Google+
RAIMI Беседа с создателем Плоского мира МИРЫ. «ВАВИЛОН 5» Вселенная «Magic: The Gathering»
Версия для печатиАрсенал: Арсенал. Фехтование в истории
Кратко о статье: Французская школа фехтования, хорошо нам известная благодаря великолепным произведениям А. Дюма, зародилась отнюдь не на пустом месте. Еще египтяне и древние греки начали осваивать искусство обращения с оружием и добились в нем определенных успехов, а жители средневековой Европы вполне успешно применяли навыки конного фехтования. Подробный рассказ — в материале нашего постоянного автора Игоря Края.

Защищайтесь!

Фехтование в древности и средневековье

С разбега сшиблись кони и на дыбы взвились,

Потом друг мимо друга, как ветер, понеслись.

Бойцы их повернули и съехались опять,

Чтоб счастья в схватке яростной мечами попытать.

«Песнь о Нибелунгах»

Значение искусства фехтования в фантастической и исторической литературе трудно переоценить. Как правило, именно мастерское владение холодным оружием позволяет героям пережить положенное по сюжету число захватывающих приключений.

Казалось бы, восстановить на страницах романов картины поединков прошлого легче легкого, ведь сегодня немало людей занимается спортивным фехтованием. Но есть ли у этого спорта что-то общее со смертоносными приемами древних бойцов?

Им бы спортивные рапиры...

Античность

Фехтование зародилось в глубокой древности. Уже египтяне сумели достичь в нем блестящих успехов — об этом свидетельствуют разнообразие и причудливость египетского оружия (достаточно упомянуть бронзовые мечи кхопеши с двойным изгибом клинка). В эпоху Древнего и Среднего Царств в Египте было выработано множество стилей индивидуального боя. Воины фараонов умели атаковать врага со щитом и копьем, со щитом и топором или палицей, с двуручным клинковым или древковым оружием и даже с двумя мечами. Фехтование дополнялось приемами борьбы и кулачного боя. Для обучения использовались деревянные муляжи мечей и палиц.

Вопреки распространенному мнению, египтяне проявляли оригинальность даже в отношении формы пирамид.

Прогрессу боевых искусств в Египте способствовало не только существование в этой стране профессиональной армии, бойцы которой отвлекались от упражнений с оружием лишь для применения своих знаний на практике. Не последнюю роль играло и то, что египтяне использовали минимум защитного снаряжения и предпочитали сражаться в редком строю. В странах, где вожди выступали на колесницах, а тяжелая пехота — в фаланге, воины не нуждались в сложных навыках индивидуального боя. Вот как один из героев «Илиады» — Гектор — описывает свой арсенал боевых приемов:

«...В мужеубийствах и битвах я опыт имею немалый,

Щит сухокожий умею ворочать и вправо, и влево,

С ним управляюсь искусно и храбро в кровавом сраженьи;

На колеснице умею ворваться и в конную свалку,

Пляску Ареса могу проплясать и в бою рукопашном»...

Как можно понять из этих строк, наибольшее значение греки придавали умению пользоваться щитом. Копья во времена Гомера продолжали рассматриваться преимущественно как метательное оружие. В случае использования их в ближнем бою ценилась лишь сила удара, поскольку иногда «сухокожий» щит удавалось проткнуть. Крохотный же «меч» применялся лишь для того, чтобы добить уже поверженного противника.

Колесничный воин не имел возможности пользоваться мечом.

О боевых искусствах Древней Греции нам могут поведать не только стихи Гомера, но и программы античных Олимпиад. В число популярных среди греков видов спорта входили: бег, прыжки, метание копья на точность, метание камня (дисковидного) на дальность, борьба, кулачный бой и гонки на колесницах. Но не фехтование.

Только в более поздний «классический» период появление тяжелых щитов вынудило греческих копейщиков перейти к более изощренным приемам. Стараясь поразить противника в лицо, гоплиты делали обманные движения — финты, стремительные выпады и батманы (удары древком по древку с целью отбросить оружие противника).

Даже метание диска в свое время было военно-прикладным видом спорта.

Гладиаторы

Фильм «Гладиатор» выделяется неподражаемой антиисторичностью.

О значении, придаваемом искусству владения мечом римлянами, свидетельствует не столько их жадный интерес к гладиаторским боям, сколько то обстоятельство, что наиболее способные гладиаторы отдавались в обучение в дома знатных всадников. Так и не осилив премудрости верховой езды, римские аристократы вынуждены были освоить изощренные приемы пешего боя. В гладиаторских же школах учили лишь особому «сценическому» фехтованию. На арене требовалась зрелищность, а не эффективность приемов.

Рубящие удары, оставляющие обширные, но неглубокие раны, римляне оставляли для Колизея. В бою корд применялся для внезапных разящих выпадов и очень редко для парирования. Вражеские клинки в основном принимались на щит. Всадники и центурионы предпочитали огромным скутумам более удобные в поединке круглые щиты.

Щитом же наносились и удары: верхним краем в горло, нижним — по ногам, а умбоном — в грудь, чтобы выбить противника из равновесия и заставить раскрыться. Как и египтяне, римляне дополняли собственно фехтование приемами рукопашного боя: подсечками, захватами, ударами ногами и головой.

Средние века

В 3 веке до нашей эры важной вехой в развитии фехтования стало появление в Галлии спаты — первого «настоящего» меча, название которого стало нарицательным и постепенно трансформировалось в европейских языках в «шпагу». При длине клинка 65 сантиметров и весе 1,3 килограмма, откованная из 2—7 полос железа и стали спата обычно имела скругленный конец и предназначалась только для рубящих ударов. Такой меч хорошо подходил как пешему бойцу, так и воину, сидящему на невысокой лошади. Несмотря на скептическое отношение римлян к рубящему оружию, они не могли не признать, что в поединке более тяжелая и длинная спата имела преимущества по сравнению с гладиусом.

Античное фехтование на кинжалах мало походило как на современное, так и на средневековое фехтование.

Вскоре после покорения Галлии спаты были приняты на вооружение римской кавалерией. От римлян спата перешла к франкам, прослужив до 8 века, когда появление стремени и увеличение роста лошадей вынудило всадников использовать более длинные каролингские мечи.

Характерно, что боевые приемы пришедших на руины римской цивилизации варваров первое время имели удивительно много общего с гомеровской «пляской Ареса». Так, по сообщению Сидония Апполинария, «франки Хлодвига метали свои секиры и копья с удивительной силой, владели чрезвычайно искусно щитами и бросались на врага с такой стремительностью, что, казалось, они опережали пущенные ими дротики».

Как и грек-ахеец, франкский воин должен был уметь быстро бегать, метко метать копья и ловко «ворочать щитом». А в скандинавской «Саге об Эгиле» поединок двух викингов описывается следующим образом:

«...Сигмунд бросился на Скарпхедина и тотчас же нанес ему удар копьем и попал в щит. Скарпхедин отрубил древко копья, поднял секиру и разрубил Сигмунду щит до середины. Сигмунд нанес Скарпхедину удар мечом и попал в щит, так что меч застрял. Скарпхедин с такой силой рванул щит, что Сигмунд выпустил свой меч. Скарпхедин ударил Сигмунда секирой...»

Как можно заметить, манера фехтования Скарпхедина и Сигмунда не отличается особым изяществом. Противники не уклоняются от ударов и не пытаются парировать их, всецело полагаясь на щиты. Благо за время поединка этот элемент снаряжения дозволялось сменить трижды.

Попытки увернуться от вражеского клинка в то время почитались пустой потерей времени. Низкое качество стали вынуждало бойцов вкладывать в удары максимальную силу: не только секирой, но и относительно легким мечом невозможно было рубануть «вдруг» — без подготовки. Уклоняющийся воин не мог одновременно заносить меч и просто «пропускал ход».

В таких латах особо не попрыгаешь.

Еще более тяжеловесной выглядела схватка между спешенными рыцарями. Жесткие латы, с одной стороны, замедляли движения противников, а с другой — вынуждали их отвешивать друг другу сокрушительные удары.

Тем не менее было бы ошибкой считать, что средневековый бой, подобно рубке дров, требовал одной лишь физической мощи. Именно умение ударить внезапно и коварно (например, ниже щита по ногам) оружием, совершенно для этого не подходящим, предполагало наличие большого опыта.

Огромное значение для жителей средневековой Европы имело также конное фехтование — искусство совершенно особое, ничего общего с навыками пешего боя не имеющее. Налетая на противника, всадник имел время нанести только один, зато многократно усиленный сложением скоростей удар. И этот удар требовалось очень точно рассчитать.

Без щита

Конечно же, сказать, что воины средних веков вовсе не умели обходиться без щитов, будет преувеличением. В пылу сражения бойцы нередко намеренно забрасывали щиты за спину, чтобы перехватить двумя руками рукоять меча или секиры. Так скорее можно было изрубить вражеский щит, заставить противника отступить или опрокинуть его мощным ударом.

Средневековые мечи, как и мечи римские, были отлично приспособлены для парирования. Другой вопрос, что рыцари считали защиту мечом нецелесообразной. Несмотря на то, что ближайшая к гарде треть клинка, как правило, не затачивалась, в столкновениях с чужим оружием меч слишком быстро приходил в негодность.

Но дело было не только в порче меча. Главное — встретив вражеский выпад щитом, воин автоматически оказывался в удобной позиции для нанесения ответного удара. Парирование же (как и уклонение) не позволяло перехватить инициативу.

Особенно часто отражать удары мечом приходилось всадникам.

Эпоха Возрождения

В конце 15 века появились первые письменные наставления по фехтованию.

Спешивание значительной части европейских дворян, возглавивших в конце 15 века команды кораблей, а также появление отрядов стрелков и алебардщиков придало развитию искусства индивидуального боя дополнительный импульс. Сложившаяся в этот период итальянская школа фехтования включала приемы боя с мечом и кулачным щитом — баклером. В отсутствие щита или даги на левую руку набрасывался плащ. Меч по-прежнему рассматривался как оружие преимущественно рубящее, а «чистое» фехтование дополнялось ударами щитом и элементами рукопашного боя.

Неудобство тяжелых доспехов для пешего бойца, а также сомнительный уровень защиты, даваемый баклером, вынудили фехтовальщиков все-таки освоить вольты — приемы уклонения от вражеских атак. Особое значение увертливости бойца придавало и то, что парирование ударов мечом в 15—16 веках продолжало считаться нежелательным.

В это же время в среде ландскнехтов оттачивались приемы фехтования на кордах, отличительной чертой этих приемов была крайняя неразборчивость в средствах. На поле боя нет места длительным поединкам — противника требуется вывести из строя максимально быстро. Захват вражеского клинка ладонью в этой связи считался шагом отчаянным, но допустимым. Качество заточки все еще позволяло — при должном опыте — провести такой прием, не получив серьезной раны.

Развивалось в 15 веке и искусство пешего боя двуручным мечом. Хитрость владения этим оружием заключалась в том, что удары должны были наноситься вращательными движениями в горизонтальной плоскости, либо наискось. Заносить для каждого удара двуручный клинок было долго и тяжело, а в случае промаха при ударе в вертикальной плоскости такой меч неизбежно уходил бы глубоко в землю.

Наибольших успехов в фехтовании древковым оружием добились китайцы.

Конечно же, подготовка требовалась также копейщикам и алебардщикам. Кроме ударов верхней и нижней частями древка, они имели в своем распоряжении так называемый «бросок». Атакуя «броском», воин совершал неожиданно далекий выпад, перехватив свое, в общем-то, двуручное оружие одной рукой за нижний конец. Впоследствии «бросок» получил репутацию самого грозного из приемов штыкового боя.

Кстати, парируя удары серединой древка, алебардщик, чтобы не лишиться пальцев, также удерживал оружие одной рукой — той, что оказывалась выше точки удара.

Время мушкетеров

При том же весе, что и шпага, рапира могла быть на 25 сантиметров длиннее.

Стиль фехтования одним длинным мечом относится в мирах фэнтези к числу наиболее распространенных. И это очень печально, так как в средние века такой стиль не был и не мог быть известен. Средневековые мечи просто не годились для ударов «от локтя». Даже для того, чтобы пробить самый легкий доспех или разрубить кости, требовался широкий размах. Но размахиваясь, воин без щита должен был неизбежно раскрыться.

Для того, чтобы драться единственным клинком, необходимо очень легкое, преимущественно колющее оружие, которое нетрудно постоянно держать перед собой, нанося и отражая удары. Технические проблемы, связанные с превращением меча в изящную шпагу, были решены в 16 веке, но лишь в 17 столетии сложилась французская школа фехтования. Первая школа, в которой, как это принято ныне, противники становились правым, а не левым плечом друг к другу.

Отражение ударов клинком потребовало усложнить гарду.

Легкое оружие обладает меньшей пробивной силой. В силу закона сохранения импульса отражать шпагой удары тяжелого палаша может оказаться очень трудно и даже болезненно. Тем не менее клинок наименьшего веса давал бойцу преимущество, так как позволял удерживать инициативу и экономил силы. Последнее было весьма немаловажно. Обычно длительность поединка измерялась секундами, но иногда он мог затянуться и на целую минуту, что соответствует продолжительности боя в современном фехтовании. А минута предельного напряжения физических сил и внимания — это много.

Шпаги длиной клинка 85 см и весом всего 850 граммов обладали минимальной инерцией и позволяли сразу же переводить парирование в молниеносную контратаку. Тем не менее боевое фехтование даже в исполнении мушкетеров 17 века все еще имело ряд существенных отличий от современного спортивного стиля.

В наше время для того, чтобы одержать победу, спортсмену требуется коснуться противника на 0,04 секунды раньше. Уколы нередко следуют один за другим почти мгновенно. Располагая и для атаки, и для обороны всего одной шпагой, фехтовальщик раскрывается в момент нанесения удара. По этой причине в бою воин делал разящий выпад не раньше, чем противник оказывался выведенным из равновесия, а его шпага отбита далеко в сторону. Но и в этом случае, если нанести действительно опасную рану не представлялось возможным, боец вовсе воздерживался от атаки.

Обычай фехтовальщиков 17—18 веков запрыгивать на столы и занимать более высокую позицию на лестнице связан с тем, что во французской школе удары по ногам считались опасными в первую очередь для тех, кто их наносит. Викинг, рубанув секирой ниже щита, имел все основания ожидать, что враг рухнет, как подкошенный. Римский легионер, вонзая корд противнику в колено, надеялся пересидеть ответный удар за щитом. Но один мушкетер, попав шпагой в бедро другому, лишь подвергался риску немедленно получить более опасную рану.

Век шпаги

Начиная с 16 века фехтование в Европе рассматривалось как нечто большее, чем боевое искусство. Потеснив верховую езду, оно стало неотъемлемой частью дворянской культуры. В России в 18—19 веках фехтование не просто преподавалось в университетах и гимназиях. Шпага являлась обязательным атрибутом гражданского и студенческого мундиров.

С практической же точки зрения, к началу 19 века клинковое оружие продолжало сохранять значение только для кавалерии. В связи с этим фехтование на шпагах сначала сменилось фехтованием на саблях, а затем и вовсе перестало играть роль в военной подготовке. Зато уже в 18 веке большое внимание стало уделяться обучению солдат штыковому бою, среди школ которого особым (и заслуженным!) авторитетом скоро стала пользоваться русская.

Фехтование на саблях

Купцы в России при парадной одежде были обязаны носить сабли.

Искусство фехтования на саблях достигло совершенства в Азии еще в средние века. Благодатной почвой для его развития стало появление на Ближнем Востоке регулярной пехоты: мамлюков, а затем янычар. Обучение «молодцев» борьбе и фехтованию возлагалось султаном на особый орден дервишей. Судя по тому, что превосходство азиатских воинов в бою на саблях признавалось вплоть до эпохи Наполеоновских войн, далеко не все восточные монахи занимались ерундой.

Поскольку шашки и ятаганы не снабжались гардой, азиатская (в Европе ее называли венгерской) школа фехтования включала особые — «длинные» — защиты. Клинок при отражении удара удерживался острием вниз. Соответственно, в атаке преобладали неуловимые кистевые удары, направленные «изнутри» — снизу вверх.

В Европе сабли получили распространение еще в 16 веке, но кистевые удары не признавались вплоть до 18 века. Для того, чтобы наносить раны усилием одной кисти, требовались очень острые и легкие дамасские клинки.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться