Google+
Дэнни Эльфман Бестиарий. Йети МИРЫ. FALLOUT МТА
Версия для печатиАрсенал: Арсенал. Артиллерия средневековья
Кратко о статье: Первым огнестрельным оружием были китайские пороховые ракеты. Монголы прикрепляли их к стрелам, чтобы те летели дальше. Впрочем, настоящее развитие артиллерии началось в новой эре. Мортиры и бомбарды, фальконеты и «тюфяки»... Пушки делали даже из дерева! Читайте о «детстве» артиллерии в нашем «Арсенале».

Трубы огня и грома

Ракеты и артиллерия — от древности до средневековья

Тяжелое металлическое ядро прорвалось сквозь магическую защиту Робийярда, уничтожив добрую часть такелажа.

— У них есть орудие с дымящимся порошком! — крикнул Гаркл.

— Что? — одновременно спросили Дзирт и Дюдермонт.

Гаркл никак не мог приступить к объяснению, но его испуганное лицо говорило о многом.

Роберт Сальваторе, «Путь к рассвету»

Поразительное зрелище: великие герои и мудрые маги трепещут. Забыв об атакующих заклинаниях и корабельных катапультах, они предпочитают искать спасения в бегстве. И виною этому не древний дракон, нет; с драконами они справляются легко и играючи. Всего лишь металлический цилиндр на палубе вражеского судна. «Большая аркебуза». Пушка.

Неужели «орудия с дымящимся порошком» действительно настолько страшнее метательных машин, драконов и волшебных молний? Двух мнений быть не может — несравненно страшнее. Разве при строительстве замков в мирах фэнтези когда-либо предпринимались специальные предосторожности на случай применения противником магии или нападения дракона? Нет. А появление огнестрельной артиллерии быстро привело к разительному изменению облика фортификаций и тактики полевых сражений.

Ракеты

Самыми примитивными огнестрельными орудиями были пороховые огнеметы, представлявшие собой медные или бамбуковые трубы, набитые смесью горючего и селитры. Появились такие устройства в Азии еще в незапамятные времена. В эти же самые времена было замечено, что струя раскаленных газов не только выбрасывает из ствола зажигательный состав, но и ощутимо толкает назад сам ствол. Так был открыт реактивный принцип движения.

Ныне считается, что бамбуковые ракеты появились в Индии еще за несколько веков до нашей эры. Упоминали о подобном оружии и вторгшиеся в Индию македонцы. Но распространение ракет в античности не могло быть сколько-нибудь значительным. В ту пору способ выращивания селитры еще не был открыт, и порох, которого для изготовления ракет требуется очень много, оставался слишком большой редкостью.

Описания древних ракет, к сожалению, либо слишком туманны, либо совершенно неправдоподобны. Более обширная информация сохранилась о реактивных снарядах средних веков. В военных целях ракеты систематически стали применяться в Китае с 10 века новой эры. В 13 веке могучий прилив монгольского нашествия занес это оружие на Ближний Восток, откуда уже в следующем столетии оно проникло в Европу.

«Китайская стрела».

Самый распространенный реактивный снаряд средневековья, особенно широко использовавшийся монголами и арабами, именовался «китайской стрелой» или «огненной стрелой». Это и в самом деле была обычная стрела, к древку которой ниже наконечника крепилась набитая порохом бумажная трубка. Выстреливалась она из лука вполне традиционным способом, но в полете короткий фитиль поджигал заряд, и стрела приобретала маленький реактивный двигатель.

Реактивные стрелы могли пролететь 300 метров, что вдвое превышало дальнобойность обычных зажигательных стрел. Но более весомыми их достоинствами в то время справедливо считались громкий свист и длинные хвосты цветного огня и дыма. «Китайские стрелы» служили преимущественно для подачи сигналов и указания целей обычным лучникам. Монголы однажды использовали их для того, чтобы обратить в бегство вражеских боевых слонов.

Более мощные ракеты («копья яростного огня») весили от 1 до 10 килограммов и применялись как в качестве сигнальных, так и в качестве зажигательных снарядов. Для этого передняя часть корпуса ракеты наполнялась «греческим огнем». Когда пороховой заряд выгорал, зажигательная смесь воспламенялась, и струи пламени выбрасывались через специально проделанные для этой цели отверстия.

«Копье яростного огня».

Стартовали «копья», естественно, уже не с тетивы лука, а с распорки. Длинное древко оставалось неотъемлемой частью конструкции реактивных снарядов до конца 19 века. При запуске конец шеста втыкался в землю и выполнял функцию направляющей, в воздухе он играл роль стабилизатора.

Дальность полета наиболее крупных ракет уже в средние века могла превышать 2 километра. Это было очень и очень неплохо. Тем не менее, масштабы применения реактивных снарядов долгое время оставались скромными. Причиной тому были дороговизна, низкая точность и недостаточная разрушительная сила ракет.

Ракеты с головной частью в виде чугунной гранаты появились только после Наполеоновских войн. Средневековые «огненные копья» взрываться не могли. Черный порох, заключенный в деревянную оболочку, производил много шума и дыма, но не создавал ни опасной ударной волны, ни осколков. Ракеты не вредили пехоте и не пробивали крыш зданий. Относительно точности достаточно сказать, что древним шутихам случалось даже разворачиваться в воздухе и устремляться обратно к точке пуска.

И кто бы мог подумать, что со временем ракеты станут высокоточным оружием?

Ракеты на Руси

Фейерверк. Тут и Жар-Птица может померещиться, и все, что угодно.

По одной из наиболее смелых версий, реактивные снаряды на Руси были впервые применены еще в 10 веке княгиней Ольгой. Согласно легенде, эта правительница сожгла мятежное городище с помощью птиц, несущих горящие фитили. Птица, к лапке которой привязан тлеющий трут, обратно в гнездо не полетит, так что о буквальном понимании свидетельства летописи и речи нет. А вот ракеты в средние века «огненными птицами» именовались нередко.

Чисто теоретически, в 10 веке Ольга уже могла получить партию «китайских стрел» — например, от византийцев или булгар. Но намного более вероятно, что ракеты на Руси начали применяться только в 15 — начале 16 века.

В 1607 году Онисим Михайлов в «Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки» подробно описал способы изготовления и применения сигнальных и зажигательных ракет. Специальное «Ракетное заведение» было открыто в Москве в конце 17 века. Но изготовлялись на нем только сигнальные и предназначенные для фейерверков ракеты, известные как «шутихи».

Появление артиллерии

Древнейшие орудия, изобретенные в 7 веке в Китае, а в 11 веке при посредничестве арабов попавшие в Европу, все еще не имели запального отверстия в казенной части. Воспламенение заряда производилось со ствола, с помощью пропущенного в зазор между ядром и стенкой ствола фитиля.

Самая удивительная особенность таких мортир заключалось в том, что канал их короткого ствола представлял собой не цилиндр, а конус. Конический ствол практически не направляет движение снаряда и запирает пороховые газы только до тех пор, пока ядро не начнет движение. Тем не менее, выбор именно конуса, а не цилиндра, не был случайным.

Дело в том, что первые пушки предназначались для навесной стрельбы, но еще не имели лафетов, и на позиции просто втыкались казенной частью в землю. Потому дальность выстрела могла регулироваться лишь таким способом, каким она регулировалась у старинных катапульт, — путем изменения веса снаряда. Конический ствол позволял использовать камни разных размеров.

Древние мортиры почти не отличались от той ступки, в которой Бертольд Шварц проводил свои опыты.

В 12 веке в Китае и на Ближнем Востоке были созданы орудия более совершенного устройства, с удлиненным цилиндрическим стволом и запальным отверстием. Они предназначались для настильной стрельбы. В начале 14 века бомбарды появились и в Европе.

Орудия 12—14 веков все еще оставались небольшими. Ствол весом 20—80 килограммов и калибром 70—90 миллиметров отливался из меди или бронзы, либо выковывался из мягкого железа. Высверливать изнутри массивные металлические болванки в то время еще не умели ни арабские, ни европейские мастера.

По этой причине медные и бронзовые стволы, подобно колоколам, отливались сразу с внутренней полостью. Железные пушки ковались из сваренных вдоль и скрепленных обручами полос металла. Изготовленные таким образом орудия оказывались очень непрочными. Это обстоятельство жестко ограничивало мощность артиллерии раннего периода.

Силой выстрела первые бомбарды примерно соответствовали мушкетам 16 века. Соответственно, и били из них не по крепостным стенам, а по рыцарским коням, с дистанции всего в несколько десятков метров. Арабы заряжали свои орудия гранеными, обмотанными веревкой железными пулями или свинцом. Европейцы предпочитали завернутый в тряпку камень весом 0,5—1 килограмм, а иногда и толстый деревянный болт с железным наконечником.

В 12—14 веках появились и первые лафеты. Сначала бомбарды прибивались обручами к деревянным колодам, а с середины 14 века их начали устанавливать на повозки, вмуровывая в борт на уровне груди лошади. Вес пушек в то время позволял размещать их батареями по 2—4 штуки даже на одноосной повозке.

В Европе пушки перестали быть редкостью уже к середине 14 века. Так, во время битвы при Кресси англичане использовали около 20 маленьких бомбард. К концу века применение артиллерии в бою стало обычным делом; впрочем, пользы от пушек все еще было очень и очень мало. Трубы, выбрасывающие снаряды «с грохотом, свистом и силой, неведомой доселе» использовались преимущественно в расчете на моральный эффект.

Первые пушки нередко действовали «в одном строю» с метательными машинами.

Били маленькие бомбарды не только слабо, неточно и недостаточно громко, но еще и очень редко. И проблема заключалась даже не в том, что заряжать их было сложно — их просто некому было заряжать. Бомбарды 14 века взрывались так часто, что стрелять из пушки рисковал только сам изготовивший ее мастер. Поэтому на каждые 5—10 бомбард приходился всего один канонир. До начала сражения он устанавливал и заряжал пушки. Он же и стрелял из них, подбегая с факелом к орудию, на линии огня которого появлялся враг.

Пушки из дерева?

Деревянная бомбарда.

Как бы парадоксально ни звучало словосочетание «деревянная пушка», в действительности значительная часть древнейших орудий изготовлялась не из металла. Коническое углубление могло быть выдолблено и в пне твердого дерева. Деревянная мортира служила недолго, зато и сделать новую было несложно. Орудия из дубовых пней использовались в Европе партизанами вплоть до 19 века.

Из скрепленных обручами древесных стволов делались и бомбарды. Но значительно чаще при изготовлении «длинных» пушек дерево заменялось рулоном воловьей кожи. Кожаные пушки в средние века редкостью не были и встречались повсюду — от Чехии до Тибета. Даже в 17 веке на вооружении шведской (самой передовой в Европе) армии состояли легкие орудия подобного устройства.

Скрученные из рулонов кожи пушки могли стрелять только картечью и оказались очень опасными в эксплуатации. Ствол стремительно прогорал, и орудие могло взорваться в любую минуту.

Гигантские бомбарды

Попытки изготовить пушку, вес которой исчислялся бы не пудами, а тоннами, впервые были предприняты еще в конце 14 века. В большинстве случаев они оказывались неудачными. Огромные стволы, выкованные из железных полос и обручей, неизбежно разрывались при первом же выстреле. Так что первый успех осадной артиллерии — разрушение железной 790-миллиметровой пушкой замка Танненберг в 1399 году — справедливо был воспринят современниками как случайность. Чтобы не искушать судьбу, чудо-пушку бросили «на месте преступления».

Тем не менее, начало было положено. Огнестрельная артиллерия продемонстрировала способность решать задачи, для метательных машин неподъемные в принципе. До сих пор камнеметы лишь перебрасывали зажигательные снаряды через стену, либо (намного реже) пытались выбить ворота крепости.

Стену же — каменную, кирпичную и даже деревянную — приходилось либо подкапывать, либо расшатывать таранами. При этом тараны сначала необходимо было подтянуть в упор к стене, предварительно засыпав рвы. Да и после этого стенобойным машинам требовалось значительное время, чтобы сокрушить преграду.

До распространения огнестрельной артиллерии ее функции выполняли метательные машины, тараны и штурмовые башни.

Проблема отливки огромных стволов из бронзы была решена уже в начале 15 века. На смену железным гигантским бомбардам пришли бронзовые. Надежность их также оставляла желать лучшего. Ввиду отсутствия подходящих сверлильных станков, стволы продолжали отливаться с готовой внутренней полостью и выдерживали всего несколько выстрелов.

Заменить самую мощную из метательных машин средневековья вполне могла бы и пушка калибром 152 миллиметра. Но и 300-миллиметровые осадные орудия в 15 веке считались «несерьезными». Обычно для разрушения укреплений использовались 400-миллиметровые бомбарды. У самых мощных европейских пушек калибр достигал 630 миллиметров, а вес — 13,5 тонн. Но даже они выглядели жалкими карликами в сравнении со 100-тонными турецкими чудовищами калибром от 890 до 1220 миллиметров. Одно только ядро к такой пушке могло достигать 2 тонн веса.

Неудивительно, что уже к середине 15 века метательные машины и тараны окончательно отошли в историю. Достаточно большая пушка могла решить исход осады единственным выстрелом.

Для перевозки гигантских бомбард приходилось использовать специальные многоосные повозки и запрягать в них десятки лошадей или волов, а также укреплять мосты, выравнивать дороги и строить паромы. Связанные с транспортировкой затруднения были настолько велики, что иногда орудие предпочитали отлить на месте из привезенной бронзы.

На позиции бомбарда устанавливалась в сооружение из бревен и кирпичной кладки. Несмотря на то, что дальность полета ядра могла достигать 2—2,5 километров, позиция оборудовалась всего в нескольких десятках метров от стены. Это позволяло максимально полно использовать энергию выстрела, но все работы, естественно, приходилось вести под прикрытием огромных деревянных щитов.

Тут же — под стенами осажденной крепости — изготавливались и каменные ядра. Для увеличения веса их оковывали железом, а также обматывали веревками, чтобы плотнее входили в ствол.

Затем наступала очередь зарядки. Сначала в ствол отправлялись слепленные из пороховой мякоти лепешки. Потом — ядро, которое укреплялось в стволе деревянными клиньями. Это, конечно, увеличивало вероятность взрыва, но в то же время позволяло существенно повысить силу выстрела. Порох в лепешках горел медленно, и неукрепленное ядро вылетело бы из короткого ствола прежде, чем выделяемой селитрой кислород успел полностью прореагировать с горючим.

Примером гигантской бомбарды может служить московская «Царь-пушка».

Существенно сложнее оказывалась процедура подготовки к выстрелу бомбарды, заряжаемой с казенной части. А таких в 15 веке было подавляющее большинство, поскольку изготовить форму для отливки открытой с обоих концов трубы было намного проще.

Казеннозарядная бомбарда состояла из двух частей: ствола и зарядной каморы. Камора являлась прообразом гильзы и представляла собой чашку, внешний диаметр которой соответствовал внутреннему диаметру ствола. Соответствие, впрочем, было весьма относительным — на практике в зазор нередко можно было просунуть палец.

Перед выстрелом камора набивалась пороховой мякотью и вставлялась в казенную часть ствола. После этого зазор замазывался глиной, камора подпиралась кирпичной кладкой и замуровывалась. Толку от этого было немного: при выстреле значительная часть пороховых газов все равно вырывалась через щели между стволом и каморой, разбрасывая камни и снижая энергию выстрела. При таком способе зарядки снаряд, разумеется, вкладывался в ствол без клиньев.

На установку гигантской бомбарды обычно требовалось несколько дней; зарядка занимала 2—4 часа. Но рано или поздно все трудности оказывались позади. Щит бомбарды начинал медленно подниматься. Увидев это, осажденные спешно покидали стену, а бывало, что и прилегающие к стене кварталы. Осаждающие, впрочем, тоже прятались, кто где мог. В укрытие отступал и сам канонир. Выстрел производился с помощью длинного фитиля.

Если стена не обрушивалась с одного выстрела, пушку можно было зарядить снова. Но на это требовался, как минимум, еще один день. «Лафет» из кирпича и бревен так сотрясался чудовищной отдачей орудия, что его приходилось ремонтировать.

Артиллерия средних веков

К середине 15 века огнестрельная артиллерия окончательно превратилась в неотъемлемый элемент вооружения крепостей и полевых армий. Пушки к этому времени усовершенствовались и стали разнообразнее.

Мортиры (от арабского слова «можжах», то есть «бабах») в 15 веке приобрели удлиненный ствол с запальным отверстием. Теперь он состоял из конической части, в которой помещался заряд, и цилиндрической части, направлявшей движение снаряда. Огонь, таким образом, мог вестись точнее и дальше — дистанция прицельной стрельбы возросла до 250—400 метров. Проблема наведения решалась благодаря появившимся в середине века лафетам, позволяющим изменять угол наклона ствола. Калибры мортир в этот период все еще оставались небольшими —152—173 миллиметров.

Мортира-ступка с запальным отверстием.

Снарядами к мортирам служили брандскугели («огненные шары») — каменные ядра, обернутые несколькими слоями пропитанной смолой и селитрой ткани.

Весьма распространенной разновидностью крепостной артиллерии средних веков являлись предназначенные для стрельбы по пехоте фальконеты (русское название — «тюфяки»). Странное название этих пушек происходило от тюркского слова «тюфенг», означавшего примерно то же, что и арабское «можжах».

Мортира на лафете с возможностью наведения по вертикали.

Калибр «тюфяков» был меньше, чем у бомбард — от 50 до 80 миллиметров. Железная, медная или кожаная пушка крепилась к колоде и весила с нею от 80 до 150 килограммов. Эффективный выстрел картечью из рубленого свинца или гвоздей мог быть сделан на 100—150 метров.

Рикошет

Полевая бомбарда с каменными ядрами.

Поражать пехоту полевая пушка 15 века могла каменной картечью или ядрами. Но картечь действовала на расстоянии не более 100 метров, причем камешки отскакивали от лат и щитов. Ядро же могло пролететь около 700 метров, и доспехи от его удара, естественно, не спасали. Но велика ли была вероятность, что ядро точно попадет в движущуюся цель?

Как оказалось, достаточно велика. В 15 веке полевые пушки стали стрелять рикошетами. Выпущенное параллельно земле ядро ударялось о грунт под малым углом, отскакивало и делало, таким образом, несколько прыжков, не поднимаясь выше человеческого роста. Рикошетами бомбарда могла стрелять только на треть максимальной дистанции, то есть на 200—250 метров. Тем не менее, с этого момента и до середины 19 века такой способ стрельбы стал для артиллерии главным. Попасть скачущими по земле ядрами в центр боя было нетрудно, и каждый выстрел вызывал многочисленные жертвы.

* * *

Период с 7 по 15 века можно охарактеризовать как «детство» артиллерии. Изучая технические характеристики орудий этой эпохи, остается только удивляться тому, что столь примитивные и неуклюжие трубы вообще могли наносить врагу какой-то урон. Но постепенно совершенствовались литейные печи и станки, улучшались технологии изготовления пороха. На смену 15 пришел 16 век, в течение которого артиллерия смогла завоевать себе право именоваться «богом войны».

Однако это уже совсем другая история.

Комментарии к статье
Для написания комментария к статье необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на форуме, после чего - перейти на сайт
РАССЫЛКА
Новости МФ
Подписаться
Статьи МФ
Подписаться
Новый номер
В ПРОДАЖЕ С
24 ноября 2015
ноябрь октябрь
МФ Опрос
[последний опрос] Что вы делаете на этом старом сайте?
наши издания

Mobi.ru - экспертный сайт о цифровой технике
www.Mobi.ru

Сайт журнала «Мир фантастики» — крупнейшего периодического издания в России, посвященного фэнтези и фантастике во всех проявлениях.

© 1997-2013 ООО «Игромедиа».
Воспроизведение материалов с данного сайта возможно с разрешения редакции Сайт оптимизирован под разрешение 1024х768.
Поиск Войти Зарегистрироваться