Google+
История ядов DARK SUN орлы Мастер-Класс. Г.Л.Олди: О бедном романе замолвите слово...
Версия для печатиМиры: Миры. Мир Вадима Панова. Анклавы
Кратко о статье: Творчество Вадима Панова не ограничивается его самым известным литературным циклом о Тайном Городе. Новый сериал писателя — «Анклавы» — обладает не менее интересным и в чем-то даже более близким нам миром. Читайте рассказ о киберпанк-вселенной Панова с эксклюзивными комментариями создателя.

Выход из тупика

Анклавы

— Есть ли возможность, что где-то в глубинах Анклава Москва сохранился Тайный Город?

— Уверен, что Великие Дома не допустили бы такого развития общества, которое привело к появлению Анклавов.

Из беседы с Вадимом Пановым

Название мира: Анклавы

Возникновение: 2005 год новой эры нашего мира

Создатель: Вадим Панов

Происхождение: Литература

Мир изменился. Рассекая подпирающие небо громады домов, мчатся над многоуровневыми магистралями электромобили. В тайных лабораториях выводятся невиданные генетические гибриды, а богатые домохозяйки могут менять внешность так же часто, как воскресные платья. Европейская цивилизация доживает последние десятилетия под ударами негров, китайцев и арабов, цепляясь за рассеянные по планете корпоративные города-Анклавы. Мир меняется уже сейчас кто знает, каким он станет двести лет спустя?

Вадим Панов сделал имя на многотомном цикле «Тайный Город», и еще не один год этот писатель будет ассоциироваться прежде всего с самым масштабным своим творением. Ни в малейшей степени не желая обидеть поклонников Сантьяги или Кортеса, позволю себе выразить сожаление по поводу того, что другие работы Панова остаются пока в тени Великих Домов. Новый сериал «Анклавы» предлагает читателям погрузиться в не менее проработанный и даже более близкий нам мир — мир, на который стоит обратить самое пристальное внимание.

Кризис белой расы

Самым сокрушительным ударом по привычному нам мироустройству стал Большой нефтяной голод. Никто не мог ожидать что нефть, обслуживающая львиную долю экономики, возьмет и закончится — почти в одночасье. Разгорелась череда войн за оставшиеся месторождения, в результате которых политическая карта мира была изрядно перекроена.

Но топливный кризис оказался только поводом, который дал выход противоречиям, накапливавшимся не одно столетие. Уже в 21 веке западноевропейская цивилизация с ее флагманами — США и ЕС — стала уступать молодым да агрессивным. Европейский Союз добавил в свое название слово «Исламский» — Аллаха теперь чтят от Польши до Испании, а небольшие поблажки вроде разрешения пить пиво сохранились только на Британских островах. Китай подмял под себя всю Юго-Восточную Азию, а впоследствии — и львиную долю Сибири. Кроме того, Поднебесная выиграла космическую гонку, отправив на Луну экспедицию в пять человек, — и американских «Аполлонов» там не нашли. Власть в Соединенных Штатах перешла в руки афро-американского большинства, а Центральная и Южная Америка объединилась под знаменами Католического Вуду.

Вчерашние властители мира, транснациональные корпорации, быстро обнаружили себя под угрозой уничтожения: общество, на которое они опирались, стремительно таяло под ударами с Востока. И тогда они вынудили правительства стран создать Анклавы — особые территории, власть на которых целиком и полностью принадлежала бы дельцам. Расчет оказался верен: корпорации, не имеющие политических целей и не ведущие войн, смогли «пересадить» экономику на электроэнергию, решить проблемы с водой и питанием, возродить космическую отрасль. Но, как справедливо заметил один из героев Панова, все эти достижения были только количественным развитием открытий 19 века. Требовался качественный прорыв — и неизвестно еще, в какую сторону качнется неустойчивое равновесие на Земле, если он будет сделан.

Кибернетика и биотехнологии

«Балалайка» открывает доступ к безграничным развлечениям.

Никакой киберпанк не обходится без хотя бы частичного объединения человека и электронно-вычислительной машины. Новости с переднего края науки и техники все больше убеждают нас, что уже следующее поколение, максимум — через одно, будет выходить в Сеть по щелчку пальцев и переключать телевизионные каналы прямо на сетчатке глаза. В мире Панова абсолютное большинство населения носит «балалайки» — треугольные чипы, которые вставляются в разъем на затылке. В эти устройства можно загрузить великое множество программ, которые сильно облегчат жизнь, — от высококлассных переводчиков и детальных путеводителей до водительских и стрельбовых комплексов. Для вывода информации кое-кто использует наушники и очки со встроенными мониторами, но в последнее время пользователи напыляют на глаза наноэкраны, а сенсоры вживляют в подушечки пальцев. Человек без «балалайки» — редчайшее исключение: мало того, что он лишается массы предоставленных техникой возможностей, к тому же вызывает оправданные подозрения у охранников правопорядка и потенциальных работодателей.

Оборотная сторона кибернетических возможностей — тотальный контроль. «Балалайка» удостоверяет личность быстрее и точнее любого паспорта или водительских прав; через чип человека можно найти чуть ли не в любом уголке земного шара; ходят слухи, что спецслужбы — или хакеры — умеют с помощью «балалайки» полностью подчинить себе человека. В России и Китае практикуется поголовная «чипизация» населения — при этом «невыездные» вроде преступников и военнообязанных получают «невынимайки», которые нельзя извлечь из затылка самостоятельно. Подделка «балалаек» — серьезное преступление как в Анклавах, так и за их пределами.

Интересно, что Панов не описывает кибепространства — еще одного непременного атрибута киберпанка. Даже хакеры (тут их называют ломщиками) выходят в Сеть через мощные ноутбуки-раллеры. Все главные события сериала происходят в реальном мире, а победа или поражение зависят не от мощности «гаджетов» и программистских навыков, а от умения просчитывать ходы противника и заручаться дружбой нужных людей. Вряд ли Панов, радиоинженер по образованию, опасается технических ляпов. Скорее писатель хочет таким образом показать, что главное — в людях, а не в технологиях.

Генная инженерия достигла не меньших высот — таких, что информация о генетической чистоте человека входит в число его обязательных паспортных данных. Гетрансплантация позволяет создавать любых гибридных существ-трансеров — от огнедышащих дракончиков до людей с жабрами. И разумные, и неразумные трансеры пользуются большой популярностью у обладателей толстых кошельков. Другой вид генетического вмешательства — гемодификация — отличается тем, что в этом случае изменяется сам генокод, и мутации передаются по наследству.

Признанный лидер биотехнологий — полулегальная корпорация Мутабор, также известная как Храм Истинной Эволюции. Во главе этой строго иерархической организации стоит Милостивый Владыка Грядущего, пользующийся не меньшим влиянием, чем крупнейшие корпоративные лидеры. Храмовники не признают кибернетического вмешательства в организм, именно на них приходится основная масса людей, отринувших «балалайки». Вместе с тем, они вынуждены прибегать к услугам машинистов — профессиональных компьютерщиков — но никогда не относятся к ним, как к равным.

Слово Творца: Вадим Панов

Мутабор одно из самых темных мест в истории Анклавов. Не могли бы вы рассказать о нем поподробнее?

Мутабор пока дан мазками, я подбираюсь к нему и, думаю, в третьей части о нем (и о мире в целом) будет рассказано полнее. Как вы понимаете, столь странная (мягко говоря) корпорация не могла появиться просто так, и она еще сыграет весомую роль.

Несмотря на то, что большинство сторонится храмовников и считает их ненормальными, Мутабор не бедствует. Обладая непревзойденными знаниями химии и медицины, Храм способен вылечить любые болезни, перед которыми беспомощны сильные мира сего. А на случай вооруженного нападения Мутабор располагает отрядами пряток — боевых генавров с нечеловеческими рефлексами, находящихся в полной зависимости от храмовников.

Лицо Анклава

Главные Анклавы, где происходит действие цикла.

Анклавы возникли не на пустом месте. Правительства выделили под корпоративные территории крупнейшие города: Москву, Эдинбург, Франкфурт, Сиэтл, Кейптаун, Сингапур... Оказавшись под властью дельцов, эти мегаполисы быстро обрели сходные черты. Типичный Анклав состоит из десятка территорий, отличающихся функциями и населением. Поскольку основное действие сериала происходит в бывшей столице России, рассмотрим устройство Анклава на примере Москвы.

Деловое сердце мегаполиса — Сити, где высятся небоскребы корпораций, пятизвездочных отелей и представительств Службы Безопасности. Жизнь не затихает здесь ни на минуту, но только самые обеспеченные из верхолазов — элиты Анклавов — могут позволить себе квартиры в этом престижном районе. Московский Сити расположен там, где в начале 21 века идет строительство Делового Центра. Основная часть корпоративных служащих всех рангов обитает в тихом и безопасном Царском Селе на западе и северо-западе Москвы. Еще одна корпоративная территория — Университет, кузница научных и технических кадров, единственное высшее учебное заведение Анклава. Замыкает список районов, находящихся под контролем верхолазов, Колыма — северная, промышленная часть Москвы.

Особняком стоит Федеральный центр, точка соприкосновения Анклава и «приютившего» его государства. В историческом сердце города находятся представительства властей Российской Федерации, а также расквартирован полк военизированных частей — Объединенного Комитета Расследований. Здесь и только здесь федералы имеют хоть какую-то, пусть и ограниченную власть внутри Анклава. Связь корпораций с правительствами государств не приветствуется, более того, слишком тесное их сотрудничество запрещено Положением об Анклавах, но в некоторых случаях Службе Безопасности и ОКР приходится объединять усилия.

Эдинбург — Анклав готических небоскребов.

Слово Творца: Вадим Панов

Несмотря на Положение об Анклавах, китайские Анклавы сильно связаны с Поднебесной. Почему? Существует ли в других регионах мира подобный симбиоз, пусть и не столь сильный?

В Китае (и у китайцев вообще) очень силен патриотизм и, разумеется, национализм. Это реальность. Не следует забывать, что много-много-много веков Поднебесная считалась центром Земли, а все остальные народы официально именовались «варварами». Подобные вещи впитываются надолго. А если следует постоянная подпитка, то можно представить, насколько един этнос.

Другие государства, разумеется, тоже тянутся к Анклавам, пытаются играть на национальных и патриотических чувствах, но у китайцев это ярче в разы, и их положение мировых лидеров позволяет им обращать меньше внимания на правила.

Остальные территории Анклава отданы на откуп тем, кто на этих территориях проживает. Реальной властью здесь обладают канторы — организованные преступные группировки. В центре города, приблизительно ограниченным Третьим Транспортным Кольцом, лежит Болото, заселенное самыми разными национальностями, немалую долю среди которых составляют русские. Главная достопримечательность Болота — клуб развлечений «Мозаика», расположенный в высотке на Красных Воротах, где клиентов ждут любые удовольствия от изысканной еды до постельных забав с трансерами. Остальные районы сформированы по национальному признаку: в Сашими верховодят японцы, в Занзибаре — выходцы из Африки, а в Кришне — индусы, Урус и более респектабельная Аравия заселены мусульманами, а в китайском Шанхайчике власть принадлежит могущественной Триаде. Корпоративная Служба Безопасности предпочитает закрывать глаза на беспорядки в национальных районах, вмешиваясь только в критических случаях.

В Анклаве опасности подстерегают чужака на каждом шагу. Индийца вполне могут до смерти забить в Урусе, а верхолазу не стоит соваться в злачные места Болота. Но есть в Анклавах и особо избегаемые территории. Например, район Мутабора, о котором ходят самые жуткие слухи. Или зоны промышленного загрязнения — населенные отбросами общества Рукава.

Власть в Анклавах принадлежит... Сложно сказать, кому принадлежит власть в Анклавах. Официально никаких правительств здесь нет: корпорации действуют исключительно по законам рынка, создание монополий и слияние с государственными предприятиями запрещены Положением и ведут к распродаже компании-нарушителя. Но кто-то ведь должен следить за соблюдением Положения об Анклавах и обеспечивать безопасность служащих? Поэтому одновременно с рождением корпоративных зон была создана Служба Безопасности Анклавов, головное представительство которой расположено в Цюрихе. Региональный директор СБА — лицо очень и очень могущественное, однако и его могут «снять» — президент Службы или главы корпораций. Но президента можно обмануть, а с верхолазами — договориться... Именно так и появился Московский клуб, противозаконное тайное объединение московского главы СБА Макса Кауфмана и верхушки оружейной корпорации «Науком».

Москва: смешение Востока и Запада, древности и современности.

Две другие нелегальные организации, с которыми приходится считаться в Анклавах, — Консорциум и Ассоциация. Консорциум Транснациональных Перевозчиков (или же Корпоративных Контрабандистов) специализируется, как и следует из названия, на перевозке запрещенных товаров — например, незарегистрированных сверхмощных процессоров-поплавков или сильнодействующих наркотиков. Сфера интересов Всемирной ассоциации поставщиков биоресурсов — похищение людей с целью получить выкуп или же попросту разобрать их на органы. Обе организации ведут незримую, но ожесточенную борьбу за мировое влияние.

Религии и Традиции

Я искренне считаю, что в нашем мире есть место невероятному и сверхъестественному. Оно существовало раньше, существует сейчас, а значит, будет существовать и через сто лет, и через тысячу. Таково мое мировоззрение.

Вадим Панов

В перенаселенных Анклавах, где каждый день может стать для человека последним, буйным цветом распускаются всевозможные религии и культы. Многие исповедуют традиционные мировые религии (обитатели Уруса и Аравии придерживаются ислама, а жители Занзибара в большинстве своем — последователи Католического Вуду), но попадаются и совершенно гротескные секты, например, постоянно враждующие между собой Официальная Истинная Атеистическая Церковь и Официальная Подлинная Атеистическая Церковь.

Своеобразная кибернетическая религия для ломщиков и машинистов — нейкизм, названный по имени писательницы Эммануэль Марии Нейк. В своем фундаментальном труде «Числа Праведности», запрещенном везде, кроме Анклавов, Нейк сформулировала главные принципы человеческого бытия в кибермире. Путь ломщика для нейкистов — способ обрести власть над Цифрой, поработившей человечество. Собственную религию исповедует и Мутабор.

Впрочем, во второй книге сериала, «Поводырях на распутье», выясняется, что за ширмой политических противостояний и корпоративных интриг идет глобальная, тысячелетняя война между Традициями. Это не просто религии, а скорее сплав из менталитета, веры, культуры той или иной цивилизации. На фоне борьбы Традиций отходят на второй план и политика, и экономика. Как вы думаете, что искали китайцы на Луне? Неужели остатки «Аполлонов»? Берите шире — Лунного Зайца, дарующего бессмертие. А кто этот странный московский гость Урзак, который одной левой может уложить и пряток, и лучших боевиков СБА? Это последний выкормыш своей Традиции, который собственными руками — отрезанными теперь! — уничтожил ее — и вот нашел следы древнего врага в российском Анклаве. И пусть мир стоит на пороге великих перемен — что эти перемены по сравнению с попыткой уничтожить Чудовище в его же логове?

Слово Творца: Вадим Панов

Имели ли вы в виду какую-нибудь реально существующую религиозно-культурную модель, когда описывали умирающую Традицию, к которой принадлежал Урзак?

За основу взята классическая северо-западная традиция (не чисто скандинавская, а именно северо-западная, которая была распространена на всем европейском севере от Карелии и Поморья до островов). Но — именно за основу. Утешаю себя тем, что современные материалы об этой Традиции, мягко говоря, неполны, и потому я позволил себе некоторые вольности.

Этот, «мистический» слой «Анклавов» пока не раскрыл себя полностью — и вряд ли мозаика сложится в полную картину до окончания сериала. Но уже сейчас с уверенностью можно сказать, что серьезное обращение к вопросам культуры, философии, религии — одна из тех черт, которые выгодно отличают книги Панова на фоне других киберпанковских произведений.

Знакомые все лица?

Тяжело отделаться от обаяния Тайного Города и посмотреть на Анклавы непредвзятым, свежим взглядом. Кто-то разглядит в Кауфмане — Сантьягу, в его правой руке Мишенке — Лас-Вегасов, а в Урзаке — лордов Тать. Кто-то обратит внимание на эффект узнавания: действие-то происходит в одной и той же Москве, на знакомых улицах и площадях. Да и писательская манера Панова не изменилась: хорошо выстроенный и затягивающий сюжет, сильные герои, похожие названия глав...

Но сходство это — только внешнее. «Анклавы» нельзя назвать «Тайным Городом» для поклонников киберпанка. Здесь совершенно иной подход к сюжету: если каждая история «Тайного Города» — вещь в себе, и связаны они только героями и местом действия, то в «Анклавах» имеется магистральная линия, с финалом которой сериал закончится. Более того — теперь писатель ставит перед собой типичные вопросы фантастики ближнего прицела, пытается установить, куда заведет нашу цивилизацию дорога, по которой она идет.

Главная идея в том, что мир Анклавов, хоть и отстоит от нас на много лет, не так уж сильно и отличается от того, что мы знаем, к чему привыкли. Это финал общества потребления, финал глобализации по нынешнему сценарию. Именно поэтому этот мир оказался прижат к стене. Он в тупике.

Вадим Панов

В среде любителей «твердой» фантастики можно услышать мнение о Панове как о талантливом, но массовом авторе, который работает на потребу читателю, избегая по-настоящему важных тем современности. «Анклавы» — серьезная заявка на то, чтобы это мнение изменить. В своем новом сериале Панов замахнулся на решение актуальных проблем нашего мира — и, похоже, с успехом справляется с поставленной задачей. Это наглядное доказательство того, что фантастика может быть одновременно умной и увлекательной, давать как пищу для размышлений, так и эстетическое удовольствие.

Иллюстрации предоставлены издательством «Эксмо».

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться