасному булькающему бурдюку оно прижало Эрику, сжимая ее горло необычайно сильной ладонью. Свободной рукой оно погрозило Рудольфу указательным пальцем.

— Охотничек! — в бабушкином горле толкались, мешая друг другу, целых три голоса. — В одном из них узнавался австрийский выговор патера Ладвига. Третий, глухой и скрипучий, Эрика не знала. — Вот и встретились. Опять ты опаздываешь.

— Отпусти девочку, — глаза Рудольфа смотрели на Эрику поверх ствола Волчьего Убийцы.

В них была усталость долгих бессонных ночей. Усталость от нескончаемой погони.

— Отпустить? Ну как же я отпущу мою внучку? Мою прихожанку? — оборотень рассмеялся на три голоса. — Мою пищу?

Грозящий Рудольфу палец отрастил длинный блестящий коготь. Оборотень провел им по щеке Эрики. Девочка дернулась от холодного прикосновения металла.

— Сжег меня, — забормотал над ее головой третий, незнакомый голос. — Сжег мою кожу, оба моих тела. А потом пришел тот, другой, которого он выпустил. И выпил все его дыхание. Я остывал среди углей и ждал. Знал, что за мной придут.

— И я пришел, — закончил он голосом патера Ладвига. — И вернул себе тело.

Кожа на левой руке оборотня лопнула. Пять длинных стальных когтей блеснули перед глазами Эрики.

— Ты думал, что все закончилось Убийца Волков?

— Все закончится сейчас, — сказал Рудольф. — Для тебя.

Искаженный смех священника.

— Ты думаешь о том же, что и я, охотник? Думаешь о разлете дроби? О маленькой девочке, которая стоит между мной и Волчьим Крюком?

— Я думаю, что чайник уже закипел, — сказал Рудольф.

И подмигнул Эрике.

Эрика всегда была сообразительной девочкой. Правильно действовать ей с самого начала мешал страх.

Теперь он весь закончился. Как будто она, Эрика Браут, уже умерла. И ничего страшнее этого с ней не могло случиться.

Схватив бабушкин чайник, она плеснула из него на руку оборотня. И, вывернувшись из ослабевшей хватки, ему в лицо.

От воя зазвенела уцелевшая посуда в буфете. Оно выло и рычало, зажимая руками расползающееся клочьями лицо. Всхлипывая, начало рвать и отбрасывать в сторону кожу.

От черт бабушки Греты ничего не осталось. Эрика увидела острый подбородок и запавшие глазницы патера Ладвига. Все в волдырях ожогов и сочащихся сукровицей трещинах. Начиная от скул, эта дикая маска стремительно, на глазах, зарастала жесткой черной шерстью.

Разрывая остатки губ, вперед двинулись острые клыки. Оборотень превращался в зверя, чтобы залечить свои раны.

— Эрика, отойди! — крикнул охотник.

Девочка бросилась в сторону, закрывая голову руками. Сзади раздался глухой удар и треск расщепляемого дерева. Затем оглушительный выстрел.

37 Kb

— Сегодня на адрес Клиники пришло письмо, — в железных пальцах ван Рихтена подрагивал белый прямоугольник. — На нем твое имя.

Оборотень висел, пригвожденный Крюком к стене. Места на его теле, в которые попали серебряные дробинки, почернели, выглядели обугленными.

— Эрика, тебе лучше выйти на улицу, — сказал Рудольф, не поворачивая головы. Он не отрывал глаза от оборотня.

— Я останусь здесь. Мне совсем не страшно.

— Эрика, тебе не на что здесь смотреть.

— Я хочу увидеть, что вы сделаете с ним. Я хочу запомнить.

Рудольф повернул голову и посмотрел на нее. Ничего не сказал больше.

Он понял.

С помощью катушки под стволом он смотал трос, привязанный к Волчьему Крюку. Сильно рванув ружье, выдернул Крюк из стены и из тела оборотня.

Тело рухнуло на пол. Раздался слабый стон.

— Он жив?

— Как видишь, — держа ружье в одной руке, охотник осторожно приблизился к оборотню. Второй рукой достал из ножен под курткой длинный, очень широкий нож. — Чтобы покончить с ним, мало одного серебра. Нужен огонь.

— Огонь, огонь, огонь, — забормотал на три голоса оборотень. Его пальцы с отвратительным звуком заскребли по полу.

Охотник наступил на запястье руки с железными когтями. Занес руку с ножом.

— Отвернись, — сказал он Эрике.

Она не стала отворачиваться.

Охотник взял отрубленную по локоть руку и бросил ее в духовку. Зажег огонь.

— Эрика, где здесь запасные баллоны с газом? — спросил он.

— Наверное, в сарае, — ответила девочка, не сводя глаз с тела на полу.

Оставшись без руки, оборотень перестал биться. Тихо лежал, бормоча что-то едва слышное.

Охотник направился к выходу.

— Не бойся, — сказал он Эрике. — Тварь теперь не опасна. Все ее сила была в железных когтях, которые по глупости примерил ваш священник.

— Я не боюсь.

Она и правда не боялась.

— Молодец. Но если он попробует встать, сразу зови меня.

Рудольф вышел.

Эрика осталась наедине с оборотнем. Из духовки тянуло мерзкой вонью.

— Эрика, — услышала она слабый голос.

Голос патера Ладвига. Он больше не двоился и не троился.

И лицо, смотревшее на девочку снизу, было почти человеческим. Только сильно изуродованным кипятком и дробью.

— Эрика, девочка моя, что я наделал?

Единственный уцелевший глаз священника плакал.

— Я убил. Убил их всех. Моих товарищей. Нину. Твою бабушку. Всех остальных. Что я натворил???

Эрика подошла на полшага ближе. Сама не зная почему, она была уверена, что с ней говорит человек, а не зверь.

— Это были не вы, патер, — сказала девочка. — Это был злой дух, который жил в железных когтях.

— О, что же я наделал, Боже! Простишь ли ты меня? Простишь ли ты меня, Эрика?

— Я совсем, совсем не злюсь на вас, патер Ладвиг, — девочка покачала головой. — Вы всегда были хорошим.

— Эрика, ангел мой...

От рыданий огромный живот оборотня заколыхался. На губах священника вспенилась кровь, потянулась струйкой из уголка рта. Глядевший на Эрику глаз затуманился.

— Патер Ладвиг?

Он больше не замечал ее. Бывший священник, заблудившийся на темной тропе запретного знания, обратил свой взгляд и речь к кому-то другому.

Теперь он говорил на латыни. Эрика не понимала ничего, хотя отдельные слова казались ей знакомыми. Она слышала их в церкви, по воскресеньям.

Патер Ладвиг все говорил, и говорил. Без остановки, пока не вернулся Рудольф.

Охотник принес тяжелый газовой баллон, бросил его на пол. Ударом приклада сбил вентиль.

— Быстро наружу, — приказал он, откручивая духовку на самый сильный огонь.

У самой двери Эрика бросила взгляд назад, на патера Ладвига. Он замолчал, прикрыл единственный глаз. Страшное его лицо разгладилось. Не в покое, а в ожидании покоя.

— Бегом, Эрика, — приказал Рудольф, захлопывая дверь. — Сейчас здесь все взорвется.

Они побежали. По дороге Рудольфу пришлось взять Эрику на руки, у девочки подгибались колени.

Отбежав шагов на двести от дома, Рудольф остановился. Повернулся к дому лицом. Застыл в ожидании.

Сквозь куртку Эрика чувствовала, как бьется его сердце.

— А что такое mia pulpa? — спросила она.

— Чего? — не понял охотник.

— Mia pulpa. Я слышала, как это повторял патер Ладвиг.

— А, mea culpa, — сказал Рудольф. — Моя вина.

— Моя вина? — повторила Эрика.

— Mea culpa — моя вина. Это слова из молитвы. Патер Ладвиг просил прощения у Бога.

— И Бог простил его?

— Не знаю, Эрика. Говорят, что Бог прощает всех.

— Ты веришь этому?

Рудольф Вольфбейн помедлил.

— Я... — начал он.

Остальные его слова заглушил взрыв.

В машине ван Рихтен осторожно взял ее за левую руку. Уколол безымянный палец, забирая кровь на анализ. Она слишком долго находилась под сывороткой. Нужна была проверка.

— Это был один из наших? — спросила Эрика.

— Тебе обязательно знать? — не поднимая головы, он промокал ее палец спиртом.

— Да, Гаспар.

— Это был Рафаэль. Он работал у меня.

— Я помню Рафаэля.

Высокий жизнерадостный итальянец. Он рано начал лысеть и очень стеснялся этого. На отворотах его халата вечно были хлебные крошки. Много читал, рядом с его местом всегда лежала книга с закладкой.

Закрыв глаза, Эрика видела обугленную тушу в развалинах беседки. Она будет сниться ей несколько ночей подряд. Если не уколоться перед сном. В ванной, тайком от Кристофа и Гретхен.

— Почему ты не сказал мне сразу?

— Ты же знаешь. Это могло повлиять на твой выбор действий. Я не мог рисковать, — Гаспар не оправдывался. Он приводил аргументы.

С ним было трудно спорить. Зная, что это Рафаэль, она бы до конца пыталась взять его живым. И он бы убил ее.

Интересно, он узнал ее? Вряд ли. Обращение зашло слишком далеко.

Если она будет думать по-другому, то никогда больше не возьмет в руки скальпель.

Машина остановилась возле ее дома. Шофер вышел, чтобы распахнуть дверь перед Эрикой.

— Гаспар, обещай мне.

Ван Рихтен вопросительно посмотрел на нее.

— Обещай, что если я заражусь, ты сам придешь за мной. Не будешь посылать людей фон Штольца. И никого из новичков.

Доктор ван Рихтен грустно покачал головой.

— Я слишком стар для тебя, девочка моя. Но я обещаю, что приду. Надеюсь, впрочем, это обещание мне не придется сдержать.

— Надежда — это все, что остается нам, Гаспар, — сказала Эрика. — Как жаль, что ее не хватило Рафаэлю.

Она положила руку на железный протез доктора ван Рихтена. Гаспар накрыл ее ладонь своей. Его живая рука была лишь немногим теплей металла.

— Моя вина, — прошептал он. — Моя величайшая вина.

— Ты знаешь, что это не так. Ты знаешь, что мы сами пошли за тобой. У всех нас были причины поступать так, а не иначе. Ты, а не кто-то другой, дал нам надежду.

— Я не вправе за это забирать у вас жизнь.

Эрика усмехнулась.

— Для этого у тебя есть я, Гаспар, забыл? У нас каждый занимается своим делом. Ты — теми, кому нужна надежда. Я — теми, для кого ее нет. Ты лечишь. Я отрезаю загнившие части. А чувством вины пусть занимается твой венский коллега. У него это лучше получается.

Гаспар улыбнулся. Эрике всегда удавалось его развеселить. Даже когда ей самой вместо веселья хотелось надежно забыться под морфием.

Но она улыбнулась в ответ. И, выскочив из машины, побежала к дому. Начинался дождь, и Эрика боялась намочить плащ жены Гаспара.

У самой двери Эрика услышала за своим плечом.

— Я совсем забыл.

Обернувшись, она увидела доктора ван Рихтена. Он стоял, протягивая к ней руку, а за его спиной опадал мерцающий туннель из дождевых капель. Только тренированные глаза Эрики видели этот след оставшийся от “месмерового перемещения”.

В отсутствие свидетелей Гаспар предпочитал не полагаться на свои больные ноги, передвигаясь экзотическим, зато более скоростным способом.

— Сегодня на адрес Клиники пришло письмо, — в железных пальцах ван Рихтена подрагивал белый прямоугольник. — На нем твое имя.

34 Kb

На фотографии — Рудольф. Совсем не изменившийся. Все в той же пилотской куртке.

Она взяла конверт, прикрывая полой плаща, попыталась прочесть. В полумраке буквы сливались. Сыворотка, обостряющая все ее чувства, потеряла действие.

Гаспар услужливо поднес к ее лицу палец со вспыхнувшим огоньком.

“Эрике Браут”, — прочла она надпись фиолетовыми чернилами, уже немного расплывшуюся от влаги.

— Мне пора, — сказал Гаспар ван Рихтен. — Боюсь заржаветь.

Она улыбнулась в ответ на его привычную шутку. Повернулась к двери, прижимая конверт к яростно забившемуся сердцу.

Доктор ван Рихтен несколько секунд озабоченно смотрел ей в спину, перед тем, как испариться с легким хлопком.

Эрика прокралась в спальню “лунным шагом”, чтобы не разбудить Кристофа, заснувшего в кресле.

Он бы не заметил ее, даже если бы не спал. Милый, милый Кристоф был всего лишь человеком, не знающих о девяти способах проникать в закрытые помещения незамеченным. Утраченная мудрость восточных наемных убийц была для него пустым звуком, а не обязательным элементом подготовки.

Поэтому Эрика выбрала его.

Но Гретхен обмануть ей не удалось. Отчасти потому, что она была еще совсем ребенком. Дети чувствуют лучше взрослых. Отчасти из-за маленького сторожевого сюрприза, зашитого в ее плюшевую собаку.

— Мама, мама, — раздался шепот.

— Тихо, маленькая, — Эрика присела на край кровати. Коснулась губами лба Гретхен. — Почему ты опять не спишь?

— Мама, я во сне придумала вопрос.

Эрика вздохнула. Ну что за неугомонное создание.

— Какой вопрос? — прошептала она в маленькое ухо и потерлась о него носом.

Гретхен хихикнула.

— Мама, не надо, нос холодный. Мама, не надо, говорю.

— Все, все. Я просто ужасно соскучилась.

— Ты будешь слушать вопрос?

— Буду. Уже вся слушаю.

— Мама, а если охотник помог Красной Шапочке бесплатно, то он должен был умереть, да?

Внутри стало пусто и холодно.

— Почему?

— Ну, ты же говорила, что на его семье лежит проклятье. За то, что его дедушка попросил награду...

— Прадед, — поправила Эрика. — Графа Альбрехт Вольфбейн.

— Да, прадед. И проклятие убило Рудольфа, да?

— Я не знаю, милая. Может быть, оттого, что Рудольф спас тогда эту маленькую девочку, Бог простил его семью?

— Это правда, мама?

— Я не знаю, — сказала Эрика. — Но думаю, что у этой сказки хороший конец. А теперь — быстро спать.

“Не знаю” — это была единственная доступная ей правда. До сегодняшнего дня.

Под светом зеленого абажура в кабинете она еще раз внимательно прочла надпись на конверте. Незнакомый витиеватый почерк.

Вскрыла конверт.

На стол выскользнул плотный картонный прямоугольник. Фотография. Больше в конверте ничего не было.

Очень качественный снимок, четкий — сразу видна рука профессионала.

На фотографии — Рудольф. Совсем не изменившийся. Все в той же пилотской куртке. И самолет на заднем плане.

Лицо у Рудольфа было настороженное. В руках Волчий Убийца. Интересно, можно ли посчитать новые зарубки у него на прикладе?

Эрика смотрела на фотографию так внимательно, что у нее заболели глаза. Вокруг Рудольфа какие-то джунгли. Когда же сделано фото? Может быть, до их встречи в Шварцвальде?

Она перевернула снимок в поисках даты. И увидела сделанные в столбик надписи. Почерк тот же, что и на конверте. Слева названия городов. Справа числа.

Вечитлан 12.05.29

Дансборо 22.07.29

Нью-Йорк 9.08.29

Лондон 14.09.29

Дрезден 24.10.29

Потсдам — ?

Что это? Пункты маршрута? Где это место Вечитлан? И почему предпоследним пунктом указан Дрезден? А вместо последнего числа вопросительный знак.

Эрика взяла в руки конверт, покрытый сливающимся узором почтовых штемпелей. Отправлен в Лондоне. Четырнадцатого сентября.

Двадцать четвертое октября — это послезавтра.

Послезавтра отправитель письма собирается прибыть в Дрезден.

Она не плакала двадцать лет. На улице, где приходилось охотиться на крыс, чтобы не умереть от голода. В приюте, выхаркивая ошметки собственных легких. В тренировочном зале под ударами бамбуковой палки наставника. После первых заданий, где ей приходилось видеть вещи, от которых взрослые сильные мужчины теряли дар речи и содержимое желудков.

Никогда.

Последний раз ее слезы оросили остро пахнущую куртку и колючую щеку высокого человека с серыми глазами.

Когда по дороге домой у него на руках она осознала, что бабушки Греты больше нет.

Когда он вышел из дверей ее дома и сказал, что оборотень успел побывать здесь. И это значило, что мама тоже мертва.

Но сильнее всего она плакала, когда он оставил ее напротив полицейского участка. И сказал, что они больше не увидятся. Он не хочет ей лгать, будто собирается навещать ее. Ей нет места в его мире, мире вечной охоты и преследования.

Он так сказал, взяв ее за подбородок, и заглядывая в глаза. Я ухожу. Навсегда. Будь сильной, пожалуйста.

Сказал перед тем, как раствориться в утреннем тумане и пелене набежавших слез.

Она плакала без остановки почти сутки. Навестивший ее городской врач прописал ей снотворные таблетки.

Эрика проглотила таблетку и под одеялом отрыгнула ее себе в кулачок. Она засунула ее в бутылку “Кромбахера”, к которой прикладывался полицмейстер. И той же ночью убежала из участка.

По дороге она решила никогда больше не плакать. Быть сильной. И во что бы то ни стало найти дорогу в мир охотника.

Раз он не захотел брать ее с собой, она придет к нему сама.

Двадцать лет спустя охотник снова смотрел на нее. С желтоватой поверхности снимка.

Он вернулся. Эрика знала, вернулся за ней.

И она поняла, что ждала его все эти проклятые годы. Единственного незнакомца, который оказался к ней по-настоящему добр.

Что он скажет ей?

“Посмотри, ты стала совсем взрослая”.

Что она ответит ему?

“Да, моей дочке почти столько, сколько было мне тогда”.

Он спросит:

“Ты знаешь, зачем я пришел?”.

Она ответит:

“Нет”.

Или она ответит:

“Знаю”.

Это ничего не меняет. Он все равно скажет:

“Я хочу, чтобы ты ушла со мной. Навсегда”.

Что она ответит ему?

Она не знает.

На другом конце города о ней думал доктор ван Рихтен, наставник и друг. В соседней комнате Кристоф шептал ее имя во сне. Малютка Гретхен ворочалась в своей кроватке.

Протянув руку, Эрика выключила лампу. За окном светало.

Она принесла плед и укрыла мужа, спящего в кресле. Постояла над кроваткой Гретхен.

Малышка открыл один глаз, глядя на нее.

— Мама, когда я вырасту, я буду такой же сильной, как ты?

Нагнувшись, Эрика взъерошила черные густые кудри.

— Ты уже сильная, волчонок.

— Правда?

— Правда.

Гретхен улыбнулась. И тут же заснула.

Я не знаю, чем кончится эта сказка.

Это так просто сказать: жила-была маленькая девочка, которой мама запрещала говорить с незнакомцами.

И так сложно придумать, что случится, в конце концов, если девочка не послушает маму. Ведь маленькие девочки очень часто бывают непослушными.

А вы всегда слушаете своих мам и пап? Почему же вы до сих пор не спите?

Не можете уснуть, пока сказка не кончится?

Тогда давайте все вместе будем сильно-сильно надеяться, что сказка кончится хорошо. Ладно?

Когда ночь стучится в наши двери, надежда — это все, что у нас остается.

Иллюстрации Александра Еремина

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
White Raen
№ 1
03.09.2008, 19:53
Красиво... И иллюстрации тоже
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться