Google+
Вселенная «Magic: The Gathering» Борис Вальехо и Джулия Белл в гостях у “Мира фантастики” МИРЫ. DRAGONLANCE Что делать, если вы... умерли?
Версия для печатиЖанры: Жанры. Ориентальная фантастика
Кратко о статье: Магия Востока привлекает многих самых что ни на есть западных фантастов. Ифриты и джинны, якудза и самураи, гаремы и евнухи... Все разнообразие фантастики в восточном стиле — в обзоре Бориса Невского.

Восток — дело тонкое...

Ориентальная фантастика

Запад есть Запад, Восток есть Восток...

Редьярд Киплинг

Ковер-самолет с удалым Аладдином и прекрасной Жасмин бороздит небеса над минаретами Багдада. За морями, за долами воины-монахи меряются силой с ниндзя. Доблестные самураи готовятся к решающей битве против Владыки Демонов. А жестокие якудза соперничают с Триадой за власть над Галактикой...

Традиционно считается, что фантастика основана на западной, прежде всего англо-американской, культуре. Учитывая, что современная фантастика как направление литературы сформировалось именно на Западе, булыжник истины в этом убеждении есть. Но неужто богатейшие традиции, мифология и история Востока оказались вне зоны внимания фантастов? Конечно же, нет — опирающиеся на них произведения относятся к ориентальной фантастике (от английского oriental — восточный).

Откуда сакура растет

Сегодня мы не будем рассматривать произведения коренных азиатских авторов. Ориентальная фантастика — это произведения сынов и дочерей Запада, которые, взяв за основу восточные традиции, пытаются уйти от навязших в зубах штампов англосаксонской мифологии или американизированного масскульта.

Ориентализм — использование мотивов и стилистических приемов восточного искусства, истории и сюжетов Востока в культурах европейского типа.

Чаще всего ориентальные мотивы используются лишь фрагментарно. Когда в киберпанке показывается мир, поделенный между крупными корпорациями-дзайбацу, которые ведут борьбу за сверхприбыли руками самурайствующих головорезов или гангстеров-якудза — какая же это «восточная» фантастика? Так, немного колорита для антуража. Другое дело, если основа сюжета, показанных в нем конфликтов и событий базируется на присущих только определенному азиатскому региону или народу истории, традициях, принципах и ментальности.

Перед авторами, задумавшими писать ориентальную фантастику, — два основных пути. Создать наш псевдоисторический Восток, где разворачиваются фантастические события, либо придумать свой мир, который стоит на восточной почве. Отдельных направлений в ориентальной фантастике нет — принципиально она не отличается от общей массы НФ и фэнтези. Главное отличие — в истоках.

Инь и ян

Особо велик интерес западников к странам Юго-Восточной Азии. Цивилизации Китая и Японии по седой древности способны потягаться с европейской. А сколько здесь оригинальной и притягательной экзотики: сакура в цвету, самурайская честь, тайны ниндзя и шаолиньских монахов...

Массовый европейский интерес к Юго-Востоку возникал постепенно: поэма Кольриджа «Кубла-хан» (1798), оперетта Гилберта и Салливана «Микадо» (1885). В 20 веке масла в огонь подлили идеи товарища Мао, японское экономическое чудо, фильмы с Брюсом Ли и аниме. Результат — Запад, подобно губке, впитывает в себя японо-китайскую культуру, точнее, ее внешнюю часть.

Первопроходец ориентальной фантастики с юго-восточным уклоном — британец Эрнст Брама, автор популярного в начале 20 века фэнтезийного цикла «Кай Лунг», основанного на китайской мифологии. Книги Брамы построены по принципу «Тысячи и одной ночи»: китаец Кай Лунг рассказывает фантастико-ироничные истории, нанизанные на четки слабосвязанного сюжета.

О загадочный Восток!

Чаще всего ориенталисты пишут фэнтези, уж больно колоритен восточный фольклор. Жемчужина ориентального фэнтези — трилогия Барри Хугарта о похождениях в сказочном Древнем Китае пожилого ученого Ли Као и его ученика. Герои встречают на своем пути богов, демонов, вампиров, магов, призраков. Трилогия — синтез невероятных приключений, обаятельного юмора и детективных загадок. Начальный роман «Мост птиц» в 1985 году получил Всемирную премию фэнтези.

А если смешать мифологию с историей? Историческое фэнтези Кары Далки «Джинпей» основано на древнем японском эпосе «Повесть о доме Тайра», где рассказано о кровавой феодальной войне между великими кланами Тайра и Минамото. По воле Далки в битву самураев вмешиваются боги и демоны. Рядом с историей прошлись Андрэ Нортон и Сюзан Шварц в «Серебряной Снежинке». Изображая судьбу реальной принцессы из китайской династии Хань, авторы приправили свое повествование бочкой романтики и ложкой магии. Близок к реальности роман Алмы Александер «Тайны Джин-Ши». В достоверно описанном средневековом Китае действует мифическая тайная организация, куда входят только женщины, не желающие играть второстепенную роль в обществе, — от сестры императора до уличной попрошайки. Именно женская магия и солидарность могут спасти от гибели новую Императрицу.

Еще дальше идет Джессика Салмонсон, в чьей трилогии о самурайше Томое Годзен показан параллельный мир средневековой Японии, где женщины сражаются наравне с мужчинами. Альтернативно-волшебный средневековый Китай изображает Эдгар Хоффман Прайс, английский дипломат, принявший буддизм («Дьявольские жены Ли Фонга», «Нефритовая чаровница»). Уже чистая альтернативная история — дилогия «Время драконов» бывшего редактора журнала Playboy Роберта Ши, действие которой происходит в Японии 13 века, завоеванной монгольско-китайской армией Хубилай-хана (в реальности его флот вторжения разметало штормом).

Почти история...

В романе Эйва Дэвидсона «Сын Неба» описаны приключения знаменитого путешественника Марко Поло, который по воле того же Хубилая ищет легендарную Спящую Царевну. Ориенталисты очень любят подобный прием: герой-чужак, обычно европеец со взглядами, близкими автору и читателям, оказывается в абсолютно непривычном окружении. Отличный повод для демонстрации острых конфликтов и волнующих кровь экзотических авантюр!

Пользуется популярностью цикл юношеского фэнтези «Хроники Отори» Лайана Герна о судьбе юного воина Отори Такео и его возлюбленной Шираканва Каэдэ. Правда, действие происходит уже не в Японии, а в ее волшебном отражении. Из других ярких ориентальных фантазий про вымышленные миры выделяются «Паладин» Кэролайн Черри и дилогия «Брат Посвященный» Шона Рассела. Особенно хорош Расселл, который придумал потрясающе достоверную «историческую» хронику Великой Империи Ва, гибрида Японии и Китая.

Сага о юном воине.

Один из самых известных американских авторов, пропагандирующих восточные ценности, — Эрик Ван Ластбадер. Кроме многочисленных боевиков о современных ниндзя, на его счету два цикла технофэнтези «Воин заката» и «Кольцо пяти драконов», а также дилогия мистических триллеров «Джиан» и «Шан». В ключе урбанистического темного фэнтези написаны романы австралийца Стивена Дэдмена «Искусство ловли стрел» и «Укус теней», герой которых противостоит якудза, владеющим древней боевой магией. Американец китайского происхождения Лоуренс Йеп прославился романами юношеского фэнтези, персонажи которых — современные подростки — сталкиваются с существами восточной мифологии («Принц-дракон», «Создатели монстров», «Морские драконы»).

Будущее — за Китаем?

Из ориентальной НФ наибольшая слава выпала циклу британца Дэвида Уингрова «Чанг-Ку». Действие 8-романного сериала происходит в 23 веке, когда Китай правит миром. Вселенная Чанг-Ку — смесь высоких технологий и древнего миропорядка, при котором застывшее в стазисе общество должно сделать выбор между удушающей, но комфортной стабильностью и рискованным прогрессом. Цикл Уингрова построен по принципу древнекитайских династических хроник.

Другие страны юго-восточного региона занимают европейцев гораздо реже. Выделяется Тибет как возможное вместилище мировой мудрости.

Романы Элизабет Скарборо «Священное Ничто» и Сюзан Шварц «Дороги шелка и теней» посвящены легендарной земле Шангри-Ла, затерянной в тибетских горах. Стоит отметить австралийку индонезийского происхождения Софи Массон, которая, став уже известным автором, сочинила фэнтезийный роман «Снег, пламя, меч», положив в основу мифологию своей родины.

Под сенью полумесяца

Так вышло, что на протяжении многих веков наиболее близкой европейцам из всех восточных культур был ислам. Отношения между двумя цивилизациями носили крайне враждебный характер. Арабскую экспансию сменили крестовые походы, затем пришел черед многовекового противостояния христиан и турок. Да и лихие набеги татаро-монголов быстро стали ассоциироваться с исламским полумесяцем. Поэтому немудрено, что в ориентальной фантастике количество книг, связанных с миром ислама, не уступает экзотичным Японии и Китаю. Причем многие авторы не просто разворачивают действие произведений в псевдомусульманских вселенных, но уделяют особое внимание прямому противостоянию ислама и христианства. Увы, но конфликт креста и полумесяца продолжается даже в фантастике.

Богатые возможности показа жестокого столкновения Востока и Запада дает эпоха крестовых походов. Для пущей кристаллизации конфликта авторы используют реальные события и людей. Так поступил Роджер Желязны в «Маске Локи», смешав с присущим ему мастерством и дерзостью исторический роман о последних днях Иерусалимского королевства с криптотриллером о борьбе зловещего «горного старца» Хасана ас-Сабаха и мага-крестоносца Томаса Амнета. Битва героев — не простой поединок волшебников и не только символическое противостояние ислама и христианства. От этого столкновения зависит судьба обеих цивилизаций. Победа Амнета «переводит стрелки» истории, позволяя Ближнему Востоку избежать современной печальной судьбы порохового погреба человечества. Похожие мотивы, хоть и не столь удачно, использует Джудит Тарр в дилогии «Аламут», герои которой, два бессмертных колдуна, также вступают в схватку на фоне противостояния христиан и сарацинов.

Не Китаем единым.

Гай Гэвриел Кей в романе «Львы Аль-Рассана» использует исторические события периода владычества мавров-мусульман на Пиренеях для создания красочного полотна вымышленного мира. Глен Кук, переиначив историю возвышения пророка Мухаммеда, сделал ее костяком фэнтезийных романов «Огонь в его ладонях» и «Без пощады». Еще дальше пошел Дэвид Эддингс в Эленийском цикле — рендорские эпизоды иначе, чем грязной издевкой над исламом и личностью Пророка, назвать невозможно.

Очень популярны у европейцев классические арабские легенды. «Рабы сна» Л. Рона Хаббарда, «Сказка о каменном талисмане» Далии Трускиновской, «Омар-рассказчик» Дэйва Дункана, «Хроники 12 королевств» и «Сезон желаний» Эстер Фризнер, «Арабские ночи» Крейга Шоу Гарднера и многие другие произведения опираются на старинные аравийские сказания.

Знаменитый сериал «Дюна» Фрэнка Герберта также несет клеймо ориентализма. При создании мира далекого будущего автор щедро черпал из кладовых арабско-исламской культуры.

Особое место занимает такой пряно-экзотический фрукт, как китайско-исламско-христианский мир Ордуси «еврогуманиста» Хольма Ван Зайчика. Конечно, это стёб, однако невероятно обаятельный, а временами и довольно серьезный, даже философский, да и ориентальные корни видны невооруженным глазом.

Восточные ночи

Фантастических книг, действие которых связано с другими регионами Востока — Месопотамией, Индостаном, Средней и Центральной Азией, Великой Степью — немало. Но большая их часть к ориентальной фантастике отношения не имеет. Например, циклы «Колесо Времени» Роберта Джордана, «Хроники Моргейн» Кэролайн Черри, «Сага о Тигре и Дел» Дженнифер Роберсон и многие другие сходные вещи. При их написании авторы использовали какие-то фрагменты культуры или мифологии стран Востока, однако без попытки смоделировать восточную ментальность или показать мировоззренческое столкновение цивилизаций. Поведение героев таких книг диктуется стереотипами, присущими западному образу мыслей. И то, что действие разворачивается в якобы восточном обществе, герои отзываются на азиатские имена, носят бурнусы вместо колетов, используют в потасовке экзотичные крисы или ятаганы, не делает книгу ориентальной фантастикой.

Пряная экзотика Востока.

Другое дело — произведения, где предпринимается попытка, пусть и поверхностная, опереться на исконно восточную философию и мистику. Герой трилогии Кары Далки «Кровь богини» молодой ученик аптекаря Томас попадает в Индию конца 16 века, где вовлекается в опасные приключения, связанные с поиском субстанции, способной оживлять мертвых. Обычный твердолобый англичанин с присущими тогдашним европейцам комплексами и иллюзиями — и ярко, подробно описанные быт и верования загадочной Индии позднего средневековья. Ба-бах! Две противоположности сталкиваются, давая автору возможность сотворить нечто большое, чем простое авантюрное чтиво.

Одно из самых заметных и нестандартных произведений — цикл о Плоской Земле Танит Ли. Романы и рассказы этого сериала, основанного на ассирийской и персидской мифологии, имели внушительный успех у продвинутой западной публики. Впечатляет «Бог Света» Роджера Желязны, в котором колонисты-земляне на далекой планете разыгрывают события из индуистской мифологии. Книга Желязны — настоящий кладезь познаний для неофита, толчок к изучению одной из самых древних и необычных религиозно-мифологических систем. Плодотворно работает в ориенталистике Генри Лайон Олди, смешивая в своих произведениях обычаи и историю разных стран и народов: «Путь меча», «Мессия очищает диск», «Сеть для миродержца», «Нопэрапон», «Я возьму сам».

Десять романов ориентальной фантастики
  • Шон Рассел «Брат Посвященный», «Собирающий облака»
  • Стивен Дэдмен «Искусство ловли стрел»
  • Роджер Желязны «Бог Света»
  • Роджер Желязны, Томас Терстон Томас «Маска Локи»
  • Генри Лайон Олди «Путь меча», «Мессия очищает диск»
  • Гай Гэвриел Кей «Львы Аль-Рассана»
  • Лайан Герн «Через соловьиный этаж», «Трава — его изголовье»

Рыба — не мясо!

В последние годы отмечено стремление некоторых ретивых товарищей, особенно из числа наших бывших социалистических «заклятых друзей», записать в ориентальную фантастику произведения, основанные на мифологии и культуре восточных славян. Дескать, славяне — не европейцы, а скорее азиаты, и место их... короче, в Азиопе. Определенный смысл в этом утверждении есть — с Азией нас связывает очень многое, от так называемого татаро-монгольского ига (или союза?) до великой «коммунальной квартиры» СССР. Однако имеется в невинных, и на первый взгляд чисто литературоведческих изысканиях некий сомнительный и конъюнктурный политический душок.

Посему мы такие поползновения категорически отвергаем!

А славянские и русские мотивы в фантастических произведениях западных авторов — тема для отдельного разговора...

* * *

Пока «восточная» НФ и фэнтези не столь популярна и востребована, как истории про эльфов, рыцарей или звездные войны. Однако с каждым годом мировые культуры становятся все ближе, перетекают друг в друга. И фантастика здесь не исключение. Так что известный афоризм Киплинга о Западе и Востоке, которые не сдвинутся с места до Страшного Суда, все меньше соответствует сегодняшним реалиям. К добру это или к худу? Поживем — увидим...

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться