Google+
ЭКРАНИЗАЦИИ ФИЛИПА ДИКА Человек-паук МИРЫ. «ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ» орлы
Версия для печатиИнтервью: Донато Джанкола, художник
Кратко о статье: Вряд ли найдется любитель фантастики, который никогда не видел иллюстраций нашего сегодняшнего гостя. Они украшают книги Герберта Уэллса и Дэвида Брина, карты «Magic The Gathering» и руководства по настольным ролевкам, лежат в основе графики многих компьютерных игр... Осенью этого года Джанкола побывал в России, где и встретился с корреспондентом «МФ».

Во имя хорошей истории

Разговор с Донато Джанколой

В наши дни классных художников, работающих в каком-либо фантастическом направлении, немало имена многих у всех на слуху. Часто они находят какую-то одну нишу и работают именно в ней будь то оформление обложек, карточных или компьютерных игр. Но наш сегодняшний собеседник, американский художник Донато Джанкола, не ограничивает свое творчество одной нишей и с одинаковым успехом трудится в самых разнообразных сферах фантастической индустрии.

«Мне интересна хорошая история»

Пожалуйста, расскажите немного о себе и о начале своей карьеры.

Я родился в 1967 году в штате Вермонт. Со временем переехал Нью-Йорке, где живу и работаю по сей день. Всегда любил рисовать — сейчас даже не могу вспомнить, когда впервые начал этим заниматься. Но у меня до сих пор хранятся картинки, которые я рисовал лет в шесть.

Карьера профессионального художника началась после окончания университета, в 1992 году. Я познакомился с человеком, который заинтересовался моими рисунками, что подвигло меня на создание нескольких пробных работ, связанных с фантастической тематикой, которые можно было показывать издателям. Тогда я занимался рисованием только в свободное время, но уже после шестого рисунка смог найти первого заказчика.

Игровой конвент «GenCon-2001». Донато Джанкола под обстрелом.

Что привело вас в жанр фантастики?

Для меня все началось с ролевых игр. Конечно, игрой этой были «Dungeons & Dragons», первое издание, заинтересовался я им, кажется, в 1981 году. Всегда играл по собственным мирам — уж очень нравилось рисовать карты. Обычно именно я становился мастером (ведущим игры — «МФ»), и на меня ложилась большая часть подготовительной работы и ответственности.

Именно тогда я впервые столкнулся с фэнтезийными иллюстрациями Кейта Паркинсона, Джефа Исли и Ларри Элмора. Я рассматривал их рисунки, а затем старался подражать им.

Активно рисовать я начал примерно тогда, когда вышли первые «Звездные войны», и именно в тот момент мои увлечения фантастикой и рисованием переплелись между собой. Но я не только копировал нарисованное другими, но и создавал свое. Я много читал и, конечно, познакомился с миром Толкина. В итоге все вышеперечисленное и привело меня в фантастику.

А как вы относитесь к самому известному визуальному воплощению Средиземья — кинотрилогии Питера Джексона?

Я бы сказал, что фильм интересен. Но, говоря по чести, я предпочитаю сами романы, а не фильмы по мотивам. А если говорить о визуальном воплощении, то тут бы я, скорее отдал предпочтение творениям некоторых художников. То есть, для меня фильм — скорее дополнение ко всему остальному, просто еще одна точка зрения на мир, а не истина в последней инстанции.

Понятно. Но расширим вопрос: какие вообще фантастические фильмы вы любите?

О, их ведь так много! Во-первых, потрясающий психологический триллер — первая часть «Чужого», в котором впечатляет отличная работа дизайнеров. Во-вторых, я люблю нестандартную фантастику, вроде фильма «Гаттака», который многие относят к андеграунду, где меньше спецэффектов и больше смысла. В-третьих, конечно же, такие классические шедевры, как «Звездные войны». В первую очередь, старые фильмы, которые я впервые смотрел еще в молодости. И хотя Лукас в последних фильмах снова поднял визуальный ряд на новую ступень: дизайн, корабли, окружающий мир — все на высоте, но сюжет и диалоги кажутся мне не такими сильными.

Для меня и в фильмах, и в собственных рисунках спецэффекты, костюмы, корабли или задний план вторичны. Мне интересна хорошая история, и именно ее я стараюсь создать в своих иллюстрациях. Настоящего художника как раз и отличает от обычного ремесленника то, что он может не только качественно нарисовать портрет и фигуру, но создать сложное, многоплановое полотно, которое будет само по себе историей.

Драконы как люди...

То есть вы в первую очередь обращаете внимание на героев. А как быть, если герои — не люди?

... Конец света.

Скажем, когда изображаешь того же дракона, можно рассматривать это создание по-разному: например, как лошадь — просто верховое животное, или как личность, обладающую высокоразвитым интеллектом, — тогда подход почти такой же, как к человеку. Приходится искать способы придать дракону индивидуальность. То есть, даже если я рисую дракона, который выдыхает струю пламени, я стараюсь сделать его не безразличным зрителю. Или, если говорить о фантастике, я рассматриваю роботов, инопланетян и любых других созданий как необычных, но все же людей.

Есть ли у вас какие-нибудь предпочтения среди фэнтезийных рас?

О да! Я большой поклонник гномов. В первую очередь благодаря Толкину, который первым ввел в сюжет этих замечательных персонажей. Мне ужасно нравится место, занимаемое ими в мире Толкина, и их характеры. К тому же, средиземские гномы явно оказали влияние на своих сородичей из любимых мной «Dungeons & Dragons».

Хотя в целом я люблю всех фэнтезийных созданий, от грифонов до драконов, от эльфов до гномов. Наверное, потому, что я думаю о драконе не только как о монстре, но и как о личности, скрытой под толстой шкурой. Хотя сам я редко придумываю новых существ. Куда интереснее работать с окружающей средой — создавать футуристическую архитектуру или фэнтезийные костюмы.

Изобразить нечто несуществующее так, чтобы оно выглядело реальным для этого действительно требуется немалое мастерство. Донато им, безусловно, обладает, однако наверняка именно любовь к жанру фантастики позволяет ему находить оригинальные способы изобразить даже самых стереотипных созданий, тех же драконов или магов.

«Все зависит от меня»

Ланселот и Гвиневра.

Каким образом вы придаете вещам из нашего мира, скажем, оружию или доспехам, дух фэнтезийности?

Всегда можно добавить разнообразные декоративные элементы, которые превратят обычный меч в магический. Но в последнее время, рисуя фэнтези в средневековом антураже, я предпочитаю не отходить от исторических реалий. Кому-то такой подход может не нравиться, но фэнтези основано не только на мифах (к примеру, о святом Георгии и Змее), но и на том, что было на самом деле. Я всего лишь делаю «шаг в сторону» и возвращаюсь к этим истокам вместо того, чтобы пытаться сотворить что-то совершенно нереальное. Работая над фэнтези, я всегда оглядываюсь на средневековье.

Фантастика в этом отношении несколько интереснее, ведь тут не так много образцов и открывается простор для фантазии. Хотя, изображая космические корабли, я беру за основу современные самолеты. А если надо нарисовать космонавта в кабине, приходится смотреть, как выглядит в кабине обычного самолета обычный летчик.

Насколько сложно для вас придумывать персонажам лица?

Не очень, так как по большей части я рисую их с реальных людей. Иногда с моих друзей, иногда — с профессиональных моделей: в Нью-Йорке много агентств, предоставляющих такие услуги.

Человек космической эры.

Практически невозможно ограничиваться только воображением, ведь даже такие великие художники, как Да Винчи или Веласкес, рисовали с живых людей, может быть, слегка идеализируя черты человека, но, тем не менее, отталкиваясь от определенного образца. В противном случае не удастся добиться высокой степени реалистичности. Цветопередача, игра света и тени — незаметные на первый взгляд, но важные детали — можно передать, только имея образец.

Вы часто оформляете романы известных авторов. Кто определяет, какой именно должны быть обложка и иллюстрация на ней?

Почти всегда я решаю все сам. Когда я был начинающим художником, мне нередко говорили, что именно рисовать. Сейчас процентов на девяносто все зависит от меня. Конечно, не всегда просто найти одну сцену, которая представляла бы весь роман, поэтому я считаю своей задачей в первую очередь выразить дух книги, а не просто проиллюстрировать один из эпизодов.

Нет определенного правила, как найти подходящую сцену. Иногда вдохновение приходит вообще не из романа. Скажем, я посещаю музей и сталкиваюсь с картиной, которая производит на меня сильное впечатление. А потом нахожу в романе что-то, напоминающее мне об этой картине, и автоматически понимаю, какое изображение хочу сделать.

Пожалуй, самая известная иллюстрация Джанколы, ставшая символом ККИ «Magic The Gathering».

Используете ли вы при рисовании компьютер, какую роль он играет в вашем творчестве?

Нет. Я все рисую исключительно руками, на холсте. Только после завершения картины сканирую ее и отсылаю заказчику.

К тому же, есть коллекционеры, которые покупают мои работы. Можно продать распечатку компьютерного рисунка за десять или двадцать долларов, а стоимость настоящей картины исчисляется тысячами долларов. Покупают не только финальную версию картины, но и наброски, черновые варианты. Для меня это — второй источник доходов.

Сайт я поддерживаю в главной степени для поклонников. Хотя, с другой стороны, страничка в сети — еще и способ представить свое творчество другим профессиональным художникам или арт-директорам. Зная мое имя или названия моих рисунков, очень легко найти меня во всемирной Сети. Я не особо беспокоюсь, если мои иллюстрации оказываются в бесплатных галереях, ведь их в любом случае скачивают фэны. Правда, чтобы защитить себя, я подписываю свои картины.

Я знаю, что вы рисовали для компьютерных игр по мотивам «Звездных войн». А сами вы играете?

Нет, у меня просто нет лишнего времени для игр. Как я уже говорил, я люблю эту вселенную и с удовольствием поработал для нее, но с самими играми я так и не ознакомился.

У меня две маленькие дочки и жена, с которыми я стараюсь проводить как можно больше времени. Даже в Dungeons & Dragons я не играл уже несколько лет.

А в игру «Magic The Gathering», которую иллюстрировали, вы играть пробовали?

Да, но тоже достаточно давно. Кажется, лет шесть назад, после выхода расширения «Invasion». Мне понравилось, но после «Dungeons & Dragons» «Магия» показалась мне слишком быстрой, не хватало и общения с другими игроками.

Еще, лет двадцать назад, я играл в «Warhammer» — классический фэнтезийный, второй половины этого мира, фантастической, тогда еще просто не существовало. Сейчас люблю заходить в магазины, где продаются варгеймы, и рассматривать потрясающие миниатюры.

Казалось бы, в наш век высоких технологий рисовать «по старинке», кистью и красками, уже неактуально. Однако Донато Джанкола на собственном примере доказывает, что можно одновременно идти в ногу со временем, поддерживая активную сетевую жизнь, и в то же время создавать картины в «классической» манере.

«Россия оказалось не столь экзотичной»

Наверное, выкроить время на чтение тоже удается нечасто, и все же, каких писателей вы любите?

К сожалению, именно так. Огромное удовольствие я получаю от книг Орсона Скотта Карда и Дэвида Брина. Кроме них, среди моих любимых писателей в основном классики жанра — Хайнлайн, Брэдбери, Желязны.

Королевская семья Амбера.

Пожалуй, одна из самых известных ваших иллюстраций сделана именно по мотивам «Амберского цикла» Желязны...

Романы этого автора восхитительны — как в концептуальном, так и в сюжетном плане. Уже очень давно я не перечитывал «Амбер», так что сложно описать в точности впечатления от этих произведений. Помню, что мне всегда, как, наверное, большинству читателей, очень нравился Корвин. Хотя я стараюсь не ассоциировать себя с героями книг, которые читаю, а концентрируюсь на сюжете и действии.

Анатомия обложки. «Властелин Колец».

Из того множества героев, которых вы нарисовали за свою карьеру, кто оказался самым сложным в плане изображения?

Конец вечности.

На этот вопрос мне ответить просто — Фродо. Как раз потому, что он центральный герой «Властелина Колец» и, как мне кажется, если не все, то многие читатели любят ассоциировать себя с любимым героем. Так что, если изображение не будет соответствовать представлению читателя, он может разочароваться.

Поэтому я схитрил и не стал делать полноценный портрет Фродо. На обложке его голова запрокинута так, что конкретные черты разобрать достаточно сложно. В то же время, вопреки, а может, благодаря сложности этой работы, я считаю оформление «Властелина Колец» одной из главных вершин своей карьеры. Мне нравится, когда в романах не дается досконального описания внешности персонажей, ведь это оставляет столько простора для воображения!

Возвращаясь к фильму «Властелин Колец»: насколько, вы думаете, созданные актерами образы соответствуют героям романа?

Актеры отлично справились с работой. Но при этом ни один герой не соответствовал в точности моим представлениям о том, как он должен выглядеть.

Скажем, Балрог в фильме меня разочаровал: мне он представлялся более таинственным созданием Тьмы. Но в фильме это не выглядело бы так впечатляюще, как пафосный пламенный гигант. В конце концов, он жил в царстве гномов, которые славились отнюдь не своим ростом, и такому Балрогу в их пещерах должно было быть тесновато.

Город-сказка, город-мечта...

В России фантастические романы часто выходят с внутренними иллюстрациями, а в Америке и Европе нередко делается всего один рисунок на книгу — для обложки. Почему?

Лично мне нравятся книги со внутренними иллюстрациями, да я и сам не против рисовать такие. Но в США действительно почти не выходит книг с черно-белыми рисунками внутри. Причина проста — дороговизна. Заказ десятка иллюстраций вместо одной существенно поднимет стоимость книги. По той же самой причине у нас преобладают книги в мягкой, а не твердой обложке.

А как обычно проходит ваш рабочий день? Возможно, ваш пример поможет развить талант нашим читателям, пробующим себя в рисовании.

В студию я прихожу часам к девяти утра. Примерно час трачу на то, чтобы разослать и получить письма. Каждый день я получаю очень много писем: от поклонников, которые пишут почти ежедневно, от других профессиональных художников, от журналистов, которые хотят сделать со мной интервью. Конечно, я нахожусь в постоянном контакте с издателями — отправляю им информацию о работах, наброски и сканы рисунков... Время от времени приходится заниматься продажей рисунков и обновлением сайта (который из-за моей занятости не пополнялся уже месяца два).

Оформляя далекую-предалекую Галактику...

Часам к десяти-одиннадцати я заканчиваю со всеми этими делами и просто рисую все оставшееся время. Иногда на одну иллюстрацию, скажем, на крупную многофигурную композицию, приходится потратить до шести недель, хотя в среднем на обложку уходит не больше двух. Традиционный размер большинства оригинальных рисунков — приблизительно пятьдесят на семьдесят сантиметров, хотя случаются и очень крупные исключения.

Начинающим художникам могу дать только один совет: работать, работать и еще раз работать. Именно упорный труд позволил мне подняться на вершины в этой области.

Чем планируете заняться по возвращению из России?

В данный момент меня ожидают заказ на пять книжных обложек и работа по оформлению серии почтовых марок (три больших картины, которые пойдут на восемнадцать марок). Прибавим к этому четыре частных заказа. Вероятно, к выходу очередного расширения «Магии» мне закажут некоторое количество иллюстраций, хотя в последние полгода на оформление карт у меня совершенно не оставалось времени.

Как вы можете оценить работы современных российских художников-фантастов, которые вы видели?

Творец за работой.

Судя по всему, они очень трудолюбивые и талантливые иллюстраторы. Мне понравились те замечательные истории, которые они рассказывают посредством своих рисунков. Конечно, я не могу назвать их работы идеальными и поставить в один ряд с теми художниками, о которых говорил в начале интервью. Но, вполне вероятно, это только вопрос времени. У нас жанр фантастической иллюстрации развивается уже полвека, а здесь он только зарождается.

На Западе активное развитие фантастической индустрии дает работу множеству художников, что создает невероятную конкуренцию. Десятки художников желают занять ведущие места. И это заставляет нас, тех, кто уже сделал себе имя, все время совершенствоваться и работать на пределе возможностей. Думаю, к этому придете и вы.

А понравилась ли вам сама наша страна?

Безусловно. Хотя я ожидал несколько иного. Наверное, Россия оказалось не столь экзотичной и необычной для меня, как я полагал. У простых людей в наших странах куда больше общего, чем кажется по отношениям между правительствами. Хотя и меня не назовешь типичным американцем — большинство из моих земляков никогда не выбираются даже за пределы своего штата.

К сожалению, языковой барьер создает существенное препятствие в общении, но те россияне, с которыми я успел пообщаться, например, с вами, Александром Корженевским и игроками в «Магию», произвели на меня исключительно положительное впечатление.

В заключение — просто несколько слов для «Мира фантастики».

Мне очень понравился ваш журнал в плане оформления — он очень красивый. И уверен, что содержанием я бы остался более чем удовлетворен, если бы знал русский язык. Судя по всему, «Мир фантастики» — прекрасный источник информации для всех, кто интересуется фантастикой.

Еще пожелаю стремиться к своим мечтам и никогда не упускать своих шансов в жизни.

Сам Донато однажды сделал так, послушавшись сердца и занявшись профессиональной иллюстрацией. И теперь он в числе ведущих художников в фантастической индустрии. Так что Джанкола знает, о чем говорит, а нам остается лишь присоединиться к его пожеланиям.

Досье: Донато Джанкола

Несмотря на проснувшуюся еще в юности любовь к рисованию, долгое время Джанкола не помышлял о карьере профессионального художника. В Вермонтском университете он изучал энергетику, но инженерная специальность, по всей видимости, оказалась не слишком интересной, и Донато резко изменил свою жизнь, найдя призвание в изобразительном искусстве. Сейчас он живет вместе с женой и двумя дочерьми в Нью-Йорке.

Успех пришел к нему практически незамедлительно, и Донато полностью посвятил себя работе свободного художника. Даже краткий перечень его работ и премий займет ни один лист. Среди клиентов Джанкола такие компании, как «Microsoft», «LucasArts», «Hasbro», «Playboy», «The SciFi Channel», «Avon Books», «Ballantine», «Bantam», «Penguin», «Random House», «Tor Books», «Five Rings Publishing» и «Wizards of the Coast».

Донато Джанкола занимается не только фантастической иллюстрацией, но, вероятно, из-за любви к жанру именно в ней он наиболее преуспел, оформляя множество карточных игр и книги таких писателей, как Герберт Уэллс, Жюль Верн, Андрэ Нортон и Дэвид Брин.

Донато любит путешествовать, часто посещает разные фантастические мероприятия и общается с поклонниками. Минувшей осенью он впервые побывал в России, на презентации русскоязычного издания девятой редакции «Магии», где и прошла наша беседа.

Страничка Донато во всемирной Сети, где можно познакомиться со многими его работами, — donatoart.com.

Иллюстрации предоставлены художником.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
KrasavA
№ 1
01.02.2008, 16:30
Может кто и читал, а я нет)))))))))))
Работы художника Донато Джанкола интересны, но я люблю большую четкость деталей. Но на вкус и цвет, как говорится, товарища нет.)))))))
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться